Ледяной принц

Авторка: Silver Raven

Беты (редакторы): нет

Фэндом: ориджинал

Персонажи или пейринг: Габриэль, Тереза, Дилан Родер и остальные

Рейтинг: R (может вырасти NC-17)

Жанры: гет, слэш (яой), фемслэш (юри), романтика, фэнтази, POV

Предупреждения: насилие, нецензурная лексика

Размер: макси

Статус: в работе

Публикация на других ресурсах: спрашивайте, я не кусаюсь. Ну, может немного XD

Примечания: продолжение «Спящей красавицы»

Описание: Тереза выросла. Скоро ей будет восемнадцать – и в будущем она станет королевой Эскелии, так она думала, но отец девушки решил иначе.

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.


Глава 2

Когда несколько лет человек убежден в чем-то, то в одну секунду трудно поверить, что это не правда. Каждый раз, видя Терезу Агат, Луи подмечал в девочке черты Габриэля. Эта светлая кожа, эти черные волосы, это лицо, эти губы, этот нос, даже форма глаз (цвет, правда, от матери) – всё указывало на то, что малышка дочь наследного принца Агата. Даже сейчас, услышав слова старшего брата, тяжело было отмахнуться от своей убежденности.

Да одного взгляда хватит, чтобы понять Габриэль и Тереза – родственники. Хотя надо признать, за отца и дочь их не воспримут, скорее за брата и сестру. Истинный правитель Эскелии на вид был таким же юным, как и много-много лет назад. Ничуть не изменился. Если не брать во внимание длинных волос и странных глаз.

Луи сам не поднял, как начал колдовать. Не для того, чтобы защитить короля, Вильгельма младший из братьев Агат недолюбливал, не смотря на то, что в жилах Второго бежала его кровь, светловолосый маг хотел проверить правдивость слов Габриэля.

– Однако, – протянул Дилан Родер, рассматривая вспыхнувшие линии.

Луи только вздохнул. Родственная связь между Вильгельмом и Терезой оказалась самой яркой. Девушка его дочь. Для Габриэля принцесса Агат внучка, а для самого мага внучатая племянница.

– Убедился, мой недоверчивый братец? – спросил брюнет, не отрывая взгляда от Вильгельма. Тот перестал улыбаться, с каким-то недоверчивым изумлением рассматривал горящие линии.

– Эрика не была на тебя похожа. – Мрачно произнес Луи.

Богатая наследница, воспитанница леди Сапфир, на Габриэля совершенно не походила. Низенькая, болезненно-худощавая шатенка. Ее кожа была слегка желтоватой и совершенно не походила на белоснежное совершенство старшего брата. Но глаза, яркие синие глаза привлекали внимания, захватывали в свой плен. И ни капли не похожи на… Луи нахмурился.

– У тебя ведь карие глаза были.

– Когда-то давно, – согласился Габриэль, посмотрев на брата. Тот невольно сглотнул, быстро отводя взгляд. Как-то жутко сделалось от одного вида черных бездн. – Эрику я в род принял, дал свою кровь. Результат видишь. – Хранитель указал подбородком на Терезу. – Так и продолжишь молчать, Вильгельм?

Король презрительно усмехнулся, но заговорил:

– Мой повелитель раздерет тебе на кусочки, защитник королевства.

– Я буду ждать, – равнодушно кивает Габриэль. – Только скажи его имя, вдруг обознаюсь, не того достану.

Вильгельм Второй четко проговорил имя и по лицу старшего Агата скользнуло раздражение. Он его узнал, хотя даже не пробовал запоминать. Именно этому существу возносили сегодня хвалу люди, танцуя под дождем.

– Чудно. Целая демоническая секта прямо в столице. – Хранитель посмотрел на вещь похожую на часы. Сощурился. И ничего не увидел. Чувствовал, что не простая игрушка. Кровавый шлей за ней тянулся изрядный, но на первый взгляд ни капли демонической магии. – И с кровавыми жертвоприношениями. И как давно, Вильгельм? – Жалкое подобие Луи насмешливо улыбнулось, словно говоря: спрашивай-спрашивай, я тебе ничего не скажу. – Лет девятнадцать примерно. Возможно на год или два больше. Что обещали? Богатство? Власть? Силу? Магию? – на последнем что-то в лице нынешнего короля дрогнуло. – Волшебную силу, значит. – Несколько секунд Габриэль будто колебался, вздохнул и приказал: – В глаза смотри.

Вильгельм Второй до этого умудрялся взгляд отводить, косился, но в черные бездны не заглядывал, однако после слов Хранителя посмотрел. И провалился.

Тереза знала, что сейчас чувствовал человек, который был ей родным отцом по крови. Земля уходит из-под ног, черные волны накатывают одна за другой, накрывают с головой, тащат за собой. Затягивают в темноту. Огоньки быстро вспыхивают и гаснут. Их всё меньше и меньше. А когда они все исчезают, остается только тьма. И могильный холод.

Луи, развеявший чары, не вмешивался. Хотя сейчас он должен был защищать короля, но не собирался ничего делать. И не потому, что старший брат, вероятно, сможет его раскатать тонким слоем по полу и стенам. Ему ли об этом не знать. Он с Габриэлем уже дрался.

Старший брат от самого своего появления создавал о себе впечатление человека не от мира сего. Сразу суть не ухватить, но его поведение, действия, слова, взгляды. Кажется, всё это кричало о том, что Габриэль Агат не такой как другие люди. Ну, лично у Луи именно такое мнение сложилось. Светловолосый мужчина был рад появлению старшего брата. И Маргарет. Да, он был счастлив, что эти двое появились в его жизни, но они были такими странными. Маргарет. Красивая, солнечная, яркая. Пугающая. Иногда вела себя как умудренная годами и немалым опытом женщина, а периодами на нее словно накатывало что-то. Будто в теле взрослой – маленькая девочка. Потерянная, испуганная и отчаянно цепляющаяся за старшего брата.

Габриэль с ней возился. Постоянно. В его личном списке принцесса Маргарет Агат занимала первое место. А он, Луи, вместе с королевством занимали почетное второе место. Ха, светловолосый маг привык быть на втором месте. От брата много он не ожидал, но тот был добр. И любил его. И заботился. Хотя заботу брат проявлял странно.

Свою супругу давно коронованный и отказавшийся от своего места король не помнил. И вспоминать бы не хотел, но…

Брак был договорным. Свою невесту до дня знакомства он раньше не видел и чувствами к ней не воспылал. Просто принял к сведенью, готовился к свадьбе, управлял королевством. Дел у него было много, так что к концу дня его ни на что не хватало. О чувствах он и не думал. Луи мечтал выспаться нормально и перебросить на кого-то половину своих обязанностей. А после свадьбы как-то вдруг влюбился в свою жену. Сейчас даже сказать не мог, что конкретно его привлекло. Возможно, потому что чувства были навязаны. А старший брат вместо разговора с ним, супругу просто убил. Непонятно как Габриэль узнал, но однажды появился в столице и уничтожил половину дворца. Тогда погибла королева и несколько ее верных слуг. А через время, недостаточное, чтобы чары спали, Луи встретился с родственником – и они вместе уничтожили то, что осталось королевского дворца. Младший из братьев тогда клялся, что убьет Хранителя при следующей встрече.

Кто же знал, что она случиться через столько лет. Злость уже прошла. Время ее съело. Оно и первый удар нанесло. Чары развеялись, а маг узнал ощущение, которое описывал «счастливчикам», попавшим под любовное колдовство. Не грусть. Не печаль. Жадная пустота на месте большой и искренней «любви». Его супруга без малейшего сомнения воспользовалась опасными чарами. Колдовством, которое его со временем убило бы. Лет десять, при большой удаче пятнадцать Луи еще бы прожил. Брат, видимо, что-то узнал или услышал. Может быть, решил навестить их и проверить, а когда его подозрения подтвердились, убил женщину. А потом пришел к младшему, чтобы разрушить чары. Полностью не успел снять – возможно, маг себе льстил, но Габриэлю пришлось поднапрячься, чтобы отбивать его атаки и одновременно с этим пробовать развеять опасные заклинания.

Своих потомков Луи не любил. Заботился о них, давал необходимое, но не любил.

Рассматривая их, он видел свою супругу, которая его заколдовала, оттого, наверное, подсознательно ожидал от них подвоха. Блондин видел женщину, вошедшую в его жизнь обманом. Странную, опасную. Говорила ему о любви, а сама использовала магию, которая значительно укротила бы ему жизнь.

А вот к детям Габриэля у него совершенно другое отношение. Девочек брата Луи обожает. Наверное, если бы ему выпал шанс, он бы с радостью возился с маленькой Сандрой. И чаще нянчил бы Терезу.

Вильгельм застонал, мужчина опустился на колени, Габриэль отпустил его, подавая какой-то знак. Охранники, присланные леди Сапфир, немедленно вышли наперед, оттесняя Терезу от Хранителя и короля. Луи и Дилан отступили назад сами.

Вильгельм забулькал. Кажется, пытался смеяться, но ему мешала кровь, которую мужчина сплевывал.

– У-у-умный, – булькающий смех. – Си-и-ильный…

Вильгельм Второй резко дернулся вперед, выбивая из руки старшего Агата вещицу похожую на часы. Быстро сгреб ее – и затолкал в рот. Захрустело.

Габриэль сделал шаг назад, сощурившись. В глазах зарябило. Вокруг головы мужчины, хрустевшего артефактом, как леденцом, возник шар демонической магии. Нити, словно живые существа, начали извиваться, опутывая короля. Разбухли, уплотнились настолько, что стали видимы тем, кто не раньше никогда не видел демоническую магию.

Плотный кокон содрогнулся раз, другой – и исчез.

Вместо Вильгельма они увидели странное существо. С шарообразной головой, без носа – вместо него две щелочки, губы стали тоненькими, едва заметными, рот растянулся до ушей. Стоило уродцу улыбнуться, как показались острые, напоминающие частокол, зубы. Голова крепилась к длинной, гибкой шее, а та к тощему телу, с явно проступающими ребрами, которых было больше, чем у людей. Существо сидело как лягушка, скалилось, шевелило верхними конечностями с острыми костями и таращилось на них большими рыбьими глазами.

– Прелесть, – недовольно буркнул Габриэль, оценив результат работы, ради которого убили не один десяток магов.

Чудовище уставилось на Хранителя и захихикало. Сдвинулось немного в сторону – и бросилось на Луи. Младший из братьев Агат вскинул руки, но не успел ударить заклинанием. Охранники дернулись было к нему, однако тоже опаздывали. Дилан Родер потянулся к оружию…

Помещение озарило белым светом. Ярким и ослепительным.

– Как это возможно? – спросил Луи, когда зрение вернулось он смог рассмотреть тело уродца, который раньше был Вильгельмом.

– Кровь пробудили. – Мрачно отозвался Хранитель, приблизившись к остаткам. Поддел ногой верхнюю конечность чудовища, внимательно изучая, ожидая подвоха. – Демонической крови в нем было мало, но для подобного превращения хватило.

Светловолосый маг удивленно посмотрел на брата.

– Демоническая кровь?

– Твоя супруга была высшей демонессой.

– С чего ты взял подобное?

– Луиза сказала. Я ее слова проверил.

– Луиза? – Младший Агат бросил взгляд на Терезу. У принцессы вроде бы служанка-компаньонка была с таким именем. Совпадение?

– Твоя мать.

– Моя… Кто?! Если ты забыл, брат, мою мать звали Элиза!

– Когда она замуж за отца вышла. А настоящее имя Луиза.

– Глупости!

– Луиза! – позвал Габриэль, одновременно с этим снимая заклинание с женщины. И второе. И третье. – Контракт. – Угрожающе напомнил мужчина.

– Прошу прощения, мой господин. – Мать Луи прекратила мешать, приблизилась к Хранителю, бросив взгляд на ошеломленного сына.

– Постоянно заклинаниями прикрывалась?

– Да, милорд.

Наследный принц тяжело вздохнул и покачал головой.

– Могла бы и поговорить. Не собиралась же ты вечно от него прятаться?

– Повелитель…

– Ладно, я понял. – Махнул рукой Габриэль, решив использовать ситуацию. Кое-что, правда, раньше придется сделать. Король вампиров поежился от мимолетного взгляда Хранителя. – Король умер – да здравствует королева!

Тереза со странной смесью эмоций рассматривавшая то, что было ее отцом, недоверчиво уставилась на белокожего брюнета.

– Ты уверен? – Луи шагнул вперед.

– Хочешь вернуть трон?

– Нет.

– Тогда не вижу проблем.

– А ты?

– А у меня достаточно обязанностей и без короны на голове. Хочешь быть королевой, милая?

– Да!

– Вот и хорошо. – Габриэль вернул внимание к уродцу, щелкнул пальцами, тело приподнялось над полом, а под ним появилось еще одно. – Так лучше. Скажешь придворным, что на короля напал демон. Последнего ты убил, Луи, но правителя спасти не удалось. Добавишь еще, что  твари помогли попасть во дворец и будут проверки. – Хранитель кивнул охранникам внучки, поманил к себе пальцем Луизу, сказал ей что-то, после чего направился к Родеру. Король вампиров отступил на шаг. – Тереза, позовешь меня через час. – И, схватив упыря, переместился.

Младший из братьев Агат мрачно хмыкнул, не безосновательно подозревая, что Дилан может и не вернуться.

 

Габриэль

Ситуация, конечно, не приятная. Но не безнадежная. Я бы предпочел дождаться восемнадцатого дня рождения Терезы и только тогда бы стал проводить всё предписанные ритуалы для передачи титула и власти. Однако придется ускориться. С коронацией желательно не затягивать. А перед этим нужно выжечь в девочке демоническую кровь. Ее мало, да, но и такое количество способно создать проблемы. Да, моя кровь оказалась сильнее. Что не может не радовать. Хотя проблемы это не отменяет.

Демоническую кровь нужно выжечь. Для этого девочку надо отвести к Источнику. А туда глупо идти, пока действует мое заклинание.

Значит, будим Маргарет.

Так что у вампира два варианта. Один с хорошим исходом для него, второй – просто замечательный! – для меня. Посмотрим, что он выберет.

Мы с Родером оказались перед замком.

– Что ты де…

А пинок придает ускорение даже королю. Ладно, никого я не пинал. Не комильфо наследнику Эскелии издеваться подобным образом над правителем другого государства. Я его просто толкнул, но и этого хватило, чтобы мужчина пересек границу заклинания.

– Знаешь, Родер, от тебя одни проблемы. Если бы знал к чему всё идет, удавил бы при нашей первой встрече.

– Взаимно, Агат. Взаимно.

Недовольно скалюсь. С каким удовольствием…

– Никто ведь не заметил твоих мерзких привычек.

– Кто бы говорил, Родер. Увидел красивую девушку и сразу распустил павлиний хвост. Поиграл и бросил. А как за дело отвечать – так в кусты.

– И кто мне это говорит? Парень, что спал со своей се…

Не сдержался, честное слово. Кулаком под дых заехал мерзавцу.

– У оборотня научился? Вот скажи мне, куда ты смотрел, когда Луи колдовал? Только не говори, что не видел линий. Ты вроде бы не слепой. Но если хочешь знать, то у нас всех один отец – Вильгельм Первый. Матери только разные. Мы от трех разных женщин, Родер. Трое! Догадываешься, какая там война была? Я едва не умер. Маргарет сильно пострадала. Ты должен был это заметить, упырь. – Дилан дернулся, но я поймал его взгляд, и мужчина быстро закрыл глаза. Догадливый, с-сволочь. – Как будто у нее две личности: маленькой девочки и взрослой женщины. – Толкаю вампира к стене и кладу ладонь на его горло. – Я ее старший брат, урод. Старший брат. – Подчеркиваю. – Присматривал, защищал, помогал, но никогда – слышишь! – ни-ког-да ее и пальцем не коснулся так, как ты говоришь. Я свою сестру люблю. И, чтоб ты знал, любовь бывает разная. Впрочем, что тебе об этого твердить. Мысли ведь об одном были, да? Ситуацией воспользовался.

– Она не была невинной.

– С чего ты взял?

– Не было крови.

Тяжело вздыхаю, на секунду сжав пальцы.

– Крови может и не быть в первый раз. Свойства организма, любовник, – меряю взглядом Дилана Родера, – опытный попался, осторожный, не пытается действовать резко, нахрапом, вот ничего и не рвется. И первый раз для девушки безболезненно проходит. Сюрприз. И, кстати, забеременеть можно и с одно раза.

Убираю руку, отступаю на шаг и, прежде чем уйти, смотрю на недоуменное лицо упыря. Ну да, ну да, забываю, что здесь подобных исследований не проводили. Да и у нас не все подобное знали.

Вампир очухался быстро. Либо не посчитал информацию важной (зря), либо решил не упускать меня из виду и понять, зачем я его сюда притащил. Действительно, зачем? Проще было Родера убить и не мучиться. И заклинание бы снял, и удовлетворил бы темные замашки. И услышал бы немало «приятных» слов от сестры. Только ради нее. Я дам этому упырю шанс только ради Маргарет.

Подниматься в башню привычно, не типично слышать, как за спиной ступает кто-то живой. Открываю дверь, прохожу комнату, даже на секунду не задержавшись рядом с Линдом, вхожу в спальню Маргарет. Дилан не отстает. По-моему, он по сторонам не смотрел, ни разу не остановился. И даже звука не подал, когда мы шли мимо «статуй».

– Это…

О, а я уже подумал, что упырь до последнего молчать будет.

– Маргарет? Это Маргарет?

– Твоя реакция меня удивляет…

– Она живая!

А, так он замечал «статуй», просто молчал.

– Представь себе. – Мрачно хмыкаю. А для чего, скажи на милость, я такую масштабную волшбу затеял? Зачем других обрек на страдания? Чтобы на труп любоваться? Некрофилией не страдаю.

– Но зачем?

– Из-за твоего письма о свадьбе с Изабеллой, она выпила зелье смешанное с демонической магией. Пришлось потрудиться, чтобы их спасти.

– Их?

Раздраженно смотрю на него. И когда же до Родера наконец-то дойдет простая истина? Девушку или парня он мог найти где-нибудь в другом месте. Ради развлечения на одну ночь нажить себе врага в лице Эскелии Дилан точно не собирался. Сомневаюсь, что много найдется таких ненормальных. Так что отчет в том, что его тянет к Маргарет, он отдавал, но значения не придал. Убить, что ли, тугодума? Вот зачем ребенку такой отец? Кстати…

– Супруга твоя, Изабелла, когда родила?

– Зачем тебе это?

– Кажется, для такого долгого замужества ребенок у вас появился поздновато. Даже очень. Или вы просто отложили этот вопрос?

– Нет.

– Нет, не поздно? Или нет, не откладывали?

– Она долго забеременеть не могла. – Раздражено прошипел король вампиров.

– Неужели советники не предлагали подобрать новую кандидатуру на роль твоей супруги?

– Она моя пара!

– Разве? – сощурился в его сторону. – А что ж ты тогда к Маргарет лез, если у тебя уже была пара? Ради развлечения?

– Нет!

– Что «нет», Родер? Хочешь сказать, ты не развлекался? Всё было серьезно? Ты ее любил?

– Она человек.

– И? Это единственная причина, почему ты сбежал?

– У нас не могло быть детей.

– Конечно, – ехидно тяну. – Ей беременность ветром надуло.

– Она беременна?

– Да.

– Это не мой ребенок.

Убью. К черту всё, убью! Принесу назад труп и свои соболезнования. Нет. Лучше сожгу мерзавца заживо, а потом развею пепел. И никаких следов. Глубокий вдох, выдох. Вдох-выдох. Так, отпустило немного.

Заклинание творил на автомате. Никаких ограничений не ставил, как Луи, когда проверял правдивость моих слов. Но только бы не сорваться, а то уничтожу замок – и что мне тогда делать? Правильно, устраивать хаос и разрушения. Всем.

Яркая линия протянулась от Дилана Родера к животу Маргарет. Более слабая показывала, что я ее брат, а еще одна… Так, мне показалось? Еще одна? Едва видимая линия тянулась от меня к вампиру. Однако… так мы родственники с ним? Дальние. Надеюсь, о-очень дальние.

Вот не зря думал, что у Сапфиров не просто так появилась такая аристократическая бледность. Вампиры отметились. Надо было в родовых хрониках покопаться, наверное, много интересного узнал бы.

– Целуй.

– Кого?

– Не меня, точно. Маргарет поцелуй.

– Зачем?

– Я вытянул демоническую магию, – и яд, – осталось только ее разбудить. Целуй.

– Н-н…

– Условия заклинания.

Дилан изумленно на меня посмотрел. Отвечаю мрачным взглядом. А что ты хотел, я был немного не адекватен. Кивает. Наклоняется. Почти что невесомо касается губами губ Маргарет.

Прикрываю глаза. Да, заклинание трещит по швам, дрожит и осыпается миллиардами быстро гаснущих искорок.

– Как долго я спала…

– Всего-то несколько столетий, – говорю.

– Габриэль! – подскакивает сестра, едва не засветив в лоб своему принцу.

– Привет.

– Отчитывать будешь?

– За твою дикую привычку решать проблемы самоубийством? Да. Но не сейчас. – Признаюсь, наблюдая, как парочка таращится другу на друга. – Ладно, пойду, погуляю.

Покидаю спальню сестры, на миг задержавшись на пороге – пусто. А чего я ждал? Что Линд оживет? Столько лет его – да и остальных – держала магия. Они давно уже должны были превратиться в прах.

И не думать о том, что в воспоминаниях Вильгельма Второго мелькало лицо полуэльфа. Зачем давать себя напрасную надежду? С помощью магии себе можно сделать любое лицо.

Спускаюсь вниз. Только пусть попробуют мне не поговорить. Обоих выпорю. Не посмотрю, что Маргарет в положении, а Родер король. Чтобы я еще раз…

– Повелитель…

Останавливаюсь. Несколько секунд смотрю на последние три ступеньки, которые осталось преодолеть, и поднимаю глаза.

Они меня ждали. Мои верные тени, своего мучителя, заклинателя и убийцу. Ждали и улыбались. Ждали, хотя я был уверен, что они уйдут.

Заклинание уничтожено. Они свободны. Так почему?..

– Повелитель, – вперед вышла одна из… служанок.

Девушка изменилась. Хотя выглядела, как человек, двигалась, как человек. Но не была человеком. Они все изменились. Все до одного. Все?

Линд… Линд… Линд!

Взлетаю наверх. Пусто. Ничего. Ни следа. Даже праха нет.

Значит, правда? Воспоминания Вильгельма настоящие.

Ему помогал полукровный эльф.

Линд пошел против меня? Но как?! Он же был здесь в тот самый момент, когда моя сила вырвалась на свободу.

Кто-то со мной решил поиграть? Поиграем. Ох, поиграем.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Залишити відповідь