Бездна

Авторка: Silver Raven

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», фильм Гарри Поттер (кроссовер)

Персонажи или пейринг: Северус Снейп/Том Марволо Риддл

Рейтинг: NC-17

Жанры: джен, слэш (яой), романтика, юмор, драма, фэнтези, AU, мифические существа

Предупреждения: смерть персонажа, OOC, Underage

Дисклеймер: герои книги/фильма мне не принадлежат

Статус: в процессе

Публикация на других ресурсах: Я царица и далее по тексту. А если надо, стучите, там разберемся.

Описание: Он хотел изменить все – и получил такой шанс. Теперь у него есть возможность исправить ошибки прошлого. Однако у всего своя цена и ему придется заплатить…

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.

Глава 2

Он стоял на маленьком пятачке свободной земли и в любую секунду мог свалиться вниз. В спину вонзались острые сучья, стоило только пошевелиться, а ноги так и норовили соскользнуть туда, в бездну, где клубился туман. Возможно, у этой пропасти есть дно, но проверять ему не хотелось, потому он осторожно поворачивал голову, чтобы осмотреться. То ли вечная заря, то ли вечные сумерки. На той грани, когда темно, но есть прекрасная возможность рассмотреть окружающие предметы, лишь слегка скрытие серовато-синей дымкой. За спиной находился лес. Он так сильно переплелся ветвями, что найти путь назад оказалось невозможно. Да еще и угрожающе ощетинился в его сторону колючками и острыми сучьями, что, даже если бы мужчина очень захотел вернуться, это было бы глупой затеей. Под ногами было немного свободной земли, и, что удивляло, он не понимал, как она еще не осыпалась под его весом.

Словно услышав мысли человека, почва под ним задрожала. Мужчина вжался в переплетенные ветки, собираясь до конца сражаться за свою жизнь. Но это не понадобилось. Вместо того чтобы рухнуть вниз, и оставить человека без опоры, пятачок разросся и превратился в узкий карниз, который опоясывал бесконечный лес…

Северус распахнул глаза. Неприятный сон. Вздохнув, маг сел в кровати и поморщился от слабой дрожи, что прошла по телу. Все-таки не стоило так сильно давить на отца. Это тело совершенно не готово к таким нагрузкам. А он использовал внушение столь сильное, да еще и без какой-либо подготовки и заклинаний, что все окончилось бы печально, если бы Тобиас Снейп не был столь внушаемым. Удивительно, что Северус вчера не рухнул в обморок. Впрочем, сила воли у него осталась, а вот с телом надо работать. На его разуме нет ни одного щита. И, конечно, стоит учитывать возраст его нынешнего тела. А еще некоторые факты. Например, то, что он держал в руках письмо.

Студенты Хогвартса, без разницы чистокровные или нет, даже не догадываются, какую свинью им подкладывает так ожидаемая весточка из магической школы. Да и большинство родителей о чарах, наложенных на конверт и его содержимое, не знают. А его просветили, когда он стал учителем. Ребенок (чары рассчитаны на определенный возраст, от одиннадцати до семнадцати-восемнадцати лет), стоит ему взять в руки заколдованную весточку, получает магическую метку, по которой Министерство может почувствовать колдовал юный маг или ведьма на каникулах. Она со временем слабеет, то есть к августу следующего года должна полностью исчезнуть, но только у тех, кто не взял в руки письмо из Хогвартса. А это возможно только для тех, кто окончил школу. Взрослые, даже если взяли и открыли письмо предназначенное их ребенку, метку не получат. Ошибка возможно только с одиннадцатилетними детьми, так как служащие Министерства магии просто заколдовывают письма, предоставление школой, а преподаватели еще не имеют слепка сил будущих учеников, чтобы сделать метку индивидуальной. Без этой информации она выборочно воспринимает магию. То есть, замечает только стихийные выбросы.

Так что никто не заметил его колдовства. Это хорошо, но придется ждать, когда он поедет в школу, дабы проверить свой магический потенциал. То есть большую часть действий связанных с использованием магии придется отложить, но не окклюменцию. Простые щиты метка не заметит, а Северус сможет натренировать мозг и тело. Маг встал и решил немного размяться.

У магической метки было много уязвимых мест. Например, она не может засечь и сообщить информацию о колдовстве несовершеннолетнего волшебника, если тот оказывался в месте, где подобная магия слежения подавлялась. Магическая школа, Хогвартс-экспресс, особняки магических родов с сильной защитой. А также она абсолютно бесполезна, если ребенка окружает толпа магов. Их ауры просто запутают метку. Если юный волшебник рискнет на каникулах колдовать в Хогсмиде, то ему ничего не сделают. Потому что не будут знать. Правда, провернуть подобный трюк в местах со слабым магическим фоном не выйдет, если, конечно, взрослые волшебники не будут находиться рядом с ребенком на расстоянии меньше полуметра. И их должно быть больше, чем десять. А один из недостатков магической метки в том, что она воспринимает любое колдовство магических существ (особенно, когда они магичат возле несовершеннолетних), как действия своего носителя и немедленно сообщает об этом. Северус осталось только радоваться тому, что здесь нет магических существ.

И это все прекрасно. Кроме живого артефакта.

Вот это, действительно, было плохо. Артефакт владеющим созданием. Еще хуже будет, если статуэтка имеет душу. Значит, на создание подобной игрушки потратили немало сил, а она сама невероятно опасна. Хотя бы тем, что может потребовать плату за свою помощь. А самый кошмарный вариант, если артефакт создали из живого существа. Не наделили подобием разума, не привязали чью-то душу, а изначально сделали из чьей-то плоти и крови. Это самый худший вариант. Существо, каким бы оно ни было раньше, в столь жалком подобии жизни ненавидит всех и жаждет отомстить.

Северус читал о подобных артефактах, и ему вполне хватило полуправдивых легенд. Он очень надеялся, что подаренная статуэтка многоликой женщины не создана из живого существа. Потому что, если это не так, маг даже представить не мог, чем для него окончится ее помощь.

Остановившись, он тяжело вздохнул. Слабость немного прошла, так что можно спуститься вниз и посмотреть, что происходит.

Эйлин немного рассеяно расставляла на столе тарелки, изредка поглядывая в окно, словно ожидала сову с письмом. Северус несколько секунд наблюдал за ней, потом развернулся и пошел в гостиную. Отец спал на диване. Маг качнул головой и вернулся на кухню. Мать одарила его теплой улыбкой и, после завтрака, снова убежала к мадам Лакруа. Младший Снейп помыл тарелки и пошел в гостиную.

То зелье, что выпил Тобиас, он придумал на последнем курсе обучения в Хогвартсе. И ни на ком не испытывал его, потому даже примерно не представлял, что будет после. В теории зелье должно полностью изменить поведение человека, но только в теории. Хорошо, что он успел довести Тобиаса до дивана, пока оно не начало свое действие – тащить его на себе Северус не смог бы.

Маг опустился в кресло. Надо ждать. А пока идет время можно подумать. И первое – это узнать всю информацию об артефакте. Для начала поговорить со старой ведьмой, а потом и с многоликой женщиной. Его труды будут напрасны, если это окажется умелой иллюзией. А проверить так ли это, пока у него нет возможности нормально использовать магию,  сложно. Пока любая попытка более заметного, чем внушение и окклюменция, колдовства будет привлекать к нему внимание Министерства, рисковать не стоит, даже если это все мираж. Второе – Лорд. Убить его трудно, у него уже есть как минимум два крестража, а добраться до них Северусу, беря во внимание ситуацию, почти нереально. Да и убийство Риддла не выход, найдется еще не один умник, возжелавший власти. Поговорить?

Маг представил себе разговор Темного Лорда и одиннадцатилетнего мальчика. И фыркнул от смеха. Да он бы такого умника, посмевшего указывать ему, как жить, разнес бы в пух и прах, а милорд попросту заавадит. Не вариант. Риддл будет разговаривать только с тем, кто привлечет его внимание. А Северус совсем не хочет, чтобы к нему проявляли интерес. Особенно Лорд. Его внимание всегда обещало боль.

Написать письмо? Интересный вариант. Так он не проговорится случайно. Время, чтобы придумать, о чем написать, есть. От использования почтовых птиц придется отказаться. Но есть чары. Правда, над ними нужно потрудиться, чтобы его не смогли отследить.

На диване пошевелился Тобиас и маг обратил все внимание на него. Мужчина тяжело сел. Осмотрелся мутным взглядом. И, заметив сына, поднялся.

– Почему ты здесь сидишь, Северус? – спросил Тобиас, направляясь в ванную.

– Ждал, когда ты проснешься. – Маг остался на месте. Через пару минут старший Снейп вернулся в комнату. – Завтрак на столе.

– Мог оставить записку и пойти гулять. – Произнес мужчина.

– Без разрешения? – Северус едва успел подавить насмешку, готовую сорваться с губ.

Странный у них разговор получается. Впрочем, он намного лучше тех, что были раньше.

Тобиас прищурился, рассматривая сына. Маг встретил его взгляд и немного нахмурился.

– Ты ел? – спросил старший Снейп и Северус изумленно посмотрел на него: подобных вопросов он от отца никогда не слышал. – Что? – нахмурился мужчина, пытаясь понять, почему мальчик так удивился. – Надо бросать пить, – себе под нос шепнул Тобиас, когда хотел сделать шаг к сыну: резкое движение вызвало головную боль. – Так что? – вернулся к своему вопросу маггл, когда боль немного утихла.

– Мы с мамой позавтракали, – спокойно произнес младший Снейп, внутренне напрягшись, ожидая реакции на свои слова.

– Хорошо. – Кивнул Тобиас и ушел на кухню.

Северус проводил его недоуменным взглядом. Кажется, он переборщил. Правда, непонятно с чем: зельем или внушением? А может одно смешалось с другим, и получился такой результат, потому что объяснить такие быстрые изменения действием снадобья трудно. Оно должно было действовать постепенно. У матери возникнут вопросы.

«И как я на них буду отвечать? – поинтересовался у самого себя маг. – Хотя могу и не отвечать».

Северус направился на кухню. А ведь он сначала не обратил внимания на то, что Тобиас назвал его по имени.

– Ты слишком худой. – Маг моргнул и замер в дверях. Ситуация, мягко говоря, странная. Отец назвал его по имени, нормально говорил, а теперь еще и… волнуется?!

«Поцелуй меня дементор, я что, сварил не то зелье?! – Северус лихорадочно вспоминал рецепт. – Нет, таки правильно. Но, демон забери, что не так?»

– …школой? Северус! – позвал мальчика маггл. – Обрати на меня внимание, будь любезен.

– Да, конечно. Прости. – Отозвался маг, понимая, что прослушал слова Тобиаса.

– Что со школой?

– Какой?

Старший Снейп внимательно посмотрел на сына и ткнул в сторону учебника явно не магического происхождения. Северус удивленно замер, пытаясь выловить из памяти что к чему, а когда сообразил смог ответить только «не знаю». Растерянность в его взгляде была естественной. Как только он оказался в магическом мире, то отказался от всего, что относилось к миру обычных людей. Жизнь, правда, объяснила полукровке всю глубину его идиотизма. Уроку Северус, кстати, не внял. И все школьные годы он наступал на одни и те же грабли. Ну да, принять свою не «чистокровность» оказалось трудно. А осознание, что она не так уж и важна, ему пришло быстро. Как раз после его вступления во взрослую жизнь. Хотя какая она взрослая в семнадцать лет.

– Северус, – голос прозвучал так близко, что младший Снейп подскочил на месте, – у детей не бывает таких взглядов.

В мозгу мага что-то щелкнуло. Это не Тобиас…

– Кто ты?

– Не волнуйся. Эйлин ничего не поймет. Для нее Тобиас будет меняться постепенно.

– Ты не ответил. – Маг напрягся, рассматривая… существо, что находилось в теле его отца.

– Маленькая помощь за твое разумное решение не убивать Тобиаса. – Пояснил мужчина, улыбнувшись.

– Что? – нахмурился Северус.

Улыбка на знакомом лице выглядела не просто странно, а поистине пугающе. Особенно с подобным выражением.

– Кто ты?

– Не задавай вопросов – и я не буду лгать. – Насмешливо сообщил он. – Можешь называть меня Тобиас, когда мы наедине. Хорошее имя, хотя досталось такому мерзавцу, но не волнуйся, он пожалеет о своих поступках.

– Чт… – маг не смог договорить, существо зажало ему рот рукой.

– Слушай меня внимательно, Северус Тобиас Снейп. Мне запрещено тебе помогать во всем, что не касается твоих родителей, но я дам тебе несколько советов. – Он стал шептать мальчику на ухо. – Не верь ей. Никогда, ни в чем. У нее не зря так много лиц – лжет она так же естественно, как ты дышишь. Укрепляй щиты на своем разуме, ближайшие несколько месяцев маленькая лгунья будет собирать силы и это время для тебя безопасно. Это не другой мир и не иллюзия. Она перенесла тебя в прошлое. Но ты изменился и все, что связанно с тобой, начинает меняться. Учись прощать, мальчик. – Глаза Северуса недобро блеснули. – Привыкай, твоему телу сейчас одиннадцать лет, тебя все так будут называть. И еще одно, держи маленькую дрянь подальше от меня, а не то у тебя возникнут большие проблемы. – Мужчина отпустил его и отступил.

– Какие проблемы?

– Если она вытолкнет меня из этого тела, твой отец вернется. И он  будет намного хуже, чем был раньше. Там, куда я его отправил, твоего отца не по цветочной поляне будут выгуливать.

– Я учту. – Хмуро бросил Северус.

– Не злись, маг. – Тобиас подмигнул ему. – Теперь все у тебя в руках. Только не ошибись.

– В чем? – спросил он, смотря в спину мужчины, что пошел к входной двери, но тот не ответил, быстро покинув дом. – Дементора тебе в постель, – раздраженно проворчал Северус, прокручивая его слова в уме. – Не задавай вопросов… – тихо вздохнул он. – На один же ты ответил. – Маг провел рукою по лицу и посмотрел на них. Маленькие. Худые. Кажется, можно пересчитать кости. Эйлин однажды сказала ему, что в детстве тоже была костлявой. Он хмуро хмыкнул и посмотрел на книгу. – И что с тобой делать?

Учебник ему не ответил, а Северус, сделав шаг, поморщился, когда доска скрипнула под его ногой. «Как же у него получилось подойти, что я не услышал?» – подумал он. В слова Тобиаса маг поверил. Ему достался необычный артефакт и, кажется, все самые худшие ожидания волшебника вполне могут стать реальностью.

«Но мы еще посмотрим, кто победит», – сказал он себе.

 

***

 

Шло все на удивление гладко. Многоликая или, как ее называет Тобиас, маленькая лгунья, продолжала собирать силы. Северус к ней не обращался даже мысленно, а, чтобы случайно не прикоснуться, вернул ее в коробку со всеми предосторожностями. Мать, увлеченная обучением мадам Лакруа, мало что замечала. Она любит учить. Брюнет хорошо это знал. Эйлин влюбила его в зельеварение, а этикет врос в него, казалось, с пеленок. И, как оказалось, он не забыл даже половины того, что должен знать каждый представитель древнего и могущественного рода. Почти исчезнувшего рода Принц. Почти мертвого.

Северус покачал головой и продолжал идти за матерью – они направлялись к особняку когда-то могущественной семьи магов. А ведь только утром Эйлин свозила мальчика в Косой переулок, где купила все нужное. Маг не ожидал, что встреча с бабушкой произойдет сразу после их возвращения. Все купленное они оставили в комнате Северуса и отправились в путь. На автобусе. А теперь вот, когда вышли на нужной остановке, пешком.

Особняк издали смотрелся величественным и красивым. Он стоял посреди огромного запущенного сада и навевал какие-то смутные образы о древних сокровищах и старых волшебницах. Правда, стоило подойти поближе, чтобы заметить увядание все еще хорошего здания: облезшая краска, местами сломанная крыша, потрескавшиеся стены. А вместо доброй волшебницы, старая ведьма, которая есть детишек на завтрак, обед и ужин. Забавно, но, словно услышав мысли Северуса, она вышла на крыльцо и, тяжело опершись на свою трость, стала их внимательно рассматривать.

«А раньше старая грымза казалась мне страшней», – отметил маг, подходя ближе.

– Добрый день, мама, – Эйлин поклонилась, и сын повторил ее движение.

– Дочь, – коротко приветствовала женщину старуха, встречаясь с внимательным взглядом внука. Он смотрел на нее очень цепко. – Северус, – обратилась она к мальчику.

– Доброго дня, миссис Принц, – произнес тот.

– Леди, – поправила его Эйлин.

На секунду, всего на секунду, леди Принц показалось, что ребенок произнесет какую-то колкость, но он сдержался. По его губам скользнула едва заметная насмешливая улыбка:

– Прощу прощения, леди Принц.

– Заходите в дом, – произнесла старуха, удерживая желание покачать головой. Ох, не зря она захотела его еще раз увидеть. – Эйлин, я поговорю с мальчиком, а ты можешь навестить библиотеку.

Северус заметил, как напряглась мать. Вмиг вся ее покорность исчезла, и две женщины сцепились взглядами.

– Конечно, мама, – голос Эйлин дрожал от злости, но она уступила и покинула их в гостиной.

– Итак, мальчик, скажи мне, что тебе так сильно захотелось, отчего ты активировал этот проклятый артефакт? – спросила старуха, повернувшись к нему. Наверное, надеялась испугать, но брюнет и бровью не повел. – Отвечай!

– Чары, леди Принц. Чары, – напомнил он ей, касаясь своего уха.

Леди взмахнула палочкой, и волна магии прошлась по комнате.

– Итак?

– Итак? – повторил Северус.

– Что ты захотел?! – разозлилась старая женщина.

– Что это за артефакт? – задал ей встречный вопрос маг.

– Дерзкий мальчишка, – зашипела ведьма.

– Я могу уйти, – он направился к двери, но старуха довольно резво для своего возраста преградила ему путь. – Здесь есть окно.

– Не играй со мной, мальчик.

– Даже не пытался. – Северус хмыкнул. Злить ведьму ему нравилось, и да, это – месть. – Ответьте на мой вопрос – и я скажу свое желание.

– Откуда ты такой наглый взялся?

– Расскажите мне все об артефакте, леди Принц, а я поделюсь с Вами интересной историей.

– Знаешь, мальчик, а я ведь хотела ее уничтожить, – вздохнула старуха и отошла к креслу. Маг несколько секунд смотрел на нее, но подошел ближе и занял соседнее. – Эта проклятая многоликая женщина приносит только беды! Понятия не имею, почему я подарила ее тебе в тот вечер. – Она покачала головой и сжала трость в руках. – Что затуманило мне разум? Ведь ты, мальчик, единственное сокровище, которое есть у рода Принц. Не смотри на меня так недоверчиво, я говорю правду. – Он хмыкнул. – Ладно, к этому вернемся позже. Я не знаю, откуда появилась эта статуэтка, – ведьма грустно вздохнула. – Она на протяжении многих поколений принадлежала роду Принц. И я так и не смогла отыскать какие-либо упоминания о ней в нашей библиотеке. Откуда она взялась? С чего сделана? Кто и когда получил ее? Никакой информации. Я знаю только о том, что этот артефакт может исполнить желание и активируется с помощью крови.

Северус нахмурился. Как… неприятно.

– А в других библиотеках Вы искали?

– Конечно, – старуха кивнула. – Я никогда не интересовалась семейной историей и артефактами, но эту статуэтку никогда не любила. А как только родителям пришло в голову поженить нас с отцом Эйлин, мне было, откровенно говоря, не до того. Я своего кузена терпеть не могла, но пришлось стать его женой, во имя нашего рода, – последние слова женщина произнесла особо раздраженно. – Мы были самими сильными – и они ждали, что наши дети будут еще сильнее. Ничего не вышло. – Старуха вздохнула, а Северус увидел перед собой не страшную ведьму, а очень усталую пожилую леди, которую грызут призраки прошлого. – Пять выкидышей, мальчик. Пять! Этот дурень, муженек мой, решил, что я специально от детей избавляюсь. Да мне было бы проще родить одного, чем терять! Я его ненавидела, но убивать своих детей я даже не помышляла. За шестым он тряся, ходил за мной постоянно. Проверял, что я пила и ела, но снова выкидыш. И тогда он вспомнил о статуэтке. «Два раза дать крови – и загадать желание». – Ведьма посмотрела на Северуса выцветшими глазами. – Знаешь, что он пожелал?

– Ребенка.

– Чтобы я смогла выносить ребенка, – кивнула она. – И я выносила. – Мрачно произнесла старуха. – Да только не порадовала его девочка. Забыл дурак, какое она желание исполняет.

– Сильное. – Отозвался Снейп.

– Самое сильное, – поправила мальчика леди Принц. – Не был он счастлив, когда его желание исполнилось. А я, как только узнала, что за чудо подарило мне Эйлин, решила узнать об артефакте, но ничего не нашла… Теперь твоя очередь, мальчик.

– Знаете, леди Принц, я, когда получил многоликую, подумал, что Вы мне подарили безделушку. О том, как ее можно активировать, я не догадывался. Все вышло случайно. – Северус ухмыльнулся и старуха подозрительно сощурилась. – Первый раз я укололся в одиннадцать лет, а второй – перед смертью, когда мне было тридцать восемь.

– Тебе одиннадцать. – Отметила старуха.

– Телу. – Насмешливо поправил ее маг.

– Ты пожелал вернуться в прошлое?

– Нет. В тот миг я очень сильно хотел все изменить.

– Вот как. Что же стало причиной такого желания?

– Многое. – Северус покачал головой, не желая отвечать на этот вопрос.

Леди Принц вздохнула и, немного подумав, произнесла:

– Я помню, как моя бабушка, видя статуэтку, называла ее «маленькой проклятой богиней». Возможно, это тебе поможет, мальчик. Ну-ну, ребенок, не хмурься так. – Со смехом сказала ведьма. – Ты станешь наследником рода Принц.

– Что? – удивился Северус.

– Не думал же ты, что я пригласила вас с матерью сюда, только из-за активации артефакта?

– Допустим, я об этом действительно не думал.

Седовласая женщина довольно хмыкнула.

– Я решила, что ты станешь наследником рода еще в первый раз, когда Эйлин привела тебя трехлетнего сюда, чтобы показать нам с мужем. Он, конечно, был в ярости и не стал говорить с ней. А вот я заинтересовалась. Ты, мальчик, – ведьма резко повела рукой и уперла палец в его лоб, – сильнее своей матери, меня и даже моего отца. Ты будущее этого рода.

– Фамилию менять не буду.

– И не надо. Так даже лучше будет, Северус Снейп, наследник Принц.

Раздался звон колокольчиков, маг удивленно посмотрел на ведьму и вздрогнул от боли, когда его спину обожгло.

– Что это было? – тихо спросил он, когда боль стихла, а звон прекратился.

– Ты теперь наследник. Дома сможешь полюбоваться на свою татуировку. – Леди Принц встала и, вытянув палочку, сняла заглушающие чары. – Заходи, Эйлин.

Молодая женщина распахнула дверь и широким шагом вошла внутрь. Она внимательно посмотрела на мать, после чего перевела взгляд на сына. Тот выглядел вполне здоровым и лишь капельку раздраженным.

– Мама. – Произнесла Эйлин.

– Дочь. – Ответила ей тем же леди Принц.

Северус с удивлением смотрел, как взгляды женщин скрестились, будто мечи.

Эйлин отвела взгляд первой и, взяв сына за руку, не прощаясь, покинула дом. Маг на секунду обернулся, чтобы увидеть старую ведьму, которая вышла из особняка и провожала их взглядом. Он кивнул ей, прежде чем обратить внимание на дорогу, и быстро отвернулся, потому и не заметил, как она помахала ему на прощанье.

Леди Принц устало вздохнула, понимая, что ее дочь и внук посетят этот дом только один раз вместе. И она, к сожалению, этого не увидит.

– Ну, – улыбнулась старуха, – зато успела.

И леди Принц медленно зашла в дом.

 

***

 

Ее окровавленные пальцы сжались в кулак, а рот распахнулся в крике. Его уже стало подташнивать, но это нужно сделать или он не станет… Плач сбил мужчину с мысли и маг прекратил действие заклинания. Ребенок. Откуда?!

Мальчик трех лет спрятался под столом и все видел. И заплакал. И привлек внимание остальных. Один из них вытащил ребенка из укрытия и швырнул на пол. Тот вскрикнул от боли и подполз ближе к матери. Маг напрягся всем телом. Он прекрасно знал, чем это окончится. И потому не стал думать над тем, что делает. Две Авады – и дело кончено.

Эй, щенок, мы хотели развлечься!

Это было мое дело, холодно отвечает он.

Успокойся, Фенрир. – Заговорил светлокожий мужчина, повелительно подняв руку. – Прекрасно, Северус…

«Замечательный сон. – Гневно подумал Снейп, рассматривая потолок своей комнаты. – То, что нужно, когда ты едешь в Хогвартс. Заряд бодрости с самого утра обеспечен».

Маг сел в постели и швырнул на пол одеяло. Большего он себе позволить не мог, Эйлин и так уверена, что леди Принц его заколдовала. Тяжело вздохнув, маг заправил постель, посмотрел на собранный сундук и спустился вниз.

Мама уже ждала его. Тобиас мрачно созерцал завтрак и на остальных членов семьи Снейп внимания не обращал, хотя несколько дней назад здесь была едва ли не драка. И все из школ. Именно из-за школ. Тобиас потребовал, чтобы Северус учился и в обычной школе. Эйлин возмутилась этому предложению, она, как и все чистокровные маги, о маггловской жизни знала очень мало. Да и за все двенадцать лет жизни с обычным человеком не особо старалась ее изучать. И, к тому же, женщина не могла представить, чему еще там будут учить, так что предложения было встречено в штыки. Грызня в доме длилась несколько часов, пока Тобиас и Эйлин не сошлись на том, что Северус будет учиться в магической школе, а в обычной его переведут на домашнее обучение.

Завтрак прошел спокойно. Тобиас провел их на автобус и вполне мирно попрощался. Эйлин и Северус вполне удобно себя чувствовали потому, что им не пришлось тащить сундук. Женщина уменьшила его магией (на чары старших родственников метка на школьниках не реагирует, даже если уровень магического фона очень низкий), и теперь он комфортно устроился в ее кармане.

На вокзале было шумно и людно. На них не обратили никого внимания, и маги легко прошли на нужную им платформу. Северус улыбнулся, вспомнил, как он волновался, когда впервые проходил сквозь волшебную стену. А вдруг там ничего не будет? А вдруг стена его не пропустит? И еще много-много таких вдруг. А сегодня был лишь небольшой трепет и сладкое чувство радости. Не смотря ни на что, он любит Хогвартс. И рад снова увидеть магическую школу, которая не раз ставала для него спасением.

Эйлин завела его в купе, вернула сундуку прежние размеры и крепко обняла сына. Поцеловав мальчика в обе щеки и надавав кучу наставлений, женщина оставила его одного.

Когда поезд начал двигаться, Северус читал учебник из маггловской школы. И это оказалось весьма увлекательно, отчего он обратил внимание, что кто-то вошел в купе, только, когда его окликнули по имени.

– Лили, – обрадовался маг, вскинув голову и узнав вошедшую. – Рад тебя видеть!

– Привет-привет, – засмеялась девочка. – Ты здесь один?

– Да.

– Отлично. Я скоро вернусь.

Рыженькая ведьмочка спустя некоторое время вернулась с вещами и Северус помог их расставить, после чего он внимательно слушал щебет Эванс. В книгу Снейп положил закладку и вернул ее в сундук.

Неожиданно, прямо в середине восторженного рассказа о Косом переулке, в их купе ввалилось двое мальчиков. Северусу хватило и одного взгляда на них, чтобы узнать. Джеймс Поттер и Сириус Блэк.

– Стучать вас не учили? – со вздохом спросил маг, а Лили раздражено посмотрела на гостей.

– Нет, – широко улыбнулся Блэк.

– Оно и видно.

– Нам нужно это купе. – Произнес Джеймс. – Можете поискать себе другое.

– Спасибо за щедрое предложение, но мы останемся здесь. – Северус неожиданно вспомнил, почему он так не любил Джеймса Поттера. – Но позволяем вам извиниться перед нами до того, как вы уйдете.

Джеймс удивлено моргнул, рассматривая мальчика, который так нагло с ним говорит, и открыл рот, чтобы возмутиться, когда раздался тихий стук в дверь.

– Войдите! – громко произнес Снейп.

В купе вошли Ремус Люпин и Питер Петтигрю.

– Добрый день, – тихо, но четко сказал оборотень, рассматривая Северуса и Лили. – Мы ищем пару свободных мест. – И он покосился на Поттера и Блэка.

– Добрый, – задумчиво ответил на приветствие маг, Эванс звонко произнесла им «Привет» и те заулыбались. – У нас есть свободные места, садитесь.

– Эй! – возмутился Блэк.

– Нужно быть вежливыми, – гордо вздернув голову, произнесла Лили Эванс, меряя Сириуса и Джеймса взглядом. – И мы все еще ждем извинений.

– А зачем нам их произносить? – сложил на груди руки Поттер.

– Чтобы остаться здесь. – Буркнул Снейп. – Несите свои вещи. – Это он обратился к Ремусу и Питеру. – Или вы можете идти дальше. – Предложил маг гостям, как только оборотень и грызун покинули купе.

Джеймс переглянулся с Сириусом, оба несколько секунд хмурились, после чего они попросили прощения. В присущей им манере. То есть притащили свои вещи и устроились рядом с ними. Лили, Северус и Ремус сели вместе, напротив них устроились Джеймс, Сириус и Питер. Разговор поначалу не клеился, но стоило заговорить о школьных факультетах, как все зашумели, засмеялись, даже Снейп бросил несколько незлых слов о каждом.

– А ты где хочешь учиться? – спросила Лили черноглазого брюнета.

– Понятия не имею, – честно сознался Северус.

– Совсем-совсем? – продолжала спрашивать девочка.

– Наверное, Равенкло. – После недолгого молчания сообщил ей маг.

За разговором они и не заметили, как приехали. Торопливо накинув поверх остальной одежды мантии, юные волшебники и волшебница торопливо покинули поезд. Их встретил огромный мужчина. Полувеликан Рубеус Хагрид. Северус обрадовался, увидев его. Он не ожидал, что будет так счастлив леснику.

В Большом зале пылали свечи, они плавали под черным небом, которое отображал потолок помещения. Северус ждал своей очереди идти к Сортировочной шляпе. И вот прозвучало его имя. Маг спокойно подошел к профессору Макгонагалл. Сел на табуретку. Шляпа опустилась на его голову.

– Слизерин!

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Добавить комментарий