Бездна. Глава 35

Бездна. Глава 35.

Северус приготовил зелья для важного колдовства. Эйлин подготовила рунный круг. Лили, Сириус, Питер и Ремус ищут информацию.

Ошибки и опечатки в комплекте, потом пересмотрю и поправлю. Маленькая просьба к тем, кто отмечает ошибки: пожалуйста, выделяйте слово полностью.

Северус Снейп, фанфик Бездна, глава 31

Изображение нашла в Интернете.

Фанфик “Бездна” (Главы 1-11)

Бездна. Главы 12-21.

Бездна. Главы 22-30

Бездна. Глава 31

Бездна. Глава 32

Бездна. Глава 33

Бездна. Глава 34.

Глава 35

Семь дней, семь зелий, семь цветов радуги, рунный круг, поделенный на семь частей.

Северус посмотрел на часы. Почти восемь. Еще несколько минут в запасе.

С зельями проблем не возникло. Почти. Для начала пришлось убедить Эйлин, чтобы он справится с задачей. Колдовать Снейп не мог, не разобрался еще как, так что пошел по самому простому и кровавому пути – порезал себе руку. Зрелище было отвратительным и пугающим. Пугала не кровавая рана с белеющей костью, а скорость, с которой восстанавливались ткани. Несколько секунд – и от длинного, глубоко пореза ничего не осталось, даже шрама. Только кровь понемногу засыхала на коже.

Ведьма этому не обрадовалась. Не дай небо, кто-нибудь узнает, Северуса пустят на опыты. Но, выслушав сына, она согласилась разделить задачу. Змей занялся зельями, а на плечи Эйлин легла обязанность нарисовать рунный круг в точности такой, как на изображении в тетради, которые Смерть вернула. Или перенесла из тайника, чтобы зельевар не мучился. А ведь он о них совершенно забыл. Хорошо, что Тобиас записал часть информации в дневники.

Рунный круг был очень сложным. Настолько, что Северусу сделалось плохо только от одного взгляда. Не облегчало задачу даже то, что части круга детально описывались на последующих страницах. Куча подсказок и объяснений лично лорду Принцу ничего не говорили. У него в голове делалось пусто, зельевар не рискнул бы выводить круг, даже если бы от этого зависела его жизнь. Хотя она и так зависит.

Эйлин к рунному кругу отнеслась с интересом. Наверное, как сам Северус к сложному рецепту зелья. Восприняла как вызов своим способностям. Змей, правда, не представлял, можно ли за семь дней нарисовать подобный круг. Ему бы и года не хватило.

Восемь. Зельевар выключил огонь, переставил небольшой котелок на каменную подставку и потянулся за стаканом и ножом. Последний ингредиент – кровь. Нацедив нужное количество, вылил в котел. Бледно-сиреневое зелье приобрело насыщенный фиолетовый оттенок. Снейп накрыл его крышкой и занялся уборкой. Лучше убрать и зачистить возможные следы. Не дай небо, кто-то лишний узнает об изготовлении зелий с использованием крови, возникнут вопросы. На которые Северус отвечать не хотел.

Иллюзия, как временный способ отвлечь внимание, хороший вариант. Но только как временный. День-два никто внимания не обратит на странности в поведении «Снейпа». Вероятно, подметят их, однако паники поднимать не будут, пока не появится маг, а тот поймет, что дело не чисто.

Материальная иллюзия на порядок сложнее и магии требует намного больше. Марволо, к примеру, способен поддерживать такое колдовства около двух дней без перерывов. А он сильный темный маг. Эйлин – чуть больше получаса. Северус… теоретически он бы смог поддерживать свое творение два-три дня. В любом случае этого мало.

Да и иллюзия не способна, без постоянно контроля и корректировки, подстраиваться под ситуацию. Ходили слухи, что были особо одаренные в этой сфере маги, способные творить материальные иллюзия такого уровня, что тех было не отличить от реального человека. Но даже если это и правда, то ни Северус, ни Эйлин, ни Марволо не входили в их число.

Потому вариант с материальной иллюзией в чистом виде отпадал сразу.

Дар видящего показал возможный вариант решения проблемы. И впервые приоткрыл Снейпу будущее.

Смесь рунной магии, зельеварения и иллюзия. В результате должно получиться некое подобие живого существа. Сильное, безмозглое и преданное своему создателю до безумия. В древности маги подобным баловались. Создавали себе слуг или двойников, которых подсовывали врагам для потери бдительности.

Вот и Северус задумал создать двойника. Правда тот выйдет глупым, но в этом вопросе ему помогут.

Эйлин вернулась бесшумно. Окинула сына внимательным взглядом, уделив особый интерес рукам. Змей поддернул рукава, показывая, что, не смотря на создание семи сложных зелий, регенерация, спровоцированная запертой в теле магией, замедлилась не намного. Ран не было. Шрамов тоже. Магии в нем много. Что сейчас к лучшему.

Создание двойника исчерпает его до дна. Слабого мага подобное волшебство убьет. Среднего… возможно, не убьет, но отходить от подобного он будет долго. Да и сильному магу тоже не сладко придется. Здесь ситуация не как с материальной иллюзией, на половине остановить не выйдет. Либо получиться создать двойника, либо смерть.

– У тебя мел на лице.

Эйлин стерла белый след, посмотрела на пальцы и хмыкнула.

– Не заметила.

Рисовать рунный круг в доме было опасно. Во-первых, кто-нибудь мог нагрянуть в гости. Северус для всех чувствовал себя неважно и уже который день отходил от последствий принятия зелья. Смит интересовался здоровьем парня и магесса, не моргнув и глазом, соврала, что «болеть» сын будет как минимум две недели. Нет-нет, помощь врачей не нужна. Во-вторых, ловушка для статуэтки. Никто не может сказать, как подействует рунный круг для создания двойника на тюрьмы богини. Возможно, в разы ускорит освобождение артефакта. Эйлин пару дней назад сказала, что линии стают тоньше, некоторые руны пропали, а, значит, рано или поздно, но статуэтка освободится. Рисовать или вырезать новый круг, пока старые не исчезли, себе дороже. Среагировать может так, что вместо дома будет кратер диаметром в несколько километров.

Выбор пал на здание, где на Северуса напал Джейсон Армстронг. На той улице никто не жил. Забредали жители городка туда редко, словно подсознательно держась подальше. Идеальный вариант.

– Круг готов. – Ведьма скользнула взглядом по котелкам с зельями. – Сегодня?

– Да, ближе к полуночи.

Эйлин кивнула. Людей на улице будет намного меньше. Лишнее внимание им ни к чему.

– Я перенесу зелья, а ты пока повтори заклинание. – Женщина приблизилась к столу. – Уверен, что сможешь его использовать?

– На все сто. – Совершенно беззаботно улыбнулся Змей.

Миссис Снейп недоверчиво покачала головой, но ничего на такую самоуверенность не сказала.

К полуночи людей на улице практически не было. Где-то в отдалении было слышно, что кто-то говорит, но на таком расстоянии, что нельзя разобрать ни одного слова. Эйлин и Северус добрались до нужного дома незамеченными. Ведьма осталась снаружи, следить, чтобы никто не помешал чарам. Змей вошел в дом, приблизился к рунному кругу, сдерживая внутреннюю дрожь. В дрожащем свете свечей круг казался еще более внушительным и сложным, чем был на бумаге.

Котелки с зельями магесса расставила в нужном порядке, и ее сын только удивлялся, как у нее получилось ничего не задеть и не стереть ни одной линии. И одновременно радовался. Малейшая ошибка – и круг бы пришлось перерисовывать заново.

В помещении стало холоднее. Огоньки свеч дрогнули, словно от сквозняка, однако никто в дом не входил. Северус повел плечами, ощущая, как мурашки с ледяными лапками начали спускать по хребту.

Фигура в черном остановилась рядом с ним. Качнулся капюшон, будто парню кивнули. Лорд Принц ответил приветственным жестом, ожидая. Он мог произнести заклинание, только не был уверен, сработает ли оно. Можно было попросить мать или Марволо о помощи, но лучше им кое-чего не знать. И не видеть.

Голоса Змей не услышал, но рунный круг засветился, говоря о том, что чары работают.

Белый-белый свет сменился красным; Северус ощутил, как его взяли за руку, и не вздрогнул только благодаря огромному усилию. Пальцы, коснувшиеся кожи, были ледяными настолько, что, казалось, могли заморозить глубокое озеро до самого дна.

Семь зелий – семь цветов радуги. Каждая часть рунного круга светилась определенным цветом. Края яркие, центр блеклый.

Холод полз по руке к плечу.

Цвета в кругу выровняли свою яркость. Части светились равномерно.

Холод коснулся шеи.

Свет пульсировал. Словно в такт чему-то. Зелья начали подниматься вверх маленькими, круглыми капельками.

Холод сполз на грудь. Стало трудно дышать.

Капельки потянулись к центру круга. Потемнело. Свечи погасли, цвета сделались приглушенными, слились.

Первым сформировался скелет. Молочно-белый в темноте, он медленно обрастал плотью. Мышцы сплетались волокнами, появлялись сухожилья, прорастала кровеносная система. Внутренности влажно блеснули, маг успел заметить, как сжалось сердце, прежде чем плоть скрыла под собой всё.

Холод прошелся по животу, паху, бедрам, коленям, охватил ступни.

Кожа на двойнике нарастала кусками. То тут, то там. Как светлые пятна на кроваво-красном месиве. Хорошо, что было темно, плохо, что фантазия дорисовывала все остальное на свое усмотрение.

Холод, наконец, добрался до другой руки. Нижняя челюсть словно окаменела. Ни на миллиметр не сдвинулась. Холод охватил всю голову.

Северус понял, еще пару секунд и он умрет.

Ледяные пальцы отпустили его руку. Парень рухнул на колени, пытаясь вдохнуть.

Воздух еще никогда не казался таким сладким.

Что-то горячее касалось плеча. Кто-то говорил.

– Медленнее. Дыши медленнее.

Рука, его плеча касалась рука. А говорил двойник. Ну что же, душу в созданное тело вложили, но насколько существо разумно? Северус прокашлялся.

– Жуть как странно слышать свой голос со стороны. Он всегда так мерзко звучит?

Двойник засмеялся. Помог Снейпу подняться на ноги и только тогда ответил:

– У тебя чудесный голос. Именно такой нужен, дабы околдовывать без всякой магии. Как хорошо снова быть живым, – без всякого перехода сообщил двойник. Зельевар подозрительно на него покосился. Знакомые интонации. – Как Эйлин?

– Тобиас? – недоверчиво спросил Северус.

– Госпожу достал шум, а очередь желающих начистить мне м… лицо не уменьшалась, так что она решила отвести меня к живым.

– Мама тебя убьет.

– Мы ей не скажем.

Змей насмешливо хмыкнул. Ну-ну.

 

***

Лили вздрогнула и резко вскинула голову, услышав смех. Удивленно моргнув, девушка покачала головой. Смеялась миссис Изабелла Вуд, приставленная к ним начальством школы Святого Патрика, дабы молодые люди ничего не украли из архива. Они и не собирались красть, только копировали нужную информацию. Но так, чтобы этого не замечала Изабелла Вуд, а для этого приставили к ней Сириуса. Блэк со своим заданием справлялся на все сто. Даже смог рассмешить строгую миссис Вуд. Эванс, когда впервые ее увидела, усомнилась, что женщина на это способна.

Сириус входит в число тех людей, что способны очаровывать без всякой магии. Голос Северуса так явственно произнес эти слова, отчего магесса оглянулась, ожидая увидеть некровного брата за своей спиной. Конечно, его там не было. Мозг сыграл с ней дурную шутку, воссоздав голос и интонацию с невероятной точностью.

Лили вздохнула, окинув горы бумаги печальным взглядом. Никуда не деться. Нужно пересмотреть документы хотя бы по диагонали. Но стопок было так много и такие большие, что ее тошнило только от одного взгляда на них. Однако нужно. Может где-то здесь будет ниточка, которая, наконец, приведет их к создателю недоделков.

Магесса снова вздохнула, убедилась, что ни Питер, ни Ремус на нее не смотрят, а миссис Вуд увлеченно слушает Сириуса, забормотала себе под нос считалочку, указывая пальцем на стопки бумаг. Хоть немного развеется.

Ага, вот эта. Лили взяла несколько листков и бегло их просмотрела. Замерла, отложив один документ. Показалось, или там было что-то интересное. Девушка прочитала документ заново, внимательнее. Точно. Вот здесь. Пропало двое учеников.

Эванс покрутила листок в руках. А какая разница, что она будет искать, может пропавшие парни выведут к чему-нибудь интересному?

К концу отведенного времени, она их как родных знала. Сироты. Слабые маги, в Хогвартс не попали, а вот в школе Святого Патрика их приняли с радостью. Наверное. Сложно понять отношение к детям из сухих строчек. Были немного проблемными, конфликтовали с несколькими сквибами. У одного фамилия иностранная. Шмид. Германец, наверное.

Учились парни хорошо. И неплохо развились в магическом плане, даже могли попробовать поискать местечко в Министерстве Магии, но пропали за полгода до окончания учебы.

Решили прогуляться в зимнем лесу во время каникул.

Ну, предположим, парням упал шкаф на голову и они решили, что совершенно необходимо ночью идти в лес. Удивительным образом они смогли покинуть территорию школы, где охрана почти на каждом углу и не зря есть свой хлеб. Ладно, допустим, на каникулах детей осталось мало, часть охранников отпустили, и ученики смогли ускользнуть. Вопрос, почему их понесло в лес? Что им там понадобилось?

А нашли их… Лили нахмурилась – ожидаемо – нашли тела через две недели. Хотя… две недели? В бумагах сказано, что было обращение в Министерство Магии, в ответ прислали аврора – и маг не смог найти двух парней?

Зазвонил колокольчик. Магесса посмотрела на источник шума, который держала миссис Вуд.

– Время! Вам пора покинуть территорию школы.

Лили посмотрела на разложенные перед собой листы, она так увлеклась поисками информации о судьбе двух учеников, что почти не сделала копий. Девушка умоляюще посмотрела на Сириуса. Блэк кивнул на ее взгляд, заговорил с Изабеллой, и дал Эванс несколько минут на создание копий.

– Что ты так увлеченно изучала? – поинтересовался парень, как только они оказались вне территории школы.

– Нашла кое-что интересное. Вернемся в отдел, расскажу.

– Что-то стоящее?

– Надеюсь.

В отделе их ждал Бен. Артефактор тоже хотел им помочь в поисках, однако появилось интересное дело, Гонт поставил какую-то сложную задачу, о сути которой Сноу не распространялся. Но это не мешало ему на все вопросы таинственно улыбаться.

– Как успехи? – полюбопытствовал Бен.

– Ничего нового, – вздохнул Ремус.

– Информации много, но собирать ее приходиться по частям. – Недовольно покачал головой Питер.

– Лили что-то нашла. – Закинул за голову руки Сириус и потянулся.

– Не могу сказать, что информация связано с нашим делом. – Эванс вытащила скопированные бумаги и положила на стол, дабы остальные ознакомились. – Но это первое упоминание о пропаже учеников в документах, которое я встретила. Собрала все, что нашла, касающееся пропавших учеников.

Блэк прочитал первым. Потер подбородок, хмыкнул и спросил:

– Это только мне странным кажется? Аврор не смог найти двух учеников? Эти парнишки были скрытыми гениями?

– Или аврор их не искал. – Тихо произнес Ремус.

Сириус набрал в грудь воздуха – и резко выдохнул.

– Возможно. – Буркнул Бродяга. Покосился на бумаги. – Интересно, что об этой ситуации известно миссис Вуд? Спрошу у нее завтра.

– Если начальник не решит, что мы занимаемся ерундой. – Мрачно произнесла Лили.

– Ему пока не до вас. – И Бен улыбнулся так, будто знал нечто важное, но не скажет об этом. Что не мешало ему дразнить друзей.

– Сириус, держи его! Сейчас узнаем, что эти его странные улыбочки значат.

 

***

Матильда крутнулась перед зеркалом, убедилась, что выглядит хорошо, хоть по этому поводу ругать не будут, подмигнула своему отражению и, подхватив сумочку, пошла к матери. Им нужно выбрать свадебное платье, Банни внутренне готовилась к очередным долгим и занудным лекциям, по поводу ее будущей семейной жизни. Девушка уже успела пожалеть, что сказала Джереми «да». Раньше родители себе сдержанней себе вели. Намекали, конечно, мол, пора уже. Побаловалась спортом и хватит. Пора заниматься серьезными вещами. Семьей. Детьми.

Матильда, каждый раз слушая это, сдерживала желание закатить глаза. Она очень надеялась, что родители, в особенности мама, успокоятся, как только узнают, что девушка собирается замуж. Однако ситуация ухудшилась. Теперь ее просвещали по поводу того, как будущая супруга должна себя вести, что делать, а что ни в коем случае не делать, не обращая никакого внимания на противоречивость большей части озвученных советов.

Банни радовалась тому, что они переехали в Лондон, никаких друзей семьи, соседей и родственников, которые наверняка не смогли бы удержаться и тоже поделились бы своей «мудростью». И весьма часто эта «мудрость» отдавала словами: мы мучились – и ты страдай!

Жаль, что Северуса не было рядом. Змей бы нашел слова поддержки. Или облил бы всех сарказмом. Или они увлеклись бы спором и забыли о всяких глупостях.

Матильда хлопнула по своей сумочке, сегодня они встретятся. Если бы кто-то спросил, отчего она думает, что встретит друга, девушка ответила бы, что просто это знает.

Именно это знание вело ее по улицам Лондона, позволяло не обращать внимания на поучительные речи матери. У нее важное дело. Нужно отдать приглашение на свадьбу и письмо. Хорошая у Северуса подруга. Матильде понравилось ее имя – Лили. Хоть кто-то о ней подумал и сообщил, что Змей жив.

Она заметила его внезапно, словно кто-то толкнул в бок и шепнул на ухо, посмотри на другую сторону улицы. Брюнет неторопливо шел вперед, погруженный в свои мысли, не замечая ничего вокруг.

Банни сорвалась с места в одну секунду. Пронеслась по проезжей части, услышав за спиной испуганный вскрик матери и чью-то ругань.

– Стой! – девушка схватила парня за руку чуть выше локтя и дернула на себя.

Северус Снейп повернулся к ней, удивленно вскинув бровь, совершенно не узнавая Матильду. Бегунья пристально посмотрела на него. Какой-то он странный… Словно не настоящий.

– Змей? – неуверенно спросила она.

Парень моргнул – и словно изменился.

– Привет, Банни.

– Мерзавец! – воскликнула девушка и толкнула его в плечо кулаком. – Я волновалась! Бом волновался! И Стив!.. Мы думали, что ты умер!

– Виноват, – поднял руки Северус, широко улыбаясь.

– Когда признают свою вину, так не улыбаются!

– Я так сильно рад тебя видеть, что ничего не могу с собой поделать.

– Хоть бы весточку послал, дура-ак. – Всхлипнула Банни. – Все вокруг только и делали, что говорили о твоей смерти. Я на могилу приходила. Ты хоть представляешь, как странно было там стоять, понимать, что тебя нет, и чувствовать, что твое тело находиться черт знает где. И никому нельзя об этом говорить, воспримут как сумасшедшую.

Улыбка сбежала с лица Снейпа, конечно же, чутье Матильды. Наверное, жутко было.

– Могу я тебя обнять? – спросил Змей.

Девушка только кивнула ответ. Ее уже трясло от сдерживаемых рыданий. Северус приобнял подругу одной рукой и мягко, но настойчиво отвел в сторону от людей. Выбрать бы уголок, где она бы могла спокойно выплакаться, без этих недоумевающих прохожих и непрошенных сочувствующих. Парочку маг одарил угрожающими взглядами и те ушли, раздраженно что-то ворча себе под нос.

Что-то изменилось. Северус сощурился. Люди на них больше не смотрели, шли мимо, словно не замечая ничего, неосознанно отклоняясь в сторону, чтобы обойти место, куда они с Банни отошли.

Тобиас помог.

Змей не шептал ничего утешающего, не просил успокоиться, тихо говорил, что да, дурак, виноват, эгоцентричный человек, думал только о себе, о друзьях забыл и позволил им страдать.

Матильда быстро выплакалась. Привела себя в порядок и посмотрела на Северуса.

– Мама волнуется. – Кивнула она на женщину, всматривающуюся в прохожих.

– Да, идем.

Заклинание исчезло. И миссис Элизабет Саммер была очень рада их видеть, так рада, что отчитала за нерадивость, глупость и за свой испуг.

– Джереми, ну хоть бы думал…

– Миссис Саммер, Вы ошиблись, я – Северус.

– Северус? – удивилась женщина. Посмотрела на него внимательнее и побледнела. – Северус Снейп?

– Да, это я. Рад встрече.

Мать Матильды механично кивнула на его слова, не в силах осознать, что произошло. Почему мертвый человек стоит перед ней живой и здоровый? Как такое возможно? Она же видела… Могилу. Ходила вместе с дочерью.

А ведь люди шептались, что там дело нечисто.

– Мама…

– Что? Ах, да-да, я тоже рада Вас видеть, Северус. Столько слухов ходило…

– Ничего не могу рассказать, – развел руками парень.

Элизабет покивала и посмотрела на дочь:

– Нам пора, Матильда, свадебное платье само не найдется.

Банни пожала плечами. Подошло бы почти любое красивое платье, но мама хочет сделать всё «правильно».

– Пару минут. Северус, у меня для тебя кое-что есть. – Девушка достала из сумки конверт. – Приглашение на свадьбу. – Она покосилась на миссис Саммер, отошедшую немного и тихо добавила: – Лили попросила передать тебе письмо. Оно внутри.

– Спасибо.

Матильда помахала ему рукой на прощание и поспешила догнать родительницу.

Снейп покрутил конверт в руках, щелкнул по нему пальцами – и тот исчез. Маг повел плечами, посмотрел по сторонам, не следили ли за ним кто-нибудь. Убедившись, что свидетелей нет, продолжил свой путь.

Северус за много километров от Лондона вздрогнул, открыл глаза и посмотрел на письмо в своих руках. Ясно теперь, каким образом человек верил, что перед ним настоящий противник, не подозревая об обмане. В тело двойника можно вселяться. Хотя в их случае Тобиас выдернул Змея к себе. Неприятное чувство, хоть бы предупреждал.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *