Бездна

Авторка: Silver Raven

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», фильм Гарри Поттер (кроссовер)

Персонажи или пейринг: Северус Снейп/Том Марволо Риддл

Рейтинг: NC-17

Жанры: джен, слэш (яой), романтика, юмор, драма, фэнтези, AU, мифические существа

Предупреждения: смерть персонажа, OOC, Underage

Дисклеймер: герои книги/фильма мне не принадлежат

Статус: в процессе

Публикация на других ресурсах: Я царица и далее по тексту. А если надо, стучите, там разберемся.

Описание: Он хотел изменить все – и получил такой шанс. Теперь у него есть возможность исправить ошибки прошлого. Однако у всего своя цена и ему придется заплатить…

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.


Глава 9

– Вот какого черта мы здесь лазим?

– А кто хотел нарисовать карту, Поттер? – спросил Снейп, осматривая пыльный коридор, куда они вывались всей толпой из потайного хода, о существовании которого слизеринец даже не догадывался. – Призрак отца Гамлета?

– Это кто еще такой?

– Неважно. Долго ты еще копаться будешь, Сириус? – Северус посмотрел на парня, что достал незаконченную карту, а теперь шарил в сумке, которую ему подарил Змей, в поисках зачарованного пера и листа бумаги, где записаны нужные заклинания.

– Не шипи, видишь, я занят. – Помахал пергаментом Блэк.

– Укушу.

– Давай, только ночью…

– Не хочу этого слышать! – громко воскликнул Джеймс и на него зашикали с четырех сторон.

– Ну вот, – печально вздохнул Сириус, передавая карту Питеру вместе с зачарованным пером, тот лучше всех рисует и быстро поправит неточности, которые совершит волшебный предмет. – А ведь говорил, что примет меня любым!

– Как видишь, собакой в постели ты его устраиваешь больше. – Подлил масла в огонь Ремус.

– Какие у тебя интересные предпочтения, Поттер. – Заметил Северус, забрав лист с заклинаниями. – Надо бы намекнуть девушкам…

– Ты предатель, Змей! – возмутился Джеймс.

– Что не так, олененок? – невинно затрепетал ресницами слизеринец. Смотрелось странно. В свои пятнадцать у него был рост метр восемьдесят и над гриффиндорским квартетом он возвышался на целую голову. Казалось, рельса пыталась прикинуться цветочком.

Сириус закашлялся, стараясь спрятать рвущийся наружу смех. Получалось плохо. Ремус мягко улыбнулся и, перехватив лист с заклинаниями, пошел к Питеру, что нетерпеливо пританцовывал на месте: остался только этот коридор – и они смогут посмотреть на дело рук своих в действии. Они же почти два года ползали по школе, тщательно изучая и зарисовывая. Столько интересного нашли!

– Какой я нахрен олененок, чтоб тебя черти драли?! – заорал возмущенный гриффиндорец.

– Какие у тебя странные фантазии, Сохатый. – Задумчиво отметил Снейп. – Ты потише, кстати, у меня нет желания попасть к директору.

Джеймс, набравший в грудь побольше воздуха, резко выдохнул и напряжено прислушался. Кроме бормотания Ремуса, других звуков не было.

– Не называй меня так больше, – хмуро буркнул подросток.

– Вот как ты можешь быть таким бессердечным? Последней радости в жизни лишаешь.

Сириус заржал, согнувшись пополам и почти всхлипывая. Поттер метнул на него злой взгляд и открыл рот, чтобы заорать, когда Снейп хлопнул его по плечу, проходя мимо парня, и спокойно произнес:

– Уймись, рогатый, а то скоро начнешь превращаться в лося.

– Гад! – в спину представителя серебристо-зеленого факультета кинул Джеймс.

– Как точно ты это подметил. – С усмешкой ответил зельевар.

– Знаешь, – немного успокоившись и догнав слизеринца, начал Сохатый, – всегда хотел понять, откуда ты знал, что я превращусь в оленя?

– Угадал.

– Не ври. Ты Сириуса собакой назвал.

– К слову пришлось.

– Намекал, что у Питера повадки грызуна.

– Шпионить у него хорошо получается.

– Знал о Ремусе.

– Такое трудно не заметить.

– Северус!

– Джеймс.

– Просто скажи. Может ты Видящий?

Снейп вздохнул и собирался уже сказать веское нет, когда понял, что это прекрасный вариант списать многие странности.

– И в кого ты такой умный пошел?

– Серьезно?! – восхищенно спросил Поттер. – Луни, ты слышал? Северус – Видящий!

– Был им, – решил подправить идею зельевар. – Я обладал переходящим даром с первого и по четвертый курс. – Магу показалось, что он услышал вздох облечения прямо над ухом и парень завертел головой, но никого лишнего здесь не было.

– А теперь кто?

– Понятия не имею, – покачал головой слизеринец. – Может кто-то в школе получил дар, а может в другой половине мира.

– Почему ты раньше не сказал? Мы бы такие дела смогли провернуть! – произнес Блэк.

– Вечно у тебя все к одному сводится! – Возмутился Ремус, а потом посмотрел на Снейпа. – Так вот как ты рецепт для зелья обнаружил.

– Заметь, улучшал его я сам, готового мне никто не дал.

– Прости.

Северус пожал плечами. Он не злился. Сейчас маг думал, почему сам не дошел до такой замечательной идеи. Прикинуться Видящим. Не рожденным, а именно тем, который по прихоти Судьбы мог посмотреть в будущее и прошлое. Кому-то подобная сила давалась на день, а иным на целые десятилетия. Они не делают громких предсказаний. В отличие от пифий и прорицателей, могут видеть свое будущее, а не только друзей или незнакомцев. И, что самое прекрасное, если Видящий хочет что-то изменить – у него есть все шансы это сделать! Даже если это глобальное происшествие. Хотя есть и свои ограничения.

Однако это идеальное прикрытие! Никто не подкопается. Пусть докажут, что он не обладал переходящим даром.

– Мы закончили. – Питер привлек внимание друзей, помахав пергаментом.

– Это… неужели все? – растеряно спросил Джеймс, протягивая руку к их детищу.

– Надеюсь, ты не хотел, чтобы мы горбатились над ней еще лет десять? – ехидно поинтересовался Блэк.

– Не каркай, – тяжело выдохнув, утер со лба пот Ремус. – Ну, кто…

– Я, – не дав оборотню закончить, высунул свою кандидатуру Снейп. Слизеринец взял бумагу с заклинанием, подхватил карту и немного отошел от представителей золотисто-красного факультета. – Готовьтесь.

Маг повел палочкой, заставляя изрисованный пергамент парить в воздухе. Пробежавшись взглядом по заклинанию, зельевар глубоко вдохнул и заговорил. Слова соскальзывали легко. Они столько раз повторяли его, что, если бы кому-то взбрело в голову разбудить их среди ночи, они бы синхронно зачитали заклинание вслух. Голос Северуса  вел вперед, квартет, как и требовалось, отставал на одно слово, четко проговаривая и повторяя движения палочки.

Ничего не происходило. Карта продолжала парить.

Слова закончились, последние движения – и снова ничего. Парни разочаровано переглянулись. Джеймс вздохнул, Северус протянул руку, чтобы взять карту в руки…

Ярко полыхнуло.

Неведомая сила подхватила Снейпа и швырнула на стену. Ему, как стоящему ближе всех, досталось, остальных лишь оттолкнуло, и они сделали несколько шагов назад. Ослепило их знатно. Им пришлось ждать, пока угаснет яркий свет, а глаза отойдут от подобного издевательства.

Северус выругался. Вслух. Потом еще раз, но уже про себя. Медленно открыв глаза, парень неудачно пошевелился и застонал. Приложило его сильно. Казалось, спину облили кипятком, а в мышцы воткнули тонкие иглы, которые царапали кости. Осторожно поднявшись, превозмогая боль, зельевар увидел гриффиндорцев, напряженно застывших неподалеку

– Вы как? – хрипло каркнул Снейп.

– Ничего не вижу, – пожаловался Сириус.

– Аналогично.

– Не ты один.

– А ты как, Змей? – спросил Ремус.

– Хоть кого-то волнует мое самочувствие. Всегда знал, что ты просто чудо, Луни.

– Уже можно ревновать? – заинтересовался Блэк.

– Только не начинайте! – взвыл Джеймс.

– А что не так? – не понял Питер. – Они же просто говорят. Зачем ревновать?

– Темный ты, Хвост, – фыркнул Сириус. – Северус ему комплимент сделал.

– Ты намекаешь, что я подобного не заслужил? – обманчиво мягким голосом уточнил оборотень, зрение к нему вернулось. Обладатель каштановой шевелюры повернулся к другу со слизеринскими корнями.

– Мне он подобного не говорил! – возмутился тот, интуитивно чувствуя опасность и делая пару шагов назад.

– О, ты завидуешь, Бродяга? – насмешливо кинул представитель серебристо-зеленых, вклиниваясь между друзьями, специально приобнимая обладателя синих глаз и вороной гривы за талию. – Что ты хочешь от меня услышать, свет моих очей?

Сириус, заметивший раздраженный взгляд Поттера, обвил руками шею зельевара и томно выдохнул почти тому в губы:

– От тебя – что угодно.

– Прекратите! – возмутился Сохатый, делая к парочке широкий шаг. – Не здесь!

– Решил блюсти наш моральный облик? – ехидно уточнил Змей.

– Это отвратительно!

– Да ты ханжа, Поттер. – Сказал гриффиндорцу зельевар, отпуская анимага, что сделал вид, будто очень не доволен таким поворотом событий.

– Нет. – Постарался спокойно ответить Джеймс.

Снейп заметил нотки неуверенности в голосе парня, но закрыл на них глаза. Не время напоминать очкастому о его весьма обидных словах. Удивительно, что Сириус спустил все на тормозах, хотя именно лучшего друга Поттер умудрился оскорбить. А ведь он прекрасно знает, что Блэк обожает девушек.

Уже в начале пятого курса черноволосый парень начал оттачивать навыки ловеласа. Получалось у него все на удивление легко. Но никаких серьезных увлечений анимаг, превращающийся в огромную черную собаку, не имел. Юноша проверял грани дозволенного, полностью погружаясь в новый мир. Без казусов не обходилось. Нашлись и обиженные девушки. Одна из них, подслушав обычный разговор Северуса и Сириуса в библиотеке, восприняла их слова совсем не так. Да и любой не посвященный в шуточку о сумке и домашнем задании воспринял бы препирательство парней неправильно. Чего только стоит «Да дай же ты мне!» и «Ночью приходи». Вот и обиженная ведьмочка подумала, что Блэк ее бросил, потому что имеет отношения со Снейпом. Долго размышлять она не стала и растрепала об этом всей школе. Зельевар таким новостям удивился, но желания поймать дурочку и придушить ее в уголке не возникло, хотя не обошлось без пакости. Он подлил барышне снадобье, отчего та покрылась сыпью, а язык девушки приобрел очаровательный синий цвет. Если же ведьмочка не поймет намек о том, что надо чаще думать и меньше говорить, то Змей пустит парочку интересных слухов, и она на своей шкуре испытает, как это безумно «приятно», когда мир переворачивается с ног на голову только из-за чьей-то глупости.

Сириус же только посмеялся над сплетнями. Парни его в этом смысле не интересовали, но шанса, чтобы подколоть друга, он не опустил и частенько играл на публику. Северус смирился с вешанью на шею, громкими чмоками якобы в губы или щеку, даже привык к крепким объятиям, но проблема возникла откуда не ждали.

Джеймс, услышав сплетни и узрев очередную сценку «Блэк заигрывает со своим парнем», орал, как резаный. Едва с кулаками на них не бросился, но Снейп, смеривший гриффиндорца убийственным взглядом с высоты своего роста, такое желание отбил напрочь, да только рот не сумел подростку заткнуть. И ладно бы Поттер начал оскорблять Северуса, той бы нашел что ответить, но нет, он обрушил весь свой гнев на Бродягу. И получил по шее. Как ни удивительно, не от Сириуса или слизеринца, а от Лили, которую один черноглазый брюнет научил драться. Летел рогоносец красиво, после этого все дружно сделали вид, что никаких оскорблений не было. Но не забыли. И устраивали Сохатому встряску. Только немного усугубили положение. Теперь не только Сириус лез к Снейпу, слизеринец одаривал «своего парня» вниманием в ответ, Ремус, набравшись от Змея яда, не упускал шанс, пустить пару шпилек в сторону Поттера, а Питер умело играл наивного простачка, задавая каверзные вопросы с невинным выражением лица. Эванс предпочла уйти в нейтралитет.

Впрочем, лед тронулся, Джеймс большей частью плевался, но реагировал спокойней, чем раньше. Хотя зельевар удивлялся, как тот не заметил еще, что их с Блэком отношения только игра на публику. Какой из него аврор будет, если он верит сплетням?

– Смотрите! – громкий и восхищенный голос Питера привлек их внимание к карте. – Работает! – Петтигрю широко улыбнулся. – У нас получилось.

Северус облечено вздохнул, совершенно не таясь. Ему совсем не хотелось повторять всю их грандиозную работу еще раз.

***

Ветки тыкались ему в спину все сильнее и он медленно, без своего на то желания, приближался к краю. Лес двигался. Мужчина упирался, но остановиться не мог. В бездну посыпался песок, еще несколько сантиметров – и его нога провалится в пустоту.

Его мощно толкнули в спину. Так, что тело приподнялось в воздух на пару метров, и мужчина полетел вперед. Страх обвился крепкими кольцами…

Он рухнул на землю, болезненно ударившись. Маг не ожидал преграды так рано. Где свист ветра в ушах? Где падение?

Открыв глаза и приподнявшись на руках, он удивленно осматривал землю. Мужчина оглянулся назад. Лес. Зеленая стена больше не казалась враждебной. Деревья медленно приближались к нему, прорастая невероятно быстро, но – маг поднялся на ноги и внимательно осмотрелся – края не было. Он больше не видел пропасти.

Рука, коснувшаяся его плеча, заставила Северуса резко распахнуть глаза и выпрямиться. Темно. Зельевар прищурился, рассматривая смутные очертания предметов. Точно, библиотека. Он уснул прямо над книжкой.

– Змей, – позвали его, и маг едва не отшатнулся, когда посмотрел на парня.

– Поттер, – хрипло выдохнул Снейп.

– Ага, я, – весело подтвердили.

– Джеймс, – осознал слизеринец, говоря имя вслух. На секунду зельевару показалось, что он видел другого Поттера. Зеленоглазого.

– У тебя такое лицо, будто ты увидел привидение.

– Показалось просто. – Покачал головой представитель факультета Салазара.

– Спать надо в кровати.

– Там нет Блэка.

– Его и здесь нет.

– Тут много книг, – отбил выпад Северус.

– Когда вы уже прекратите? – застонал Джеймс.

– Когда ты попросишь у него прощение? – задал встречный вопрос Снейп. – Сохатый, за несколько недель вашей якобы не ссоры он начал встречаться больше, чем с десятком девушек. Иногда, по двое-трое в день. Думаешь, их такая новость обрадовала? Сириуса от расправы спасло мое появление. Но скоро он доведет своих пассий так, что даже страх передо мной девушек не остановит. Поговори с ним.

– Хорошо, – после недолгого молчания сказал Поттер. – Иди спать в кроватку, деточка.

– Джеймс, не зли меня, а то ты навечно олененком останешься, в буквальном смысле. – Предупредил друга Снейп, поднимаясь и собирая вещи.

Они находились в дальнем уголке библиотеки, так что заведующая раем для любителей книг не заметила Северуса, когда покинула свое рабочее место. Помещение парни покинули через тайный ход, найденный ими, когда они ползали по замку, составляя карту.

Слизеринец, попрощавшись с гриффиндорцем, направился к гостиной факультета. Его встретили шумно. Точно, послезавтра бал, а потом они разъедутся по домам.

– Снейп! – неожиданно громко произнес кто-то.

– Сначала нужно сказать «добрый вечер», Малфой, или тебя манерам не учили? – выпустил шпильку зельевар.

Платиновый блондин поморщился, но возмущение предпочел проглотить. В словесных поединках он всегда проигрывал пятикурснику Снейпу.

– Это правда?

– Уточни вопрос, – небрежно бросил Северус, окинув взглядом остальных слизеринцев, те с пугающим нетерпением ожидали чего-то. Заметив умоляющий взгляд Регулуса, брюнет немного нахмурился и обратил внимание на шестикурсника. – Малфой, что ты хотел узнать?

Сероглазый насмешливо вскинул бровь и, посмотрев на своих подпевал – Креба и Гойла, – поинтересовался:

– Ты едешь в гости к Блэку? На все каникулы?

Северус краем глаза выхватил кивок Регулуса. Значит, Блэк сам такое сказал, а не какой-то дурацкий сплетник.

– Завидуешь, Малфой? – с едва ощутимой издевкой, спросил Снейп. – Все мое внимание будет принадлежать Регулусу, а тебе и капли не достанется.

– У меня невеста есть. – Гордо вскинул голову Люциус.

– Невеста не стенка, подвинется.

– Я не такой, как ты! – огрызнулся аристократ до мозга костей, судорожно сжав кулаки, словно обычный забияка.

– Как будто ты знаешь, какой я, – отмахнулся от него маг. – Но, уж если тебе так покоя не дает моя личная жизнь, да, все свои зимние каникулы я проведу у Блэка. Даже почту вниманием праздник устроенный в его честь. Так что еще свидимся, Малфой.

И Снейп отвернулся от Люциуса, будто тот был пустым местом. Зельевар быстро разогнал младшие курсы по комнатам, отчитал старшие (замашки декана ничто не вытравит) и направился в спальню, потащив за собой Алекса, Бена и Регулуса.

– Итак, что случилось? – как только они оказались в комнате пятикурсников, решил узнать Северус причину резкой смены своих планов.

– Сириус в этот раз будет дома.

– Считаешь, мое присутствие заставит его одуматься и не совершать ужасных поступков? И не надейся, мы с ним на пару чудить будем. – Огорчил друга зельевар.

– Я вас поддержу, – не оправдал надежд Снейпа четверокурсник. – Не хочу быть там один. – Смущенно признался подросток.

Северус кивнул, а потом покосился на стол.

– Сейчас мы все дружно будем сочинять, что написать моим родителям, дабы они со спокойной душою отпустили меня к другу на каникулы. У кого какие идеи?

Гробовое молчание стало зельевару ответом.

***

– Не вертись. Ты выглядишь прекрасно.

Лили метнула на друга панический взгляд и с еще большей силой вцепилась в его руку. Снейп сделал вид, что ему не больно. Ни капельки. Однако, по его ощущениям, Эванс так сильно увлеклась, что с левой рукой скоро можно будет попрощаться, если подруга не успокоится.

– Ты сейчас похожа на мелкого рыжего беса.

Кулачок, который совсем не ласково ткнулся в ребра парню, тонко намекнул, что со словами надо быть осторожнее. Северус оценил угрозу и насмешливо улыбнулся гриффиндорке, дабы дать магу по шее, его надо будет еще догнать, а это трудная задачка для того, кого не мучили утрешними тренировками, к тому же, он их не забросил по приезду в школу.

– Лили, оглянись. – Девушка выполнила просьбу друга. – Знаешь, о чем они думают? – ведьмочка покачала головой. – Сейчас все думают: это Лили Эванс? – завораживающим шепотом заговорил Северус. – Она такая красивая. Откуда у нее столь роскошное платье? Гриффиндорка в паре со слизеринцем? А это же тот парень, от которого поджилки трясутся. Ну и жуткий он.

Лили наконец улыбнулась. Расслабилась и, расправив плечи, поправила:

– Не жуткий, а симпатичный. Ты на принца похож. – Снейп поднял бровь. – Хотя нет, скорее на повелителя тьмы. – Девушка засмеялась в ладошку. – Жутко притягательный и опасный. К тебе хочется подойти и в тоже время убежать как можно дальше.

– А ты воплощение пламени, к тебе тянутся, как бабочки к открытому огню. – Ответил на комплимент зельевар. – Ты искушаешь и обжигаешь глупцов, решивших, что тебя легко заполучить.

Ведьма восхищенно смотрела на друга, его голос околдовывал, подобно прекрасной мелодии. Хотелось слушать и слушать, ловить едва заметную улыбку, что тонкой змейкой скользит по губам, притаилась в глазах яркими искрами, спряталась в чертах лица еле заметными мазками. В такие моменты он был прекрасен, и Лили пыталась впитать их как можно больше, хотя понимала, что это опасно. Ей нельзя в него влюбляться, как в парня и будущего мужа. Она для Северуса младшая сестра. И только такую любовь он готов ей дать.

Снейп, словно почувствовав, что девушка задумалась о чем-то грустном, ласково провел по рыжим волосам, под его пальцами затанцевали искры, отчего показалось, что маг провел рукой по огню. Лили фыркнула и встряхнула головой.

– Идемте танцевать, повелитель, – весело предложила она.

– Ваше желание – закон для меня, – кротко ответил Северус – и парочка развеселилась.

Они двигались плавно и легко, словно не один год занимались танцами. Движения отточены, на лицах ни грамма волнения. Снейп и Эванс доверились музыке, не замечая, с каким удивлением на них смотрят. Он в черных одеяниях и  она в алом платье – повелитель мрака и дух огня.

Танец окончился, и остальные ученики наконец-то поняли, что просто стояли и смотрели, не в силах оторваться.

Зельевар ненавязчиво ухаживая за своей партнершей, цепко осматривал толпу. А вот и Поттер.

Видение в библиотеке напомнило магу, что на этом курсе между Лили и Джеймсом уже должны быть искры влюбленности. Увы, не считая тумака, которым гриффиндорка наградила однокурсника, ничего не происходило. Ловец красно-золотых не обращал на рыжую никакого внимания, воспринимая ее, как в доску своего парня. И ничего больше. Лили тоже не обращала на хулигана в очках много внимания. Он однокурсник, друг Северуса. И все. Забавно, но вот именно это и раздражало Снейпа. Что между Поттером и Эванс ничего не происходило. Потому парень решил их немного подтолкнуть. И у него вышло.

Джеймс смотрел на Лили. Пристально, восхищенно. Слизеринец ощутил гордость, не зря заставил девушку пройтись по магазинам. Не зря уговаривал купить платье, а когда та уперлась, приобрел сам, нагло сказав, что это подарок на Рождество. И не менее нахально утверждал, что без украшений это будет совсем не то, преподнося цепочку с ажурным кулоном. После этого они сошлись не на жизнь, а на смерть в словесном поединке. Но Снейп смог добиться своего и гриффиндорке пришлось сдаться на милость победителя. Благодаря чему на балу она выглядела потрясающе.

Алое платье с пышным низом и обманчиво жестким верхом с круглим, но не глубоким вырезом, все укрыто едва заметной золотой нитью, что ярко вспыхивала на свету при каждом движении. Казалось, что оно горело. Волосы свободно спадают на спину. Не уложены в прическу, без украшений. Только капелька волшебства – и они искрятся на свету, подобно огню костра.

Весь образ от начала и до конца придумал зельевар. И, чтобы сильнее подчеркнуть его, выбрал для себя одежду черного цвета. Ведь так они еще больше привлекали внимание.

– А вот и Сириус, – привлек внимание подруги Северус указывая в сторону Поттера и подошедшего к нему Блэка. – Пойдешь со мной?

Лили кивнула, и они плавно двинулись к своей цели.

– Изменяешь мне, Змей? – моментально заинтересовался Бродяга, когда парочка к ним подошла.

– Как я могу?

– Ну что ты такое говоришь, Сириус! – покачала головой девушка.

– Лили! – удивленно воскликнул синеглазый анимаг, обратив внимание на однокурсницу. – Какая ты сегодня красивая! – восхищено присвистнул парень.

Ведьма зарделась, Северус закатил глаза, Джеймс молчал и смотрел на Эванс, а Блэк широко улыбался. Тишина. Посмотрев на Сохатого и сообразив, что тот при них ничего не скажет, Северус обратил внимание на Бродягу.

– Ты один?

– Видишь ли, девушки были очень огорчены…

– Ясно, – кивнул зельевар. Поттер продолжал молчать, не отрывая восхищенного взгляда от рыжеволосой красавицы. Лили, заметив столь пристальное внимание, смутилась. Есть контакт! – Сириус, – протянув другу руку, начал слизеринец, – потанцуем?

Анимаг с интересом посмотрел на Северуса, но тот выглядел спокойным. Хмыкнув, Блэк принял предложение – и Снейп потащил его подальше от парочки.

– И зачем? – полюбопытствовал Бродяга.

– Не стоит мешать.

– Ах ты, хитрый гад! – развеселился парень, бросив взгляд назад. – Что будем делать у моих дражайших родственников?

– Придумаем. Нас ведь трое, хоть у кого-то возникнет забавная идея.

– Джеймс не пригласит ее танцевать, у него дар речи отобрало, – заметил Сириус, поглядывая на друзей.

– Зато у нее все нормально. – Отмахнулся Снейп.

И точно, Лили заговорила первой. А после парочка пошла танцевать.

– Ты знал? – неожиданно спросил гриффиндорец, следя за ними.

– О чем? – полюбопытствовал «повелитель тьмы».

Сириус посмотрел на него. Зельевар выглядел спокойным, но в глубине глаз парень заметил искорки смеха.

– Ну ты и… – анимаг оборвал себя и широко улыбнулся. Заиграла медленная музыка. – Кто-то меня на танец приглашал?

Снейп посмотрел на друга невозмутимо и снова предложил руку. И вот в эту секунду Бродяга понял, что шутка зашла слишком далеко. Но чтобы храбрый гриффиндорец спасовав перед коварным слизеринцем? Да никогда! Парень принял вызов – и они направились танцевать.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Залишити відповідь