Даймон. Глава 13

Новая часть фанфика “Даймон”. Добавлена глава 13. Драко и Гарри разговаривают. Гермиона вспоминает прошлое.

Ошибки и опечатки в комплекте, потом пересмотрю и поправлю.

Гарри Поттер, Даймон

Изображение нашла в Интернете.

Даймон. Главы 1-9

Даймон. Главы 10-12.

Глава 13

– Прекрати. – Глухо потребовал Гарри, сидевший на грубо сколоченном топчане. Весь его вид говорил, что парень устал от всего. Он жаждал покоя и тишины. Вечного покоя.

Драко остановился, оглянулся на Поттера, который смотрелся невероятно жалко. Малфой понимал его чувства. Понимал, но…

– Не могу. – Блондин снова начал шагать по камере. – Не могу, я взорвусь от бездействия!

– Твои метания не помогают. – Голос Гарри был мертвым, словно с гибелью леди Поттер из него ушла жизнь.

Драко догадывался, как сильно гриффиндорец был привязан к Агапе. Малфою тоже хотелось схватиться за голову и упиваться жалостью к себе. Он потерял всех! Родителей. Девушку, которая ему нравится, леди Поттер, которая о нем заботилась, как умела. И теперь теряет друга. Гарри больше не желал жить.

– Как и твое безразличие! – огрызнулся слизеринец. – Думаешь, леди Поттер обрадовалась бы, увидев подобное?

– Ее здесь нет. Она мертва.

– Отличный повод, чтобы перечеркнуть все ее труды. Агапе, значит, старалась, спасала тебя, а ты решил умереть от тоски даже не попытавшись отомстить убийце!

– Что?

– Что «что»? Ты позволишь Волдеморту окончательно поглумиться над стараниями Агапе?

– И что ты предлагаешь? В морду ему плюнуть?

– Да хоть так! – Драко остановился, посмотрел на Гарри. – Да ему твое несчастное лицо, как бальзам на душу. Прямое подтверждение твоего поражения.

Поттер дернул головой, скривился, словно от боли.

– Понял. – Хрипло шепнул парень.

– Что ты понял? – поинтересовался Малфой, обеспокоено смотря на друга.

– Сделаю ему гадость напоследок. – Криво улыбнулся Поттер, потирая виски. – Поможешь мне?

– Спрашиваешь!

***

Мир стал ярче, обзавелся новыми гранями, о которых она ранее не догадывалсь. Звуков стало больше. Ароматы обрели множество оттенков. В первые секунды, после пробуждения ей показалось, что она может уничтожить и создать мир заново.

Гермиона лежала на чем-то мягком. В воздухе витал сладковатый запах. Какой-то новый, еще ни с чем не связанный оттенок аромата. Еще пахло пылью. Едва ощутимо. Девушка равномерно дышала, притворяясь спящей. Других людей она не ощущала, но лучше пока перестраховаться и подумать немного.

Заклинание сработало! Нет, она не сомневалась в словах Агапе. Но, скажем так, не совсем верила ее словам.

Подумай, кто бы мог сделать такое.

Голос даймона прозвучал так четко, что девушка слегка вздрогнула и едва не распахнула глаза. Ее мозг с удивительной точностью воссоздал слова леди Поттер, на миг вернув Гермиону на много-много дней назад.

«Я думала», – про себя отвечает девушка даймону из воспоминаний. Гриффиндорка с легкостью могла представить реакцию на эти слова. Агапе смотрела бы на нее с улыбкой, наклонив голову к правому плечу.

Она бы сказала:

Поделись своими мыслями.

Или спросила бы:

Кто же прицепил к тебе подменыша?

И если бы это произошло тогда, Гермиона сказала бы – Дамблдор. Подключил Уизли. Рона. Рыжий довольно сообразительный, когда не ленится. Девушка бы сама дала нужный для ритуала ингредиент. Или на нее воздействовали бы чарами. Какими-нибудь особенными. А что ничего не помнит, так воспоминания могли и подправить.

Агапе, наверное, засмеялась бы. Откинула бы голову назад, заливаясь смехом.

Или стала бы мрачной, покачала бы головой, покусывая коготь.

Или похвалила бы. Так, как умеет только она, с ехидцей и намеком – ты ошибаешься.

Да, Гермиона ошиблась. Сосредоточилась только на Дамблдоре и его людях. Но, если подумать, ему такое не выгодно. Нет, не то, чтобы гриффиндорка совсем не думала о другой стороне, но почему-то не могла представить себе причину, по которой ею бы заинтересовался Волдеморт. Кто она? Магглорожденная. Грязнокровка. Да Темный Лорд убил бы ее при первом же удобном случае!

Только ты кое-что забыла, Гермиона.

И правда, забыла. Они с Гарри друзья. Как проще всего сделать парню больно? Причинить боль тому, кто дорог Гарри Поттеру. А еще лучше сделать так, чтобы человек, которому он доверяет, ударил его в спину.

В уме Волдеморту не откажешь. Гениальный в своей простоте план. Подменыш мог бы Гарри сам убить или притащить к Темному Лорду. И никто бы не заподозрил, что Гермиона Грейнджер на самом деле давно уже не человек.

Конечно, можно было сказать, что Волдеморту она бы ничего не дала по доброй воле. Но он бы не спрашивал. Ему незачем спрашивать. У него есть ручная крыса, способная проникнуть в самые труднодоступные места. Анимаг. Чертов Питер Петтигрю.

Гермиона ощутила злость намного острее, чем раньше. Она готова разорвать это отродье собственными руками. Если бы не анимаг, они бы могли вернуться в дом – и Волдеморту пришлось бы потрудиться, чтобы заполучить их в свои руки.

Хорошо, что подменыш был уничтожен. Им очень повезло, что Гарри решил призвать даймона – и большинство планов Темного Лорда пошли прахом.

Дух-защитник… Гриффиндорка ощутила восхищение – Гарри силен. Создать материального даймона! Без каких-либо ограничений, удивительно, что Агапе не утопила магический мир в крови. Возможно, посчитала это неразумным.

Для даймона, воплощения тьмы и скрытых желаний, Агапе была на удивление сдержанной в разрушениях и убийствах.

Для деймона, обязанного защищать Гарри и думать в первую очередь об его благополучии, она достаточно хорошо относилась к другим людям.

Гермиона раньше изредка ловила себя на зависти. Деймон друга поражал. Иногда Грейнджер и сама хотела призвать даймона. Каким бы у нее он был? Хотела и боялась узнать. Она, наверное, была не настолько храбрая, чтобы взглянуть в лицо сокрытым в глубине желаниям.

Гермиона раньше была уверена, что никогда не призовет духа-защитника. Зачем бы он ей понадобился? Ведь не было ни одного повода для волнения. Подменыш уничтожен. Девушка чувствовала себя хорошо. И даже Агапе со странной просьбой подумать о том, кто бы мог подцепить к ней подменыша, не заставила юную ведьму беспокоиться. Впрочем, как и слова о том, что если Гермиона заметит что-то необычное в своем поведении сразу идти к демонессе. Грейнджер их пропустила мимо внимания, слишком рада была окончанию кошмаров.

Некоторое время всё было нормально. Гермиона ничего необычного не замечала, потому что ничего необычного не происходило. До поры до времени.

Первый раз произошел, когда девушка разговаривала с Гарри. Гермиона не помнила, о чем они говорили. Не всплывало в голове никаких ассоциаций. Зато могла с точностью до секунды описать мгновение, когда поняла, что происходит нечто странное. Вот Гарри говорит, она кивает, совершенно не обращая внимания на его слова, и в тоже время не может оторвать взгляд от шеи друга. Девушка совершенно спокойно думала о том, что может сейчас прижаться к парню, провести носом по шее, вдыхая запах, – и разодрать кожу зубами. Напиться горячей крови.

Гермиона тогда вздрогнула и долго-долго не могла понять, что за странная фантазия пришла ей в голову. Глупость какая-то. Подменыш уничтожен. Нет причины, чтобы подобное приходило девушке в голову.

Второй случай произошел с Драко. Юная ведьма решила приготовить успокоительное зелье. Агапе обеспечила их большим разнообразием ингредиентов. Там был даже яд мамбы, хотя для тех зелий, что они должны были готовить, совершенно не нужный компонент. Малфой что-то обсудить хотел, он окликнул ее, и девушка посмотрела на него.

От неожиданной мысли перехватило дыхание. Гермиона держала в руке нож и подумала, что хватит одного быстрого, сильного движения – кровь будет бить фонтаном. Вышла бы прекрасная картина.

К Агапе она не пошла. Хотела, но не смогла. Словно что-то или кто-то мешал ей. Девушку в дрожь бросало только от мысли подойти и рассказать о происходящем с ней. Однако стоило только преодолеть противную дрожь, как ее ноги будто к полу примерзали, а внутри всё скручивалось от мерзкого чувства.

Возможно, это продолжалось бы очень долго, но в следующий раз, вместо фантазий, Гермиона едва не подлила парням яд, в последнюю секунду добавила его в еду Агапе. Доза, от которой человек стопроцентно умер бы, у даймона даже раздражения не вызвал. Материального деймона трудно уничтожить. А уж пока жив Гарри, Агапе не исчезнет полностью. И, скопив достаточно сил, может вернуться обратно.

Леди Поттер после яда всё поняла, но пришла не сама, а натравила на нее Гарри. Точнее на них с Драко. Они немного поругались, успокоились и пошли гулять. И нарвались на сирен.

Гермиона не знала, что чувствовал или видел, или слышал Драко. Сирены обещали ей кровь. Много крови.

Агапе ничего не обещала. Просто подняла на ноги посреди ночи и потащила в город. Поближе к злачным местам. На вопрос удивленной и ничего не понимающей девушки, сообщила, что там много неосторожных людей. Ясности ответ не добавил.

Леди Поттер усмехнулась, приметила одиноко светловолосого парня лет двадцати, свернувшего на темную улочку и потянула Грейнджер за собой.

– Поговори с ним. – И сильно толкнула девушку.

Гермионе пришлось сделать несколько быстрых шагов, чтобы не растянуться на земле. Но если бы впереди не шел парень, она бы упала. Ведьма едва не сбила его с ног. Забормотала извинения.

Он был симпатичным, слегка пьяным и, наверное, даже подумать не мог, что налетевшая на него девушка может быть опасной. Да что она сделает? Заулыбался, забормотал пошлые глупости. Гриффиндорка уже хотела закричать, потребовать у даймона объяснений, когда это произошло снова. Девушка словно зачарованная уставилась на шею парня. Там, под кожей, текла кровь. Такая манящая. Такая сладкая. Такая нужная ей сейчас. Всего-то нужно обнять этого глупого человека, наклонить его голову, чтобы было удобней, и прорвать зубами кожу, утоляя возникшую жажду.

Очнулась Гермиона, когда Агапе оттаскивала ее от парня. Едва дышащего. С разодранной шеей.

Пока гриффиндорка зажимала окровавленный рот и с ужасом думала о том, что она едва не убила человека, демонесса занималась лечением жертвы.

– Что со мной?

– Долгое воздействие подменыша. Он тело менял под себя. Прикус у тебя теперь весьма примечательный, – Гермиона сразу же провела языком по зубам и вздрогнула, поранившись о свои клыки. Длинные и острые, как раз для вампира. – Как видишь, воздействие подменыша не прошло бесследно. Пока ты только крови хочешь. И бесишься, когда не получаешь ее.

– Пока? – вскинулась девушка.

Демонесса закончила с лечением парня, убрала следы крови с одежды и заглянула в мутные глаза бедняги, меняя воспоминания.

– Подменыши не только кровь любят. Человечьим мясом они не брезгуют.

– Нет! – Гермиона отшатнулась. Скорее не от самих слов, а от спокойного голоса деймона. – Нет! Нет! Я не хочу! Агапе, сделай что-нибудь… Я не… не хочу…

Леди Поттер отпустила парня. Тот скользнул по ним с Грейнджер равнодушным взглядом и пошел по своим делам. Деймон провела его взглядом, после повернулась к Гермионе и улыбнулась:

– Тебе нужен даймон.

– Что?

– Дай-мон. – По слогам произнесла женщина. Она явно наслаждалась ситуацией. – Не смотри на меня так испуганно. Конечно же, это будет не материальный даймон. И не обычный вариант духа-защитника. Ну?

Гермиона затрясла головой: нет-нет-нет!

Если бы могла, то сбежала. Но у нее ноги тряслись от таких новостей. Она совершенно не хотела призывать себе духа-защитника. Ей было до чертиков страшно только об одной мысли, каким он может получиться. Это как джина после долгого заточения выпустить.

Агапе приблизилась к девушке, приподняла пальцами ее подбородок и широко улыбнулась.

– Гермиона, – почти на распев произнесла демонесса.

Грейнджер побледнела, всматриваясь в глаза леди Поттер. Она же не станет…

Девушка немало наблюдала за демонессой, ей было интересно, какие желания Гарри привели к тому, что Агапе действует так или иначе. Что заложено в даймоне? И что с этого выходит? Вот, к примеру, внешность. Гарри хотел быть выше и не носить очки. Но Гермиона очень сомневалась, что друг хотя бы раз всерьез думал о возможности превратиться в женщину. Вероятно, это желание было навязано извне. Людьми или стереотипами.

Агапе постаралась воплотить желания Гарри в жизнь. Он стал выше, больше не носит очки. Его внешность изменилась, теперь он совершенно не похож на того Гарри Поттера, которого маги знали раньше.

Явные желания. Те, исполнения которых можно сразу заметить.

Гермиона догадывалась о некоторых желаниях, но об одном знала хорошо. О желании любви. Гарри, после гибели родителей, жил у тети. И его там не любили, мягко говоря. В школе он вызывал восхищение, ему завидовали, но любили его, как обычного мальчика по имени Гарри, немногие. А он хотел именно этого. Чтобы его любили не как победителя Волдеморта. Не как самого молодого ловца Гриффиндора. Чтобы его просто любили, без налета героизма или ореола самого молодого ловца.

В Агапе это желание отбилось в полной мере. Но она не вызывала любовь. Просто ее находили привлекательной. Опасной и притягательной.

Гарри подсознательно хотел, чтобы его все любили.

Демонесса может ослаблять или усиливать свою притягательность. Вызывать легкую симпатию или всепоглощающее желание сделать всё, что хочет леди Поттер.

– Агапе, нет. – Прошептала девушка, уже понимая – бесполезно.

– Гермиона, тебе нужен даймон.

Женщина ее поцеловала. Прикосновения усиливают воздействие. Несколько секунд юная ведьма стояла истуканом, ничего не видя перед широко распахнутыми глазами.

Зажмурившись, гриффиндорка обхватила шею Агапе руками, ответив на поцелуй.

Да, теперь Гермиона понимала, как деймону удавалось постоянно выбивать из головы Гарри лишние мысли. Тут ни о чем ином думать не хотелось, кроме…

– Ш-ш-ш, Герм, всё хорошо. – Даймон ласково провела по плечам девушки, разорвав поцелуй.

– Это всегда так? – задыхаясь, спросила юная ведьма.

Агапе пробормотала что-то неопределенное, поглаживая плечи Гермионы.

Грейнджер вздохнула.

– Даймон, значит.

– Согласна?

– Это точно поможет?

– Да. Я специально для тебя разработала вариант. Это не будет дух-защитник в привычном смысле. Никаких других личностей. Ты останешься собой, но кое-что изменится.

Агапе не обманула. Гермиона осталась Гермионой. Рядом с ней не было духа-защитника. Ни материального, ни бестелесного. Ее даймон забрал себе клыки, кровожадность и все то, что подменыш оставил после себя, но не стал новой личностью, а был чем-то на подобии маски. Надела – изменилась. Сняла – вернулась обычная Гермиона.

Гриффиндорка глубоко вдохнула. Она ощущала себя невероятно сильной и способной на многое. Заклинание сработало как нужно, «маска» на ней – страх отступил назад. Сейчас ей нужно потянуть время.

Девушка открыла глаза, скосила глаза вправо, влево. Усмехнулась, и села на кровати.

Обычная комната. Среднего размера. Из мебели кровать, возле нее маленькая тумбочка, под окном стол и стул, еще дальше большой шкаф.

Гермиона втянула воздух. Да, раньше в этой комнате никто не жил, ее только недавно убрали. Ведьма легко поднялась на ноги, приблизилась к окну. Открыла его и выглянула наружу. Парк?

Девушка взглянула на стол. Забралась на него и, крепко ухватившись за раму, высунулась из окна. Большой дом. Двухэтажный. Наверное, еще и с подземельем.

По парку бродят белые птицы. Павлины. Ни людей, ни домовых эльфов.

Гермиона быстро соскользнула со стола на пол и закрыла окно. Взглянула на дверь. Звуки, которые она теперь улавливала, подсказывали, что по коридору кто-то идет. К ней или не к ней, пока не ясно, но лучше перестраховаться.

Шаги затихли перед дверью в ее комнату. Снимают заклинание. Девушка хмыкнула. Значит, дверь запираем заклинанием, а окно нет. Проверка?

– Проснулась, гразнокровка?

Беллатриса. За ее спиной мелькнул Петигрю. Торопливо заглянул, заметил гриффиндорку и сразу исчез из поля зрения. Лестрейндж двигалась осторожно, словно ей больно ходить. Гермиона ощущала запах пота и крови. Ранена. Наказание? Или не смогла залечить раны нанесенные Агапе?

– Чего молчишь? – недружелюбно поинтересовалась Пожирательница, смерив девушку взглядом.

– Вкусно пахнешь, человечка. – Грейнджер широко улыбнулась, показывая клыки. «Маска» вернула их назад. Как и жажду крови.

Беллатриса скривилась.

– Тварь, – буркнула женщина себе под нос. – Повелитель желает тебя видеть. – Громче произнесла она, развернувшись и направившись к выходу из комнаты.

Гермиона оскалилась. Сейчас.

Рано.

Гриффиндорка сбилась с кровожадной мысли. Агапе?!

Торопишься.

Грейнджер дернула плечом, посмотрела в спину несостоявшейся жертвы, и пообещала себе: позже. И с ручной крысой потом разберется. Сейчас нужно встретиться с Волдемортом.

Любопытно, он понял и ждет от нее каких-то действий? Или не понял? Пока всё указывает на последнее.

Темный Лорд ожидал их в большом, просторном зале. Стоял перед возвышением и смотрел на кресло, больше похожее на трон.

Беллатриса приблизилась первой.

– Мой повелитель.

Волдеморт повернулся, бегло взглянул на ведьму и с интересом посмотрел на Грейнджер.

– Вижу, заклинание леди Поттер прекратило свое действие.

Гриффиндорка повела плечами.

– Как тебе тело?

– Могло быть и лучше. – Гермиона взглянула на Лестрейндж. Старшую ведьму перекосило то ли от слов гриффиндорки, то ли от безразличия повелителя к Беллатрисе. – Мой повелитель.

Темный лорд довольно улыбнулся.

Девушка улыбнулась в ответ. В ее зрачках вспыхнули красные искры.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Залишити відповідь