Бездна

Авторка: Silver Raven

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», фильм Гарри Поттер (кроссовер)

Персонажи или пейринг: Северус Снейп/Том Марволо Риддл

Рейтинг: NC-17

Жанры: джен, слэш (яой), романтика, юмор, драма, фэнтези, AU, мифические существа

Предупреждения: смерть персонажа, OOC, Underage

Дисклеймер: герои книги/фильма мне не принадлежат

Статус: в процессе

Публикация на других ресурсах: Я царица и далее по тексту. А если надо, стучите, там разберемся.

Описание: Он хотел изменить все – и получил такой шанс. Теперь у него есть возможность исправить ошибки прошлого. Однако у всего своя цена и ему придется заплатить…

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.


Глава 7

Слизеринцы отличались злопамятностью. Упрямые и гордые твари. А вот Сириус Блэк оказался тем, кто стал главной занозой почти всего факультета серебристо-зеленых. Этого мальчишку, поправшего неписаные законы Дома великого Слизерина, они ненавидели так же сильно, как и директора, который был и будет головной болью их родителей. Проблема же в том, что до первого они не могли добраться в виду некоторых обстоятельств, а второго они боялись, так что слизеринцы исходили злобой в темных уголках, пока им не попадался на глаза Регулус. Сам мальчик ни в чем не виноват, просто для него все сложилось очень и очень плохо. Он мало того, что оказался самым младшим в семье Блэков, так еще и обладал с Сириусом схожей внешностью. А еще все сложилось весьма неприятно из-за отношения Беллатрисы и Нарциссы к младшему брату. Им было все равно, их никто не трогал.

И жилось бы Регулусу плохо, если бы не Снейп.

Северус поначалу не проявлял никакого интереса к первокурснику, несколько недель у мальчика были наполнены учебой и спокойствием (относительным), но они знали друг друга – в первый свой ужин младший Блэк сел рядом с зельеваром. Так и повелось. Завтрак, обед, ужин – эти двое сидят рядом, почти не разговаривая. Бена и Алекса это забавляло, но недовольства они не высказывали, постепенно привыкнув к присутствию Регулуса. Потому, когда Сириус в очередной раз удачно пошутил над слизеринцами и их гнев должен был обрушиться на первокурсника Блэка, на защиту младшего парнишки стало сразу трое, а не только Снейп. Обошлось все малой кровью, хотя теперь трения между чистокровными и нечистокровными усилились.

Однако остальные факультеты даже не догадывались о том, что у слизеринцев назревает война. Преподаватели может что-то и подозревали, но разузнать детали не пытались. Даже декан. Нет, не так. Особенно декан. Возможно, поэтому на серебристо-зеленом факультете царила такая ненависть?

Северус предпочитал пока об этом не думать. Трения трениями, но до стычек они еще не дошли, что немного радовало. К сожалению, это не означало, что их вообще не будет. Да и победителей трудно определить. Однако пока хрупкого равновесия никто не нарушал, и маг спокойно занимался учебой. Почти.

– Блэк! – раздраженно проворчал Снейп, хлопнув гриффиндорца по руке, что нагло тянулась к его сумке. – Опять за старое?

– Как ты можешь быть таким жестоким? – состроив умильную рожицу, спросил Сириус.

Северус не отреагировал, а вот Регулус, который в последнее время за зельеваром ходил хвостиком, удивленно смотрел на брата. Он такого еще не видел.

– Мы же целый месяц не виделись! – заголосил дурным голосом представитель львиного факультета. – Я так по тебе скучал.

– Врешь ты все, – отмахнулся Снейп. – И еще так нагло. – Покачал головой маг. – Ты явно неравнодушно дышишь к моей сумке. Может мне ее тебе подарить?

– Прекрасная идея! – обрадовался старший из присутствующих в библиотеке Блэков.

– Только без ее содержимого, – уточнил зельевар.

– Так не интересно, – поджал губы Сириус.

Северус невозмутимо пожал плечами, мол, дело твое, я только предложил. Его вполне устраивали отношения с гриффиндорцами. Хотя, надо признать, странное поведение Сириуса Блэка поначалу сбивало его с толку. Джеймс не проявлял к слизеринцу такой заинтересованности. При встрече они могли приветствовать другу друга, в компании общей подружки даже спокойно поговорить о чем-то, но не более. Хорошие приятели, которые вместе могут сделать много чего интересного. Карту, к примеру. С Ремусом Люпином они быстро нашли общий язык. Гриффиндорец и слизеринец могли часами обсуждать что-то из прочитанного. Тем для разговора у них было предостаточно, потому их друзья старались максимально быстро растащить парней в разные стороны. Если они начнут говорить, то это надолго. С Питером Северус не знал, как себя вести, потому старался относиться к мальчику спокойно и без агрессии. И это принесло свои плоды: при встрече эти двое могли не только поприветствовать друг друга, но и найти тему для разговора.

С Блэком все не так просто. Выходец из древнего рода, который по ожиданиям своих родителей должен был стать одним из слизеринцев, он предпочел другой путь и явно любви к серебристо-зеленым не испытывал. Как и к своим родственникам. Сестер второкурсник ненавидел, к младшему брату был равнодушен, пока тот не начал общаться со Снейпом. А ведь Северус слизеринец, но Сириус вел себя с ним так, словно они уже долгое время были приятелями. Кажется, зельевар умудрился чем-то зацепить маленького льва, раз тот так упорно добивается его внимания.

– Регулус, что ты так внимательно читаешь? – спросил старший Блэк

– Книгу, – равнодушно ответил первокурсник.

– А я и не заметил, – дурашливо воскликнул Сириус.

Зельевар улыбнулся. Гриффиндорец всегда яркий и обаятельный. Теперь Северус понимал, почему этого шутника так часто прощали. Умения этого паршивца изредка срабатывали даже на Снейпе. Сейчас, в свои двенадцать лет, мальчик был симпатичным, но с возрастом он станет весьма привлекательным. Спортивный, веселый и общительный. Обладатель черной шевелюры, яркий синих глаз, кожи, что легко приобретала бронзовый загар. Сириус привлекал внимание, быстро приобретая друзей и врагов. Регулус в свои годы представлял бледную тень старшего брата. Глаза у мальчика были светлее, белая кожа вмиг сгорала, стоило слизеринцу чуть дольше задержаться на солнце, волосы такие же черные. Казалось, что обоих Блэков делал один и тот же скульптор. Только старшему досталась большая часть любви творца, а младшему доля его мастерства и жалкие остатки того теплого чувства, что наполняло собой черты Сириуса. Однако, в отличие от остальных, Северус понимал, что оба мальчики разные. Регулус немного робок, но упрям и серьезен. Сириус наглый, веселый и капельку ленивый. Он мог прекрасно учиться, если этого хотел. Но больше удовольствия старшему Блэку доставляло списывать домашние задания у Снейпа, чего второкурсник добивался и сегодня. Но судьба в лице Поттера не позволила гриффиндорцу заполучить так желаемое им.

– Вот ты где! – Джеймс быстро подошел к их столу. – Привет, Змей. – Коротко улыбнулся мальчик старшему слизеринцу.

– Я уже начал думать, что ты забыл о нем, Поттер, – после приветствия сказал Северус.

– Неужели так достал? – спросил представитель красно-золотого факультета.

– Моя сумка подверглась нападению, я едва ее спас. – Абсолютно серьезно произнес Снейп.

– Сириус, нас ждет квиддич, а ты пристаешь к сумке?

– Меня больше интересует ее содержимое. – Спокойно ответил Блэк.

Три пары глаз внимательно посмотрели на гриффиндорца, а потом на сумку Северуса.

– Там есть что-то такое, о чем я не знаю? – решил уточнить Поттер.

– Нет в ней ничего интересного, – небрежно отмахнулся зельевар. – Просто кому-то лень делать домашку.

– Мог бы и дать. – Моментально вскинулся Сириус.

– Не сегодня, Блэк. Вам уже пора.

– Точно, – Джеймс сгреб друга и потащил за собой. – У нас есть шанс попасть в команду!

Они ушли, оставив Регулуса и Северуса одних. Снейп несколько секунд задумчиво смотрел им вслед. У слизеринцев набор в команду должен был уже закончиться. Мысли о квиддиче и Алексе вызвали смутное беспокойство, но зельевар никак не мог вспомнить, с чем же оно связано.

Сноу и Куин словно ожидали, когда Северус о них подумает. Они влетели в библиотеку, озаряя всех довольными улыбками. Маг мог бы и не спрашивать – и так все понятно, однако он решил сделать приятное Алексу, который плюхнулся на стул прямо напротив Снейпа.

– Попал?

– Да, на позицию ловца!

Северус удивленно взглянул на мальчишку.

– Да врет он все, – хмыкнул Бен. – Его взяли запасным ловцом.

– Эй, я показал лучший результат, чем Рабастан!

Лестрейндж. Уже только фамилия вызывает у Северус настороженность.  С этим было связано его беспокойство? Или дело в чем-то другом?

– Что-то случилось? – спросил Сноу, заметив мрачное выражение на лице друга.

– Он что-нибудь говорил?

– Нет, только недовольно смотрел.

– Надо вести себя осторожней. Лестрейндж подобного не простит. – Сказал Снейп, посмотрев на Алекса, что делился с Регулусом деталями своего испытания. Оба мальчика широко улыбались и казались довольны жизнью, однако беспокойство не покидало Северуса, а делалось только сильнее.

***

Что может быть особенного в уроке зельеварения второго курса факультетов Слизерина и Гриффиндора? Да ничего. Будь это любой другой курс и война была бы обеспечена. Второгодки умудрялись цапаться на словах, но не уничтожать кабинет зельеварения. Что было, мягко говоря, чудом. Однако это не отменяло того, что Снейп был встревожен. Последние две недели маг никак не мог вспомнить одной вещи. И она касалась Алекса Куина. Зельевар не мог понять, почему мальчик не играл в квиддич. У Рабастана часто случались всякие неприятности, и он отлеживался, однако Северус ни единого раза не видел, чтобы старшекурсника заменял Алекс. Это не давало магу покоя.

Склонившись над котлом, Снейп замер.

Сегодня.

Это должно быть сегодня.

Виски заломило. Зельевар резко поднял голову, смотря на Бена и Алекса. Они сидели вдвоем, впереди Снейпа и Эванс. За первой партой. Воспоминание острой стрелой пронзило его. Куин не сможет играть. Они не закончат Хогвартс. Потому что какой-то ублюдок подкинул им полынь. И простое зелье превратится в кислоту. Ожоги от этой дряни вылечить невероятно трудно. Это если повезет, если зацепит только по краю. Но мальчики стоят рядом с котлом, который через пару мгновений выплюнет свое содержимое вверх. Времени, чтобы обойти, не было. Северус залез на парту, схватил их за воротники и дернул на себя, одновременно с этим произнося защитное заклинание.

Котел забурлил, его содержимое подобно воде в гейзере ринулось вверх, чтобы спустя секунду обрушиться вниз. Если бы не щит, они бы умерли на месте. Все четверо. На этот раз мерзавцы хотели убить не только Алекса и Бена, но и Северуса с Лили. Вещество прожгло крепкое дерево парты и прошлось по полу, оставляя по себе отвратительные ямы.

Молчание воцарилось в кабинете. Снейп слез с парты, потушил огонь под зельем и обвел всех присутствующих ледяным взглядом.

– Кто это сделал? – тихо спросил он, но при такой тишине его голос прозвучал раскатом грома. – Кто. Это. Сделал? – теперь слова прозвучали с нажимом, маг внимательно обвел слизеринцев и гриффиндорцев взглядом. Однако молчание и опущенные глаза были ему ответом. – Замечательно, – процедил зельевар. – Вы пожалеете. – И это прозвучало не как пустая угроза, а как приговор.

Никогда раньше Снейп даже не думал начинать войну на факультете Слизерин. Говоря откровенно, маг предпочел бы оставаться в стороне. Наблюдателем, возможно изредка вмешиваясь. Он никогда не считал себя лидером. Но в эту секунду Северус решил, что из-под земли достанет исполнителя, которого использовал Рабастан. А потом займется и старшекурсником. А если кто-то из других чистокровных пикнет – война на факультете будет и победителями станут магглорожденные. Любой ценной.

***

Замять произошедшее в классе у декана не получилось, но разбирательства не было. Гораций Слизнорт теперь перед занятием рассказывал о технике безопасности – и все. Впрочем, Снейп был только рад его не вмешательству. Не хватало еще, чтобы спугнули ему жертв.

Полукровка-исполнитель попался быстро. Зельевар подставил мальчишку и чистокровные быстро отвернулись от своего «орудия». А вот Рабастан еще не догадывался, что его ждет.

***

Над полем для квиддича разносились крики. Команды капитана перемешались с ругательствами, смехом и болезненными вскриками.

Лестрейндж высился над всем этим, высматривая снитч, хотя большую часть времени он просто развлекался. Шутки слизеринец любил, только их мало кто мог назвать приятными и безобидными. Товарищи по команде относились к Рабастану с осторожностью. Как ловец парень неплох, в остальном же подросток был еще тем мерзавцем.

– Эй, девочка! – позвал Лестрейндж беловолосого парня-охотника, который пытался отобрать квоффл у загонщиков, запасных игроков основной состав предпочитал видеть сидящими на трибунах, а не активно помогающими на поле. – Эй, блондинка! – возопил Рабастан громче и все обратили внимание на третьекурсника – он единственный в команде обладал светлой гривой волос. Мальчик внимание остальных проигнорировал, как и крики ловца. Воспитание давало о себе знать. – Слышь, Малфой, тебе жить надоело? – резко подлетел к Люциусу Лестрейндж.

– А ты ко мне обращался? – невозмутимо отозвался блондин, меряя Рабастана взглядом.

– Не понято что ли? – начал раздражаться ловец.

– Нет, ты ведь девушку звал.

Лестрейндж захохотал, услышав его ответ. Но быстро умолк, когда Люциус не изменился в лице и не начал ничего спрашивать. Смех в такой ситуации выглядел странно. К тому же, остальные веселья ловца не разделяли.

Малфой намного опаснее Рабастана, с его родом ни один нормальный маг связываться не будет, ибо мстят они качественно. Да и сам парень не промах. Сейчас он всем своим видом показывал ловцу, что тот идиот: не может девочку от мальчика отличить. Пока еще не пускаясь в словесную баталию, в которой доказал бы противнику – зубы блондин и не таким ломал.

Однако Лестрейндж не спешил отступать, не любил старшекурсник проигрывать.

– Птичка, ты долго клювом щелкать будешь?! – рявкнул сбоку Робин Мермент – капитан слизеринской команды.

Рабастан гневно посмотрел в его сторону, но больше никак своей злости не обозначил. Не желал он связываться с семикурсником, тот походил на медведя, поднявшегося на задние лапы. Огромный и дикий. Лестрейндж капитана побаивался, потому быстро отлетел от Люциуса и занялся поиском снитча.

Золотой росчерк мелькнул у одной из трибун, и маг направил метлу к ней. Неторопливо, выжидая лучшего момента. Подлетев, парень раздраженно качнул головой, выискивая снитч, однако метла решила, что на сегодня хватит и взбрыкнула под ним, словно необъезженный конь. Ловец тихо ругнулся и, будто в ответ на обидные слова, она задергалась еще сильнее. Рабастан крепче ухватился в дерево, но пальцы соскальзывали и миг, когда взбесившаяся метла сбросила его вниз, наступил быстро.

Высота была небольшой, несколько метров. Трава лишь немного ослабила удар, но кости затрещали, в глазах потемнело, а из легких вышибло весь воздух.

Он задыхался. Боль ярким, огненным цветком расползлась по телу. Его мысли разбежались, слух подводил: кто-то кричал, но слизеринец не понимал слов. Спустя пару секунд перед глазами прояснилось и парень, сморгнув пелену, увидел его.

Несмотря на жгучую боль, Рабастану показалось, что по телу поползли ледяные мурашки. Черная мантия, белая кожа. Лицо хищное, но выражение на нем пока безразличное. Мальчишка смотрел на него. Черными глазами. Казалось, это сама смерть видит Лестрейнджа. И сегодня она его отпустит…

На время.

Но она еще вернется.

Брюнет отвернулся от него и медленно растворился во тьме угасающего сознания Рабастана.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Залишити відповідь