Бездна

Авторка: Silver Raven

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», фильм Гарри Поттер (кроссовер)

Персонажи или пейринг: Северус Снейп/Том Марволо Риддл

Рейтинг: NC-17

Жанры: джен, слэш (яой), романтика, юмор, драма, фэнтези, AU, мифические существа

Предупреждения: смерть персонажа, OOC, Underage

Дисклеймер: герои книги/фильма мне не принадлежат

Статус: в процессе

Публикация на других ресурсах: Я царица и далее по тексту. А если надо, стучите, там разберемся.

Описание: Он хотел изменить все – и получил такой шанс. Теперь у него есть возможность исправить ошибки прошлого. Однако у всего своя цена и ему придется заплатить…

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.


Глава 26

Лили сонно моргнула и сцедила зевок в кулак.

Последние несколько дней выдались напряженными. Она толком не спала, нельзя назвать сном те жалкие минуты, когда ей удавалось задремать. Конечно, Эванс, как новенькая сотрудница отдела Магического правопорядка в маггловском мире, могла преспокойно отдыхать и не ловить с остальными преступников, но у девушки теплится надежда, что кто-то из псов кровавой армии Гриндевальда скажет хоть пару слов о Северусе.

Да, Лили не верила, что Снейп мертв. И Алекс с Беном тоже не верили. И Сириус с Регулусом. И пусть утрутся всё, кто говорит, что зельевар мертв, Эванс точно знает, что брат жив. Браслет не собирается покидать ее руку. Конечно, дело не столько в том, что она верит словам Северуса – он может и не солгал, но что-то умолчать мог, – сколько в том, что девушка нашла создателя этого артефакта и поговорила с ним. Ладно, допросила. И нет, она не сломала ему руку. Он сам упал. Невыразимка его просто напугала. В свое оправдание девушка могла только сказать, что ей не следовало идти на встречу с артефактором такой злой. Но авроры могли достать кого угодно, а юную магичку довели так, что она была готова кусать всех. Главное, чтобы покусанные умирали в мучениях.

Ну да, не сложились у Лили отношения с аврорами. Они не готовы были слушать советы от девушки, недоучки, да еще и смеющей указывать, что им делать. На самом деле Эванс должна была рассказать о тонкостях маггловского мира, дабы маги не так бросались в глаза. Невыразимка не думала, что у авроров (большей частью опытных и взрослых волшебников) могут быть с этим проблемы. Ну, все ошибаются. Сама ведьма с маггламы сливалась с легкостью, только смотрелась чуточку необычно, но посторонний наблюдатель, не имеющий магической силы и связей с миром волшебников, воспринял бы это как некий флер загадочности. Авроры же сразу бросались в глаза, словно над ними висели таблички с надписью «Чужак». Они как актеры. Всё есть. И декорации, и костюмы, и реплики, только вот нет желания вживаться роль, понимать суть слов, видеть больше, заглядывать за границы. Магглы для большинства магов так и остались существами второго сорта. Никчемные и ни на что не способные. Какая от них может быть угроза?

Лили вспомнила своего начальника-невыразимца, который и объяснял им, магглорожденным, какие проблемы могут быть, если волшебники не смогут найти общий язык с обычными людьми. Это в закрытом мирке можно говорить о том, как легко поставить не магов на колени. В закрытом мирке, где просто не видно, что магглы развиваются. Да, у них нет магии. Но они могут ее заменить техникой. Уже заменяют. И Лили, как магглорожденная, попавшая в магический мир, вынуждена признать, что многих вещей ей не хватает. Нет, магия это прекрасно, но вот если бы объединить… К тому же, в отличие от магов, которые только вынужденно посещают мир магглов, девушка возвращается – и видит изменения. Некоторые едва-едва заметны, а некоторые идут вперед семимильными шагами. И если вдруг между магами и магглами будет война, то однозначно сказать, что победят первые нельзя. Удивительно, что некоторые волшебники тоже это осознали, старательно готовя почву для благоприятного исхода. Нет, они не жаждут уничтожить не магов, им нужно мирное существование.

И какой-то чокнутый хочет этому помешать. Хотя благодаря этому мерзавцу появился новый отдел и началось сотрудничество с полицией, однако лучше бы его кто-то прикончил. Конечно, об убийцах из кровавой армии Гриндевальда помалкивали (Лили подслушала, да), но явная напряженность начальников – невыразимца и лорда Гонта (царь и бог отдела Магического правопорядка в маггловском мире) – бросалась в глаза, так что Эванс пошла к однокурснику. Питер Петтигрю работает в архиве, там даже нашли способ применять его художественный талант, так что гриффиндорец был всем доволен. К тому же, он любил узнавать информацию и делиться ею с друзьями, только это секрет. О котором помалкивал даже Регулус, хотя слизеринец помощник судьи в Визенгамоте. А Сириус и Ремус, которые поначалу проходили аврорскую подготовку, но перешли в новый отдел, став свидетелями неприятной сцены. То есть поссорились со старшими товарищами, защищая Лили от нападок взрослых магов. Марволо Гонт с радостью принял всех трех под свое крылышко, не смотря на то, что Эванс невыразимка и ее непосредственный начальник попытался вернуть девушку в Отдел Тайн. Драки не было, но и разговор гриффиндорке послушать не дали, так что ведьма не знает, как они договорились о том, дабы невыразимка большую часть времени проводила у лорда Гонта. Как и Бен, он, кстати, обещает стать лучшим артефактором. Только Алекса не затащили в новый отдел, парень вступил в команду профессиональных игроков в квиддич. Это важно. Не только, чтобы обычные люди привыкли и приняли магов, но и на оборот. Однако для начала не помешает более дружелюбное отношение к магглорожденным. Так что миссия у Алекса Куина серьезная, нечего его отвлекать.

Лили снова зевнула, покосилась на часы и хмыкнула. Двадцать минут уже прошло, где их носит?

Полицейские и представители особого отдела, которые занимались сверхъестественными (в понятии магглов) делами, опаздывали. Не то, чтобы это было в новинку, но обычно их опоздания не превышали пяти минут. Почти идеальная пунктуальность. Эванс им, конечно, немного завидовала (кто-то смог поспать дольше), однако предчувствовала бурю. Лорд  Гонт выглядел раздраженным.

Невыразимка, положа рука на сердце, могла бы со стопроцентной гарантией подтвердить, что это не видимость. Начальник на самом деле раздражен. Очередная неудача. Убийцу они поймали, да только тот закончил, как и его предшественники. Умер. Стоило мерзавца только скрутить, задать пару вопросов – и всё. Его начинало трясти, ломать, а через минуты три у них на руках был очередной труп и никаких ответов. Так что настроение было испорченным не только у Гонта.

Еще одного убийцу, очередного психа из кровавой армии Гриндевальда, поймали ребята из особо отдела. Возможно, магглам повезло больше? Вдруг они что-то узнали?

Наконец-то дверь открылась и в большую комнату – зал совещаний – вошли полицейские и представители особо отдела.

Лили едва не дернулась. Впрочем, девушка быстро справилась с собой. Лениво выпрямилась на стуле и равнодушным взглядом окинула вошедших.

Не врали. В особом маггловском отделе работают маги. Миссис Снейп Эванс сразу узнала. И только огромным усилием воли невыразимка осталась сидеть на месте и не бросилась к женщине, чтобы вытрясти из нее всё. Эйлин Снейп могла знать, где находится ее сын. Только магглорожденную к ведьме и на полшага не подпустят. Вон как Люциус напрягся рядом с девушкой. Сразу же перехватит и вернет на место. Или перенесет гриффиндорку к черту на рога.

Лили покосилась на Малфоя, но решила не подшучивать над ним. Молодая магичка присмотрелась к волшебникам, что стояли за спиной миссис Снейп.

Нет, незнакомы. Двое мужчин, лет по сорок, темноволосые с хмурыми лицами. Одеты… одеты, как обычные магглы. И если бы они не стояли рядом с Эйлин, отгородившись от остальных людей в помещении невидимой стеной, Эванс даже не подумала бы, что мужчины такие же, как и она. Обладатели магической силы. Невыразимка внимательно изучила их лица. Потом, когда вернется домой, нужно поговорить с Питером и показать ему воспоминание. Хвост быстро найдет ответ, к каким магическим семьям принадлежат двое магов, стоящие за спиной Эйлин…

– Миссис Снейп, – мрачно произнес лорд Гонт. Молодая волшебница покосилась на начальника. Это девушка впервые видится с магами другой стороны, а все остальные (ну, почти все) уже с ними встречались и запомнили, что Марволо Гонт и Эйлин Снейп терпеть друг друга не могут. Причини никто не знает, зато напряжение, которое образовывалось между ними, чувствовали все. Это как разряды электричества, неприятно покалывает кожу.

– Гонт, – почти выплюнула ведьма.

– Я вижу, вы уже успели обменяться приветствиями, – мягко прозвучал голос Адама Смита, начальника особо отдела. – Устраивайтесь, разговор будет долгим, устанете стоять.

Лили подозрительно посмотрела на мужчину. Не понравился он ей с первого взгляда. Возможно, причина в том, что он кажется совершенно безликим. Девушка ловила себя на мысли после встречи с таким человеком, хватит и пяти минут, дабы забыть как он выглядит и пройти мимо него на улице, не сообразив, что когда-то с ним уже встречались. И даже разговаривали. Или, может быть, дело в этой показной вежливости. Было в ней что-то лживое. Как будто в вино добавили каплю яда. И вкус немного не такой, и для жизни опасно.

Ведьма потрясла головой и прислушалась к словам начальника особого отдела. Так, значит, и у них труп. Печально. А ведь создатель убийц хитрый, жестокий и мерзкий ублюдок. Ему плевать на то, сколько людей погибнет. Он готов ими пожертвовать. Но ради чего? Какая у него цель?

Гонт, скользнувший недобрым взглядом по Эйлин, скрестил руки на груди, внимательно слушая Адама Смита. И здесь неудача. Марволо захотелось вздохнуть, потереть виски и выпить чего-нибудь горячего.

Кем бы ни был тот чокнутый маг, создающий псов кровавой армии Гриндевальда, у него явно нет ничего святого. Ладно, Волдеморт и сам не белый и пушистый, он в крови по самую макушку. Даже к пыткам пристрастился, да, было дело. Но ведь успел остановиться. Да, не без помощи, однако если бы он не захотел, то всё осталось бы по-прежнему. А вот у их тайного кукловода, до которого они всё никак добраться не могут, отказали тормоза. Сначала чокнутый маг создал одного бойца кровавой армии. Почти идеального, опасного до чертиков. Скольких тот убил? Много. Но он погиб от руки Снейпа и забрал парня с собой.

Ублюдок!

Гонт не знал, кого он больше ненавидел: убийцу или стража? Обоих. Точно. Одного надо было поймать и убить, а второго… неважно.

Проблема в том, что после гибели почти идеального пса кровавой армии, маг начал лепить его жалкие подобия. Да, они не обладали ни той выносливостью, ни той силой, на них действовали заклинания, но их много. И они сильнее обычного человека. А еще быстрые. И погибают сразу, как только попадают в плен. Хотя некоторые даже соизволили ответить на несколько вопросов, однако в их словах не было и капли полезной информации.

Марволо напрягся. Он продолжал внимательно слушать Адама, смотря мимо лица Смита, в стену. Эйлин сидела рядом с начальником особого отдела и жаждала просверлить в Волдеморте дыру своим взглядом.

Они ненавидели друг друга. С первой их встречи. И даже до нее.

Гонт ненавидел ведьму. За то, что она осталась жива. За то, что женщина не воспользовалась статуэткой. За то, что Северус многое унаследовал от нее. Видеть ее лицо, эти черные волосы, знакомые жесты – и осознавать, что это не тот человек, которого хочется увидеть.

О своей ненависти к нему, Марволо Гонту, миссис Снейп заявила сама. После встречи, где они сверлили друг друга злыми взглядами, она перехватила его и процедила, что если бы не он, ничего бы не случилось.

Встреча окончилась ничем. Они обменялись информацией, снова убедились, что не нашли ниточек ведущих к тому, кто создает убийц, и разошлись. Почти.

Волдеморт еще на зимних встречах подметил, что Эйлин Снейп не уходит с остальными сотрудниками особого маггловского отдела. Но ничего не предпринимал. И дело было не в том, что он сам не ожидал такого «подарка» от Министерства. Радость-то какая – ему всучили новый отдел и быстро умыли руки, мол, делай с ним что хочешь. И не в том, что у него было много дел. Разобраться, что за отдел. Найти сотрудников, разобраться с правами и обязательствами и многое другое. Да и переманивание друзей Снейпа к себе поближе тоже занимало время. Словно таким образом он мог… неважно.  Дело было в том, что он не представлял как поступить. Уговорить ведьму, которая его ненавидит (абсолютно взаимно, кстати), отдать статуэтку будет трудно. Можно даже сказать невозможно. Видимо, стражи предпочитают смерть использованию мощного артефакта. Украсть? И как это сделать? Ведьма ведь сразу сообразит, кто это сделал, и точно не отстанет, пока не вернет артефакт. Ненависть ненавистью, а убивать ее он не хочет.

Даже после долгих раздумий Гонт не пришел к какому-то решению. Хотелось бы, что бы всё прошло мирно, но Эйлин Снейп хоть и изгнанница, однако в ее венах бежит кровь Принцев. Стражница. Она скорее Марволо голову откусит, чем добровольно отдаст артефакт. Потому сегодня маг решил проследить за ведьмой. Возможно, это подтолкнет его к выбору.

Все встречи магов и магглов проходили на территории последних. В помпезном здании, расположенном подальше от центра города. Тихий и мирный район. Людей на улице немного. Они сновали туда-сюда и Гонт был готов поспорить, что здесь из магов только он сам и Эйлин, которая только что свернула направо, возле цветочного магазинчика. Марволо последовал за ней.

Женщина направилась к пятиэтажному зданию. Темный маг заметил машины скорой помощи и удивленно покосился на ведьму. И зачем ей в больницу? Смит говорил, что никто не пострадал. Или маггл соврал?

Волдеморт немного отстал, проверил, хорошо ли держатся чары невидимости, и постарался максимально осторожно следовать за ведьмой. На улице проще было ускользнуть в сторону и не выдать свое присутствие. А Эйлин не обычная женщина, быстро сообразит, что за ней следят и тогда возникнут проблемы. Не хотелось бы ссор, у магов и так напряженная ситуация с маггловским особым отделом, а об остальных структурах лучше молчать. Пока что план по наведению мостов между двумя мирами висит на волоске. Одно неверное движение – и напряженные отношения перерастут в откровенную ненависть и боевые стычки.

Женщина исчезла. Марволо едва не выругался вслух, вот бы людей порадовал. Маг оглянулся назад. Нет, она свернула в этот коридор. Значит, зашла в одну из комнат. Лорд посмотрел на цифры. Кабинеты? Палаты? Заглядывать в каждую или ждать, когда она выйдет? А если аппарирует…

Какой сюрприз. Еще один маг. Тоже из особого маггловского отдела? Или мимо проходил? Кстати, этот помоложе, лет двадцати пяти. Парень быстро направился к нужной ему двери, постучал и открыл дверь со словами:

– Мэм, мы нашли кое-что странное.

– Что там у вас? – глухо спросила Эйлин, приблизившись к молодому магу, вынудив того отступить. Женщина вышла в коридор и закрыла за собой дверь.

– В крови последнего пойманного убийцы Эмма нашла остатки зелья, но не смогла его квалифицировать. Нам нужна Ваша помощь.

Ведьма кивнула, протянула парню руку – и парочка исчезла.

Марволо несколько секунд просто стоял. Итак, кроме троих известных магов, с особым маггловским отделом работает еще двое, о которых ничего не знают представители магического мира. И, вполне возможно, что волшебников у Адама Смита намного больше, чем пять. Волдеморт недовольно хмыкнул и, поколебавшись, направился к палате. Парень ведь совсем не удивился тому, что женщина не позволила ему войти в комнату. Хорошо изучил миссис Снейп? Или боялся зайти?

Гонт замер напротив двери. Ничего особенного. Никаких отметок. Безликая, как и остальные, только цифры меняются. Положив ладонь на ручку, маг ожидал чего угодно. От грома и молнии до какого-нибудь «милого» проклятия, что превратит его в пыль. Ничего. Осмотревшись, маг открыл дверь и зашел внутрь. Выглянув, Волдеморт убедился, что свидетелей нет. Не хватало, чтобы кто-то заметил, как двигаются предметы без видимого воздействия человека. Никого. Марволо закрыл дверь и повернулся посмотреть кого навещала ведьма.

Невозможно!

Как?! Он же сам слышал! Врач сказал, что парня не удалось спасти!

Жив… Марволо покачнулся, словно на его плечи обрушилась вся тяжесть мира. Маг дрожащими руками провел по лицу, прижался спиной к двери и уставился в потолок. Просто дышать. Просто не думать. А вдруг… а если только показалось? Гонт жмурится и про себя считает. Десять. Пятнадцать. Двадцать. Три… К дементору!..

Его опутывают проводки. Один из приборов отсчитывает удары сердца и мерно пищит. Остальные… волшебнику, которого лечили с помощью магии, они ничего не говорят. Просто груда металла и пластмассы.

Почему он здесь? Почему Эйлин не позвала магов, если сомневалась в своих силах?

Нет, нет, не то. Северус жив. Почему же тогда им сообщили, что парня не спасли? Марволо видел лицо ведьмы в тот момент. Он ощущал ее отчаянье, боль и ненависть. Горе женщины  было неподдельным.

Лорд тогда едва не показался на глаза магглам, его скрутили Пожиратели и без колебаний переместили в особняк. Зря, кстати, он разрушил здание до основания. Хорошо хоть Абраксас и Фенрир успели сбежать, а то бы на пару верных людей стало меньше.

Волдеморт приблизился к кровати. Он не верил своим глазам. Возможно, это сон. Очередное болезненно-сладкое видение, где…

Рука подрагивала. Гонт сжал пальцы в кулак, задержал их в таком положении на несколько секунд, после чего разжал.

Прохладная кожа. Марволо ласково провел по щеке парня кончиками пальцев, скользя вверх к виску, задевая черные пряди.

Это – реальность? Не сон? Правда, не сон? Не видение? Не мечта?

Боги… он действительно жив. Исхудавший, опутанный проводами, но жив. Какое…

– Отойди от него!

Марволо, увлеченный своим занятием не заметил, как вернулась Эйлин, отчего и дернулся, когда услышал ее голос, но не сделал ни шага. Поднял на ведьму взгляд и опустил руку на шею парня. Под пальцами слабо бился пульс.

– Отойди! – повторила брюнетка.

– Заставь, – равнодушно ответил темный маг.

Зельеварша направила на Гонта палочку. На миг мужчине показалась, что она кинет в него Аваду Кедавру. Или Круцио. А может режущее заклинание, но изгнанница рода Принц неожиданно тяжело вздохнула и закрыла за собой дверь.

– Почему он здесь? – спросил Марволо, опустив взгляд на бледное лицо парня. Так, наверное, можно рассмотреть каждую венку под кожей слизеринца. – Маги вылечили бы его быстрее.

– Ему делается хуже от колдовства. Магглы, как видишь, справились не хуже, – мрачно произнесла ведьма, обходя кровать с другой стороны и ставая напротив Гонта. – Он жив, относительно цел, только, кажется, не хочет просыпаться.

– И это тоже моя вина?

Эйлин посмотрела на руку мага и скривилась.

– Да, – произнесла миссис Снейп. – Почему ты? – вдруг спросила она. – Почему ты? Что в тебе такого? Почему мой сын решил тебя спасти?

– Спасти меня? – удивился Марволо. – Он мне лгал!

– А ты говорил ему правду? Нет. Хорошо, что он смог узнать всё сам. Плохо, что мой мальчик выбрал тебя. Какая в тебе ценность? Какой смысл спасать тебя, Том Марволо Риддл?

Волдеморт отшатнулся, будто его ударили.

– Откуда…

– Северус, – оборвала мужчину Эйлин. – Он о тебе многое знал. Правда,  это знание далось ему тяжело, – пальцы ведьмы мягко коснулись лица сына. – Ты знаешь, что такое ночные кошмары, убийца?

– Нет, – раздраженно ответил темный маг. Если бы она не была матерью Северуса, то…

– Мой сын видел их с одиннадцати лет. Каждую ночь. Иногда они были терпимыми, и он не просыпался посреди ночи от своих криков. Почти каждую ночь, мой сын видел смерть. Как мучают. Как издеваются. Как убивают. И всё равно он решил спасти тебя. Не убить, не сделать так, чтобы тебя нашли. Северус решил помочь тебе. И снова ты стал причиной его несчастья.

Гонт сдержал желание закатить глаза. Бредит. Точно бредит.

Как бы Северус его спас? Или она думает, что это ее драгоценный сын письма писал?

– Где статуэтка?

– Всё никак не успокоишься?

– Артефакт может спасти Северуса.

– Эта тварь не получит моего сына, – прошипела женщина, уставившись на Гонта бешеными глазами.

Точно сумасшедшая.

– Она навредила ему.

– Это всего лишь артефакт. – Покачал головой Марволо.

– Опасный артефакт. Который имеет собственные стремления и жаждет уничтожить своих охранников. – Произнесла Эйлин. – Северус запретил к ней прикасаться. – Ведьма несколько секунд молчала. – Уходи. И не возвращайся.

Волдеморт улыбнулся краем губ, но отступил к двери и, бросив взгляд на Северуса, вышел в коридор и аппарировал.

Ведьма, ты действительно думаешь, что я послушаюсь?

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Залишити відповідь