Бездна

Авторка: Silver Raven

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», фильм Гарри Поттер (кроссовер)

Персонажи или пейринг: Северус Снейп/Том Марволо Риддл

Рейтинг: NC-17

Жанры: джен, слэш (яой), романтика, юмор, драма, фэнтези, AU, мифические существа

Предупреждения: смерть персонажа, OOC, Underage

Дисклеймер: герои книги/фильма мне не принадлежат

Статус: в процессе

Публикация на других ресурсах: Я царица и далее по тексту. А если надо, стучите, там разберемся.

Описание: Он хотел изменить все – и получил такой шанс. Теперь у него есть возможность исправить ошибки прошлого. Однако у всего своя цена и ему придется заплатить…

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.



Работа по заявке 

Последнее обновление 24.09.17 – глава 29

Пролог

– Ч-черт! – раздражено прошипел черноволосый мужчина, отдернув руку от маленькой фигурки, что стояла на его столе. – Демон бы тебя взял, старая карга! – гневно произнес он, таким образом поминая дарительницу этой бесполезной вещицы. Времени прошло довольно много с тех пор, когда брюнету бабушка по материнской линии преподнесла в подарок эту маленькую статуэтку женщины с несколькими лицами. Вещица была старая, но сохранилась хорошо. Снейп не особо это ценил, ведь умудрился снова обо что-то уколоться. Прямо, как в первый раз. – И почему я тебя не выбросил? – спросил он у многоликой женщины, слизнув кровь с пальца. Та противно скалилась ему в ответ и, на мгновение, ему показалось, что глаза статуэтки засветились. – Ах, черт! – прошипел бывший профессор, а нынче директор Хогвартса, сжимая руку с меткой. – Как всегда вежливы, милорд.

Хотя Лорд его не слышал. Как и Поттер. Какого демона мальчишка пришел в школу так открыто?

Подхватив палочку, Снейп пошел к выходу. Он открыл дверь и замер на пороге, когда услышал смех. Обернувшись, мужчина обшарил взглядом кабинет, но никого не нашел. Хотя маленькая статуэтка продолжала ухмыляться.

«Если выживу, – подумал Северус, – я тебя уничтожу. А если нет – пусть с тобой мучится кто-нибудь другой!»

Он захлопнул дверь и торопливо спустился по ступенькам.

Покинуть здание школы получилось без труда. Преподаватели и ученики оказались слишком заняты возвращением Героя, совершенно забыв об опасности.

– Северус, – произнес Лорд, и взор безумный глаз обратился на него, – ты долго.

– Прощу прощения, повелитель, – поклонился Снейп, даже не пытаясь придумать оправдания. Если это чудовище решит его наказать, ему никто и ничто не поможет.

– Пора начинать. – Темный Лорд небрежно повел рукой в сторону школы и зельевар едва смог сдержать позыв вмешаться и прекратить все сейчас.

Но он не может.

Но и не хочет, чтобы дети сражались.

Выбирай, Северус…

Мужчина едва заметно вздрогнул. Нет смысла менять что-либо сейчас. Ему предстоит исполнить свою роль до конца. Роль верного слуги. И никак иначе. Пути назад нет.

Уверен?

Снейп нахмурился, пытаясь держать себя в руках, когда оборотни направились к школе. Кажется, его непростая жизнь сильно повлияла на разум, если он начал слышать голоса.

Смешок.

Лорд вертел палочку в руках, затем неожиданно поманил Северуса за собой. Внутри все скрутилось от неприятного предчувствия, но он не подал виду и спокойно зашагал за их господином, неприязненно покосившись на змею, что ползла за ним. Пресмыкающиеся нравились зельевару только в одном виде – в виде ингредиентов и никак иначе. Особенно змеи. А эту представительницу отряда чешуйчатых мужчина с превеликим удовольствием превратил бы в ингредиенты сам.

«И зачем меня притащили в Визжащую хижину?» – Снейп поморщился, когда вошел вслед за Лордом.

– Как жаль, Северус…

– Милорд? – зельевар, услышав небольшой шум в тайном ходе, как бы случайно задел сложенные возле одной из стен вещи, что с грохотом рухнули на пол, и шум сбил с мысли Темного Лорда. – Простите, – ровным голосом произнес мужчина, незаметно доставая палочку. Ясное дело, его не для разговора сюда привели.

– Нагини, – безумец повел палочкой, и змея атаковала Пожирателя.

Палочка покатилась по полу…

Тихие шаги…

Из последних сил, сжимая плечо мальчишки, дать подсказку. Последний элемент пазла, о котором он догадывался, но не хотел знать.

«Если бы существовал мизерный шанс все изменить, я все бы отдал…»

Ты выбрал!

 

Глава 1

Открыв глаза, он уже более получаса изучал потолок и думал, что после смерти ему предстояло попасть в другое место. На рай как-то не сильно похоже, да и слово «праведник» к нему не имеет никакого отношения. И, если верить словам отца, на ад, где ему самое место, опять же если брать во внимание речи Тобиаса Снейпа, это место не претендует. Хотя на протяжении как минимум одиннадцати лет своего детства, которые он большей частью помнил смутно, этот дом прочно ассоциировалось у него с преисподней. Да и все годы обучения в школе, те дни, недели и месяцы, что ему довелось провести здесь, Северус Снейп считал сущим кошмаром.

И после смерти увидеть знакомый потолок, в котором он знал каждую трещинку, было неприятно. Даже противно. Все старые воспоминания, наполовину стертые временем и желанием забыть, внезапно обрушились на него потоком. Причиняя боль. Заставляя вспомнить все, что происходило в этих стенах. Все до последней секунды. И, что удивило его, оказывается, в этом доме были и хорошие моменты. Просто он их не ценил.

Прекратив изучать потолок, Северус обвел комнату взглядом и увидел старую знакомую. Статуэтка многоликой женщины стояла на столе и смотрела на него, ухмыляясь. Северус нахмурился, пытаясь понять, что не так. Если память его не подводит, то после того, как он  получил письмо – обычно студентам школы Чародейства и Волшебства Хогвартс оно приходит в первых числа августа – мать потащила его к своим родственникам. К бабушке, если говорить точно. Старая ведьма не была к ним ни добра, ни ласкова, но вот почему-то подарила ему древний артефакт, что давно принадлежал роду Принц. Мама была благодарна, он тоже, хотя никакого восторга от обладания столь бесполезной вещью у него не было. Но огорчать Эйлин ему не хотелось. Сейчас, рассматривая давно изученный подарок, ему что-то казалось неправильным. Статуэтка изготовлена из какого-то непонятного материала. Он пару раз пытался узнать из чего ее сделали, но ответа так и не нашел. Фигуру изображенной женщины сделали пропорциональной, то есть никаких гипертрофированных частей тела, не считая головы. Она была нагой, но определить откуда же привезли столь странный и бесполезный артефакт по тому, как сделали статуэтку, оказалось трудно. А если говорить начистоту, почти невозможно. Некоторые его знакомые говорили об Индии, другие об Африке, третьи об Америке. Под конец он махнул рукой на попытки разобраться с многоликой женщиной. Голову статуэтки сделали большой. Всего женщина имеет восемь лиц. И стоило Северусу вспомнить первое впечатление от подарка (мать его матери дала ему коробку и строго приказала открыть дома, в одиночестве), как его взгляд метнулся к самому красивому лицу многоликой. Оно всегда было печальным. Впервые он поранился непонятно обо что, вытаскивая ее из коробки. После чего Северус никогда не прикасался к ней голыми руками. Хотя за несколько часов до смерти мужчина снова поранился, когда пытался убрать вещицу в шкаф. И после этого все лица женщины стали мерзко ухмыляться.

– Значит, ты все-таки артефакт, – произнес он вслух и резко сел в кровати.

Голос изменился. Северус еще раз внимательно осмотрел комнату. Воспоминания из детства смешалось с теми днями, когда ему пришлось жить здесь вместе с крысой. Он предпочел «засветить» это место, а не свой дом в одном из магических городков.

Ты ведь хотел все изменить…

Тихий смех.

Так его кровь активировала артефакт? Первый раз был нужен для привязки, а второй, чтобы статуэтка начала действовать?

– Что ты сделала?

Перенесла тебя в прошлое.

– Это то, что заложил в тебя создатель? Перенос во времени? – спросил Северус, мельком взглянул на свои руки и ноги.

«Так вот почему мне все таким странным показалось, я снова одиннадцатилетний мальчик, – подумал он. – А с чего бы старой ведьме дарить мне подобную вещь?»

Нет. Я исполнила твое самое сильное желание.

«Не заветное. Сильное». – Отметил для себя Снейп.

– И…

Задать вопрос ему не дал голос матери, что пришла звать его на завтрак. Северус оделся и быстро спустился вниз.

Эйлин расставляла тарелки, напевая какую-то песенку. Черные волосы были собраны в тугой пучок, карие глаза настолько темные, что сливаются со зрачком, – у Северуса точно такие же. К ее белой коже совершенно не подходили мешковатые одежды, давно утратившие былой яркий окрас. На хорошеньком лице легкими мазками проступали следы синяков, и ему пришлось сжать кулаки, сдерживая рычание. Ей здесь не место. Упрямой женщине, не утратившей гордой осанки и своих знаний. Она была здесь лишней. В доме маггла ей не было место.

Он сделал шаг, и доска под его ногой заскрипела.

«Отвратительный дом», – раздраженно поморщился Северус.

Его мать обернулась на звук и улыбнулась. Снейп замер, жадно всматриваясь в лицо, которое он уже давно не видел. Любуясь тем, как улыбка стерла следы усталости. Убрала жесткую складочку у рта. А затем сделал пару широких шагов и прижался к ней.

Эйлин обняла своего ребенка и с любопытством посмотрела на него.

– Северус, что случилось?

– Ничего. – Крепко обняв, произнес он.

«Скучал, – подумал парень. – Так сильно скучал».

Северус сглотнул комок, спрятав лицо. Ему хотелось разреветься, как ребенку. Тонкие пальцы прошлись по его спине, поднялись по плечам и мягко подняли его подбородок, заставляя посмотреть в глаза.

– Милый, что случилось? – обеспокоенно спросила Эйлин, стирая слезы, которые скатились по щекам ее мальчика.

Выдавить слова сквозь судорожно сжатое горло не получилось, потому он просто покачал головой. Но мать это не успокоило и, собравшись, Северус смог произнести:

– Нормально все. Кошмар приснился.

Женщина крепко его обняла и немного нахмурилась. Наверное, ее мать что-то сделала, не стоило вести к ней сына. Эйлин вздохнула и вздрогнула, когда в комнату вошел муж.

– Что ты встала посреди комнаты, чертовое отродье? – раздраженно спросил Тобиас Снейп. – У тебя дел мало? – он сделал шаг к женщине и замер. Сына мужчина замечал редко. По его мнению, ребенок абсолютно невзрачный. Однако злой взгляд обладал такой силой, что Тобиас остановился, а затем сделал несколько шагов назад. У «невзрачного» такого взгляда быть не должно. – Так и знал, что мальчишка не мой, – произнес мужчина, старательно отводя взгляд от лица ребенка, но его как магнитом тянуло посмотреть.

Старший Снейп зло встряхнулся и, забыв о завтраке, поторопился уйти из дома.

– Что это с ним? – растерянно спросила Эйлин, выпустив сына из объятий.

– Наверное, после вчерашнего плохо стало, – безразлично пожал плечами брюнет.

– Северус, – укоризненно произнесла мать, жестом предлагая ему сесть.

– Это правда.

Женщина вздохнула и покачала головой.

Завтрак прошел в молчании. Не напряженном, скорее задумчивом. Эйлин тревожилась странным поведениям сына с самого утра и решала, писать матери или нет. Также ее беспокоило то, что Тобиас ушел. Он ведь может натворить дел. Северус тоже думал. И мыслей было так много, что голова у мальчика начала болеть от всех идей и планов, которые вспыхивали в его голове, как молнии. Глубоко вздохнув, он очистил сознание и сосредоточился на простых действиях – не хватало еще сильнее беспокоить мать. Ведь уже поглядывает на него с тревогой.

Раздался стук. Тихий. В окно. Северус и Эйлин одновременно посмотрели в ту сторону.

– Сова? – удивленно спросила ведьма, поднимаясь.

Почтовые птицы редко к ним прилетали. Очень-очень редко. И ее удивление было объяснимо. Но еще больше женщина поразилась, когда открыла окно и разглядела на лапе старой совы кольцо с гербом рода Принц.

– Что там? – Северус напряженно застыл у стола: такого не было.

– Это от бабушки, – произнесла Эйлин, придерживая посылку, которую сова сбросила ей на руки. – Покорми птицу.

Снейп подошел к шкафчику, где хранилось печенья, и взял несколько штук, чтобы дать сове. Прекрасным вариантом было бы покормить ее мясом, но оно, увы, для них весьма дорогое удовольствие. Вторым вариантом являются сладости, желательно специальные, но и человеческие вполне подойдут. За время преподавания в Хогвартсе он успел изучить, какие лакомства нравятся почтовым птицам.

Старая сова нахохлилась, когда он подошел. Северус решил, что птица давно не летала с посылками и письмами. Злится, даже клюв отвернула. Старые совы не любят летать в дневное время суток. Снейп сдержал кривую ухмылку, которая так и хотела растянуть ему губы. Нет, на его детском лице она, наверное, будет глупо смотреться. Ох, он так давно уговаривал птиц сделать что-либо, когда у них нет на это никакого настроения. Северус не удержался и тихо фыркнул. Сова угрожающе посмотрела на него, и ему пришлось закусить губу.

«Так, только истерики не хватало, – подумал он, но смех продолжал щекотать горло и маг немного нахмурился. – Я что, действительно, радуюсь ее поведению?»

Уговорить сову съесть печенье с первого раза не получилось. Снейпу каждый раз хотелось смеяться, когда птица гневно на него смотрела. Со второго, вроде получилось, но пернатая гостья как-то странно поглядывала на него и лакомство, что смех прекратился, а вот недоумение выросло сплошной стеной.

– Северус, – Эйлин, с интересом наблюдавшая за поведением сына, позвала его, – съешь одно печенье, пусть она убедится, что еда не отравлена.

Мальчик изумленно посмотрел на мать. О том, что его родственники по материнской линии параноики, он помнил, но вот такого даже представить не мог. Ребенком Снейп писем от бабушки не получал. Съев печенье, Северус дал остальные сове, которая милостиво их приняла. Это зрелище его и развеселило, и опечалило. Гордость и манеры, вот что осталось некогда могущественному роду Принц. И совсем скоро он угаснет полностью. Северуса старая карга не признала, а мать не сможет выносить второго ребенка, Тобиас Снейп постарался.

– Ох! – брюнет повернулся к Эйлин, что открыла посылку. – Северус иди сюда.

– Что случилось? – он посмотрел в лицо матери и только после этого заглянул в коробку.

– Бабушка прислала тебе деньги.

Северус покосился на несколько мешочков. Этого тогда не было. Что изменилось? Он в этом времени даже дня не провел.

«Другой мир?» – подумал он, вспомнив статуэтку.

Нет.

«Ты меня постоянно слышишь?» – насторожился маг.

Нет. Только те мысли, что направлены ко мне.

«Значит, я могу спрашивать тебя мысленно, представив твой облик?»

Да. Я отвечу. Позже. Устала…

«Вот как. Интересно…»

– О, здесь письмо, – женщина распечатала конверт и, вытянув лист, скользнула по нему взглядом. – Ох.

– Что там? – напрягся Северус, пытаясь понять по лицу матери, что написано в письме.

– Мама хочет, чтобы я привела тебя к ней еще раз, только ближе к концу августа. – Задумчиво пробормотала Эйлин. – Ты не боишься? – стряхнув глупые мысли, спросила она, повернувшись к сыну.

– Не боюсь чего?

– Моей матери.

– Нет. Я не испытываю перед ней страха. – «Скорее недолюбливаю», – подумал Северус.

– Хорошо, – женщина коротко улыбнулась и ушла писать ответ своей матери. Вскоре она вернулась и привязала к лапке совы конверт. – Лети, – птица и без просьбы Эйлин распахнула крылья. – Мне нужно навестить мадам Лакруа. – Сказала брюнетка, заметив время.

– Ясно, – коротко произнес Северус, сдерживая кучу ехидных вопросов, что так и просились на язык. Вспомнить свое поведение в эти годы было несложно, а вот заставить себя ему следовать оказалось трудно. – Надолго? – уточнил он.

Эйлин, которая отошла к зеркалу, чтобы косметикой прикрыть следы их с мужем ссоры, не видела, как мучился ее сын, удерживая поток острых вопросов, вернулась на кухню и поморщилась, когда доска скрипнула под ней.

– Это на несколько часов, – улыбнулась ведьма, показав книги, которые она предусмотрительно положила на тумбочку, расположенную в коридоре. Тобиас редко обращает внимания на книги. – Ты не успеешь соскучиться.

Северус кивнул, удерживая злые слова, что эти несколько часов займут почти весь день. Он провел мать к двери и с улыбкой помахал ей. Ему не хотелось врать, но… сказать правду? Даже если она поверит, все будет плохо. Сейчас говорить матери что-либо не стоит. Так что играть, играть и еще раз играть. Хотя кое-что можно изменить уже сегодня.

Маг внимательно осмотрел кухню и, оторвав жадный взгляд от аптечки, пошел искать ингредиенты для простого, но смертельного яда. Мать весьма внимательно следит за таблетками, сама ими не пользуется (ей больше по душе зелья, любовь к ним она привила и сыну), так что быстро поймет, кто помог Тобиасу отправиться в мир иной. А вот яд… Северус никогда не сомневался, что Эйлин обладает поистине огромными знаниями в зельеварении, но, учитывая долгое отсутствие практики (простые снадобья не в счет) и нелюбовь женщины к отравам, кое-чего она не знает. А сделать так, чтобы все выглядело, как несчастный случай, просто. У него были прекрасные учителя.

Поиски и готовка надолго не затянулись. Уже через три часа все было готово. Северус достал начатую бутылку бренди, поставил ее на стол и открыл, после чего подошел к маленькой кастрюльке и, набрав в ложку нужное количество яда, вернулся к любимому напитку Тобиаса Снейпа. Поднес к горлышку и… не смог. Стоял больше получаса, но так и не смог себя заставить влить в бутылку яд.

Осторожно отошел к мойке, вылил туда зелья из ложки, потом из кастрюльки. Закрутил и вернул бренди на место. Тщательно все вымыл, проверил, не осталось ли следов яда, и только потом посмотрел на оставшиеся ингредиенты.

«Значит, когда это были другие, я мог. А теперь, когда это он, ничего не вышло… – Северус провел по лицу рукой. – Что ж, есть и другие зелья…»

Когда Тобиас вошел в дом, его ждал только сын. Мальчик сидел на ступеньках, и, стоило старшему мужчине переступить порог, поднял на него тяжелый взгляд.

– Вернулся. – Голос ребенка оказался низким, а в произнесенном слове не было и капли радости ожидания, скорее в нем прозвучал приговор. – Даже не думай. – Словно поняв, что отец хочет уйти, Северус поднялся на ноги и спустился к нему, неся в руках чашку. – Пей.

И вместо того, чтобы возмутиться, мужчина послушно принял чашку и, продолжая смотреть в глаза сына, поднес ее ко рту.

– Пей. – На этот раз прозвучала мягко.

Тобиас закрыл глаза и выпил странную жидкость, немного похожую на крепкий кофе, только запах был кисло-сладкий.

– Хорошо, – голос сына донесся до него словно сквозь вату, а последовавший за словом смешок показался горьким, как полынь.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Залишити відповідь