Бездна. Глава 31

Написала новую часть к фанфику “Бездна”. Глава 31

Проблему пока не решила, потому новые главы будут опубликованы отдельно.

Как только проблема будет решена, всё поправлю.

Ошибки и опечатки в комплекте, потом пересмотрю и поправлю. Маленькая просьба к тем, кто отмечает ошибки: пожалуйста, выделяйте слово полностью.

Северус Снейп, фанфик Бездна, глава 31

Изображение нашла в Интернете

Фанфик “Бездна” (Главы 1-11)

Бездна. Главы 12-21.

Бездна. Главы 22-30

Глава 31

Любовные зелья. Северус в тот раз варил несколько. От простых до сложных составов. Сначала приворотные не сильно его интересовали. Хотя среди них встречались весьма сложные рецепты, которые Снейпу пригодились бы для практики. Да и с ингредиентами можно было поэкспериментировать. Другие зелья привлекали больше внимания, пока не случилась та размолвка с Лили.

Иногда Змея просто обжигало стыдом от одного воспоминания. Он безумно удивлялся, что у него язык повернулся сказать лучшей подруге и девушке, которую Северус любил, так много неприятных слов. Но ведь сказал в больше не существующем прошлом. Бросил прямо в любимое лицо. Зельевар не знал, оправдывает ли его попытка извиниться. Возможно. Это ведь часто бывает, что в запале или из-за обиды, или гнева говорим кому-то злые слова, дабы задеть. Сделать больно, а потом безумно жалеть о сделанном. Северус жалел. Жалел и, после провальной попытки помириться, делал вид, что всё нормально. Что так и должно быть.

Мысль сварить любовное зелье возникла именно после этого. Забавно, но парень не собирался привораживать Лили. Хотя у него бы получилось. Снейп уже тогда был хорош в зельях, сварить приворотное зелье, которое следов бы не оставило для него не составило бы особого труда. Проблемы могли бы возникнуть с ингредиентами, а мастерства подростку хватило бы. Несколько месяцев, чтобы сварить состав, потом подлить его – и Лили Эванс к концу школы любила бы Северуса Снейпа со всей искренностью. Подозрения, конечно, возникли бы, но доказать никто бы ничего не сумел. Змей уже тогда мог делать так, что следов не оставалось.

Однако приворотное зелье парень варил для себя. Как говорится, клин клином вышибают. Девушку выбрал чем-то похожую на Лили. Кажется, то была подруга Мелиссы, только на год или два младше. Невысокая, рыженькая и в очках. Карие глаза за стеклами казались огромными. Симпатичная представительница факультета Равенкло. Увы, ничего не вышло. Ни с простыми любовными зельями, ни со сложными составами, о том, с каким трудом ему удалось добить некоторые редкие и дорогие ингредиенты, лучше не вспоминать. На других собственноручно сваренные приворотные действовали прекрасно. А вот на слизеринца они не оказывали никакого влияния. Как любил Лили Эванс, так и продолжал ее любить.

Наверное, хорошо, что тогда так получилось.

Они поссорились. Это видели многие. Да и на последних курсах друзья детства вели себя по отношению друг к другу весьма прохладно. Даже с некоторой злобой. Видимо, это их тогда и спасло. Подарило рыжей гриффиндорке несколько лет жизни, и не привело к гибели Северуса на посвящении в Пожиратели. Ведь перед принятием метки они должны были доказать, что достойны. Впервые убить. Заплатить кровью за оказанное доверие. Обычно первой жертвой Пожирателя был маггл, как некое доказательство того, что не маги пыль под ногами чистокровных волшебников.

Змей помрачнел. Так, кажется, он вспомнил, когда от его руки в первый раз умер человек. Посвящение в Пожиратели и принятие метки. Северус смутно припомнил дуэльный зал, где всё и происходило. Но больше ничего.

Зато четко помнит, как в ряды Пожирателей приняли Регулуса. Церемонию для него организовала Беллатриса. Урезанный вариант. Без лорда – правой руке Волдеморт многое позволял – без лишних людей. В дуэльном зале было несколько человек. Младший Блэк, Белла, Северус, как свидетель, и жертва. Ею оказалась Мелисса. Девушка тогда яро поддерживала Дамблдора, в Орден не входила, о магглах часто рассуждала. Да и о чистокровных семьях говорила. Не всегда хорошо. Хотя, если бы зельевара тогда спросили, он бы сказал, что причина была в другом.

Мелисса нравилась Регулусу. Но в том прошлом он так и не решился с ней заговорить. Наблюдал украдкой. Однако кто-то заметил и рассказал Белле. Ведьма решила, что лишние привязанности младшему брату ни к чему.

Регулус не убил Мелиссу, это сделала Беллатрис. Младшего Блэка за «слабохарактерность» она не простила, как и Северуса, который оттаскивал разъяренную ведьму от подростка, рыдающего над трупом любимой девушки.

А ведь со Снейпом могла быть такая же история. Если бы он не поссорился с Лили. Если бы подлил ей зелье. И отказаться бы не вышло, лорд Волдеморт живым бы его не отпустил. Может Риддл и не помнил, чем ему был так интересен полукровка Снейп, но парень оказался единственным нечистокровным среди ближнего круга сильнейшего темного мага. И если бы милорд не дорожил парнем в некотором смысле, то Беллатриса прикончила бы предателя сразу же, как ей выпал такой шанс. А таких возможностей у нее было много.

Змей напрягся, пытаясь выудить еще что-то из памяти. Хм, жертвой был мужчина. Из женщин только две могли бы стать жертвами без малейших угрызений со стороны его совести. Белла находилась под крылом Волдеморта, и он в подростковом возрасте еще не хотел ее убить. Только покалечить.  С Амбридж на тот момент парень не был знаком.

Ну, видимо, это всё, что Северус может вытащить из памяти. Придется подождать. Возможно, он еще что-нибудь вспомнит. Или дар подкинет видение.

Брюнет недовольно хмыкнул. Он бы предпочел вспомнить и разобраться наконец-то с неведомым магом, который пользуется знаниями Гриндевальда, создает чудовищ, раз уж события зацепили его семью так сильно, втянув в кровавую историю. А перед этим снова поговорить с Марволо. И по поводу любовных зелий тоже.

В этой жизни Северус сварил парочку приворотных снадобий, скорее из интереса: подействуют или нет? Один раз пытался влюбиться в Стивена. Другой перебить всё возрастающий интерес к Гонту. Результат был отрицательным в обоих случаях. Любовные зелья на него не подействовали. Отреагировал Змей на такой поворот событий безразлично, раз не подействовали, значит, так надо. А вот Марволо обрадовался подобному исходу. Мелькнувшую улыбку Снейп запомнил. И вопросы отложил на потом. Наверняка, еще возникнут. И не только у него.

Брюнет задумчиво посмотрел на часы. Скоро ночь опуститься на городок. Начальник отдела Магического правопорядка в маггловском мире аппарировал несколько часов назад. Северус невольно ожидал, что маг вот-вот вернется, но сорок минут назад Эйлин получила записку и тоже предпочла переместиться, а не ехать в Лондон автобусом. Значит, работенка нашлась для обоих отделов. Змей скрестил руки на груди, отгоняя мысль, что он совершенно бесполезный без магии. Ни колдовать, ни…

Колдовать… Дневники! Интересно, где они? Часть вещей ведь находилась в доме. Возможно и остальные тоже тут. Только спрятаны. И где лучше всего прятать коробки с вещами? Среди других.

Парень направился в гараж. Нужно проверить пришедшую в голову догадку.

Итак, пирамиды или стены лабиринта? Светлокожий брюнет приблизился к кучке коробок и провел пальцами по одному из ящиков.

Если бы он прятал магические вещи, то так, чтобы они были на виду, и в тоже время к ним должно быть трудно или лень добираться. Не пирамиды. Они не такие уж большие, переставлять с места на место не доставит особых проблем, разве что времени займет немало. Да и большую часть можно сразу же посмотреть, даже не сдвигая с места. Тогда коробки с их вещами должны быть стеной лабиринта. Но не той, что делит гараж пополам. Хотя и там надо будет глянуть.

Снейп прогулялся по лабиринту, дошел до дверей в подвал и замер. Несколько секунд смотрел на них, а затем коснулся деревянного полотна. Легкое покалывание. Как маленькие, тупые иголки касаются кожи. Не больно, только вызывает желание почесать ладонь. Северус отошел на пару шагов назад и с интересом посмотрел на руку.

Дверь ведь заколдована. По-другому быть не может. Хватило бы простенького заклинания, известного даже первокурсникам Хогвартса, чтобы отпереть замок и войты внутрь. Наверняка, над дверью руны, а сам вход Эйлин заколдовала. Вполне возможно, что никто иной, кроме Снейпов, здесь ничего не увидит. Странно, да. Но могут списать на причуды волшебников. Или помутнение разума от горя.

Змей развернулся и положил ладонь на стену, сделанную из коробок. Возможно, глупость. Ну, а вдруг…

Брюнет ступал неторопливо, прислушивался к своим ощущениям. Вероятно, он просто придумал себе…

Пальцы едва ощутимо кольнуло. Северус посмотрел на коробку. Ничего примечательного, такая же, как и другие. Пока не заглянет внутрь, не узнает.

Зельевар действовал аккуратно. Сначала снял верхнюю, затем еще одну, а на нужной коробке ощутил знакомое, едва уловимое покалывание.

Внутри оказались школьные учебники. Парень перебрал их, убедился, что дневников среди книг нет. Что печально. Но ничего, он будет искать дальше. К тому же, догадка оказалась не такой уж и невероятной. Снейп может каким-то образом ощущать магию.

Брюнет вернул коробки на место. И прошелся по лабиринту, касаясь рукой его стен. Каждый раз, когда чувствовал покалывание, он останавливался, добирался до нужной коробки и заглядывал внутрь. А после, обнаруживая, что дневников там нет, возвращал всё к прежнему виду. Ни к чему нарушать заведенный здесь порядок.

Дневники парень нашел в девятой снятой коробке. Тетрадки спрятались под одеждой. Не почувствуй Северус покалывания, он бы даже внимания не обратил. Одежда-то была детской. И Змей такой никогда не носил. Убедившись, что в коробке находились все дневники, Снейп забрал их, сложил одежду и вернул ящик назад.

Интересно, текст он увидит? Тетрадки парень заколдовал на совесть, без нужных знаний чужак записи не увидит. Однако не встречал нигде упоминания о похожих случаях. Видят ли маги лишенные волшебных сил свои записи или чары не воспринимают их, как хозяев?

Дневники Северус отнес в комнату, разложил и провел над ними рукой. Покалывание, если честно, его уже немного достало. Руки так и хотелось обо что-то почесать. Ладно, подождет немного и потом полистает, если сможет увидеть текст.

Зельевар спустился вниз, взглянул на часы и невольно качнул головой. Наверное, случилось что-то паршивое, раз Эйлин еще не вернулась. Или Смит заинтересовался разговором Гонта с ее сыном? Потом спросит, когда мать вернется.

Надо поужинать, а то снова будет неприятный разговор по поводу режима и питания. Змей вздохнул и поплелся на кухню.

Парень замер на пороге. Дар что-то разгулялся. Столько сюрпризов за последние дни.

По комнате прошлась фигура в черном плаще. С низко опущенным капюшоном, скрывающим лицом. В черных перчатках. Она неторопливо приблизилась к столу и опустила на деревянную поверхность два стакана. Один – пустой, второй – полный. Вода, наверное. Заметив Снейпа, видение поманило его к себе рукой. Змей неуверенно сделал несколько шагов.

Фигура постучала по пустому стакану пальцем, а затем указала на него. Зельевар удивлено приподнял брови. Мол, и что это значит?

Щелчок пальцами. И пустая посудина начала наполняться водой. Сначала медленно, но чем ближе к краю, тем быстрее. Наконец-то вода замерла на том уровне, когда не хватает нескольких капель, чтобы жидкость начала выливаться.

Фигура взяла второй стакан – и наклонила над первым. Брюнет дернулся, но вода оставалась на прежнем уровне, совершенно не реагируя на то, что объема для такого количества жидкости явно не хватает. Однако стоило только упасть последней капле, как наполненный стакан взорвался.

– Северус, что-то случилось? – спросила Эйлин, возвращение которой зельевар пропустил.

– Ничего особенного, – рассеяно отозвался парень, рассматривая осколки и лужу воды на столе, – стакан разбил.

Значит, это не дар отметился, его навестила давняя знакомая отца. Да так, что он ее не почувствовал. А фокус со стаканами предупреждение. Разобраться бы еще, о какой опасности его пытались таким образом предупредить.

 

***

Когда зачарованный дневник берет в руки не его хозяин, то видит только чистые листы. Белые или с легкой желтизной по краям. Ни одной записи, ни единой черточки. Только пустые листы бумаги. На них можно писать, но через некоторое время чернила исчезнут. Либо навсегда, если дневник заполнен от корки до корки, либо текст переместится на чистые страницы.

Северус листал тетради в поисках записей, сделанных чужой рукой. Скользил взглядом по словам, то улыбаясь, то мрачнея, после прочитанного. Удивительно, сколько всего было. Что-то начисто вылетело из головы, а кое-что до сих пор покоя не дает.

Снейп иногда замирал на той или иной странице, снова и снова перечитывая текст. Как бы Змею не хотелось этого делать, но он вынужден признать, что отец поступил разумно. И хотя вмешательство Тобиаса уничтожило часть воспоминаний, а некоторые скрыло густым туманом, но вероятность сойти с ума была огромной. Зельевар медленно приближался к краю, но его успели оттащить.

Невольно фыркнув, брюнет вернулся к поискам, изредка отодвигая от себя дневник, когда покалывание в пальцах начинало приносить боль. Реакция на магию у него усилилась в несколько раз только за одну ночь. Сегодняшним утром Северус реагировал и на руны. Несколько слабее, чем на дневники, но вчера никакого дискомфорта не было, хотя он специально проверял.

Ага, вот здесь почерк другой. О, это рецепты зелий. Змей заинтересовался. Можно попробовать сварить парочку. Вот этот яд, к примеру. И подлить Смиту. Несколько минут он смаковал мысль, а затем решительно начал листать дальше.

Нет, в этом дневнике Тобиас записал только рецепты. Нужно искать дальше. Наверное, этот.

Северус не ошибся. Пролистав немного, парень увидел знакомый почерк.

Перехватило дыхание от первых слов. Знаки подсказали что будет? Или предпочел перестраховаться?

«Здравствуй, сын…»

Снейп скользнул по тексту взглядом. Информация о статуэтке. В нескольких словах обрисована история взаимодействия Тобиаса и богини. Мужчина не забыл упомянуть о способе, как избавиться от артефакта.

«Люблю вас…»

Змей вздохнул, погладил слова пальцем.

– И мы тебя любим. – Пробормотал зельвер, переворачивая страницу.

Когда-то он подобное читал. Источник магии у волшебников представляли как второе сердце, а потоки или каналы силы – кровеносная система. Кажется, кто-то говорил, что выдвинутая теория не имеет под собой оснований.  Ну, вот у Снейпа на руках подтверждение от древнего мага и жреца Смерти.

Парень листал дальше. И наткнулся на инструкцию, которая должна была помочь ему восстановить потоки. Ну, она ему больше не подходить. Он сам их окончательно и разрушил. Но, несомненно, информация пригодиться магам, попавшим в похожую ситуацию.

Вторая инструкция рассказывала о том, как колдовал Тобиас. Учитывая, что источника у него не было, его заменял знак. Здесь упоминалось о возможностях магглах использовать магию. Но детали отец обещал объяснить позже.

Тобиас колдовала благодаря знаку «Сила». Он брал магию из внешних источников, без вреда для окружающей среды и людей. Или получал силу от своей Госпожи, как ее жрец. Самое забавное то, что мужчину никто бы не почувствовал, как мага. Обычный человек.

После описаний заклинаний шел рассказ о том, каким образом могут колдовать магглы.

Весьма интересная информация.

И опасная.

О да, магглы, действительно, могут колдовать, но для этого нужно немало сделать. Например, разузнать точную дату рождения, желательно еще со временем, хотя бы приблизительно (утро, день, вечер, ночь). Определенный год соответствует одной из четырех стихий. Месяц – дереву. Дни – драгоценным камням. А время за металл (бронза, железо, серебро, золото). Все это должно помощь колдовать, но бесполезно без главного. Источник – кровь магического существа или волшебника. Чем свежее, тем лучше.  Не отсюда ли ноги растут всех кровавых легенд в маггловской истории? Вероятно, и охота на ведьм прятала под желанием «очистить мир от скверны» истинную причину – поиск магов и магесс. Не могли ведь знания о подобном исчезнуть бесследно, даже если кто-то намерено уничтожал их, что-то могло остаться. Умный человек мог заинтересоваться крупицами знаний, а методом проб и ошибок узнать больше.

Северус передернул плечами.

Дневники надо уничтожить. Да так, чтобы их даже при большом желании не смогли восстановить. Нечего подобной информации возвращаться из забытья. Среди зелий был один интересный рецепт. Вот и испробует.

Змей быстро прикинул, что можно переписать. Рецепты зелий. Инструкция по восстановлению при поврежденных каналах. Остальное может вылезти ему боком. И всему магическому миру тоже.

Зельевар достал несколько чистых листов и стал переписывать нужное.

Слизеринец умел быстро писать, правда, почерк у него в таком случае был жуткий. Буквы скакали в разные стороны, изгибались так, что без помощи и гаданий разобраться с ними не получалось, а уж сокращения профессора Снейпа, кроме самого профессора, никто не мог понять. Никакая магия не поможет.

Закончив, Змей сложил исписанные листы и небрежно сунул внутрь недочитанной книги.

Сначала проверить вернулись ли мама. Эйлин вчера аппарировала домой поздно, немного поспала и в шесть утра ушла на работу. В законный выходной. Видимо, проблемное дело им подвернулось.

Магесса отсутствовала, так что парень мог со спокойной совестью варить зелье.

Северус невольно фыркнул от смеха. До одиннадцати лет он прятал свою магию от отца, после восемнадцати будет прятать от матери. Хотя Эйлин, если обнаружит, что сын варил зелье, его не убьет. Наверное.

Жаль, конечно, что не было котла, но кастрюля тоже подойдет для его целей. Повезло с ингредиентами, они нашлись на кухне в нужном количестве, не пришлось бежать в магазин.  Но надо поторопиться, ведьма обещала вернуться до ужина.

Желанные побыстрее всё сделать сыграло с парнем злую шутку, он порезался. Ругнувшись, Змей перевязал руку чистой тряпкой и продолжил подготавливать ингредиенты, но уже осторожней.

Зельевар строго следовал рецепту, отложив эксперименты на потом, только мысленно перебирая возможные варианты улучшения.

Пока жидкость непонятного цвета не закипела, Северус перенес на кухню дневники. Полистал их, сожалея об утрате стольких воспоминаний, обличенных в слова и закрепленные чернилами на бумаге. Но и оставить их не мог. На исписанных страницах много информации, которую людям лучше не знать.  Мастер своего дела может снять чары с дневников. Потратит кучу времени, чтобы разобраться с напутанными Снейпом заклинаниями, и расколдует.

Бумага расползалась клочьями и таяла под действием зелья. Парень опускал дневники в кастрюлю осторожно, дабы случайно не плеснуть на себя опасной жидкостью. Это металлу практически ничего не будет, а вот кожу наверняка проест.

Подождав, пока последний дневник исчезнет под действием зелья, брюнет добавил несколько ингредиентов. Жидкость непонятного цвета забурлила и превратилась в коричневую жижу сразу же, как он выключил огонь. Осталось только убрать следы и тщательно всё вымыть. С нейтрализатором, чтоб никаких последствий.

Оценив результаты своей работы, Северус довольно кивнул. Эйлин ничего не заметит. Надо бы ужином заняться. А до этого проверить и обработать порез.

Кровь на тряпке подсохла, потому парень сунул руку под воду. Сначала намочить. Когда ткань вобрала в себя достаточно воды, Снейп развязал узел и начал осторожно отдирать тряпку от пореза. Откинув ее подальше, Змей снова открыл кран, чтобы смыть кровь, да так и замер. Пореза не было.

Зельевар недоверчиво надавил на то место, где должна быть рана. Закатал рукав и обследовал место, где у него брали кровь. Ни маленькой точечки, ни боли от нажатия. Та-ак… очень интересно.

Нож слизеринец не успел убрать на место. Наверное, потому за него и схватился. И полоснул по ладони. Обозвав себя идиотом, парень выронил нож, подтащил к умывальнику аптечку, оставленную обеденном столе, и решительно сунул руку под воду. Зашипел не хуже змеи от вспышки боли, быстро ушедшей, и удивленно вытаращился на происходящее. Рана исчезала на глазах. Несколько секунд – и пореза больше не было.

–  Ой, дурак. – Протянул Северус, покачав головов.

Да, потоки он сам уничтожил. Только вот источник у него целый. С ним ничего не случилось. А уж времени, чтобы подстроиться под новые обстоятельства, у второго «сердца» было предостаточно. Змей несколько месяцев ему ничем не мешал. В коме особо не поколдуешь,  никакой паники, никаких метаний, ни одного лишнего телодвижения.

Снейп, как был магом, так им и остался. Только привычным образом он не сможет колдовать, да и схема, по которой действовал отец, ему совершенно не подходит. Парень наполнен магией по самую макушку. И чужой ему не надо, а то он может… взорваться.

Северус захохотал. Ага, теперь понятно о чем его предупреждали. Только как ему сбрасывать излишки? Не резать же себя постоянно. Видимо, магия уже исцелила всё, что можно было, раз зельевар так остро начал ощущать чары и быстро избавляется от ранений.

Обведя взглядом кухню, парень заметил нож. Поднял, помыл и вернул на место. Затем взял тряпку и затер кровавые следы. Убедившись, что ничего подозрительного нет, Снейп принялся готовить ужин.

Покупать палочку? Не вариант. Для начала надо поговорит с Эйлин, объяснить и убедить, что ему нужно на Косой переулок. А для этого желательно продемонстрировать какое-нибудь волшебное действие. Будь-то заклинание или стихийная вспышка магии. Мать его поддержит, конечно, но есть Смит. Мужчина странный, непонятный и опасный. Делиться с ним подобной информацией? Нет, точно нет. К тому же, представители магического мира им заинтересуются еще больше. Он им и без магии будет как бельмо на глазу.  Марволо сможет их прижать к ногтю, но доставлять ему проблем не хочется. Так что беспалочковая магия или зелья. И лучше второе. При варке зелий магию волшебник отдает неосознанно. Попрактикуется, излишки сбросит, чтобы не взорваться, а потом можно будет и заново учиться колдовать.

Мама ведь не откажется от помощи талантливого зельевара?

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *