Без боли. Глава 9

Авторка: Silver Raven

Фэндом: Магистр дьявольского культа | Mo Dao Zu Shi

Пейринг: Цзян Чэн/Мо Сюаньюй, Лань Чжань/Вэй Ин (Лань Ванцзи/Вэй Усянь)

Рейтинг: R

Жанры: AU, джен, слэш (яой), романтика, фэнтези, драма, мифические существа, попаданцы

Предупреждения: OOC, насилие, нецензурная лексика

Дисклеймер: герои новеллы/маньхуа/дунхуа/сериала (дорамы) мне не принадлежат

Размер: макси

Статус: в работе

Публикация на других ресурсах: стучите, там разберемся

Описание: А что, если ритуал прошел правильно, но вместо души Старейшины Илина отозвалась другая. Та, которую уже призывали в этот мир. И призвал ее глава ордена Цишань Вэнь.

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.

Сначала была новелла, затем маньхуа, затем дунхуа, затем дорама. А потом мозг заявил: I have an idea!

Приятного чтения =)

Ошибки и опечатки в комплекте, потом пересмотрю и поправлю.

Хотите сделать мне приятно? Погуляйте по сайту.

Освободить пару часов для творчества Patreon.

Без боли. Пролог.

Без боли. Глава 1.

Без боли. Глава 2-1.

Без боли. Глава 2-2.

Без боли. Глава 3.

Без боли. Глава 4-1.

Без боли. Глава 4-2.

Без боли. Глава 5.

Без боли. Глава 6-1.

Без боли. Глава 6-2.

Без боли. Глава 7.

Без боли. Глава 8.

Глава 9

Темный маг.

Нет, не совсем. Что-то было неправильным. Мо Сюаньюй сощурился, изучая человека взглядом. Заклинатель безразлично посмотрел на него в ответ, не похоже, что он что-то почувствовал. Бывший глава ордена Цинхэ Не к Вэнь Чао не был таким безразличным. Хотя это может быть связано с тем, как долго упорно Вэнь Жохань топтался по больным мозолям остальных орденов.

Мо Сюаньюй поднял руку, сам еще не до конца понимая, что он хочет, как заклинатель ордена Цинхэ Не шагнул к нему, доставая саблю из ножен.

Оружие он протянул с почтением, хотя продолжал сохранять безразличное выражение лица. Призванный взял саблю в руки – и она запела. Точнее завибрировала, издавая едва слышный мелодичный звук. Заклинатель дернулся, непонимающе рассматривая человека перед собой.

Мо Сюаньюй одной рукой взялся за рукоять сабли, а другой провел по лезвию, вслушиваясь в шепот оружия. Другие этого не слышали. Темный маг бросил быстрый взгляд на Вэй Ина. Тот хмурился, видимо, что-то слыша, но не в силах разобрать. А вот Вэнь Нин, да, Вэнь Нин понимал. И ему совершенно не нравилось то, что обещала сабля.

Сила и богатство.

Бред. По поводу богатства так точно. Мо Сюаньюй положил саблю на постель. А затем снова посмотрел на заклинателя, которого привел глава ордена Цинхэ Не.

Не темный маг. От человека ощутимо веяло темной магией, как будто он был на грани превращения в темного мага. Мо Сюаньюй искоса взглянул на саблю. Оружие, которое должно в несколько раз усиливать темного мага. Оружие, которое накапливает в себе темную магию. Много темной магии. Да, по поводу богатства бред, но вот сила… Однако что сабля сделает с заклинателем? Наиболее вероятный исход – убьет. Убьет в попытке превратить своего хозяина в темного мага.

– Дайте мне вашу руку, – попросил Мо Сюаньюй. Заклинатель на миг заколебался, бросил быстрый взгляд на главу ордена – стоило Не Хуайсану кивнуть, как его подчиненный без возражений протянул руку. – Не шевелитесь, – высказал еще одну просьбу призванный, прислушиваясь к своим ощущениям. – Как давно используете саблю?

– Больше шести лет.

Мо Сюаньюй заглянув в глаза заклинателя. Кажется, теперь он что-то почувствовал, смотрел в ответ пристально, изучая лицо призванного.

– Вот оно как. Спасибо за ответ. – Вежливо улыбнулся темный маг, отпуская запястье заклинателя. Если этого человека еще можно называть заклинателем. – Глава ордена Цинхэ Не, ваш клан ведь с самого основания использовал сабли, верно? Остались ли какие-нибудь записи, почему был сделан такой выбор?

«Есть ли что-то еще, кроме всем известной истории о родоначальнике ордена Цинхэ Не?»

Не Хуайсан задумался. Затем через мгновение покачал головой.

– Причина всем известна. – Обмахиваясь веером, сообщил глава ордена.

«Значит, никаких записей нет. Возможно, это просто случайность…»

– Ясно. Это оружие имеет некоторые особенности, – Мо Сюаньюй взял саблю в руки. – Я напишу, как за ним нужно ухаживать. – Темный маг быстро забормотал заклинания, оружие, снова начавшее вибрировать в его руках, затихло. – Также я укажу, что нужно делать владельцам сабель. Благодарю. – Это хозяину сабли.

Заклинатель торопливо забрал оружие, странно посмотрел на призванного и отошел к главе Цинхэ Не. Не Хуайсан мазнул взглядом по подчиненному, после чего вернул внимание к Мо Сюаньюйю.

– Узнал, что хотел?

– Да. Это мне очень помогло. – Улыбнулся призванный.

– Хорошо. Вот зелья. – Не Хуйсан протянул мешочек Цянькунь Вэнь Нину. – Когда отправитесь к некрополю?

– Через час. – Ответил Мо Сюаньюй. – Вы с нами не пойдете?

– Думаю, моим людям лучше не видеть умений молодого господина Мо. – Глава Цинхэ Не небрежно пожал плечами.

Темный маг понятливо кивнул.

– Сколько времени понадобится? – заинтересовался Не Хуайсан.

– Часа три.

– Я бы хотел поговорить вечером…

– Конечно, глава ордена. – Кивает призванный. 

Не Хуайсан благодарит и уходит вместе со своим подчиненным. Старейшина Илин проводит их взглядом.

– Что тебе показал Не Минцзюэ?

Мо Сюаньюй морщится, машет рукой, но Вэй Ин понимает и подходит. Темный маг прижимается лбом ко лбу господина и показывает ему несколько воспоминаний. Они игнорируют странные взгляды Лань Ванцзи и Цзян Чэна. 

– Хм, интересно, – тянет Вэй Усянь, отстраняясь. – Тебя мелодия смутила или музыкант?

– Мне показалось, что игра Цзинь Гуанъяо плохо влияла на Не Минцзюэ, а он и так… – Мо Сюаньюй замолкает на миг, затем заканчивает не так, как хотел: – неважно себя чувствовал. Темная магия с его не самым простым характером изрядно попортили ему жизнь.

И, вероятно, сабля почти превратила его в темного мага. Почти это, конечно, не равнозначно превратила, но ситуация на него сильно повлияла. К тому же, маловероятно, что кто-то озаботился похоронить Не Минцзюэ следуя ритуалам, которые нужно выполнить при погребении темного мага. А это значит…  что бывший глава ордена Цинхэ Не вполне мог превратиться в сильного темного духа.

– Не поспоришь, в этом ты лучше разбираешься. – Качает головой Вэй Усянь. – Ха, мелодию я могу сыграть. Лань Чжань знает мелодии своего клана наизусть, так что он, вероятно, сразу поймет, если с ней что-то не так.

– Хм? – Лань Ванцзи посмотрел на Вэй Ина.

– Позже. Сейчас лучше отправиться к некрополю. С ним лучше разобраться как можно быстрее. – Говорит Мо Сюаньюй и смотрит на заклинателя в белых одеяниях. – Второй господин Лань, вы ведь здесь не случайно оказались, верно? – Второй Нефрит кивнул. – Та рука в вашем мешочке принадлежит Не Минцзюэ.

– Что?! – в один голос спросили Вэй Усянь и Цзян Чэн.

Лань Ванцзи безмолвно достал мешочек Цянькунь и передал Мо Сюаньюйю. Призванный прислушался к себе, да, он уловил направление. Спрятав мешочек, он посмотрел на господина.

– Не Минцзюэ расчленили? Не Минзюэ? Главу ордена? – изумленно произнес Вэй Усянь.

– Да. – Кивнул Мо Сюаньюй.

– Почему?

– Ответ на этот вопрос знает тот, кто это сделал.

– Не Минцзюэ тебе не сказал? – нахмурился Старейшина Илин.  

– Он был очень зол, потому показал мне некоторые события, произошедшие с ним. Это был скорее ворох событий, переплетенных и не совсем понятных, чем слаженный рассказ.

– Ясно. Значит, сначала к некрополю, потом мелодия. Неплохой план.

– Рад, что ты одобряешь, А-Сянь.

Вэй Усянь сразу расцвел, услышав обращения. Мо Сюаньюй слегка улыбнулся. Иногда господину так легко угодить.

Раз Не Хуайсан ушел, Цзинь Лин продолжал спать и видеть сладкие сны, а Вэнь Нин планировал изучить принесенные зелья, к некрополю отправлялось четыре человека. Мечи, на которых можно лететь, были только у двоих, потому Мо Сюаньюйя и Вэй Усяня разделили. Старейшина Илин летел на одном мече с Лань Ванзци. Он стоял позади Второго Нефрита, весело болтая. Мо Сюаньюй же летел с Цзян Чэном, и глава ордена Юньмэн Цзян предпочел быть сзади, придерживая темного мага. Мысли призванного блуждали вдалеке. Потому он не обращал внимания на их расположение, просто отметил для себя, как еще один факт, который позже нужно рассмотреть.

Некрополь звал. Точнее сабли. Они так долго ждали хоть кого-то, кто способен их понимать, что им было совершенно наплевать на то, что Мо Сюаньюй не их хозяин. Каждое оружие в некрополе было готово предложить темному магу всё на свете, лишь бы он взял его в руки.

Они рвались в бой. Жаждали вырваться на свободу. Хотели посеять хаос и ужас.

Ужасающие артефакты, надо признать. Хорошо, что еще никто не додумался их использовать.

Мо Сюаньюй легко соскочил с меча, поблагодарил Цзян Чэна и направился к поврежденному зданию. Именно там должна быть еще одна часть тела Не Минцзюэ. Между двух каменных стен находилось тело, к которому пришили ноги бывшего главы ордена Цинхэ Не. Темный маг засунул их в мешочек, и напряженно застыл.

Показалось? Как будто баланс сил качнулся.

Мо Сюаньюй отошел на два шага. Не понятно. Он начал медленно отступать, прислушиваясь. На шаге двадцатом стало понятно, что баланс действительно нарушился. Призванный взглянул на мешочек в руке. Сильнейший темный дух с привязкой к телу. Понятно почему Не Минцзюэ не захватил чужое.

– А-Сянь, – позвал темный маг. Как только заклинатель сосредоточил на нем внимание, Мо Сюаньюй бросил ему мешочек Цянькунь. – Лови! А я пока займусь делом.  

Души умерших можно разделить на несколько видов: просто душа, она отправляется в мир мертвых и пребывает там, пока не уходит на перерождение. Далее идут призраки. Призраки могут обратиться озлобленными призраками или духами, зависит от человека. От тех эмоций, что он испытывал, и от того, как много внутренних сил имел. Озлобленные призраки могли сделаться свирепыми и развиваться дальше. Духи могли делаться сильнее со временем и разделялись на два лагеря темные и светлые. И темных духов вполне можно отнести к озлобленным призракам, они редко были дружелюбными…

Мо Сюаньюй сощурился, всматриваясь в некрополь. Похоже, простыми способами здесь не справиться. Придется петь колыбельную. Маг повел плечами, тихо напевая первые строки и спуская силу с поводка.

Как будто что-то огромное упало на землю. Взметнулся ветер, он растрепал волосы Мо Сюаньюйя, разведшего руки в стороны. Под его ногами расцвел узор черного пламени, он увеличивался в размерах до тех пор, пока не растянулся на весь некрополь.

Призванный пел, и его пение подхватывали другие голоса. Тихие и громкие, мужские и женские, нежные и напоминающие рев дикого зверя. Сотни, десятки сотен голосов.

Черное пламя медленно поднималось по стенам некрополя. Голосов становилось всё больше и больше. Мир будто терял краски и тепло. Сила морскими волнами лилась сквозь Мо Сюаньюйя, омывая некрополь.

Вэй Усянь качнулся вперед, встревожено следя за призванным. Сила поднимала его вверх, отчего он парил над землей без оружия и заклинаний. Как тогда…

…Рыжее пламя угасало. Вэнь Чао дернул краем рта, не прекращая петь, в последний миг, ускользнув от черных ладоней, тянущихся к нему. От одних ускользнув, но его все-таки зацепили. Вэнь Чао сказал Вэй Усяню закрыть глаза, когда такое случится. Заклинатель не послушался.

Черная ладонь ухватила призванного за плечо. Дернула, от чего тот пошатнулся и умолк, клацнув зубами. Вэнь Чао едва слышно выругался, вокруг него ярко вспыхнуло рыжее пламя, осветив также и круг, в котором стоял Вэй Ин.

Черные руки игнорировали пламя. Они тянулись, сгорали, а вместо них появлялись новые – и цикл продолжался сначала. Вэнь Чао облизнул губы, прежде чем снова начать петь. Пламя начало угасать – и внезапно потухло. Рук становилось все больше и больше. Вокруг стало так темно, что ни зги не было видно.

Вэй Усянь провел рукою перед лицом. Ничего. Он чувствует движение, но не видит.

Неожиданно кто-то закричал.

Вэй Ин вздрогнул, но с места не сдвинулся. Вэнь Чао сказал, что они оба погибнут, если он высунется из круга.

Заклинатель слышит, именно слышит, а не видит, что что-то происходи сверху. Он поднял голову и крупно вздрогнул, увидев Вэнь Чао. Тело призванного наполовину охваченное чем-то черным, что поглощает едва видимое свечение вокруг темного мага. Волосы Вэнь Чао плывут в воздухе, словно он под водой.

Кажется, призванный не дышит.

Вэй Ин кричит, но ничего не слышит.

А затем мир будто взрывается.

Чернота исчезает, Вэнь Чао плавно опускается на землю. Как будто кто-то мягко укладывает его на землю. Вдалеке загораются первые лучи рассвета. Призванный несколько секунд лежит без движений, а затем глубоко вдыхает и медленно открывает глаза.

Вэнь Чао находится достаточно близко к Вэй Усяню, чтобы тот увидел – у темного мага как будто мрак вместо глаз, ни белка, ни радужки. Только черный цвет. Вэнь Чао моргает, и темнота уходит. Он кашляет. Раз, второй, а затем содрогается, сплевывая кровь.  

– Стой там, – реагирует на еще не оформившееся желание Вэй Ина к движению Вэнь Чао. – Там безопаснее.

– Ты…

– В норме. – Вэнь Чао стирает кровь пальцами, несколько секунд смотрит на красные пятна, а затем кровавые следы вспыхивают черным…

Звон колокольчика сбивает Вэй Усяня с мысли, он резко поворачивает голову и смотрит на Цзян Чэна. Шиди тянется к одному из колокольчиков, висящих на поясе, затем, будто обжегшись, отдергивает руку. Вэй Ин хмурится, затем поднимает голову и видит, что сила Мо Сюаньюйя вышла из-под контроля. Она начала его ломать!

Тело мага содрогается в конвульсиях, а под кожей словно проступают надписи, готовые прорваться наружу силой. Старейшина Илин ощущает этот зуд, как будто проклятые надписи, нанесенные Вэнь Жоханем, должны появиться у него.  

Вэй Усянь подносит флейту к губам и играет, как когда-то играл на поле боя, выводя мертвецов против ордена Цишань Вэнь. Он не мог руководить тысячами мертвецов одновременно, на тот момент заклинатель мог взять под контроль не больше сотни, потому вместо него войсками руководил Вэнь Чао. После произошедшего на могильниках темный маг мог весь мир наполнить мертвецами. Так что у Вэй Ина была важная миссия, с помощью музыки удерживать Вэнь Чао от безумных шагов.

Мо Сюаньюй слышит – и пытается совладать со своей силой. Но не может. Даже приказы Вэй Ина не помогают.

Колокольчик всё звонит и звонит, и звонит.

Но вдруг что-то ярко вспыхивает вверху, наискосок проходит по небу, касается Мо Сюаньюйя – и сила послушно затихает.

Колокольчик резко умолк.

Вэй Ин замирает. Ему показалось, что над Мо Сюаньюйем висит призрачная девушка.  Но он моргает, и видение исчезает.

Старейшина Илин только собирается сделать шаг к призванному, но его опережает Цзян Чэн. Он первым бросаеться к Мо Сюаньюйю. Глава ордена Юньмэн Цзян склоняется над лежащим на земле темным магом. Прощупывает пульс. Хмурится, и спрашивает сразу же, как  к нему подходит Вэй Усянь в сопровождении Лань Ванцзи:

– Что это было?

– Колыбельная для мертвецов. – Говорит Вэй Ин, касаясь лба призванного. Жара нет. – Он ее редко использует.

– А в конце?

– Это… – Старейшина Илин смотрит на некрополь. Тихий, спокойный. Сила Мо Сюаньюйя ушла, забрав с собой души умерших и навеки усыпив сабли. – Дышать стало легче.

– Вэй Усянь! – Цзян Чэн смотрит гневно, но шисюн только качает головой.

– Спросишь у него, когда он очнется. – Все-таки говорит Вэй Усянь. – Я не понимаю всех тонкостей. Темные маги и темные заклинатели не одно и то же.

– Его – к лекарю? – усмирив злость, уточняет Цзян Чэн.

– Вэнь Нин справится. Не смотри так! Вэнь Нин знает обо всех особенностях и понимает, как нужно действовать в подобных ситуациях. Отнесешь его или?..

– Отнесу. – Цзян Чэн бережно подхватил Мо Сюаньюйя на руки. Меч вылетел из ножен и завис на нужной высоте.

– Помочь? – с улыбкой спросил Вэй Ин.

– Справлюсь.

– Цзян Чэн, когда Вэнь Нин закончит, останься с Мо Сюаньюйем до пробуждения.

Глава ордена Юньмэн Цзян оглянулся на Старейшину Илин, несколько секунд молча смотрел, а затем кивнул.

Когда Цзян Чэн с Мо Сюаньюйем улетел, Лань Ванцзи неожиданно спросил:

– Вэй Ин, а у колыбельной есть музыка?

– М-м? – оглянулся Вэй Усянь. – Нет. А что? Лань Чжань! Почему ты спрашивал? Лань Чжань?

***

Сон был так прекрасен, что Цзинь Лин не хотел просыпаться, но чудное видение исчезало, понемногу тая, как утренний туман, оставляя в груди рваную рану.

Во сне он видел Цзян Яньли, свою маму, о которой только слышал. И она была прекрасна. Цзинь Лин видел дядю и… Старейшину Илин. Отца он видел мельком. Будто смотрел чужими глазами, и хозяину этих глаз Цзинь Цзысюань совершенно не нравился.

Цзинь Лин глубоко вдохнул. Сон исчез полностью. И вместе с ним ушло что-то важное.

Мо Сюаньюй всегда такой жестокий.

Юноша, поднявшийся с кровати, замер. Мо Сюаньюй – жестокий? Почему он так подумал? Пока Мо Сюаньюй пребывал в ордене, то Цзинь Лин видел его от силы пару раз и то в сопровождении охраны. От этой мысли почему-то защекотало в затылке.

А ведь это странно! Цзинь Лин мог по памяти повторить все сплетни, которые слышал о Мо Сюаньюйе, но почему-то нигде не упоминали, что его сопровождает охрана. Или то, что он обучался отдельно от остальных. Ведь сколько интересных слухов должно было бы возникнуть. И о том, что Мо Сюаньюй изучает, и о том как.

Цзинь Лин открыл двери и удивленно застыл, увидев дядю, который нес кого-то на руках.

Не кого-то – Мо Сюаньюйя! Безвольная свисающая рука качалась в такт шагов Цзян Чэна. У Цзинь Лина задрожали ноги. Он… он уже видел подобное! Видел, как уносили окровавленного Мо Сюаньюйя!..

Цзинь Лин закрыл за собой дверь и последовал за дядей.

***

Кто-то шептался.

Мо Сюаньюй, медленно выплывающий из объятий темноты, едва заметно улыбнулся. Сестра и А-Нин снова что-то обсуждают. Из-за последствий ритуала в ордене Цишань Вэнь он не мог нормально спать. Ему удавалось немного передохнуть, когда рядом были Вэнь Цин и Вэнь Нин. Старшая сестра всегда ворчала, что он мешает ее работе, но не выгоняла.

Мо Сюаньюй открыл глаза. Вэнь Цин в коконе. С кем тогда разговаривает Вэнь Нин? Привязка указывала, что Вэй Усяня нет в комнате.

Брат ни с кем не разговаривал, он наклонился над столом, перетирая травы. Темный маг зацепился взглядом за фиолетовое одеяние. Цзян Чэн и… Цзинь Лин? Дядя и племянник о чем-то говорили. Мо Сюаньюй не вслушивался, он попытался подняться.

– Брат! Очнулся! – первым среагировал Вэнь Нин. – Как ты?

– Нормально. – Ответил призванный, принимая помощь брата. – Цзинь Лин, как спалось?

– Хорошо. – Буркнул юноша и выскользнул из комнаты.

– Он волновался. – Неожиданно сказал Цзян Чэн, рассматривая Мо Сюаньюйя.

– Волновался, что с его драгоценным дядей что-то сделают?

– Да. Волновался, что тебе как-то навредили.

Мо Сюаньюй непонимающе уставился на Цзян Чэна. Цзинь Лин волновался о нем?! Странно. При их первой встрече юноша был весьма груб, да и после его отношение мало изменилось… Это из-за воспоминаний, которые темный маг показал Цзинь Лину? Хм, сомнительно. Призванный легко мог представить, как юноша начинает задавать вопросы по поводу сна, но волноваться…

– С чего бы ему волноваться обо мне? – покачал головой Мо Сюаньюй.

– Он увидел, как я нес тебя на руках, и последовал за мной. – Цзян Чэн хмурился. Похоже, это было весьма необычно для Цзинь Лина.

– Брат, давай расчешу волосы? – Вэнь Нин уже стоял рядом с постелью с расческой, лентой и шпилькой.

– Да, конечно.

Когда он попал в тело Вэнь Чао, длинные волосы очень мешали. Призванный их едва не отрезал, Вэнь Цин этому воспротивилась, сказала, что подобное недопустимо для заклинателя. Каждое утро, когда он был в ордене Цишань Вэнь, она расчесывала и заплетала ему волосы. Если сестра не могла этого сделать, то ее обязанности выполнял Вэнь Нин. Расчесывание волос тоже было своего рода отдыхом. Призванный наслаждался этими моментами.

Сейчас тоже наслаждается и расслабляется. Магия успокоилась и больше не напирает на Мо Сюаньюйя, желая вырваться на свободу и затопить весь мир. Видимо, дав силе свободу на время, удалось избежать последствий. Хотя он и потерял контроль на некоторое время.

Хмм… призванный задумался. Он ведь слышал звон колокольчика. И дух внезапно пришел на помощь. С духом все более-менее понятно, он испытывает некоторую привязанность к призванному. Хотя и не понятно, в чем причина этой привязанности. Дух на глаза темному магу не показывается и большую часть времени предпочитает молчать.

А вот с колокольчиком не всё так просто. Колокольчики ордена Юньмэн Цзян на темную магию не реагируют, кроме того, что поучаствовал в ритуале призыва. Учитывая всё, что известно Мо Сюаньюйю на данный момент об этом мире, существование еще одной подобной вещицы невозможно. А, значит, это был его колокольчик.

Единственный человек с двумя колокольчиками – это Цзян Чэн. Конечно, можно предположить, что колокольчик есть и у Лань Ванцзи, но зачем праведнику брать вещь Вэнь Чао? Вот если бы она принадлежала Вэй Усяню, то это совсем другое дело.

Значит, Цзян Чэн носит его колокольчик.

Мо Сюаньюй ощутил небольшое напряжение.

«Надеюсь, – подумал он, – это не трофей, как было у Вэнь Жоханя…»

– Я закончил. – Сказал Вэнь Нин, касаясь плеча брата.

– Спасибо. – Мо Сюаньюй коротко улыбнулся. – Ты куда-то собираешься?

– Воспользуюсь шансом и соберу еще немного целебных трав.

Цзян Чэн удивленно поднял бровь на эти слова. Призванный кивнул. Чем больше целебных снадобий, тем лучше. Еще бы хорошего целителя или даже двух, ведь людям в коконах понадобится помощь. Мо Сюаньюй слегка нахмурился, пока он не доберется до повелителя демонов, лучше даже не думать о коконах. А уж о том, чтобы упомянуть о них и речи быть не может. Господин точно сорвется. Обманывать, конечно, нехорошо. Но рисковать людьми в коконах призванный не намерен, даже если Вэй Усянь рассердится.

Вэнь Нин ушел, оставив Мо Сюаньюйя и Цзян Чэна наедине.

– А-Сянь остался возле некрополя? – поинтересовался призванный.

– Да. – Цзян Чэн помолчал немного. – Почему ты его так называешь?

– Ему нравится.

– Ты его любишь?

– В каком смысле? – уточнил темный маг, сощурившись.

Цзян Чэн несколько секунд смотрел на него.

– Как возлюбленного.

– Нет. – Мо Сюаньюй мысленно содрогнулся от такой возможности. Выбрать привязку возлюбленного… о, тогда ситуация сделалась бы намного хуже. – Он мой господин. Я ведь уже говорил, что меня призвал Вэнь Жохань? Впрочем, даже если говорил, послушаешь еще раз. Вэнь Жохань баловался призывом демонов. Сначала низших, а потом сразу же замахнулся на повелителя демонов. Мне неизвестно, что случилось, но он вышел из-под контроля. Вэнь Чао использовали для того, чтобы призвать охотника на демонов, однако использовали тот же самый ритуал, по которому призывали повелителя. Как видишь, не смотря на не соблюдение всех условий, это принесло результаты.

– Если призвал тебя Вэнь Жохань, то как с этим связана Вэй Усянь? – нахмурился Цзян Чэн.

– Самым прямым образом. Вещи его родителей использовали в ритуале. Вэнь Жохань сказал, что это трофеи. – Мо Сюаньюй достал шпильку из волос. – Это украшение матери Вэй Усяня, а меч и второй колокольчик на твоем поясе раньше принадлежали его отцу.

– Что? – Цзян Чэн коснулся колокольчика на поясе и резко отдернул руку.

– Предметы не очистили надлежащим образом. На них остались следы крови. – Призванный покрутил шпильку в руке. – Вэй Усянь, как единственный кровный родственник, получил со мной связь – привязку, которая должна удержать демона под контролем.

Мо Сюаньюй вздохнул, вернул шпильку назад  и потер лицо руками.

– Наверное, я не с того начал… ну да ладно, вернемся немного назад. Есть несколько ритуалов для призыва демонов. Низшие не требуют много, так что с ними просто. С высшими ситуация несколько сложнее, а вот с повелителем всё очень непросто. Чтобы призвать повелителя демонов нужно щедрое жертвоприношение. Или есть другой вариант. Жертв не нужно много. Точнее жертва нужна одна. Человек, в которого вселят сущность повелителя демонов. Но этот ритуал имеет много подводных камней. 

Мо Сюаньюй замолчал, словно задумался над чем-то.

– Что за подводные камни? – поинтересовался Цзян Чэн, у него были другие вопросы, но раз темный маг решил зайти издалека, то он решил не сбивать его с мысли.

– Второй ритуал – это вырывание сущности повелителя демона из его настоящего тела и мира. – Мо Сюаньюй вздохнул. – Остальные виды ритуалов позволяют демонам переходить в другой мир в своем настоящем теле. Но тот ритуал, которым призвали повелителя демонов и меня, он рвет сущность призванного на части. Это словно ваза, которую сначала заклинание разбило, а затем забрало часть осколков и соединило с… другими осколками. Осколки от двух разных ваз. Как думаешь их можно соединить?

– Просто соединить? Без каких-либо дополнительных средств? Если так, то невозможно.

– Правильно. Для того чтобы соединить осколки во что-то целое нужен как минимум клей. Для призванной сущности таким средством есть привязка, желательно, чтобы было несколько человек, и еще новое имя. – Мо Сюаньюй немного помолчал, хмурясь, затем продолжил: – Я не знаю почему, но Вэнь Жохань использовал со мной власть крови, а не привязку. Он не дал мне имени… Осколки не были соединены как нужно. Вэнь Жохань от этого не страдал,  все последствия достались мне.

– А твоя привязка с Вэй Усянем?

– Он был… далеко. И не понимал, что происходит. Призванный не может долгое время находится далеко от человека, с которым у него есть связь. К тому же, есть определенные условия, которых он не выполнил – и… – Мо Сюаньюй поморщился. – В общем, ситуация даже с привязкой была паршивая, потому что тело Вэнь Чао начало разрушаться сразу же после призыва.

Цзян Чэн резко втянул воздух. Мо Сюаньюй посмотрел на него. Затем отвел взгляд.

– Так, как Вэй Усяня рядом не было, некоторое подобие привязки у меня появилось с Вэнь Цин и А-Нином. Прекратить разрушение они не могли, только помогали с последствиями. Когда они рядом было легче. Но Вэнь Жоханю это не нравилось. А уж когда я понял, что у меня привязка не с кем-то из ордена Цишань Вэнь, а с юношей из ордена Юньмэн Цзян, осознал, что последствия будут ужасающими, если об этом узнает Вэнь Жохань.

– И что это значит?

– Привязка имеет разные варианты. Можно выбрать, чтобы это была привязка к старшему родственнику. Или к ребенку. Или к наставнику. Или к господину. Или… к возлюбленному. Последняя самая проблемная. Оно сильно завязана на чувства – и если что-то пойдет не так, призванный может выйти из себя. И это может произойти в любую секунду. Призванному может не понравится любая вещь. Так что этот вариант с Вэй Усянем я даже не рассматривал. Выбрал привязку, где он будет господином.

– Почему именно ее? – Цзян Чэн внимательно смотрел на темного мага.

Мо Сюаньюй улыбнулся.

– Потому что с такой привязкой он бы смог перебить любой приказ Вэнь Жоханя.

– Вот как. – Цзян Чэн покрутил кольцо на пальце. – Значит, господин. Как долго ты можешь находиться  вдалеке от Вэй Усяня?

– Без последствий день-два. Если дольше, мне будет плохо.

– То есть, если Вэй Усяня долгое время нет рядом, твое состояние ухудшается. Выходит, ты не сможешь отправиться со мной в Пристань Лотоса.

– Что?

– Мне нужно вернуться в орден. И я хотел, чтобы ты оправился со мной.

Мо Сюаньюй открыл рот, но на мгновение слова разбежались в разные стороны. Темный маг глубоко вдохнул, собираясь с силами и спросил:

– Цзян Чэн, как ты ко мне относишься?

– А непонятно?

– Ну, ты мне угрожал снести голову, если я еще раз назову тебя по имени. Пообещал переломать ноги, если посмею приблизиться к Пристани Лотоса. Смотрел волком и выходил из себя каждый раз, когда я на тебя глядел. А теперь всё иначе. Так что, да, мне непонятно как ты ко мне относишься.

Цзян Чэн хмыкнул и шагнул к Мо Сюаньюйю.

– Цзя…

Глава ордена Юньмэн Цзян наклонился и поцеловал призванного. Ну, попытался. Они весьма болезненно стукнулись зубами.

– Цзян Чэн, – подозрительным голосом начал Мо Сюаньюй, – ты что, не умеешь целоваться?

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Ошибки и опечатки в комплекте, потом пересмотрю и поправлю.

Хотите сделать мне приятно? Погуляйте по сайту.

Освободить пару часов для творчества Patreon.