Бездна

Авторка: Silver Raven

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», фильм Гарри Поттер (кроссовер)

Персонажи или пейринг: Северус Снейп/Том Марволо Риддл

Рейтинг: NC-17

Жанры: джен, слэш (яой), романтика, юмор, драма, фэнтези, AU, мифические существа

Предупреждения: смерть персонажа, OOC, Underage

Дисклеймер: герои книги/фильма мне не принадлежат

Статус: в процессе

Публикация на других ресурсах: Я царица и далее по тексту. А если надо, стучите, там разберемся.

Описание: Он хотел изменить все – и получил такой шанс. Теперь у него есть возможность исправить ошибки прошлого. Однако у всего своя цена и ему придется заплатить…

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.


Глава 27. Часть 1

Миссис Снейп имела немалый опыт в том, как скрывать свои эмоции и мысли от окружающих. Оттого ни у одного человека не возникало мысли, что ведьма ненавидит начальника особо отдела. Да и откуда они бы появились? Эйлин вела себя корректно, неприязни не проявляла. Конечно, могла сказать пару «ласковых», когда Адам Смит на очередном собрании полоскал сотрудникам особо отдела мозг и требовал невозможного. Но кто бы смолчал по этому поводу? В общем, о настоящем положении дел никто не догадывался, а волшебница не собиралась говорить об этом направо и налево. К тому же, тем, кто не знал, как в отделе появились маги, казалось, что Адам Смит невероятно добрый человек. Помог женщине устроить сына в дорогую больницу, находит лучших врачей, а то, что парень не просыпается… ну-у, может его душа уже давно ушла, оставив только тело.

Правда, Эйлин лучше подобного не говорить, а то такого умника вовек не найдут.

Впрочем, даже те, кто знал, что стало началом для появления в особом отделе первой магички, не подозревали об истинном положении дел. Миссис Снейп применила весь свой опыт и знания, дабы ни у кого сомнения не возникло, что горе помутнило ей разум и она наговорила тогда лишнего. И от помощи Смита женщина не отказалась, хотя именно его вмешательство привело к столь ужасным последствиям. Да и Адаму Эйлин не доверяла. Однако умело этого не показывала. Ни начальнику, ни другим людям.

Она прекрасно помнила, как убийца попытался добраться до ее сына в больнице. Тогда ведьма подняла шум, и мерзавцу пришлось сбежать. Но кроме этого, миссис Снейп отлично помнила, как Смит отозвал ее для важного разговора, а когда волшебница вернулась в палату, Северуса там уже не было.

А затем и ее саму, не обращая внимания на ее возмущение, требования, гнев и крики, увезли куда-то.

С сыном Эйлин увиделась на похоронах мужа. И, не стоял бы рядом с ними постоянно кто-то из верных людей Смита, она бы аппарировала оттуда сразу же. Однако охранников предупредили, те постоянно соприкасались то с ведьмой, то с Северусом. Возможно миссис Снейп и рискнула бы перенестись даже с чужаком на хвосте, только было у Эйлин подозрение о том, что потом бы на них с сыном объявили бы охоту. А вот это уже совершенно излишне. Магглы бы их не нашли. А вот маги… С последними женщина не хотела пересекаться. Оттого и сделала вид, будто плывет по течению, но о запасных планах не забывала. И всё бы вышло, если бы не волшебники, что помогали магглам. Еще одна причина, по которой зельеварша согласилась стать сотрудницей особого отдела. Она хотела поймать тех мерзавцев и посмотреть им в глаза.

Каким же сюрпризом оказалось то, что она стала первой магичкой в особом отделе. До нее там не было ни одного человека с колдовскими силами. Ни одного! Конечно, Эйлин не поверила на слово. Подождала немного, по капельке собирая информацию. Однако то, что она слышала и видела, подтверждало: Эйлин Снейп первая волшебница в особом отделе. Остальные маги и магички появились после нее.

Но это было неправдой. Кто-то был до нее. Кто-то о ком ей не рассказали. Ведьма хорошо помнит, как ей пришлось ломать магические щиты, дабы добраться к Северуса. Они не могли взяться из ниоткуда. Маггли ведь не просто набрели на какой-то дом, где решили спрятать ее сына. Они выбрали его осознанно, там готовились к встрече. Возможно… возможно, люди не знали о магии, что защищала то место. Но тот, кто ставил щиты, точно знал для чего они ему или ей нужны.

И он связан с особым отделом. Значит, среди сотрудников прячется маг, о котором ей не рассказали.

Или они о нем даже сами не знают?

 

***

Отдел Магического правопорядка в маггловском мире справлялся со своими обязанностями, хотя скептиков было много. Министерство учло некоторые свои ошибки, в чем, без сомнения, заслуга Альбуса Дамблдора. Бывший директор Хогвартса не то, чтобы развил бурную деятельность, скорее наступал медленно, но уверенно и по всем фронтам. Конечно, противники его идей возмущались. Однако дело шло, вопреки ожиданиям консерваторов.

Новый отдел стал одним из результатов. Правда, Министерство не знало, что с ним делать, потому и скинуло всё на Гонта. Возможно из подсознательного желания утопить наглого выскочку, у которого есть поддержка магов. Не самой большой группы, но заметной. И если поначалу Марволо был весьма недоволен, то после нескольких месяцев осознал, что такой опыт полезный.

Да, он желал занять место Министра Магии, и его подчиненные, укрепившиеся в Министерстве, должны были помочь в этом начинании. Жаль, конечно, что не получилось, зато теперь у Гонта есть возможность разузнать всё о подводных камнях. И стать одним из лучших Министров. А для этого нужна поддержка большего количества магов. Пост начальника отдела Магического правопорядка поможет в этом. Да, не всем нравятся магглы, но, когда Альбус добьется полной отмены покровительства, Марволо сможет получить поддержку нечистокровных. Главное, умело разыграть эту карту.

Марволо довольно улыбнулся от этих мыслей. Конечно, он не первый, кто оценил возможности взаимодействия с магглорожденными, но пока только темный маг и Дамблдор со своими последователями делают шаг на встречу к нечистокровным. И отклик уже есть.

Отдел Гонта успел прославиться как лояльный не только к чистокровным и магглорожденным, но еще и как единственное место, куда принимают магических существ. Оборотней у него много и они уже доказали свою полезность. Впрочем, о настоящем количестве мало кто знал, а Волдеморт не торопился его называть. Нужно дать людям время, чтобы привыкнуть.

Темный маг, убедившись, что срочных дел нет, а все остальные можно сбросить на плечи своих помощников, покинул Министерство Магии.

Перерыв на обед в маггловских службах уже должен был закончиться, так что волшебник мог не бояться случайно встретиться в больнице с миссис Снейп. Та уже должна быть на рабочем месте. Марволо не сомневался, что мать Северуса догадывается о его посещениях. Но никакой реакции с ее стороны не последовало. Хотя, возможно, то, что она не попыталась его убить на очередной встрече магов и сотрудников особо отдела, и есть ответом. Ведьма даже прекратила сверлить его злобным взглядом, однако это не означало, что между ними царили мир, дружба и взаимопонимание. Скорее они безмолвно заключили договор о ненападении.

Гонт качнул головой, аппарировал в узкое пространство между двумя зданиями, набросил на себя невидимость и направился к больнице. Людей в коридорах было немного, так что магу не пришлось проявлять чудеса ловкости, дабы случайно с кем-нибудь не столкнуться. Перед нужной дверью, Волдеморт осмотрелся, не заметил ни одного человека и торопливо вошел.

Чары невидимости сразу же исчезли. Мужчина на собственном опыте убедился, что на Северуса магией воздействовать опасно. Впрочем, паранойей Эйлин Снейп он не обладал, но не мог не восхищаться ее подходом. Все чары исчезали, когда кто-то входил в эту дверь. Палата не экранизирована от магии, для этого нужно много сил и ресурсов. Да и больница не лучшее место, чтобы делать что-то подобное. А если срочно понадобится помощь? Так что заколдована только дверь, а с человека, который зашел в палату, исчезали все наложенные заклинания, артефакты на пару минут прекращали свое действие, потому с ними сюда лучше не заходить. И колдовские зелья оставить за порогом, а то результат может быть непредсказуемым.

Марволо окинул взглядом палату, довольно кивнул себе, кроме него и Северуса здесь никого не было. Маг подтащил стул поближе к кровати и постарался удобно на нем устроиться.

Волдеморт наведывался сюда нечасто. Дел много, так что волшебнику изредка удавалось выкроить полчаса времени. В особенно удачные дни – час.

Марволо скользнул пальцами по руке парня и на миг пристально посмотрел в его лицо.

Раньше, когда Гонт верил, что Снейп мертв, мужчине казалось: будет достаточно знать, что Северус жив. Теперь этого мало. Мало знать, что парень жив. Мало приходить сюда, сидеть полчаса или час – и не получать ответа. Недостаточно. Темный маг жаждал, чтобы зельевар открыл глаза. Посмотрел на него, сказал что-нибудь.

Чтобы парень услышал, что он, Марволо, говорит…

Бумажная птица появилась внезапно – Гонт дернулся и красочно выругался. Просил же ведь! Могли бы и потерпеть час. Мужчина посмотрел на приборы, однако те не торопились поднимать тревогу, и маг облечено выдохнул, схватив бумажную птицу.

Послание оказалась нерадостным, и теперь стало понятно, отчего подчиненные рискнули нарушить его «уединение». Убийство. Снова. Неужели очередной недоделок кровавой армии? Возможно в этот раз им повезет. Они поймают убийцу, допросят и найдут их создателя. И наконец-то закончат эту кровавую страницу в истории их миров.

– Прости, Северус, сегодня не смогу поведать тебе ничего интересного, – бормочет Гонт, поднимаясь. – Служба, – лорд шагнул было в сторону двери, но сам себя и остановил. Посмотрел на парня опутанного проводками и решительно склонился к нему. Коснулся губами щеки Северуса, выпрямился и несколько секунд ждал реакции. Ее не последовало. После чего печально вздохнул. – Просыпайся, мой Принц, – усмехнулся Марволо. – Я соскучился.

Маг направился к выходу и не стал оборачиваться. Оттого и не заметил, как слабо дернулись пальцы Снейпа.

Глава 27. Часть 2

***

Он падал. Долго. Ему уже показалось, что он будет падать целую вечность. Вниз и вниз, и вниз, пока из памяти не выветрятся всё воспоминания, а сам человек привыкнет к такому состоянию настолько, что не поверит в иное. Будет только падение. Вечное.

Когда он уже смирился с этой мыслью, то внезапно ощутил, что соприкоснулся с чем-то. Густым и таким же черным, как и всё вокруг. Это… эта жидкость приняла его тело в себя без всплеска. Возможно, потому что здесь не существовало звуков? А может причина в другом?

Вязкая жидкость утягивала его вниз медленно, как будто давала время осознать всю тяжесть положение и тщетность попыток. Не то, чтобы он решил послушно тонуть в густой субстанции, но человек даже пошевелиться не смог. Неужели ему придется остаться здесь, застыть и быть подобным насекомым в янтаре?

Ледяное прикосновение обожгло лоб, его словно подхватили и вытолкнули на поверхность, раздраженно пробурчав что-то на ухо. Возможно, пообещали убить. Или просто ругались. Но разве в этом странном месте был кто-то еще?

Что-то изменилось. Вернее, всё изменилось.

Равномерный писк вызывал какие-то смутные воспоминания. Белые стены, странные и даже неприятные запахи, люди в чем-то белом. Картинки медленно вспыхивали в голове, как отдельные куски чего-то большего. И когда он попытался собрать их в единое целое, чернота вернулась. Только теперь человек не падал почти целую вечность и не пытался утонуть в густой субстанции. Это был просто сон. Без сновидений.

Второе пробуждение далось легче, он уже смог опознать это место.

Больница. Значит, он выжил. Уже хорошо. Правда, ему показалось, что где внутри разлилось удивление. Словно кто-то спрашивал: как? Я еще жив?! И последнее предложение с неподдельным удивлением и обморок. Обморок обязателен. Хотя человек не мог вспомнить почему. Он вообще мало что помнил. И это сильно выбило его из колеи. Однако сон взял свое, потому паника отступила, а вместе с ней и всё мысли по поводу чистой, как неисписанный лист бумаги, памяти.

Третье пробуждение оказалось продуктивным. Хотя бы потому, что в палату решил кто-то зайти. Дверь открылась, черноволосая светлокожая женщина решительно переступила порог, подняла взгляд на постель пациента и замерла, когда поняла, что на нее смотрят.

– Северус? – изумленно спросила она.

И человек понял, что это его имя.

А затем на него обрушилась снежная лавина.

Воспоминания. Много, слишком много. Он начал задыхаться

– Врача!..

 

***

Пятиэтажный дом с облупившейся краской своим видом не впечатлял. Вот если бы его восстановить тогда да, это здание начало бы сиять былой красотой и здесь бы сновали туристы. Возможно. Или здание выкупил бы какой-то богатый лорд. Вариантов было много, только ни один из них не воплотится в реальность. Дом стоял в том районе города, который считался не просто неблагополучным, его сразу советовали обходить десятой дорогой, делая большие глаза и рассказывая страшные истории.

И в этом здании прятался очередной недооборотень-недомаг, слепленный неизвестным экспериментатором. Чокнутым. Лили в этом была уверена, как и в том, что его крыша, уехавшая в теплые края, не оставила неизвестного тупым и не давала им почти никакого шанса поймать истинную причину всех бед маггловского и магического мира.

Все мужчины ставшие недоделками кровавой армии были бездомными или преступники, чья пропажа мало кого огорчит, а еще меньше пойдут сообщать о похищении такого человека в полицию. На подобных мало обращали. Ну исчез так исчез, одной проблемой меньше. Ага, только потом пропавшие возвращались. И начинали убивать. И некоторые убийства не удалось скрыть, так что паника, угасшая, после разошедшейся по газетам новости, что полицейские смогли остановить маньяка, поднялась вновь. Был введен комендантский час. На улицах, газетах и телевиденье говорили об осторожности и давали советы. И магглы торопливо прятались по домам, надеясь, что дерево выдержит удары озлобленного существа, жаждущего крови.

А маги черными тенями скользили по городу, выслеживали недооборотней, скручивали… и нормально еще ни одного не допросили. Потому сегодня готовились особо. Столько магов и магических существ для ловли одного недоделка еще не привлекали.

Лили казалось, что даже воздух дрожит от такого количество волшебников и волшебниц. Но она отбросила эти мысли. Сейчас им нужно поймать убийцу. Живым. И допросить. Получить хоть какую-то зацепку.

Сегодня им должно повезти. Эванс на это надеялась. И та появилась не на пустом месте. После одной из встреч с особым отделом магглов, ведьма в коридоре случайно столкнулась с миссис Снейп. В буквальном смысле. Девушка едва не сбила старшую магичку с ног. Та гневно процедила Лили несколько слов и ушла. А уже дома невыразимка обнаружила записку в одном из карманов. Сначала удивилась тому, как Эйлин Снейп удалось подложить ей бумажку. Затем тому, что такие данные ведьма почему-то решила не сообщать на встрече, а передала вот таким вот странным способом, словно опасаясь чего-то. А потом осознала, насколько ценную информацию получила. Шанс допросить недоделка кровавой армии. Шанс найти наконец-то мерзавца.

Конечно, Лили рассказала начальнику. Только о записке и о том, что в ней, умолчав о своих мыслях. Непонятно почему особый отдел не поделился с ними информацией. Это бы намного упростило ловлю преступников. А еще более странно, что они не воспользовались полученными данными, не запаслись необходимыми зельями, не использовали особые заклинаниями и не допросили убийцу. Они ведь первые выследили одного из недоделков (немало наделал мерзавец) – и ничего не предприняли, чтобы не дать тому умереть.

Эванс отчего-то казалось, будто кто-то специально такое сделал.

Напарник шевельнулся, и невыразимка тут же перевела на него взгляд. Ремус указал девушке на переулок, ведьма поддалась вперед. Оборотни недоделка чувствовали первыми. Точно, Люпин не ошибся.

Мужчина. Лет от тридцати до сорока пяти. Впрочем, это на вид, а когда они его поймают и отправят запрос полицейским, то узнают более точные данные. Идет неспешно, без опаски. Это явно говорит, что здесь он никого не боится. Да и кого? Среди местных недоделок самый опасный.

Хватать его посреди улицы никто не собирался, недооборотня доведут до самой квартиры, а уже там скрутят.

Волшебница отвела взгляд. Не хватало еще, чтобы убийца что-то почувствовал. Но тот не проявлял признаков беспокойства ни подходя к дому, ни когда вошел внутрь. Эванс замерла, отсчитывая про себя секунды.

Сколько нужно, чтобы подняться на третий этаж? Открыть дверь? Войти в квартиру? Почувствует ли недоделок, что там кто-то есть?

Эванс дернулась, когда ощутила, как активировали заклинание. Они с Люпином переглянулись. Ну, им говорили, что заклинание мощное и его действие можно почувствовать на расстоянии, но как-то не предполагали такого результата.

– Как думаешь, в этот раз выйдет? – тихо спросил Ремус.

– Надеюсь, – прошептала ведьма.

Собственно, это всё, что они сейчас могли сделать. Если бы недоделок что-то почувствовал, его должны были перехватить маги и оборотни, которые находились на улице. И теперь все задействованные в операции ожидали результата. Только двое из отдела Магического правопорядка находились в здании. Лорд Гонт и главный среди оборотней – Фенрир. И в данную секунду результат большей частью зависел от них.

Лили волновалась. Еще бы! От результатов многое зависит. Если они смогут допросить недоделка, то, возможно, получат нужную информацию. И тогда… тогда у них выйдет поймать того, кто всё это начал.

– Сигнал, – произнес Люпин и посмотрел на напарницу.

– Ремус, сколько прошло времени?

– Минут тридцать.

Работает. Работает! Они поймали убийцу – и тот еще жив!

 

***

Лили перечитала отчет и решила, что его уже можно отдавать начальству. Однако само начальство отсутствовало, наверное, внимательно слушая, как «поет» на допросе недоделок. Впрочем, кроме лорда Гонта, не явились на рабочие места Малфой, Фенрир и еще несколько магов и оборотней. Девушка могла бы остаться дома и не приходить на работу. Никто бы этого не заметил. Не только потому, что строгое начальство отсутствовало, а еще по причине громкого обсуждения, что узнают и что сделают с недооборотнем кровавой армии. Лили тоже интересовало, какую информацию они получат. И насколько полезной она окажется. Потому волшебница и пришла на работу в выходной.

А допрос всё шел и шел. Уже перевалило за обед. Лили начала клевать носом, присутствующие рядом сотрудники по десятому кругу обсуждали свои догадки.

Жар охватил руку магички и та едва не вскрикнула. Изумленно захлопав глазами, когда тот исчез, Эванс опустила взгляд на браслет. С виду не изменился. Пощупав металл, ведьма нашла его более теплым, чем тот был раньше. А потом она вспомнила.

Ведь просила же артефактора оказать ей небольшую услугу. Вот гад, надо будет к нему заглянуть и поговорить за такой болезненный сигнал, однако губы девушки растягивались в улыбке помимо воли.

Северус вернулся!

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Залишити відповідь