Даймон

Авторка: Silver Raven

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», фильмы Гарри Поттер (кроссовер)

Персонажи: Гарри Поттер, Даймон, Северус Снейп/Ремус Люпин

Рейтинг: NC-17

Жанры: гет, джен, слэш (яой), романтика, фэнтези, AU

Предупреждения: OOC, нецензурная лексика, ОЖП

Дисклеймер: герои книги/фильма мне не принадлежат

Статус: в процессе

Публикация на других ресурсах: стучите, там разберемся

Описание: «Он смутился, осознавая, что перед ним сидит человек, который знает о нем все, даже то, чего он не помнит, даже то, что не оформлялось в связные мысли, все то, что брюнет прятал глубоко внутри себя. Его половина, сотканная из внутренней тьмы, эгоистичных желаний, пороков и страстей. Дух-защитник. Даймон. Кто способен защитить и спасти тебя? Только тот, кто знает тебя, как самого себя. Кто живет тобой…»

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.


Глава 9

Агапе лениво скосила взгляд на оборотня, решившего их навестить. Она ему разрешила здесь появляться, потому особо не насторожилась поначалу, пока не увидела письмо, протянутое ей.

– Что здесь? – поинтересовалась даймон, даже не подняв руку, чтобы взять предложенное.

– Это от Джеймса.

Демонесса подозрительно осмотрела письмо, проверила на всякий случай, но никаких сюрпризов женщину не поджидало, и она решила его прочитать.

– Нехорошо, – пробормотала брюнетка, закончив чтение. – Как он себя вел?

– Начинает выходить из роли, – честно признал Люпин.

– Ты в школу когда собираешься возвращаться?

– Я хотел бы поговорить с Гарри и Гермионой. – Ремус бросил взгляд на лестницу.

– Ладно, тогда я сама, – милостиво кивнула леди Поттер, махнув на второй этаж, подтверждая, что подростки там.

Однако ни деймон, ни оборотень не ожидали, что в гости решит явиться еще один человек.

– Безумно счастлива тебя видеть, Северус, – произнесла женщина, даже не повернувшись к зельевару.

– Взаимно, Агапе. Люпин, – кивнул мужчина оборотню.

Леди, оценив лицо Ремуса, решила не поворачиваться. Рано или поздно, но это должно было случиться. До этого дня маги умудрялись навещать их так, что ни разу не пересеклись друг с другом, хотя возможности были. То Снейп исчезал прямо перед появлением Люпина, то оборотень покидал их за секунду до того, как переносился зельевар. Детишки уже ставки начали делать на то, пересечется парочка или нет. Ну, Гермиона победила и демонесса сообщит ей об этом, если мужчины не сварят ей мозг. Хотя есть угроза, что заморозят.

От Люпина исходил жар. Агапе его ощущала физически. А мозг скоро приобретен золотистую корочку, поджарившись на эмоциях оборотня. Сзади тянуло холодом. Не приятной прохладой, а ледяной стужей. Женщина передернула плечами и разбила неловкую тишину.

– Ребята наверху, идемте.

Ремус отмер первым. Он кивнул на ее слова, пару секунд смотрел на зельевара и, развернувшись, направился к лестнице. Снейп же ничего подобного не сделал, потому что леди Поттер подцепила его под локоть и, крепко сжав, пошла вслед за оборотнем.

– Иди к концу коридора, последняя дверь справа. – Вплотную приблизившись к Люпину, произнесла Агапе.

– Почему они там? – удивился бывший профессор Хогвартса. Та комната была пустой в его прошлое посещение.

– Скоро узнаешь, – подмигнула обернувшемуся мужчине демонесса.

Пожав плечами, он направился к нужной комнате и, распахнув дверь, посмотрел на женщину:

– Агап…

Та не дала ему договорить, а зельевару сообразить, что происходит. Толкнув Снейпа в спину, она направила его прямо к оборотню, тот подхватил мужчину, отступив назад и переступив порог, – и дверь захлопнулась, заставив магов пройти дальше.

– Ведьма, – недовольно выдохнул Северус.

– Трудно не согласиться, – бормочет Ремус, ожидая, когда декан Слизерина начнет вырываться.

Тот хмыкнул и медленно отстранился. Взгляд прямой. Злится? Ненавидит?

– Северус…

– Люпин.

– Прости.

Черноволосый маг удивленно приподнял бровь.

– Одним «прости» не отделаешься. Где эта ведьма? Агапе! – закричал зельевар, повернувшись к двери.

– Нет, – сразу же ответили ему, – никуда вы не уйдете, пока не разберетесь.

– Я выломаю эту чертову дверь! – пообещал Снейп.

– Попробуй, – ехидно засмеялись по ту сторону – и мужчины переглянулись.

– Думаешь, успела? – решил озвучить свое подозрение Люпин.

– Проверим, палочки она не отобрала, – хмыкнул Северус и потянулся за своей. – Агапе! Демон! Когда?!

Палочки на месте не было. Люпин без надежды поискал свою, и, как и ожидалось, не обнаружил ее.

– Уметь надо, – ответила им женщина. – Развлекайтесь.

– Мы тихо «развлекаться» не будем!

– И не надо, вы никому не помешаете. Я с детишками пойду гулять.

Ремус удивленно хмыкнул, приблизившись к двери и попробовав ее открыть, однако даже пальцем не смог коснуться деревянной поверхности. Ручка же и вовсе исчезла, словно и не была предусмотрена здесь.

– Умно, – фыркнул он недовольно и попытался воздействовать магией, но получив пару ощутимых ответных ударов, предпочел отступить. – Ай, – потерев пострадавшие места, волколак решил осмотреться. – О, еще одна спальня, – несколько разочаровано протянул Люпин.

Зельевар насмешливо покосился на товарища по несчастью и приблизился к ночному столику. Там лежали какие-то бумаги. Может что-то интересное. А если нет, то он сделает вид, что чтиво невероятно увлекательное, дабы морально подготовиться к разговору. В Агапе маг не сомневался, она их не выпустит, пока они не разберутся.

Оборотень, поняв нежелание Снейпа общаться, направился ко второй двери. Ага, ванная. А с окном что? Тоже коснуться нельзя. Хитрая женщина.

Агапе пару минут постояла под дверью, мучительно размышляя нужно ли делать еще что-то. Они только вдвоем, на столике лежат весьма любопытные документы, которые прольют свет на ситуацию. Решив, что если после этого два барана не помирятся, она их изобьет до полусмерти. Убивать нельзя, хозяин-подопечный точно такого не оценит. Да и белобрысый о своем декане будет плакать. А еще к ним присоединится Гермиона и тогда они втроем ей вынесут мозг. Малышня упрямая.

Надо, кстати, их выгулять, а то снова что-то не то выйдет.

Ремус прислушивался, но ничего не слышал за пределами выделенных им комнат. Что за чары Агапе накрутила здесь? Оборотень прищурился, он их ощущал, однако не мог разобрать. Вот ведь, а даймоны весьма могущественны, такими темпами Люпин себя ущербным начнет чувствовать.

Северус Снейп, устроившийся на кровати и внимательно пересматривающий бумаги, которые леди Поттер любезно перенесла сюда из своего кабинета с помощью магии, на второго мужчину внимания не обращал. Получить таким образом ответы на часть своих вопросов несколько неожиданно и ужасающе удручает, потому как некто предпочел таинственно молчать. Впрочем, зельевар тоже виноват.

– Это правда? – абсолютно спокойным голосом спросил Снейп, привлекая внимание волколака к себе.

Тот приблизился, заглянул в документы и удивленно присвистнул:

– А я и не думал, что их могут видать постороннему лицу! Ого, даже об этом написали. – Изумленно пробормотал Люпин, попробовав забрать бумаги, но их отодвинули подальше. – Погоди, Северус, я не всё посмотрел!

– Почему ты мне не сказал?

– А ты бы меня слушал? – зельевар выразительно покосился на шатена. Оборотень поднял взгляд к потолку, после обратил внимание на товарища по несчастью. – Да ты же меня и на десять метров к себе не подпускал, смотрел так, словно я чудовище. Хотя, что за глупость? Почему «словно»? Я для тебя и был чудовищем. Ты при виде меня шарахался, как от прокаженного. Впрочем, неудивительно. Волколаки намного хуже и страшнее простых волков.

– Дал бы мне переварить новости и потом подошел, – хмуро проворчал Снейп.

– Я видел, как ты их перевариваешь, – недовольно произнес Ремус. – Да и Дамблдор запретил к тебе приближаться, так как нежная и хрупкая душа не выдержит такого потрясения и скончается от ужаса.

– Мог бы мне просто не врать.

– Ну, да, конечно, – ядовито протянул Люпин, – а кто мне заявил, что оборотни мерзкие твари и заслуживают мучительной смерти?

– Не было такого.

– Спорим? На один поцелуй в губы. Страстный поцелуй.

– На словах ты что угодно расскажешь. У тебя есть талан к сочинительству. – Хмыкает Северус, однако не говорит категоричного «нет», а, значит, на спор согласен.

– А зачем мне что-то говорить? Ты же легилимент. Посмотри, – оборотень распрямляется и разводит руки в стороны.

Снейп откладывает бумаги и недоверчиво рассматривает шатена. Он… серьезно?

– Ты уверен?

– Более чем. – Спокойно произносит волколак и добавляет: – Или ты боишься?

Зельевар терпеть не мог, когда его обвиняют в трусости. Люпин это хорошо знал, поэтому и рискнул задействовать подобный способ.

Брюнет гневно сощурился, встал и процедил:

– Не смей называть меня трусом!

– Тогда докажи обратное.

– Легко, – недовольно фыркнул Северус, в один шаг приблизившись к оборотню. Крепко обхватил его лицо руками и зафиксировал. Поймал взгляд визави. – Легилименс.

Сотни образов закружились вокруг него. Яркие, бледные, почти утонувшие в черноте забытья, совсем свежие. Они танцевали, манили, дурили. Легилимент задевал их по краю, отмечал где-то на краю сознания и отбрасывал в сторону, приближаясь к нужному. Ему повезло, без палочки проникнуть в разум другого человека трудно, а уж когда последний сопротивляется – сложность возрастает в разы. Однако Люпин не собирался мешать ему, более того помогал обнаружить нужное воспоминание.

Снейп рассмотрел его внимательно. Если бы мог, то попробовал бы на вкус или поскреб пальцем. Зельевар не верил, что сказал подобную глупость. Но реальность говорила иное. Он видел воспоминание. Не кошмар, который даже после пробуждения морозом гуляет по коже и не покидает голову. Не выдуманную сцену. Это действительно произошло. Он, и в правду, такое сказал.

Северус осторожно вынырнул из чужих мыслей.

– Я не помню этого, – произнес он. – Я… извини.

– И всё?

– Я больше так не думаю.

– Прекрасно, но это всё равно не то.

Зельевар раздражено смотрит на волколака, тот обхватывает подбородок мужчины пальцами и улыбается. А после накрывает его губы своими. Скользит, прихватывает губами, но большего не просит и себе не позволяет. Только дразнит, доводит до исступления.

И Снейп стонет. Люпин отстраняется, ловит недовольный взгляд и говорит:

– Ты мне должен поцелуй, Северус.

– А это что было? – удивляется маг.

– Страстный поцелуй. – Напоминает оборотень. – Этот был вкусным, но не страстным.

Профессор Хогвартса качает головой и думает: когда это благородные гриффиндорцы начали хитрить подобно слизеринцам?

***

Агапе, вернувшись, решила заглянуть к гостям. Детишки восторженно обсуждали прогулку, а даймон торопливо поднималась на второй этаж. Присмотревшись к чарам, опутавшим комнату, женщина только изумленно моргнула. Даже не попробовали снять. Неужели получилось?

Убрав заклинание тишины, демонесса прислушалась. Неловко будет, если они там чем-то занимаются, а она вломится без стука. Тихо. Леди Поттер подозрительно сощурилась. Поубивали друг друга, что ли? Быстро сняв остальные заклинания, женщина бесшумно вошла в комнату. Запаха крови нет. Трупов тоже. Должны быть живы.

Осмотревшись, Агапе приблизилась к кровати и улыбнулась. Если и не помирились, то начало этому прекрасному делу положено. Вон как друг друга обнимают во сне.

Сколько там времени? Еще полчаса и нужно их будить.

Деймон покинула комнату, закрыв за собой дверь. Подумав немного, она нацепила заклинание, чтобы юные волшебники и волшебница не вломились и не разбудили парочку.

Люпин, проснувшийся, когда Агапе приблизилась к ним, передвинул руку и прижал зельевара крепче. Раз демонесса решила их не будить, у них есть еще время.

***

Изумление, проступившее на лице Люциуса Малфоя, посетившего Министерство, поразило бы многих, если бы они на него смотрели. Однако сейчас все взгляды скрестились на женщине, общавшейся с аврором. Последний чувствовал себя не в своей тарелке, изумленный как ситуацией, так и пострадавшей, которая обратилась к ним.

Они ведь были уверены, что леди Поттер погибла.

Но в данную секунду у аврора не было сомнений. Перед ним Агапе Поттер. Живая, здоровая, в здравом уме, твердой памяти и разозленная безалаберностью сотрудников Министерства, Аврората и людей Магического Мира Британии.

– Что значит «вы не знаете»? – раздраженно уточнила даймон. – Кто-то разрушил дом моего брата, а вы мало того, что мне не сообщили об этом, так еще и не знаете, какой варвар сделал подобное.

– Но, леди…

– Какое «но», молодой человек?! Вам за что деньги платят? И что я должна сообщить Гарри?

– Разве он с Вами? – удивился аврор.

– А где еще он может быть? Мы уехали из Англии на несколько месяцев, потому что ему срочно понадобилось лечение, которое здесь не могли провести. Только недавно вернулись, а тут такой сюрприз. И ведь я об отъезде сообщала, почему же никто не написал мне о поджоге?

– Но как же так… Гарри Поттер ведь в Хогвартсе, – растеряно пробормотал маг.

– Какой Хогвартс, о чем Вы говорите? Он не может находиться в школе, пока не пройдет весь курс лечения, а это еще, как минимум, полгода. Да даже если бы он там был, его бы никто не узнал!

– Леди Поттер, рад Вас встретить, – решил вмешаться Люциус Малфой.

– Я бы тоже была рада, если бы не вся эта ситуация, – устало произнесла женщина, качнув головой. – Вы можете себе это представить? Мы уехали перед Рождеством, а когда вернулись – увидели разрушенный дом. И никто об этом не сообщил!

– Вы уехали до пожара?

– Конечно. Знакомых я предупредила, даже в газете дала объявления для тех, кто желает пообщаться, что нас не будет в Англии. А когда мы вернулись, нас ожидал такой сюрприз. Ужас просто.

– А Ваш брат?

– Гарри недоволен, это ведь наследство его крестного. Сириуса он очень любил, а теперь от дома Блэка ничего не осталось.

– Вы говорили о лечении.

– Ах это!.. уже всё хорошо. Карпатские маги чудо как хороши. – Деймон быстрым взглядом скользнула по толпе. – Ох, у меня мало времени. – Спохватилась женщина и, попрощавшись с аврором и аристократом, торопливо покинула Министерство.

Заметили, услышали. Прекрасно. Всё по плану.

***

Кабинет директора в ночной тишине казался пристанищем кошмаров. Нарисованные люди на картинах затихли, чары ласково убаюкали их, так что они не могли поднять тревогу или пожаловаться Альбусу Дамблдору на внезапного гостя. Свет голему не был нужен, его создательница хорошо потрудилась, темнота от него ничего не прятала.

Джеймс занял кресло директора, закинув ноги на стол, ожидая возвращения хозяина. Время, отведенное ему, истекало, и он пришел забрать плату. Тогда в мире мертвых голем потребовал кое-чего и Агапе согласилась.

– Если не сделаю я, то доверю это тебе. – Сказала она.

Сегодня Поттер получил разрешение забрать свою оплату.

Тихонько скрипнула дверь и Джеймс оскалился:

– Добрый вечер, Альбус Дамблдор.

– Гарри, – загорелся мягкий свет, – что ты здесь делаешь?

– Пора нам поговорить, директор. О том, что произошло пятнадцать лет назад. – Джеймс опустил ноги на пол и встал. – Не дергайтесь. Хотя, можете попробовать меня убить. Будет интересно на это посмотреть. – Голем положил ладонь на гладкую поверхность стола, погладил пальцами, а потом резко стукнул что есть сил. Дерево разлетелось щепками, словно кто-то обрушил огромный молот. – Сбежать не выйдет, меня создали с помощью магии и замок ко мне весьма лоялен. – Сообщил Поттер директору, который судорожно рванул дверь на себя, а когда понял, что та закрыта, вытянул палочку. – Бесполезно.

Джеймсу хватило и пары секунд, чтобы оказаться рядом с директором.

– Я давно этого ждал, – произнес голем, сжимая в руке волшебную палочку Альбуса – и та жалобно хрупнула, лишая мага оружия.

Но Дамблдор не какая-то жалкая сошка, потеря палочки пусть и была неприятной, но не ошеломила его.

– Для своих лет, старик, ты двигаешься быстро. – Насмешливо кинул Джеймс, посмотрев на седого мужчину, что ловко ускользнул из его захвата. – Быстро, но не достаточно.

Первый удар пришелся точно под дых. Директор согнулся, хватая ртом воздух, не видя ничего перед глазами.

– Ты заигрался, – тихо произнес голем. – Понравилась роль бога, верно? Решать, кто будет героем, кто злодеем. За кем останется победа. Да только пешка, Дамблдор, вышла из-под контроля, а ты этого не ожидал. Не думал, что Лорд, созданное тобой чудовище, захочет чего-то больше, чем просто подохнуть после твоего милого спектакля. Ублюдок, – гневно шипит Джеймс и сжимает его шею. На секунду, почти нежно. Ослабляет хватку и наслаждается надсадным кашлем. – Это только начало… – и голем ухмыляется.

Демонесса была бы очень довольна, увидев его в этот момент. Она бы даже ему зааплодировала.

Поттер осмотрелся. Чтобы такое придумать?.. О, какой прекрасный меч. Годрик Гриффиндор был бы рад. Наверное. Голем усмехнулся. Красиво получится, но меч будет последним штрихом, а пока… Под пальцами созданного существа затрещали кости, крик заметался по комнате, но никто за пределами этого помещения его не услышит. Никто не придет на помощь.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Залишити відповідь