Даймон. Главы 10-12

Глава  12

Агапе едва слышно ругнулась, каблуки дорогущих туфлей погрузились в песок. Она пошатнулась и едва не упала, но сумела устоять на ногах. Ведьма покосилась в сторону дома. Темно. Ни в одном окне не горел свет. Может быть, детки устали ее ждать и легли спать? Это было бы хорошо. Хоть такая отсрочка. Ей нечего сказать.  Потому что ничего утешительного даймон не сообщит.

Старшие Малфои пропали три дня назад. Ни слуху, ни духу. Маги на балу только вскользь обсуждали этот вопрос, но понять их беспокойство можно. Ни Люциус, ни Нарцисса не исчезали просто так, даже если не приходили, то отправляли вежливый отказ, что в их случае происходило очень-очень редко.

Леди Поттер пару раз качнулась, затем решительно плюнула на красивое вечернее платье и плюхнулась на песок, безжалостно сдирая туфли. Немного трусливо, но деймон переместилась на пляж, чтобы оттянуть встречу с детишками и не слышать… ничего не слышать. Агапе мрачно вздохнула, бросила обувь рядом с собой и вытянула ноги. Вода, накатывающая на берег, лизала пятки. Демонесса мрачно смотрела на звездное небо. Сколько там до восхода солнца? Час? Может здесь посидеть?

Ситуация паршивая. Три дня уже немало. Чудо, что родители Драко еще живы. Люциус точно. Даймон чувствовала заклинание, которым одарила светловолосого мага напоследок. Оно исчезнет только в том случае, если мужчина умрет. Возможно, еще дня три-четыре в запасе, чтобы их вытащить. Агапе все-таки надеялась, что и Нарцисса жива.

Нематериальным духам-защитникам в некотором смысле легче. Они не привязываются к другим существам, не считая кровных родственников их подзащитных. Для них все чужаки. Таким даймонов важен только хозяин или хозяйка. Только они имеют смысл.

У духов-защитников, обретших плоть, оказываются, бывают привязанности не только к подзащитному и его родственникам. Такие деймоны могут испытывать симпатию к другим людям, и не столько из-за положительных чувств хозяина к ним.

Материальный даймон невероятно силен.

Материальный даймон почти не отличим от человека.

Материальный даймон, сосредоточие тьмы, может испытывать сочувствие к другим людям.

– Кошмар. – Печально вздохнула Агапе.

Если бы она была не материальным деймоном, то не смогла бы сделать так много. И ей бы точно было плевать на жертвы. Ну, подумаешь еще парочка трупов! Что это изменит? Многое, оказывается, если эта парочка – чета Малфоев, родители Драко, с которым дружит Гарри. И которого леди Поттер находит весьма забавным парнем.

Демонесса подумала о Гермионе и ее родителях. Только от одной мысли ей захотелось зарычать и уничтожить теоретических негодяев.

Ведьма вздохнула, зарылась пальцами в песок и задумалась.

Конечно, Агапе не сидела дома эти три дня. Она начала дергать за ниточки то тут, то там. Даймон сильная, но не рискнет сунуться на территорию темного мага без подготовки. Да, истинно верных Лорду магов там мало, однако сражаться будут все, ведь Волдеморт держит их почти что в буквальном смысле за горло. Они попались в его паутину и без потерь оттуда не выбраться. Поэтому силы подвластные Темному Лорду надо распылить. Заставить сражаться на не подвластной их хозяину территории. Демонесса решила натравить на Пожирателей не только представителей Министерства, но и остатки Ордена Феникса, еще не разбежавшиеся по углам, после гибели лидера.

Подкинуть бы им что-то такое, отчего чувство самосохранения отключилось бы, а желание отличиться раздулось до непомерных размеров.

Пение? Агапе тряхнула головой. Послышалось?

Нет. Таки поют.

А ведь смерть соплеменницы должна была их отпугнуть.

 

***

Люциуса одаривали многими эпитетами. И не зря. Что уж греха таить, Люциус Малфой красив, богат и умеет пользоваться своими талантами, дабы получить желаемое.

Захотелось ему в жены красивую девушку, весьма прохладно относящуюся к нему, и он превратился в самого любезного молодого человека в мире. Обольстительного. Коварного. Естественно без некого давления старших родственников на Блэков не обошлось, но в целом Люциус сам добился желаемого. Получил красавицу-жену. Посадил ее в золотую клетку. Полюбовался. И упорхнул. Вокруг ведь столько прекрасных лиц, соблазнительных тел, желанных женщин. Зачем себя сдерживать? Ему можно всё. Он ведь красив, богат и обладает властью. Чистокровный маг. Весомое словосочетание.

Люциусу многое прощали. Да кто его осудит? Другие мужчины? Ха! Те, кто наделен властью и деньгами, понимающе ухмылялись. Они вели себя точно так же и не собирались считаться с мнениями других, которых и за людей не считали. А мысли магов, стоящих на ступеньку ниже, Малфоя не интересовали. Что они могли сказать? Ничего. Их охватывала зависть. Кто они по сравнению с ним? Никто!

Захотелось Люциусу поиграть с темной магией – и вот, пожалуйста, он один из самых верных и преданных людей Лорда. Лучший. Правая рука. А грязными делишками пусть занимается Беллатриса. И пусть верит будто она лучшая. Доверенное лицо Волдеморта. А магглы? Пыль под ногами.

Захотелось Люциусу показать миру наследника и он вспомнил о красавице-жене, запертой в золотой клетке. Темный Лорд удачно исчез, сам Малфой – богатый, красивый и чистокровный маг – поразительно легко ушел от правосудия.

Жизнь казалась чередой легких побед, пока Волдеморт не вернулся, а на арену, рядом с мальчишкой Поттером, не вышла его родственница.

Раньше Люциус не знал, что такое страх. Азарт ощущал. Недовольство от неудачи тоже. Раздражение от того, что всё пошло не так, как он хотел, тоже бывало. Раньше все казалось интересной и не особо опасной игрой. Раньше он был поразительным дураком. Пока ужас не стал реальностью. Пока Малфой не осознал, что красавица-жена для него не только нарядная кукла, которой он может похвастаться перед союзниками и давними знакомыми, что сын, пусть и не такой идеальный, как ему хотелось, очень дорог.

Пока леди П… не вспоминать!

Люциус дернул головой. Как удачно, что Беллатриса не сдержалась и ударила его, а то Лорд хоть и безумен, но не утратил остроту внимания, сразу же заметил бы странное поведение пленника и начал бы копать в этом направлении.

Вот ведь талантливая ведьма! Когда только успела поколдовать над ним? Да еще так, что он не заметил.

– Молчишь, Люциус?

– А нам есть о чем поболтать? – лениво протянул Малфой, упершись затылком в стену и рассматривая Лорда и взмыленную Беллатрису.

– О твоем сыне, мой скользкий друг. Где он?

– Понятие не имею, – насмешливо улыбнулся светловолосый маг, при этом не соврав. Он действительно не знал где. Ведьма искусно пряталась. Письма на ее имя сначала отправлялись к доверенным людям и только потом попадали на стол женщине.

– Ты еще скажи, что не встречался с ним. – Лорд выразительно повел палочкой.

Люциус проследил за этим жестом и внезапно захохотал. Громко. Легко. Словно это не его несколько секунд назад пытали.

– Знаете, милорд, от Вас остались только жесты. – Немного успокоившись, протянул Малфой. – Красивые, пафосные. Выверенные. Месяцами их оттачивали, верно? Что бы хоть немного смахивать на благородного?

– Круцио! – несколько секунд и заклинание темный маг отменил. – Повторишь, Люциус?

– Конечно, милорд, – хриплым голосом произнес тот.

– Заткнись.

– Какое непостоянство…

– Заткнись! – палочка уперлась в шею блондина. – Белла!

– Да, милорд, – подобострастно пробормотала ведьма.

– Принеси нож и пустую посудину. Не хочет наш скользкий друг рассказывать, где сейчас Драко, то мы узнаем сами. Интересно будет посмотреть, как родная кровь будет его звать.

И широко улыбнулся, заметив, как ужас заполнил глаза напротив.

 

***

Агапе оценивала свои труды. Не зря она мучилась с защитой, сделав два независимых друг от друга контура. Одни чары защищали дом, другие обеспечивали защиту рядом со зданием. Они напоминали купола. Меньший накрывал дом, больший скрывал под собой и здание, и его защиту. А особо прекрасным было то, что ей совершенно не обязательно было снимать один контур, дабы изменить другой. Даже более того, если менять внутренний, то внешняя защита не позволит чужакам не только увидеть, но и почувствовать происходящие изменения.

Леди Поттер сначала решила заняться защитой на доме. Во-первых, потому что внешний контур спрячет ее действия от чужих глаз, ушей и поисковых чар. Во-вторых, потому что намного проще начать с внутренней защиты. Даже если придется полностью ее переделать, то проблем и опасностей не возникнет. Большинство чар не пройдет внешнюю защиту. К сожалению, в список того, что может проникнуть сквозь контур, входит пение сирен и большинство заклинаний на основе магии крови. И оба упомянутых пункта несут в себе немалую угрозу. А потому внешнюю защиту нужно переделать с их учетом.

Над внутренним контуром пришлось потрудиться. Схема, которую раньше использовала Агапе, была выверенной, чтобы чары не перекрывали действие друг друга и не возникало конфликтов заклинаний, и плотной. К примеру, заклинание, которое не позволяло письму, не одобренному даймоном, покинуть дом. Оно моментально сгорало под действием заклинаний, как только бумага или иное средство передачи информации оказывалось вне здания. Но эти чары конфликтуют с темы, что не позволяют почтовым совам найти адресата. Без выверенной схемы, уже только эти два заклинания наделали бы немало бед. Кроме этого возникла проблема с плотностью. Стоить добавить еще одно заклинание, как защита рухнет. И несколько неприятных часов обеспечены всем.

Даймон сначала продумала новую схему, выкинув из старой те заклинания, которые перейдут во внешний контур защиты. После чего сняла заклинание, отдохнула полчаса и начала выплетать новые чары.

Леди Поттер решила разделить защиту от кровной магии на два контура, чтобы полностью перекрыть эту брешь в защите. А сирены… Она с ними потом разберется. Главное было сделать защиту такой, чтобы можно было вплести хотя еще парочку заклинаний и контуры не разрушились бы, а между заклинаниями не возникало конфликтов.

Через несколько часов внутренняя защита была готова, и Агапе любовалась своими трудами. Осталось только доработать внешний контур.

Даймон направилась в дом. Нужно восстановить силы и связаться с некоторыми людьми.

Драко она сказала правду. Смысл прятать подобную информацию? Надеяться, что парень не узнает? Так у него в друзьях Гарри. Подопечному информацию получить несколько проще. И если бы здесь повезло, то кто может обещать, что в какой-нибудь газете не будет коротенького замечания о долгом отсутствии Малфоев? Сжигать все газеты? Слишком подозрительно.

Конечно, детишки были недовольны. Конечно, требовали немедленно что-то предпринять и были очень возмущены спокойствием Агапе, одаривая ее недружелюбными взглядами. Деймон только лениво поинтересовалась, что они от нее хотят. Убить чету Малфой или спасти родителей Драко? Если второе, то троица должна сидеть тихо, помогать, когда попросят, и не мешать, когда им ничего не говорят.

Скоро Орден Феникса сцепится с Пожирателями. И к этой веселой компании присоединится Министерство, а Агапе воспользуется случаем, чтобы вытащить Люциуса и Нарциссу.

Но для начала восстановить силы и переделать внешнюю защиту.

Троица ее появления не заметила. Шушукались о чем-то. Демонесса надеялась, что гриффиндорцы и слизеринец, обсуждали не планы, как покинуть дом, и броситься в пасть дракону, дабы спасти родителей Драко. Хотя с драконом-то Агапе разобралась бы в два счета.

Перерыв даймон сделала продолжительным, силы восстанавливались медленно. А их нужно намного больше, внешний купол защиты в несколько раз больше внутреннего и мощнее. К тому же, действовать придется иначе. Не снимать защиту и затем создавать ее заново, а делать новый купол чуть меньше внешнего контура, и следить, чтобы он не соприкоснулся со старым. Еще нужно поговорить с троицей. Предупредить, чтобы они не высовывались из дома. Это падение внутреннего круга подарило бы несколько неприятных часов, разрушение внешнего может убить. А, не дай небо, деймон во время создания второго купола отвлечется хоть на секунду и тот соприкоснется с первым – здесь все сплавится от жара. Внутренний контур защиты должен выдержать удар, но если детишки окажутся вне дома, то всем конец.

Конечно, Агапе предупредила. Конечно, пригрозила, что сожрет человека, высунувшегося из дома, со всеми потрохами. Если бы у нее был дар видеть будущее, то она бы троицу связала. Или заклинанием каким-нибудь приласкала. Чтобы полежали часиков восемь.

Снятие внешнего купола защиты было опасно тем, что именно он содержал в себе большую часть чар, которые блокировали поисковые заклинания. А еще не позволял артефактам заметить огромные всплески магии на этой территории. Снять внешний контур – пригласить сюда кучу гостей. И большинство из них будет отнюдь недружелюбным.

Работа над новым куполом защиты шла медленно. Леди Поттер вплетала заклинания против магии крови, смешивая с другими, которые не будут мешать и даже при смещении не будет негативных последствий. Однако ведьме помешали закончить работу. Самим что ни есть грубым образом, ее сшибли с ног.

Агапе выругалась, цапнула Малфоя, который явно собирался куда-то идти. Тряхнула пару раз, заметила гриффиндорцев, которые бежали к ним, и выругалась, когда увидела, что неоконченный купол внешней защиты соприкоснулся со старым.

– В дом! – рявкнула Агапе, швырнув Драко к друзьям и вскинув руки.

Исправить не выйдет, заклинания уже среагировали друг на друга – будет взрыв. Оставалось уменьшить зону удара и дать троице вечно находящей проблемы на пятую точку немного времени на спасение.

Воздух задрожал. Защитные купола стали видимыми, сейчас бы их заметили даже магглы. Яркие линии заклинаний загорелись, разгоняя сумрак, подкравшейся ночи. Даймон колдовала, быстро-быстро. Еще чуть-чуть пусть постоит, еще пара минут…

Заклинания ослепительно вспыхнули, демонесса почти закончила нужные чары, когда ее настигло два магических удара. Оба внешних купола рухнули.

– …апе! Агапе!

Деймон застонала. Кто-то настойчиво ее звал. Звал и, чтоб ему так же хорошо было, как и ей сейчас, трясли за плечо.

– Агапе!

– Какого черта? – вместо слов получилось что-то невнятное. Ведьма подавилась воздухом  и закашлялась. Демонесса распахнула глаза и увидела над собой бледное лицо Гермионы. – Ты… еще… здесь? – по буквам выдавила даймон.

– Гарри, она очнулась!

– В дом! Быстро! – наплевав на то, что буквы царапали ей горло, крикнула леди Поттер, с усилием поднимаясь на ноги. Дышать мешал комок в горле. Сплюнув на землю кровь, Агапе с удивлением поняла, что магические удары, от которых большинство магов погибли на месте, ее не развеяли. – Чего встали? Двигайтесь, живо!

– С Драко что-то не так!

Даймон внимательно посмотрела на блондина. Слизеринца колотило так, словно он выскочил без одежды на мороз. Брюнетка схватила парня за подбородок и заглянула в глаза.

– Зов крови… Давно его так?

– Где час, – ответила Гермиона.

– Идите в дом, у нас скоро будут гости. – Хлопок. Еще один. И еще. – Сообразительный мерзавец. – С кривой усмешкой произнесла Агапе, собираясь колдовать. Магия не отозвалась. Даймон бросила взгляд на подопечного. Нет, этим способом она пользоваться не будет. – Палочки с собой?

– Да, – кивнула Грейнджер.

– Нет. – Одновременно с подругой отозвался Гарри.

– Ты и без палочки колдовать можешь. Помнишь заклинание, защищающее от воздействия сирен?

– Да.

– Используй его. – Агапе повернулась к магам, прибывшим по яркому следу магии крови. Черные плащи, маски. Кто там ближе всего? – Сделал?

– Да.

– Отлично.

Нечеловеческая сила и скорость остались с ней, а от боли даймон способна отрешиться. Сколько жертв нужно, чтобы сирены подплыли ближе? Два человека? Три? Пусть будет четыре. Не жалко. Снейпа здесь нет. Малфои под рукой темного мага, он их никуда не пустит, а остальных можно убивать без зазрения совести. Главное крови побольше пустить. Сирены ее любят.

Гарри крепко держал Драко, тот уже не вырывался и равнодушно смотрел себе под ноги. Гермиона стояла рядом с ними, вытащив палочку, и выжидающе смотря на врагов, которых за пару секунд, пока маги приходили в себя, стало на несколько человек меньше. А потом он услышал это. Зов. Поттер сильнее сжал плечи дернувшегося Малфоя и посмотрел на подругу. Гриффиндорка судорожно стиснула палочку, оглянулась на друга, заметила его взгляд и кивнула. Нормально. Она никуда не собирается идти.

Сирены звали.

Гарри смотрел как напряженные фигуры, не успевшие сообразить, что делать, расслабляются и безвольно шагают к морю. Их там уже ждали. Красивые женщины тянули к ним руки. Пели. И, наверняка, с голодным блеском поглядывали на жертв.

Агапе вернулась к ним. Женщина закрывала рот рукой, пальцы окрасились алым.

– Тебе нужна помощь.

Ведьма отмахнулась. Бессмысленно. Ей уже ничем не помочь. Разрушение, пусть и медленнее, чем она ожидала, продолжалось.

– Долго стоять будете? – просипела даймон, сглотнув кровь. – Возвращайтесь в дом, пока остальные не решили проверить, что тут случилось.

Хлопок. Агапе скривилась. Поздно, да?

– Какой приятный сюрприз, леди Поттер.

Деймон бросила выразительный взгляд на Гермиону и та поняла ее без слов, быстро выводя палочкой нужную петлю. Брюнетка повернулась. Один.

– Действительно, – ведьма снова сплюнула кровью, – какая удача, Том Марволо Риддл.

Иллюзия человеческой внешности дрогнула на миг, показав неестественно белую кожу.

– Ты много знаешь.

– Возможно. – Повела плечами женщина, прикидывая, как поступить. Лорд точно не один. Рядом с ним должен быть верный Пожиратель. Только где? – А ты не много о себе возомнил, раз пришел один?

– Мои люди знатно тебя потрепали, ведьма. – Ухмыльнулся мужчина, намекая, на кровь, которую демонесса в очередной раз сплюнула.

– Увы, хотя… – Леди Поттер довольно улыбнулась. – Мне совершенно не жаль тебя разочаровывать, это не твои люди сделали. У них бы силы не хватило.

Темный Лорд фыркнул.

– Много болтаешь!

– Разве? – Волдеморт едва успел увернуться от удара. Ведьма вдруг оказалась непозволительно близко.

– Тварь!

– Зачем же так грубо? Нужно быть вежливым. – И снова ударила.

– Сильно досталось? – насмешливо поинтересовался маг, когда даймон промахнулась. И вздрогнул, когда услышал вскрик. Белла! – Умная, да?

– Не жалуюсь.

Магов редко обучали драться в рукопашную, что выходило им боком, когда человек, которого нужно проклясть, находился слишком близко. Трудно делать нужные жесты для заклинания, когда тебе мешают. В таком случае беспалочковая и невербальная магия могла выручить, только овладеть подобным талантом могли немногие.

Агапе держалась как можно ближе к темному магу. Во-первых, мешала колдовать и сосредоточиться. Во-вторых, вдруг повезет и она его убьет? Грех таким шансом не воспользоваться.

Волдеморт злился. Ведьма мешала. Вот как чертов Гарри Поттер! Вечно с мальчишкой всё идет не по плану, так и с его родственницей дела шли неладно.

Вскрик со стороны вечно влипающей в проблемы троицы привлек внимание сражающихся. Даймон дернулась в ту сторону и сразу же передумала. Лорда оставлять за спиной? Ни за что. Волдеморт воспользовался заминкой демонессы и быстро вскинул палочку:

– Авада Кедавра!

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Залишити відповідь