Без боли. Глава 2-2

Мо Сюаньюй встречается с молодым господином из ордена Ланьлин Цзинь, а потом видит старого знакомого.

В тексте есть флешбэки.

Приятного чтения =)

Ошибки и опечатки в комплекте, потом пересмотрю и поправлю.


Скриншот дунхуа “Магистр дьявольского культа 2”

Без боли. Пролог.

Без боли. Глава 1.

Без боли. Глава 2-1.

Глава 2. Часть 2

Самый проблемный вид демонов. Идеально прикидываются людьми в своем оригинальном виде. А еще могут вселяться в тела других существ. В период покоя, когда они собрали много душ и переваривают, их трудно обнаружить. Даже улучшенная поисковая сеть вылавливает через раз.

Если бы лодырь, с которого началась череда бед в посёлке, остался жив, Мо Сюаньюй поставил бы на него. Идеальный вариант для демона-пожирателя. Прекрасно подошел бы, как для вселения, так и на роль приманки. Не прехорошенькая девушка, конечно, но сойдет для заманивания женщин сладкими речами. Впрочем, и для мужчин найдутся темы. Демоны-пожиратели могут и лицо подправить, и на сознание влиять. Не сильно, по мелочи. Но обычно эти мелочи важные. Было в группе шесть заклинателей, а тут вдруг появился еще один, однако на это никто не обратит внимания, посчитав, что так и должно быть.

Кстати, о демонах, поисковая сеть не обнаружила в посёлке ни одного. Что странно. Зачем обходить столь лакомый кусочек? Защиты нет, проявляющих знаков нет, заклинатели думают о своем, о демонах не упоминают. Так что ночная охота идет на обычных тёмных созданий.

Мо Сюаньюй покинул Ступни Будды, таща за собой ослика, тот упирался, но не мог переупрямить человека. Дух, на время притихший в посёлке, игрался с лентой в волосах. Подняться на вершину Дафань можно по тропинке, ведущей к погосту, где местные хоронили предков.

По пути ему встретилась группа заклинателей. Выглядели они неважно, но не похоже, что на них напали демоны, потому он быстро потерял к ним интерес.

«Что за чудеса? С каких это пор демоны превратились на кротких овечек? Посёлок стороной обошли, поднялись на вершину – и ни одного пострадавшего!» – недовольно подумал призванный.

Есть небольшая вероятность, что их привлек погост, но большинство демонов предпочитают горячую кровь, нежели падаль.

Сумерки сгущались, скоро понадобятся факелы. Мо Сюаньюй тоже задумался: использовать факелы или заклинание ночного зрения? Он не знал ограничений своей силы теперь, потому и не мог предположить, как долго продержатся чары.

Впереди раздались крики о помощи. Мо Сюаньюй улыбнулся и направился на звук, пора бы снова проверить насколько хорошо он запомнил уроки Старейшины Илин. Однако его ждало разочарование, это оказалась не злобная тварь, а люди, те самые заклинатели, с которыми он встретился у колодца, их пленила золотистая сеть – и теперь они висели между деревьями, моля о помощи.

Заклинатель про себя вздохнул, но оставить их в таком положении не мог. Сейчас пришел он, а в следующий раз может явиться демон. Вэнь Нин столько раз говорил ему, что в первую очередь нужно защитить людей, а уже потом уничтожать демонов. Услышали б его наставники, плевались бы кровью: темные маги умеют только разрушать.

Однако Мо Сюаньюй не успел проверить, выдержит ли Сеть божественного плетения черный огонь или нет, шум привлек еще одного человека. Подростка в светлых одеждах с вышитым белым пионом на груди.

«Сначала Гусу Лань, теперь Ланьлин Цзинь, кто дальше? Юньмэн Цзян или Цинхэ Не? Или сразу оба?» – с тяжелым (мысленным, конечно) вздохом подумал заклинатель.

Молодой господин из ордена Цзинь натянул тетиву, готовясь выстрелить, однако разглядев, что вместо темной твари в сеть попались люди, раздраженно опустил лук:

– Снова! По всей горе развешано свыше четырех сотен сетей и десять из них порвали такие же дураки, как вы. И никакой добычи! – юноша гневно топнул ногой.

Мо Сюаньюй только бровь вздернул, он, конечно, слышал, что орден Ланьлин Цзинь богат, но ради чего на обычной ночной охоте использовать столько сетей? Впрочем, они ведь не только богаты, а еще и тщеславны. Это же их глава заполучил титул Верховного заклинателя. А этот юноша явно впитал науку ордена Ланьлин Цзинь с младенчества: они выше остальных и никто не посмеет перечить.

Заклинатели, попавшие в ловушку Сети божественного плетения, явно не желали гневить молодого господина еще больше, не сказали ни одного обидного слова, умоляя опустить их на землю. Что, впрочем, не помогло.

– Повисите здесь. Я отпущу вас, когда поймаю темную тварь. Если не забуду!

Девушка, давшая Мо Сюаньюйю, яблоко испугалась и заплакала. И ее можно понять, всю ночь провисеть в таком опасном месте. Кто знает, что первым до них доберется: демон или тёмное создание? А в столь беспомощном состоянии заклинатели себя не защитят.

Ослик внезапно издал жуткий рев и бросился вперед, призванный едва успел вовремя среагировать, чтобы остановить его, не хватало еще, чтобы одолженное животное убили ни за что, ни про что. Юноша, вскинувший лук и готовый спустить стрелу, удивленно взглянул на Мо Сюаньюйя, но спустя мгновение лицо молодого господина приняло брезгливое выражение.

– А, это ты. Что, достал своих родственников так, что тебя вышвырнули даже из той жалкой деревушки?

«Нет! Нет-нет-нет! Только не говорите, что отцом бедового предшественника был Цзинь Гуаншань!» – мысленно взмолился Мо Сюаньюй.

Только не главный волокита этого мира! Почивший, правда, но это мало меняет ситуацию. Он изменял жене почти с каждой женщиной, с которой пересекался на своем пути. Без разницы богатые ли это красавицы именитых фамилий или продажные женщины. У него должно быть столько детей, что можно создать еще один крупный орден. Ага, имени Цзинь Гуаншаня. Из всего своего многочисленного потомства, о котором он, конечно же, не заботился, этот мужчина признал только одного – нынешнего главу ордена Ланьлин Цзинь – Цзинь Гуанъяо. 

«Чтоб ты к демонам попал, ублюдок!»

А нет, нашелся-таки один человек, которого Вэнь Чао, если бы стал злобным духом, убил. Цзинь Гуаншань был невероятно раздражающим, жадным и опасным в своем стремлении заполучить желаемый объект. Тигриная Печать Преисподней покоя ему не давала. И не только она.

– Замечтался, мерзкий обрезанный рукав? Пошел прочь!

– Ничего подобного, рукав очень даже чистый, – Мо Сюаньюй предпочел сделать вид, что не понял, о чем говорил молодой господин Цзинь. Ну, нравятся ему мужчины – у него с этим проблем нет. И предыдущему хозяину этого тела мужчины нравились тоже. Методы у него, конечно, были не очень, но все ошибаются. – А если молодой господин что-то не то подумал, то не мечтайте: вы не в моем вкусе.

– Что ты сказал?

«Да зачем же сразу бросаться с мечом?» Мо Сюаньюй резво отпрыгнул в сторону, крутнулся, перехватил руку с оружием и потянул, вынуждая юношу принять неустойчивую позу, немного направить – и молодой господин Цзинь уже лежит на земле. Использовав заклинание, чтобы парень не мог встать, он подхватил золотой меч – и с грустью вспомнил свой клинок. Где же его оружие сейчас? Лежит у кого-то, как трофей, или брошено на горе Луаньцзан? Могли ведь и побрезговать. Оружие предателя все-таки. Качнув головой, отгоняя лишние мысли, заклинатель взмахнул мечом – Сеть божественного плетения разлетелась на куски.

Заклинатели, освободившиеся из ловушки, убрались без слов. Мо Сюаньюй провел их взглядом, сощурившись. Благодарности ему не нужны, но на миг показалось, что между живых находился дух. Не показалось. Неясный белый силуэт растаял сразу же, как приблизился к ним. Дух вернулся к любимому занятию – теребить заклинателя за волосы.

– Теперь ясно, почему девушка в слезы ударилась.

Дух больно дернул за прядь.

– Ненормальный! – Мо Сюаньюй вспомнил, что он не один, взглянул на юношу, лежащего у его ног. Заклинатель почувствовал какой-то смутно знакомый запах, когда помог молодому господину Цзинь упасть на землю, и сейчас думал, нужно ли проверять. Парень-то может подумать о чем-то странном. – Думаешь… ха! Выбрал Путь Тьмы? Думаешь, проще будет? Конечно, с таким жалким уровнем духовных сил ты ни на что не способен! Знаешь, кто здесь сегодня? Мой…

– Помолчи немного, – щелкнув пальцами, велел Мо Сюаньюй, присев рядом с лежащим парнем, тот силился подняться, но не мог. Беззвучно открывал рот, наверное, проклиная «грязного обрезанного рукава» на чем свет стоит. Заклинатель втянул воздух. От молодого господина Цзинь действительно исходил смутно знакомый запах… Едва-едва ощутимый… М-м, нет, не понять. – Так, кто ты говорил здесь? – еще раз щелкнув пальцами, вернул юноше возможность говорить.

– Мой дядя! Отпусти меня немедленно или будешь молить о пощаде!

– Как-то не вдохновляет, – честно признался Мо Сюаньюй. Дядя? Почему дядя? Разве не отец должен сопровождать юношу на охоте? Или парнишка старше, чем кажется на первый взгляд. – И кто же твой дядя?

– Я его дядя. Есть, что сказать перед смертью?

Мо Сюаньюй вздрогнул. Этот голос… дыхание перехватило только от звучания этого голоса. Сердце бешено забилось в груди. Цзян Чэн…

…Лань Ванцзи гневно смотрел на Вэнь Чао, не собираясь слушать верного пса Вэй Усяня. Призванный только вздохнул на столь яркую непримиримость, но времени оставалось мало, заклинание вот-вот начнет действовать и не дело, чтобы внутри оказался адепт ордена Гусу Лань.

– Уходите, – мягко велел Вэнь Чао, подкрепляя слова внушением. Лань Ванцзи мотнул головой, словно желая сбросить навязанную волю, но спустя секунду замер на середине движения. Время поджимало, призванный усилил воздействие. – Идите.

Второй нефрит ордена Гусу Лань медленно кивнул и развернулся. Заклинатель смотрел ему в след и, когда Лань Ванцзи достигнул границы заклинания, крикнул:

– Господин Лань! – тот оглянулся. – Потом… после… вернитесь!

«Господин будет вам рад», – мысленно добавил Вэнь Чао. Лань Ванцзи равнодушно кивнул и переступил грань заклинания. Облеченный вздох сорвался с губ призванного. Успел. В последний момент, но успел ведь.

– Кха-кха, – он стер кровь с губ, заклинание начало действовать, сначала оно спрячет людей из клана Вэнь, а потом и их с Вэй Усянем. Но… Вэнь Чао снова закашлял. Его тело достигло предела. Так что незваным гостям достанутся не только иллюзии, настолько реальные, что их не отличить от настоящего человека, но и кое-кто из плоти и кровы, если она у него останется. Хе-хе. – Господин, идемте, – он коснулся плеча Вэй Усяня.

Вэй Ин замотал головой.

– Шицзе, шицзе, – зашептал, как безумный. – Я убил шицзе.

Вэнь Чао вздохнул. Да, он почувствовал, что с девой Цзян случилась беда. Среагировало защитное заклинание. Создав новую версию, он учел ошибки, которые привели к гибели Вэнь Нина. Но его стезя темная магия. Вэнь Цин, конечно, старалась его чему-то обучить, но гармонично вплести ее знания о лечении в волшбу, построенную на темной магии, сложно. Дева Цзян тяжело ранена, это без сомнения. Защитное заклинание уменьшило возможный урон, и моментально спрятало ее в кокон, где время для нее остановилось. Все знания получение от старшей сестры Вэнь Чао вложил в него. Но, чтобы люди не интересовались, куда пропало тело человека, оно заменялось иллюзией. И ни что не заставит окружающих засомневаться в реальности подделки. Старейшина Илин видел мертвую деву Цзян и сейчас его не переубедить в обратном.

– Господин, идемте, – нежно, словно ребенка, Вэнь Чао потянул Вэй Усяня за руку. – Идемте, вам нужно отдохнуть.

– Нет-нет! – сильнейший среди темных заклинателей отчаянно замотал головой. – Я…

– Господин, я истеку кровью до того, как донесу вас до пещеры.

Вэй Ин моргнул, а затем с ужасом уставился на Вэнь Чао, тот безразлично стер кровавую струйку, но она потекла снова.

– Вэнь… Чао… – Старейшина Илин сжал рукав призванного.

– Всё хорошо, – улыбнулся, – мое время вышло. Идемте, господин, я помогу вам, чем смогу.

– Нет… Я… Я же… обещал… Нет… – Вэй Усянь беспомощно застонал, закрыв лицо руками.

– Господин. Господин, посмотрите на меня. – Вэнь Чао на миг сжал губы. Он все равно умрет, так что более нет смысла напоминать господину о типе их привязки. – Вэй Усянь! Вставай немедленно!

Старейшина Илин вздрогнул и уставился на Вэнь Чао, тот, уже не размениваясь на лишние слова, потянул заклинателя на себя. В этот раз Вэй Ин послушался.

Заклинание забирало много сил, но этого все равно мало. Боль нарастала. Казалось, внутренности медленно кромсают огромным ножом. Вэнь Чао сплевывал кровь и, кажется, мучения призванного отвлекали Вэй Усяня от самобичевания. Он порывался что-то сказать, но Вэнь Чао только головой качал.

– Укладывайся, – велел призванный, когда они вошли в логово Старейшины Илин.

– Зачем?

– Спать! – в этот раз Вэнь Чао использовал внушение.

Вэй Усянь закрыл глаза и едва не упал, призванный подхватил его, сглотнул кровь и бережно уложил господина на постель.

– Простите… – прошептал Вэнь Чао. – Ай! – однако, совладать со Старейшиной Илин оказалось сложнее, чем с представителем Правильного Пути. Вэй Усянь резко распахнул глаза, вскинул руку, цепляясь за волосы призванного – и бессильно опал под воздействием сонных чар. – Господин, господин, – цокнул Вэнь Чао языком.  Заклинание потянуло еще больше сил и призванный начал задыхаться. – Д-д-демоны… как же… как же!.. больно-о, – на последнем слово он застонал. Его внутренности уже не кромсали, а раздирали огромные лапы с острыми когтями.

Заклинания забирало так много сил, а все равно причиняло неимоверную боль! Ноги Вэнь Чао дрожали, пока он вставал. Ему нужна печать, некоторые записи и меч господина, но для начала надо вытащить из мира мертвых магические коконы. Для них было бы лучше остаться там, туда никто не проберется, однако смерть Вэнь Чао приведет к тому, что коконы распадутся. А потому их нужно вернуть и присоединить к защитному заклинанию горы Луаньцзан. Огромное количество силы, влитое в него, способно поддерживать коконы долгое время.

Три мутно-белых кокона появились в пещере. На миг они дрогнули – и сердце Вэнь Чао едва не остановилось. Но коконы не исчезли. Призванный облечено вздохнул. Он весьма топорно присоединил их к заклинанию, но защита работает, и коконы не растворились, не лишив бедняг, оказавшихся внутри, последнего шанса выжить.

Убедившись, что всё действует как надо, Вэнь Чао взял меч Вэй Усяня, записи и половину Тигриной Печати Преисподней, перед тем как покинул пещеру. Вход задрожал, как будто далекое видение в жаркий, летний день. На одну секунду он исчез, и появился вновь. Вэнь Чао зашел, убедился, что все выглядит, как нужно и криво улыбнулся, передавая иллюзии Старейшины Илина меч и половинку печати. В руках подделки печать стала полной, а вокруг появились ряды призрачных солдат. Он разложил часть записей на виду, а другие спрятал. Фальшивый Вэй Усянь похлопал по руке иллюзорной флейтой, намекая, что заклинателю лучше поторопится.

Призванный покинул пещеру. Сплюнул кровь, и направился к дому. Ему нужен меч. Гостей с голыми руками не встречают.

Он стоял за границей заклинания, ожидая, кто придет первым. Такая мощная волшба его почти опустошила, Вэнь Чао казалось, что внутри сплошное месиво из внутренних органов, мышц и костей. Но осталось еще одно действие, перестраховка. На случай, если что-то пойдет не так. Жертвоприношение. И даже не обязательно убивать нападающих. Его одного хватит.

Шаги. Вэнь Чао поднял взгляд и улыбнулся, Небо, наверное, услышало его просьбу, и первым на вершину поднялся Цзян Чэн.

– Глава ордена Юньмэн Цзян, какая честь.

– Вэнь Чао, в сторону! Не мешай мне!..

– Прошу меня простить, – призванный поднял меч.

– Уйди с дороги!

Цзян Чэн почему-то не торопился нападать. Сжимал оружие, гневно смотрел, но не нападал. Вэнь Чао тоже не шевелился. Держал перед собой меч и улыбался. Красивый. Тяжело любить того, кто тебя ненавидит.

– Всегда, – прошептал глава ордена Юньмэн Цзян, – ты всегда выбираешь его.

На миг улыбка пропала с губ Вэнь Чао, он открыл рот, собираясь что-то сказать, но не смог. Голос пропал.

– Отойди! – велел Цзян Чэн.

– Нет, – с трудом выдавил заклинатель.

– Вэй Усянь столь ужасное преступление – и ты всё еще на его стороне?!

– Я всегда на его стороне, – устало вздохнул призванный. – Воля господина закон.

Цзян Чэн засмеялся, и от этого смеха сделалось страшно, поэтому Вэнь Чао обрадовался появлению других заклинателей. С ними он может драться без малейших колебаний. Поначалу адепты орденов опасались, но, быстро поняв, что призванный не использует черный огонь, навалились скопом.

– Нет! Стой! – вдруг крикнул глава ордена Юньмэн Цзян, не участвующий в сражении.

Призванный отвлекся на мгновение. Последним, кого видел Вэнь Чао, был Цзян Чэн…

Мо Сюаньюй взглянул на приближающегося мужчину. Повзрослел. Видимо, действительно тринадцать лет минуло. Фиолетовые одеяния, коло… два серебряных колокольчика на поясе, не издающие звуков при ходьбе. Цзян Чэн положил руку на рукоятку меча. «Красивый. Даже еще красивее, чем был раньше», – с тоской подумал Мо Сюаньюй.  

>>Глава 3<<