Без боли. Глава 5

Мо Сюаньюй пришел к господину.

В тексте есть флешбэки.

Приятного чтения =)

Ошибки и опечатки в комплекте, потом пересмотрю и поправлю.

Хотите сделать мне приятно? Погуляйте по сайту.

Скриншот дунхуа “Магистр дьявольского культа 2”

Без боли. Пролог.

Без боли. Глава 1.

Без боли. Глава 2-1.

Без боли. Глава 2-2.

Без боли. Глава 3.

Без боли. Глава 4-1.

Без боли. Глава 4-2.

Глава 5

Несколько дней пути с короткими остановками сделали Мо Сюаньюйя весьма раздражительным. Попадись ему сейчас демоны, напавшие на торговца в первый день их с Вэнь Нином пути, то уже бы весь мир знал, что Вэнь Чао вернулся. Призванный не стал бы сдерживаться, а попросту испепелил бы тварей на месте.

Для темного мага сон важен. Особенно для того, кто общается с духами. Раньше, до того, как светлые захватили власть в мире призванного мага, у темных были разные направления. Кто-то был чистым охотником на демонов и прочую нечисть, кто-то призывал иномирных созданий, кто-то поднимал мертвецов, кто-то проклинал, а кто-то общался с духами. После победы светлых все направления смешались, сосредоточившись в основном на уничтожении демонов и только понемногу занимаясь другим. Призванный в своем родном мире был средним по силе охотником на демонов, но весьма удачливым. Благодаря духам.

Большинство темных магов, что общаются с душами умерших, предпочитали контактировать через сон. Так духи могли поведать или скорее показать, что они хотят намного быстрее. Погрузить темного мага в свои воспоминания. Показать некоторые события от и до. Мо Сюаньюй до того, как попал в этот мир, часто общался с духами. Они были более приветливы, чем живые. Однако сейчас проблема не в духе, что отчаянно и постоянно зовет. Не конкретно Мо Сюаньюйя, а того, кто способен помочь собрать чужую душу и восстановить ее. И, кроме самого призванного, на подобное должен быть способен Вэй Усянь. Как самый сильный и опытный среди темных заклинателей.

Проблема в силе. В той самой силе, которую Вэнь Чао влил в заклинание. А перед этим в Вэнь Нина. А до того, как сделать А-Нина более похожим на живого человека, призванный помог создать Тигриную Печать Преисподней. В которую тоже влил немало силы.

Сила напоминала о себе постоянно. Во время тех коротких часов сна, которые позволял себе Мо Сюаньюй, он тонул в черном море. Море силы, которой не мог обладать ни один живой человек. И мертвый тоже.

Хорошо, что сила пока не торопилась возвращаться к нему в полном объеме, а то это тело тоже бы не выдержало подобной нагрузки.

– Брат, что-то случилось? – тихо спросил Вэнь Нин, ослик, бредущий за ним, решил воспользоваться остановкой и потянулся к траве на краю тропинки, по которой они поднимались на вершину Луаньцзан.

– Ищу знаки, – пояснил причину остановки Мо Сюаньюй. Призванный почти полвершины кровью залил, когда выводил защитные и проявляющие знаки. Низшие демоны, после уничтожения ордена Цишань Вэнь, разгулялись, а Вэнь Чао основательно подошел к защите господина и остатков клана. – Ага, вижу. Подождите меня здесь.

«М-м, не похоже, что демоны здесь были, – внимательно изучая знак, подумал призванный. – Низших точно не было. Однако… у демонов могли быть союзники среди людей. Повелитель же как-то умудрялся ускользать!»

Другие знаки тоже остались цели, от них всё еще веяло силой. Слабее, намного слабее, чем раньше. Тринадцать лет прошло всё-таки. Мо Сюаньюй вздохнул.

«За тринадцать лет сила должна была израсходоваться…»

– Брат… что там? – спросил Призрачный Генерал, когда призванный вернулся на тропу.

– Знаки действуют, – продолжив подъем на вершину, ответил Мо Сюаньюй.

– Это плохо?

– Нет… нет, не плохо. Они сделались слабее, но низших способны удержать. Просто… я не думал, что они могут так долго продержаться.

***

Печать дрожала. Половина печати. Цзинь Гуаньяо протянул руку, но так и не коснулся.

Что же случилось? Почему печать снова дрожит?

На горе Луаньцзан ничего не нашли. Там нет никого и быть не может.

Так на что реагирует Тигриная Печать Преисподней?

***

…Вэй Усянь закричал.

Цзян Чэн слышал и не слышал его крик, он смотрел на демона, появившегося перед ними. Им конец? Они умрут здесь?

Цзян Чэн натянул тетиву лука, целясь стрелой в глаз чудовища, понимая, что это конец. Вэй Усянь звал его по имени. Говорил бежать. Но это бессмысленно. Они не успеют!.. Никто не успеет!

Голова демона отделилась от туловища. Темные, пахнущие тухлыми яйцами капли полетели во все стороны, но не успели соприкоснуться с кем-то или чем-то – вспыхнули рыжими язычками пламени. Голову и тело демона охватил огонь. Как и лезвие клинка, над которым провел ладонью молодой человек. Цзян Чэн смотрел на него не отрываясь.

Красивый. Невероятно красивый молодой мужчина. Словно небожитель, сошедший к ним. Красивый и равнодушный ко всему. Как будто мир слишком неинтересен. Будто ученики всех орденов заклинателей не стоят его внимания. Безразличны этому невероятному человеку, убившему чудовище одним ударом.

Он поднял взгляд от меча и уставился прямо на Цзян Чэна, неловко застывшего с луком в руках. Юноша ощутил жар, заливающий лицо. Небо, как глупо он сейчас выглядит! Цзян Чэн торопливо опустил лук. Губы «небожителя» дрогнули, на красивом лице появилась улыбка, словно юный заклинатель позабавил мечника.

– Цел? – мягко поинтересовался «небожитель», приближаясь.

– Д-да, – едва слышно прошептал Цзян Чэн, от мечника пахло чем-то горьким. Знакомый запах… От него пахнет… Целебными травами?

– Молодой господин Цзян, верно? – Цзян Чэн кивнул. – Вы похожи на отца. Простите, я не услышал ответ. Вы в порядке?

– Да… Да, я цел!

– Прекрасно. – «Небожитель» посмотрел на Вэй Усяня, подскочившего к Цзян Чэну. Сощурился на миг, а затем вернул внимание к сыну главы ордена Юньмен Цзян. – Это было храбро, выступить против демона с таким луком. Но в следующий раз прислушайтесь к совету вашего…

– Это мой шисюн.

– Вэй Усянь. – В один голос сказали Цзян Чэн и Вэй Ин – и гневно переглянулись.

– …друга. – Закончил «небожитель».

– …господин. Второй молодой господин! Второй молодой господин Вэнь!

«Небожитель» обернулся на зов. Цзян Чэн и Вэй Усянь изумленно посмотрели друг на друга: как же они сами не догадались! Единственный заклинатель, способный с легкостью разбираться с недавно появившимися демонами, – их спас Вэнь Чао! Но они даже подумать не могли, что перед ними представитель ордена Цишань Вэнь! Вэнь Чао облачен в черное одеяние без узоров. Серебряный колокольчик на его поясе больше походил на те, что носят представители ордена Юньмен Цзян. Нет ножен, меч без кисточки. Ничего, чтобы указывало на принадлежность «небожителя» к ордену Цишань Вэнь.

Цзян Чэн с интересом рассматривал необычную для мужчины прическу: длинные волосы Вэнь Чао заплели в косу и кольцами уложили на затылке. Ну, может и похоже на солнце, однако украшение… Нефритовая шпилька для волос, увенчанная лотосом, настолько искусно вырезанным, что можно различить каждый лепесток, воткнутая наискосок в получившееся «солнце», совершенно не похожа на лучик.

– Ах… второй молодой господин, глава ордена зовет вас!

– Я приду, как только разберусь с демонами, – сообщил Вэнь Чао, он взглянул на Цзян Чэна и Вэй Усяня, едва заметно кивнул им и быстро ушел.

– Но… глава ордена… – беспомощно пробормотал заклинатель, смотря ему вслед.

Цзян Чэн тоже смотрел вслед Вэнь Чао, пока Вэй Усянь не напомнил, что им надо поторопиться…

Глава ордена Юньмен Цзян распахнул глаза. Колокольчик звонил. Снова. Да что за напасть? Цзян Чэн коснулся обжигающе горячего серебряного колокольчика и отдернул пальцы.

– Если бы ты звонил каждый раз, когда твой хозяин мне снился, я бы сошел с ума. Небожитель… ха-а! – усмехнулся заклинатель.

Да. В первую их встречу Вэнь Чао показался небожителем. Да он до самого конца казался таким! Цзян Чэн стукнул кулаком по постели. Красивым и недосягаемым. Чужым. Улыбался ли тогда Вэнь Чао ему, Цзян Чэну, или улыбка предназначалась Вэй Усяню?

***

Мо Сюаньюй сосредоточенно изучал заклинание, не переступая границу, он пытался увидеть изменения в плетении извне. Но пока никаких ошибок не находил. А это странно. Если никаких ошибок нет, то заклинание должно было исчезнуть. Сила-то осталась бы. Остаткам клана Вэнь пришлось бы отсюда уйти, но так даже лучше было бы. Однако заклинание действует, ошибок нет, сила переливается в него по капле, а не мощным, сносящим с ног потоком. Значит, что-то не так.

– А-Нин, – позвал призванный.

– Что, брат?

– Я пойду к пещере, а ты присматривай здесь за всем.

– Может, лучше я пойду первым? Если есть ловушки…

– То ты их не заметишь.

«А ловушки точно есть. Но их опасность зависит от того, кто ставил. Если помощник-человек, неприятно, однако их достаточно легко обнаружить до того, как попадешь, а если здесь каким-то образом отметился повелитель демонов, то вероятнее всего ловушку можно обнаружить только одним способ – попасть в нее!»

– Так, я пошел. А-Нин, будь внимателен. Дух, ты тоже остаешься здесь. Ай! Ты меня без волос оставишь! Вот ведь… – Мо Сюаньюй перешагнул границу заклинания и аж крякнул. – Как камнем придавило, – прошептал он, присматриваясь к плетению. Никаких намеков на то, в чем проблема.

Призванный пошел к пещере, замер перед входом, касаясь заклинания.

– Хм… Интересно.

Ничего не изменилось. Совсем. Заклинание оставалось таким же, а так быть не должно. Мо Сюаньюй мрачно цокнул языком, плохо дело, он не может обнаружить изменения, и явных ловушек не видно. Значит, повелитель демонов…

Но знаки… как он их обошел, не оставив никаких следов? Низшие бы не прошли. Даже сейчас они сюда не придут, хотя времени прошло немало. Возможно, высшие… но знаки бы точно оплавились! Некоторые бы выгорели. А они на месте. Только повелитель мог их обойти бесследно. Но как? Человеческое тело не могло обмануть знаки! Они среагировали бы на демоническую силу.

«Ладно, вопрос важный, но его можно отложить на потом, – подумал заклинатель. – Сейчас нужно обнаружить ловушку».

Конечно, темный маг мог бы попробовать вытащить Вэй Усяня, но нет никаких гарантий, что Старейшина Илин не пострадает. Хотя «пострадает» – оптимистичный вариант, скорее всего Вэй Ину грозить смерть. Мо Сюаньюй вздохнул. Если Вэй Усянь умрет, то темный маг его переживет не на долго. Привязку для данного ритуала не просто так делали. Странно, что Вэнь Жохань предпочел власть крови, а не привязку. Если бы выбрал последнее, Вэнь Чао бы не сбежал. Не смог бы.

Мо Сюаньюй еще раз вздохнул и решил снять защиту, однако не трогая талисманы заклинателей. Ловушка могла не сработать, но призванный потянулся к определенным нитям, что позволят вытащить Вэй Усяня, вытянув перед собой руки.

Тонкие, как будто ржавые нити оплели конечности от кончиков пальцев до плеч. Мо Сюаньюй удивленно вскинул бровь: ловчая сеть демонов. Или ловчие нити демонов. Или проклятая сеть. У данной ловушки много названий, но сути это не меняет – использовать ее могут только сильные высшие демоны или повелители. У низших мозгов не хватит. А помощники среди людей могут только подражать проклятой сети.

Призванный застыл на месте, стараясь дышать как можно тише, малейшее движение вынудит нити затянуться. Дернется – останется без рук. Успеет ли он их сжечь, до того, как нити затянутся? Не навредит ли черный огонь заклинанию?

Мо Сюаньюй зажмурился: сестра будет в ярости, если кто-то из клана пострадает! Ах, он не хочет огорчать Вэнь Цин… но не похоже, что талисманы заклинателей справляются с этой дранью. Нити уже прорезали ткань черных одеяний и врезались в кожу. Сдвинуться он не может – останется без рук. Демоны в своей жестокости постоянны. Быстро уничтожить? Можно, но не интересно. Заставить жертву страдать от боли и желать смерти? То, что нужно!

– Прости, сестра, – шепнул призванный и призвал черный огонь. Нити, словно осознали, что будет дальше, затянулись. – Д-д-де-мон-ны… – Простонал Мо Сюаньюй. Кожу и мышцы жгло. Кровь, казалось, кипела. Темный маг поверхностно дышал, стараясь не закричать: Вэнь Нин может услышать. И прийти на помощь, но ловушка-то еще не обезврежена! Брат может пострадать… – Ач!.. проклятые демоны… – прошипел призванный.

Остро запахло раскаленным металлом, кровью и паленой плотью.

– Быстрее… пожалуйста, быстрее. – С мольбой шептал темный маг.

Наконец-то лопнула первая нить, за ней вторая, третья, четвертая… Мо Сюаньюй облегченно вздохнул, когда сгорела последняя. Встряхнул руками, болезненно поморщился. Всё равно досталось. Раны, даже с помощью целебных зелий и мазей, будут затягиваться не один день.

Призванный недовольно хмыкнул и присмотрелся к заклинанию.

– Однако… – изумленно выдохнул он. Кто-то пытался сломать заклинание, но не зря же Вэнь Чао так трудился, выплетая чары. Они устояли… – Заклинание зациклилось. Ну… зато демоны до них не добрались. Хм… А это что?

Этих нитей в заклинании не было. Мо Сюаньюй присмотрелся к ним. Не похоже на ловушку.

– Это же…

Коконы! Призванного обожгло пониманием ситуации. Коконы к заклинанию присоединяли последними, весьма топорно. Их выдернуть проще всего было. Руки двинулись сами, Мо Сюаньюй скривился от боли, мысленно проклиная демонов с их ловушками, выплетая нужное заклинание.

Неужели?.. Не могут же все труды пойти прахом! Он столько сил влил в защитные заклинания! Там же сестра! И дева Цзян! И даже раздражающий сын Цзинь Гуаньшаня! Он их спасал не для того, чтобы чертовы демоны вкусно пообедали!..

– Целые… – растеряно пробормотал Мо Сюаньюй. – Коконы – целые! – уже радостно.

Находятся, правда, демон знает где, но… призванный коснулся нитей… он может их выдернуть? В смысле, безопасно ли это? Темный маг колебался несколько минут, взвешивая варианты. Лучше перед этим проверить, может ли он вытащить коконы без угрозы для жизни людей.

– Вот дерьмо! – недовольно проворчал заклинатель. На коконы поставили ловушку. Ощутимую. Мо Сюаньюй мог вытащить их, но сестра и дева Цзян с супругом умерли бы. – Может, выйдет снять? – прошептал под нос. – Вот демон! – ловушка едва не среагировала. Темный маг предпочел отступить. – Ладно, ты нашел, чем меня подловить. Пока я лезть не буду. Но и ты ничего сделать не сможешь. Надеюсь, порадуешься подарочку.

Заклинатель встряхнул руками, ругнулся и сосредоточился на том, чтобы вытащить Вэй Усяня.

Действовать нужно осторожно, переплетая нити так, чтобы заклинание не развалилось. Нет смысла его снимать. Заклинание поддерживает коконы, а те защищают людей от демонов, забравших их. Клан Вэнь подождет еще немного. Мо Сюаньюй мысленно пообещал, что освободит их от чар.

«Позже. Подождите еще немного», – мысленно шептал, освобождая Вэй Усяня.

Поначалу заклинание не хотело подчиняться, однако спустя несколько не особо приятных минут, когда сила проходила сквозь него, оно прекратило сопротивляться.

– Ну, наконец-то, – пробормотал, проходя в пещеру к спящему господину. – Надеюсь, чары давно развеялись… А-ай! Го…

Старейшина Илин оказался на ногах за секунду до того, как Мо Сюаньюй собирался наклониться и потрясти его за плечо. Призванный не успел среагировать, только громко вскрикнул и подавился словом «господин» – Вэй Усянь вжал его в стену. Сдавил горло и угрожающе нацелил нефритовую шпильку в правый глаз Мо Сюаньюйя.

– Кто ты такой? Куда делся Вэнь Чао? Где остальные заклинатели?

– Гос… по… – едва слышно просипел темный маг, беспомощно скользя израненными пальцами по руке заклинателя. – Го…

– Брат, прости, но я слышал… – голос прозвучал так неожиданно, что Старейшина Илин вздрогнул, дернул головой и уставился на вошедшего. – Молодой господин Вэй, что вы делаете!?

– Вэнь Нин? – потрясенно выдохнул Вэй Усянь, ослабив хватку, чем сразу же воспользовался Мо Сюаньюй.

– Брат! – Призрачный Генерал бросился к Мо Сюаньюйю. – Что… что с руками? – Темный маг помотал головой, откашливаясь.

– Брат? – тихо повторил Вэй Ин. Вэнь Нин так называл только одного человека – Вэнь Чао. Но этот незнакомец совершенно не похож на второго сына Вэнь Жоханя. Ни внешностью, ни аурой. – Вэнь Чао… это ты? – недоверчиво спросил Старейшина Илин.

– При… привязка, – выдавил Мо Сюаньюй.

Вэй Усянь несколько секунд изумленно смотрел на него, а затем сосредоточился на привязке. Это… действительно, Вэнь Чао!

– Но как? – удивился темный заклинатель, садясь возле сползшего на пол призванного. – Когда ты успел? Ведь прошло несколько часов, не больше… – Он запнулся и посмотрел на Вэнь Нина, осматривающего ранения на руках призванного.

– Тринадцать лет, кхе… – пробормотал Мо Сюаньюй. – Прошло тринадцать лет, господин.

– Я же просил не… что? Сколько?!

– Тринадцать лет. – Призванный кашлянул. – Заклинание сработало немного не так.

– Немного?! – воскликнул Вэй Усянь, подавшись вперед. Вэнь Нин протянул руку, словно собираясь оттолкнуть заклинателя, чтобы защитить брата. – Немного? – спокойнее переспросил Старейшина, взглянув на Призрачного Генерала. Что Вэнь Нин, что Вэнь Чао, что Вэнь Цин сразу же выходили из себя, когда кто-то угрожал их семье. И будь Вэй Ин хоть трижды господином и спасителем это не защищало от их ярости. – Это всё, что ты можешь сказать?

– Здесь был сам повелитель, он не смог добраться до людей, но заклинание зациклилось.

– А ты? – поинтересовался Вэй Усянь, подозрительно рассматривая новый облик Вэнь Чао.

– М-м? – вопросительно протянул призванный, прислушиваясь к ворчанию брата. – В смысле?

– Что случилось после того, как ты меня усыпил?

– О, ты заметил!

– Вэнь Чао! – прорычал Старейшина Илин.

– У меня теперь другое имя – Мо Сюаньюй, приятно познакомится! Ладно, успокойся, гос… Вэй Усянь. – Под внимательным взглядом исправился призванный. – Я тогда ушел встречать «гостей». Кто-то из них был не особо дружелюбен и убил меня. Очнулся уже в теле Мо Сюаньюйя. Призвали меня, кстати, с помощью магического поля, усовершенствованного тобой.

– Как они нашли записи? – скорее у себя, чем у других, спросил Вэй Ин.

– Э-эм, подозреваю это моя вина. – Ответил темный маг. О коконах и том, что с ними, вероятно, выдернули какие-то бумаги, не стоит говорить. Тема… сложная. Лучше повременить. – Я взял кое-какие записи, но не пересматривал, что там.

– Зачем?

– Было бы странно, если бы «гости» ничего не нашли!

Вэй Усянь медленно кивнул. Действительно… Погодите-ка!..

– А люди?

– Заклинание, гос… Вэй Ин, я неплох в иллюзии, не идеален, согласен, но обмануть злых и не особо трезво мыслящих в таком состоянии заклинателей хватило.

– Значит, клан Вэнь жив?

– Да. – Вэнь Нин взглянул на брата. – Я обещал старшей сестре позаботиться о них, – пояснил Мо Сюаньюй. Он смотрел на А-Нина, потому не заметил, как вздрогнул Вэй Усянь. – Но пока я не рискну снимать заклинание. Много силы. Ни одно тело не выдержит подобного.

Старейшина Илин помрачнел.

– Твоя сила никуда не делась? – Мо Сюаньюй только покачал головой на вопрос. – Я думал, мне удалось придумать способ, как отрезать тебя от нее без вреда.

– Магическое поле в «добровольной жертве» было из первых вариантов.

– Ясно, – вздохнул Вэй Усянь, понимающе кивая. Да, точно, сырые варианты. – Значит, у тебя силы то много, то ее совсем нет.

– Ну, так и было, пока я не встретился с А-Нином.

Старейшина Илин хлопнул ладонью по камню. Этого он не учел! Сила может переходить к Вэнь Чао через предмет или… Вэй Ин посмотрел на Призрачного Генерала… или существо, наполненное энергией призванного под завязку. Или заклинание…

– Уходим! Немедленно! – сообразил Вэй Усянь и, засунув за пояс шпильку, подальше от флейти, помог Вэнь Нину увести Мо Сюаньюйя. – Мой меч? – заинтересовался, когда они оказались за границей заклинания.

– Чей-то трофей. – Призванный вдруг заинтересовался природой, высматривая что-то на земле. – Нужно было несколько реальных вещей. Пришлось пожертвовать мечом, половиной печати и некоторыми записями.

На словах о печати Вэй Усянь зашарил по одежде. Нашел половину Тигриной Печати Преисподней и напряжено покосился на Мо Сюаньюйя. Тот вздрогнул и посмотрел на вещь в руках господина.

– М-м, у меня из головы как-то вылетело, что вторая половина у тебя. – Призванный вытащил из рукава мешочек Цянькунь, вытянул оттуда несколько вещей и протянул Вэй Ину. – Лучше держи ее возле себя.

– Может, лучше спрятать где-нибудь? – обеспокоено уточнил Старейшина Илин. Если печать будет оставаться рядом с темным магом, то сила продолжит перетекать к нему. Не смотря на то, что артефакт создавали, чтобы уменьшить давление на Вэнь Чао.

– Нет, – Мо Сюаньюй помотал головой, – она может понадобиться. Да и не надо давать врагу шанс заполучить такой сильный артефакт. – Внезапный рев заставил их подпрыгнуть. – Ох, ну прошу прощения, Ваше императорское Величество. – Обратился к ослу призванный.

– Это… что? – непонимающе посмотрел на мага Вэй Ин.

– Осёл. Благородный боевой осёл. – Вэнь Нин на слова брата улыбнулся. Интересно, как отреагирует молодой господин на рассказ Мо Сюаньюйя?

Пока они спускались с горы Луаньцзан, Вэй Усянь выслушал историю приключений Вэнь Чао в новом теле.  Он хмурился, улыбался, удивлялся, смеялся, мрачнел и невольно думал о том, как не похож Мо Сюаньюй на предшественника. Вэнь Чао был красив, не так как Лань Чжань, но стоял бы где-то на третьем или четвертом месте в личном списке Вэй Ина, если бы заклинатель когда-нибудь его сформировал.

Старейшина Илин не зря думал о Вэнь Чао в связке с Лань Чжанем. У них было что-то общее. То, чего нет у Мо Сюаньюйя. Скорби. Лань Чжань в белых одеяниях ордена Гусу Лань всегда казался печальным. Какой-то нежной грустью о давно утраченном человеке. Возможно, так просто казалось из-за отстраненности Второго Нефрита. Вэнь Чао же ощущался воплощением скорби. С надрывом, болью. Словно израненный. Как будто на грани безумия. Его аура удушала, людям рядом с ним было неуютно. Он словно горел. И жаждал утащить весь мир за собой.

Мо Сюаньюй ощущался совершенно иначе. Отличалось всё.

Мо Сюаньюй красив, но не казался небожителем. Он как вспышка, блик солнца на морской волне. Парень говорит легко, не выдавливая из себя слова, будто каждая буква причиняет ему боль. В нем не ощущается той боли, того удушающего отчаяния, как будто тяжелая ноша исчезла.

Вэй Усянь всегда думал, что это сила темного мага. Но, выходит, это не так.

– Кстати, Вэй Ин, посмотри на это. – Мо Сюаньюй остановился и протянул господину гвозди, которые вытянул вместе с флейтой и маленьким бумажным конвертом из мешочка Цянькунь. – Они были в голове А-Нина.

Вэй Усянь осмотрелся, они вошли в город, но никому до них не было дела. Видимо, темный маг использовал какое-то заклинание. Взяв гвозди в руки, Старейшина внимательно рассмотрел орнамент.

– И, правда, благодаря этим гвоздям мертвецы, вернувшие сознание, ни чем не отличаются от других. Я над таким не работал.

– Но это дело темного заклинателя, верно?

– Да. – Убежденно кивнул Вэй Усянь.

– А-Нин, повтори то, что ты мне рассказывал. – Попросил Мо Сюйньюй, забирая гвозди. Несколько секунд он над чем-то думал, а затем испепелил их.

– Мы с сестрой ушли, – тихо, неуверенно начал Вэнь Нин. – Нас перехватили еще на подходе к Башне Золотого Карпа. Напали без разговоров. Я пытался защитить сестру, но не смог. На меня словно накинули что-то. Мир погрузился во тьму. Я слышал разговоры. Иногда видел кое-что. Перед тем, как окончательно утратить связь с реальностью, ко мне пришло трое. Один из ордена Гусу Лань и двое из Ланьлин Цзинь. Дальше была темнота, из которой вырвал голос брата.

– Орден Ланьлин Цзинь, – тихо произнес Вэй Усянь, они вошли в гостиницу и Вэнь Нин ушел заказывать комнаты и еду. – Ха, от них я могу ожидать чего угодно. Но орден Гусу Лань…

– Даже среди праведников найдется паршивая овца, – едва слышно произнес Мо Сюаньюй, устраиваясь за столиком и морщась от боли. – Людей многовато.

– Волнуешься о Вэнь Нине? – Вэй Усянь оглянулся. Призрачный Генерал в светлых, но не ярких одеяниях выглядел, как совершенно обычный человек. Без сомнения привлекательный молодой господин с двумя спутниками привлечет внимание, но никто не подумает, что перед ними Старейшина Илин, Вэнь Чао и Призраный Генерал. – Торговец был весьма щедрым.

– На его глазах демоны разорвали половину охранников. Он был на волосок от смерти, и только наше с А-Нином появление спасло торговца. – Мо Сюаньюй осмотрелся, затем глянул на господина. Не слишком ли он спокойный? – Не знаю, кто показался ему страшнее: демоны или их убийцы?

Вэй Усянь фыркнул, представив, как испугался торговец, узрев своих спасителей. Двое заклинателей в неопрятной одежде, растрепанные и мрачные наверняка наталкивали на мысль, что бедняга останется без товара в лучшем случае. Вероятно, решил откупиться и обрадовался, что спасители много не просили.

– Он вас не запомнил?

– Нет, напоследок я внушил ему и выжившим охранникам, что на них напали разбойники, они отбились, но с потерями. – Мо Сюаньюй сдвинулся немного, рядом с ним сел Вэнь Нин. – Ну? – отметив странное выражение лица брата, поинтересовался призванный.

– Есть только одна свободная комната.

– Переживем, – пожал плечами Мо Сюаньюй.

– Наверное, это к лучшему. – Спокойно ответил Вэй Усянь. – Ты снова на меня смотришь. Что-то не так?

– М-м… нет, всё… не знаю. Меня беспокоит, что ты слишком спокойный. – Темный маг нахмурился. – В смысле… я не обвиняю, просто…

Старейшина Илин кивнул.

– Понимаю. Но я сам не знаю, почему так спокоен.

– Может…

– Что?

– Нет-нет, ничего. – Покачал головой Мо Сюаньюй. Возможно, дело в привязке. Он способен неосознанно воздействовать на господина. Ведь раньше Вэнь Чао оттягивал на себя негативное воздействие Темного Пути на Вэй Усяня. Так и сейчас может происходить с эмоциями. – Я просто подумал о Цзинь Лине. – Мо Сюаньюй внимательно отслеживает реакцию господина и то, как реагирует привязка.

«Ага, вот оно. Значит, воздействую. Надо осторожнее».

– Какой он? – тихо интересуется Вэй Ин, опустив взгляд на руки.

– Характер – копия отца. На это еще накладывается воспитание Цзян Чэном.

– Мне кажется, ты не любил Цзинь Цзысюаня даже больше, чем я. – Вэй Усянь выразительно взглянул на темного мага.

– Не понимаю, о чем вы, господин, – широко распахнув глаза, произнес Мо Сюаньюй.

…Вэнь Чао замер, услышав вскрик. В лагере к нему относились прохладно, можно даже сказать с опаской, все-таки второй сын главы ордена Цишань Вэнь. Но призванного это мало волновало. У него были другие цели, чем получать одобрение у каждого встречного заклинателя. Однако этот испуганный возглас привлек его внимание. Вэнь Чао прислушался. Слева.

Цзинь Цзысюань тащил за собой Цзянь Яньли. Именно тащил, а не вел.

Вэнь Чао бросился к ним не задумываясь.

– Молодой господин Цзинь, позвольте узнать, что вы делаете?! – поинтересовался темный маг, преграждая путь.

– В сторону, мерзкий пес!

– Заставь. – Оскалился Вэнь Чао. Оскорбления он слышал часто, потому на них почти не реагировал.  – Отпустите Цзянь Яньли. – Пока в драку лучше не лезть. Цзинь Цзысюань имеет много союзников, но это не дает ему никакого права поступать так с кем-то. А уж тем более с Цзянь Яньли. – Ведете себя недопустимо по отношению к девушке.

– К лгунье не может быть другого отношения! – резко произнес Цзинь Цзысюань и буквально швырнул Цзянь Яньли к ногам Вэнь Чао.

Призванный на секунду застыл, ошеломленный подобным поступком, а затем бросился к девушке.

– Цзянь Яньли, ты в порядке? Не поранилась?

– Нет, нет, я… – она непонимающе смотрела на Цзинь Цзысюаня, цепляясь за Вэнь Чао. – Я приготовила суп со свиными ребрышками и…

– И молодому господину Цзинь тоже отнесли? – спросил призванный, уже зная ответ. Конечно, отнесла. Она любит этого самовлюбленного дурака. – Вам не нравится еда приготовленная Цзянь Яньли? Могли бы просто сказать…

– Как ты смеешь присваивать себе чужие заслуги?!

Вэнь Чао выступил вперед, закрывая собой Цзянь Яньли.

– Чужие заслуги? – угрожающе спросил темный маг. – Цзянь Яньли присваивает себе чужие заслуги? Может господину нужно открыть пошире глаза, чтобы видеть дальше своего носа? Или уши почистить, чтобы слышать правду, а не только хвалебные оды? Или пойти спросить у кого-то другого, действительно, ли дева Цзян готовит для своих братьев и самого господина Цзинь? Ведь весь лагерь знает, а вам, конечно же, ничего не известно. А нам на слово вы не поверите…

– Ха! – презрительно отвернулся от них Цзинь Цзысюань. Отвернулся и ушел…

>>Глава 6-1<<

Блог.