Бездна

Авторка: Silver Raven

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», фильм Гарри Поттер (кроссовер)

Персонажи или пейринг: Северус Снейп/Том Марволо Риддл

Рейтинг: NC-17

Жанры: джен, слэш (яой), романтика, юмор, драма, фэнтези, AU, мифические существа

Предупреждения: смерть персонажа, OOC, Underage

Дисклеймер: герои книги/фильма мне не принадлежат

Статус: в процессе

Публикация на других ресурсах: Я царица и далее по тексту. А если надо, стучите, там разберемся.

Описание: Он хотел изменить все – и получил такой шанс. Теперь у него есть возможность исправить ошибки прошлого. Однако у всего своя цена и ему придется заплатить…

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.


Глава 21

– Северус? – изумленно произнесла Эйлин, замерев на пороге.

– Привет, мам, – устало улыбнулся зельевар. – Пустишь?

Женщина посторонилась, впуская сына в дом. Его волосы намокли, как и одежда, и сумка, та самая, с которой младший Снейп отправлялся в Хогвартс.

– Что-то случилось? – спросила ведьма. Да, она знала, что ее сын получил разрешения на аппарацию, но он никогда не заглядывал домой на выходных. – В школе?

– Нет, там нормально всё, – парень стряхнул влагу с волос и снял верхнюю одежду. Змей переместился на пустырь, а не на крыльцо дома. И большей частью не ради того, чтобы не привлекать внимание, а проветрить голову. Сам не понимал почему его домой потянуло. Словно во сне на него кто-то заклинание наложил. Утром он поговорил с директрисой, а потом собирал вещи, притом действовал так, словно назад возвращаться не собирался. – Захотелось к вам заглянуть. Отец уже вернулся?

– У него командировка. В воскресенье будет дома. Важный разговор?

– Ничего особенного. – Покачал головой Северус. – Тебе с ужином помочь?

Эйлин на секунду задумалась, а затем кивнула.

– Тогда я быстро, кину вещи и вернусь.

– Хорошо.

Женщина проследила, как сын торопливо поднимается наверх, после направилась на кухню. И что приготовить? Она ведь собиралась сделать себе несколько бутербродов и запить чаем, поэтому ингредиентов для чего-то более существенного не доставала.

Северус подошел как раз тогда, когда магичка вытаскивала замороженное мясо и подумывала не использовать ли волшебство.

– Сделаем рагу? – спросил парень, взял ледяной кусок и положил его в глубокую тарелку. – Давай сначала почистим овощи и нарежем их, а потом я займусь мясом.

– Замечательная идея, – с улыбкой произнесла Эйлин. – Как у тебя дела? Ты в последнее время ничего не писал.

– М-м, нормаль всё. – Слизеринец помолчал немного. – Вчера с Поттером подрался.

– Не убил?

– Даже не покалечил.

– Ты его любишь, – подразнила сына ведьма.

– Конечно. – Преувеличено серьезно кивнул зельевар. – Именно от большой любви я ему по морде и съездил.

– Если бы это было не так, мальчик бы давно умер.

Северус непонимающе посмотрел на мать, но та не пожелала объяснять свои слова. Младший Снейп нахмурился и недовольно качнул головой, когда понял о чем она. Он пока еще воспринимает Джеймса как друга, даже когда сам себе повторяет, что тот уже бывший. Они еще не перешли черту, где дружба перерастает в ненависть и вражду. Змей к ней далек, а вот гриффиндорец приблизился так близко, что один шаг изменит всё навсегда. И только вмешательство слизеринца не позволило Поттеру переступить грань.

Джеймс не должен быть таким. Однако иначе быть не могло. Его жизнь течет размерено, никаких глобальных встрясок. Смерть не дохнула ему в лицо, даже за плечо не зацепила. Парню не пришлось барахтаться в мире, где каждый второй может оказаться врагом. Ему не пришлось сражаться за что-то. Быстро взрослеть, его юность протекает вполне уютно, а не рассеялась подобно дыму лет в пятнадцать.

Северус недовольно хмыкнул. Не стоило ожидать, что гриффиндорец будет таким же, как и тогда, если он не получил того опыта. Однако надежда теплилась. И почему-то еще не погасла. Снейп вздохнул.

– Мам, ты ненавидела бабушку?

Эйлин едва не уронила кастрюлю от столь внезапного вопроса. Аккуратно поставив ее на плиту, женщина посмотрела на своего ребенка.

– Почему ты так думаешь? – Северус выразительно поднял бровь: ответь. Ведьма хмыкнула. – Нет, я ее не ненавидела.

– Любила?

– Можно сказать и так.

– Вы поссорились?

Миссис Снейп кивнула.

– Ты раньше не интересовался этим.

– Глупо с моей стороны, но я предпочитал откладывать разговор о ваших отношениях.

Ведьма покивала и предложила для начала закончить с приготовлением ужина, а потом серьезно поговорить.

За столом царило молчание. Никто не желал нарушать его, словно первое сказанное слово поднимет бурю. Ужин был вкусным, но ожидание тяжелого разговора не повышало аппетит, а еда, которую удавалось проглотить, удовольствия не приносила.

Северус сдался первым, отложил столовые приборы и уставился в окно. Эйлин продержалась немного дольше, однако спустя пару минут повторила действия сына.

Женщина поднялась и начала убирать со стола, Змей поторопился ей помочь.

– У меня с матерью и отцом были странные отношения, – начала издалека магичка, цепким взглядом окинув комнату: всё ли в порядке? – Остальные родственники и представители рода Принц по тем или иным причинам скончались до моего рождения. Так что я знала только своих родителей. Мать меня любила, а вот отец… Я не существовала для него, пока не произошел первый всплеск магии. У него словно глаза открылись. Он вдруг стал уделять мне внимание, делясь со мной знаниями и рассказывая как прекрасен наш род. Просто идеальный, остальные маги должны нам поклоняться. – Ведьма вздохнула. – Детей своего возраста я не видела, пока не поступила в школу, потому свято верила, что все слова отца чистая правда. – Эйлин посмотрела на сына. – Я – высшее существо, остальные жалкие черви.

– Тяжело тебе пришлось в Хогвартсе. – Северус мог представить, как на подобное самомнение среагировали слизеринцы. Особенно, когда оно не было подкреплено чем-то материальным.

– Да, но школьные годы не были ужасными. Кошмар начался позже. Я хотела создать собственный магазин зелий, насобирала денег и решила порадовать родителей. Наконец-то наш род покажет себя во всей красоте! – миссис Снейп невесело хмыкнула. – А попала на собственное обручение со стариком, давно переступившим порог в триста лет. Старый козел за молодую жену посулил отцу деньги и помощь. Человек, который свято убеждал меня, что род Принц еще силен, продал меня. Я была в ярости и решила, что лучше выйти замуж за маггла. Собственно, это я и сделала. Нашла Тобиаса, подлила ему зелье и мы быстренько поженились. Отец был в бешенстве и сразу объявил о моем изгнании из рода, а мать его в этом поддержала. Хотя обычно она меня защищала.

– Из-за этого ты злилась?

– Да. Я считала ее предательницей. Раньше она всегда меня защищала, даже если отец был прав, а тогда мама поддержала его. – Брюнетка потерла виски. – Когда родился ты, мне так хотелось, чтобы они признали тебя. Я верила, что мой малыш будет сильным магом, оттого и осмелилась к ним явиться. Столько яда отец не выливал на меня даже когда узнал кто мой муж. А тут ты. Маленький комочек моей радости, моя надежда и светлое будущее для рода Принц. Они должны были понять! – Эйлин покачала головой, вздохнула. – Мать отца не поддержала, однако ни слова не сказала в нашу защиту и тогда я решила, что захотят помочь – пусть помогают, но они тебя не получат. Пусть великий род Принц закончится на них.

– Я испортил твои грандиозные планы.

– Немного. Но это и к лучшему. Я тогда не подумала о последствиях. Да, ты маг. Сильный. Полукровка, сын изгнанной из рода волшебницы, тебя бы травили намного яростнее, чем когда-то меня. Даже у магглорожденных есть защита. Директор и преподаватели, а вот ты… стал бы мальчиком для битья. В школе знали, что тебя приняли в род? – Женщина внимательно посмотрела на сына, тот сначала качнул головой, а потом произнес:

– Нет. Я о своей полукровности не упоминал. Просто подтверждал, что к чистокровным меня не надо причислять. Остальное слизеринцы додумали сами.

– Тебя считают магглорожденным? – спросила зельеварша.

– Большинство.

– Умный мальчик, – засмеялась ведьма. – Я о таком варианте не подумала.

Северус пожал плечами.

– Почему ты выбрала Тобиаса? – стало любопытно Змею. Что послужило причиной выбора старшего Снейпа? Чем он приглянулся матери?

– Знаешь, это было странно, – пробормотала Эйлин, вытаскивая из глубин памяти первую встречу с мужем. – Брюнеты мне не нравились, а Тобиас… – женщина сделала неопределенный жест рукой. То ли обвести что-то пыталась, то ли указать куда-то, – его внешность внимания не привлекала. Она скорее отталкивала. Я думала выбрать одного симпатичного блондина. Даже подошла к нему поговорить, когда появился Снейп. Ни он сам, ни его характер мне не понравились, но после нескольких минут размышлений вместо того, чтобы подлить зелье блондину, я добавила его твоему отцу.

– И что дальше было? – спросил слизеринец, когда мать замолчала.

– Ничего особенного, он, как послушный мальчик, выполнил нужное от него дело – мы поженились. Никаких сложностей. Даже когда зелье прекратило свое действие. Ты родился позже, когда мы года два уже прожили. И первые месяцы всё нормально было, пока у тебя не проснулась магия.

Женщина снова умолка, сжала губы, переплела пальцы рук на своем животе и сощурилась.

– Ему словно крышу сорвало, когда он узнал о магии. Обо мне и о тебе, – Эйлин посмотрела сыну в глаза. – Тобиас был фанатиком, для которого члены его семьи превратились в дьявольских отродьев. И если меня он был готов терпеть, то ты, порожденное им чудовище, должен был умереть и своей смертью смыть совершенным им грех.

– Он пытался меня убить? – тихо спросил Северус.

– Да. Пару раз я едва успевала его остановить и тогда ярость Тобиаса обрушивалась на меня.

Змей прикрыл глаза. Так вот почему… Фанатик.

– Но я не видел у нас ничего… – маг запнулся, подбирая слова.

– Я всё уничтожила. Всё, – подчеркнула Эйлин, – собрала и уничтожила. И пообещала ему, что еще раз он к тебе сунется, то станет следующим.

– А ты? Почему себя не защитила таким образом?

– Да он и тебя не полностью защищал, – покачала головой ведьма. – И уйти не могла, словно меня на цепь кто-то посадил. Подумать о том, чтобы собрать вещи и сбежать, можно, как только доходит до дела, будто весь мир против.

Последние слова потрясли Северуса. Он всегда пытался обойти этот вопрос. Почему не ушла? Боялся услышать ответ. Боялся услышать, что она любила того Тобиаса. Выходит, не любила.

– Однажды почти удалось. Собрала вещи, документы, деньги, осталось только тебя со школы забрать и быстро сесть на нужный нам автобус – и знаешь, что случилось? – с горьким смешком спросила Эйлин. Змей покачал головой. Он не мог ничего конкретного припомнить. – Тобиас пришел раньше. Не беда, конечно, я бы сказала, что пошла за тобой, вещи выкинула бы из окна, а на улице подобрала – и свобода. Только он тебя привел, понимаешь? Тобиас, который никогда не проявлял к тебе заботы, зашел за тобой в школу и вы вместе пришли домой. Первый и последний раз.

Зельевар вспомнил тот день. Действительно, отец никогда до него и ни разу после не приходил забирать Северуса из школы. Но самое странное, что мужчина тогда был удивительно ласков. Не ударил, не кричал, вел себя словно настоящий родитель. Маг нахмурился. Нет, мама не совсем права. Были проблески подобного и раньше. Будто настоящий Тобиас засыпал, а вместо него телом руководил кто-то другой. Именно из-за них у младшего Снейпа и не получилось подлить яд. В тот момент, когда он был готов это сделать, перед глазами всплывали сцены, где отец был добр к нему. А отец ли?

Кажется, Змею предстоит провести бессонную ночь над дневниками, чтобы найти рецепт зелья, которое он споил Тобиасу. А потом весьма обстоятельно поговорить с отцом.

Утром Эйлин ждал приготовленный Северусом завтрак.

Парень просидел всю ночь, пока искал нужную информацию. И надо сказать она его не порадовала. Зелье, приготовленное им, не могло быстро подействовать на отца. И не способно было ускорить вселение посторонней сущности в тело маггла. А сущность мало того, что весьма быстро появилась, так еще и невероятно легко освоилась с телом, обладала памятью предшественника и без какого-либо труда следовала характеру Тобиаса Снейпа, словно знала его с самого рождения и намного лучше, чем любой близкий человек и даже сам мужчина. То есть, она была с самого начала. Не взялась откуда-то с потолка, не была прислана кем-то дружелюбным. Она уже была и знает то, что не известно самому Северусу, только почему-то не может сказать. Не может? Или не хочет?

– Сын, – засмеялась Эйлин и парень обернулся к ней, вытирая полотенцем руки, – нас же только двое, зачем еще одна тарелка?

Вместо ответа прозвучал хлопок входной двери, шум падения чего-то и голос Тобиаса сообщил:

– Я дома!

– Доброе утро, – забросив полотенце на плечо, Северус направился в коридор и поздоровался с отцом.

Ведьма же замерла на месте, смотря на третью тарелку так, словно та сделала что-то ужасное.

– Доброе утро, любовь моя, – к Эйлин подошел муж и мягко поцеловал ее в щеку.

– Да, доброе. – Смогла выдавить из себя женщина и даже улыбнулась.

А мысленно молилась. Умоляла. Только не снова, ее мальчик и так натерпелся. Не надо. Зачем этот дементоров дар вернулся? Зачем?

– Мам, ты есть будешь?

Магичка моргнула и кивнула сыну.

– Да, да, просто… это так неожиданно! Тобиас, когда ты только успел предупредить Северуса?

– Я и сам не знал, что успею вернуться сегодня утром, – ответил мужчина.

Эйлин сдержала желание закусить губу. Ох, какое прекрасное было оправдание.

– Меня никто не предупреждал, просто возникла мысль, что нужно подготовить еще одно место. – Произнес Змей, накладывая еду.

– Мысль, – прошептала женщина, занимая стул. На этот раз не кошмары. Однако это слабое утешение.

Ведьма внимательно следила за сыном. Нет, еще не понял. Еще не осознал, что дар видящего к нему вернулся. Спрятать бы его, скрыть от всего мира. Если кто-нибудь узнает об этом, спокойной жизни парню не дадут. Нельзя отпускать Северуса в школу. Только не сейчас, когда его дар еще не под контролем, и он не знает чего ожидать.

За завтраком отец и сын обменивались новостями, а Эйлин думала. Выйдет уговорить сына остаться дома на недельку или нет? Сказать или юноша сам поймет?

– Мам…

– Я уберу, – ответила волшебница, не дав слизеринцу договорить.

– Спасибо, – улыбнулся парень матери. – Отец, мне с тобою поговорить надо.

Мужчина, который тоже уже закончил есть, что-то буркнул, кивнул и, поднявшись, махнул сыну рукой: иди за мной.

Тобиас вернулся в коридор, подобрал сумку и пошел наверх. Зельевар шел за ним и пытался вычленить из своих мыслей главный вопрос, но те роились подобно пчелам в улье, никак не желая выстраиваться в определенный порядок.

– Кто ты? – рука мужчина замерла в сантиметре от дверной ручки.

– Твой отец – Тобиас Снейп, – ответил маггл, посмотрев на сына.

Северус хмыкнул и качнул головой. Это не игра. Он никогда не играл. Этот мужчина, эта сущность – дух? – на самом деле любит Эйлин и ее ребенка, точнее их ребенка.

– Ах, прости, неправильно выразился, – криво улыбнулся зельевар. – Кем ты был раньше?

– О чем ты? – удивлено наклонил голову к плечу Тобиас.

– Не ответишь, да? Снова повторишь, чтобы я не задавал вопросов? Но ведь ты мне уже солгал.

– Я никогда тебе не лгал.

– Врешь.

– Не договаривал, но не врал.

– Это и так было ясно. То, что ты недоговаривал. С первой секунды. Ладно, – неожиданно поднял руки Северус, словно признавая свое поражение, – неважно. Скажи только зачем тебе мы?

– Странный вопрос, тебе не кажется?

– Разве? – наигранно удивился Змей. – А, по-моему, очень важный. И его я должен был задать в первую же секунду, если бы знал тогда, что ты заставил мать выбрать Тобиаса!

– Бред! – вскинулся мужчина.

– Бред? – ехидно протянул зельевар. – Бред это то, что маггл может пользоваться магией. Но ты на это способен, ведь тебе доступны иные знания. И не говори мне, что это не возможно.

– Северус, ты…

Парень неожиданно отшатнулся от мужчины, как когда-то давно, во сне. Изумленно смотрел на него несколько секунд, затем покачал головой и быстро скрылся в своей комнате.

Тобиас выругался. Распахнул дверь, швырнул сумку на пол так, что она проехала по полу, пока не стукнулась о стену. А через секунду он вошел в спальню сына.

– Северус, – тот что-то гневно пробурчал от окна, где стоял, вцепившись в подоконник. – Я не могу ответить на твои вопросы.

– Естественно, – злобно отозвался парень, повернувшись к мужчине лицом.

– Я хочу ответить, сын, но не имею права.

– Точно, – презрительно хмыкнул зельевар.

– Северус, – начал раздражаться маггл, взмахнув рукой – и со стола слетела статуэтка. Тобиас ругнулся под нос и наклонился, чтобы взять ее в руки.

– Отец, – младший Снейп шагнул ближе именно в тот момент, когда мужчина поднял артефакт. – Отец! – позвал парень громче, протянув руку и коснувшись статуэтки, дабы забрать ее.

ТОБИАС!!!

Змея словно молнией пронзило. Звук ввинтился в уши, прошивая барабанные перепонки, хотя в реальности ничего подобного быть не могло.

Северус задыхался. Он ничего не видел, перед глазами плыло белое марево, как будто парень стоял среди густого тумана. Его тело пронзали волны боли. Острые иглы резко вонзались в него, затем их кончики изгибались, цепляли вены, которые почему-то оказались опутаны сотнями нервных окончаний, – и выдирали последние из туловища. Маг чувствовал, как те лопались. Вытягивались и лопались. Их что-то задевало – и они лопались. И каждый раз его словно лавой заливало.

Он закричал. Но то ли из горло не вырвалось ни звука, то ли барабанные перепонки на самом деле пострадали – парень ничего не слышал. Северус хотел, чтобы это прекратилось. Сейчас же! И тьма услышала его. Она обхватила мага, быстро погружая в глубокий-глубокий сон, обрывая связь с реальность. Не позволяя имени, что эхом гуляло в голове зельевара всё то время, когда он мучился, звучать и дальше.

 

***

– Что значит «я не могу с ним встретиться»? – сказать, что голос Марволо Гонта звучал раздражено, это ничего не сказать. В нем скользила едва сдерживаемая ярость.

– Это значит то, что я Вам сказала, – равнодушно ответила директриса. – Вы опоздали, мистера Снейпа нет в школе.

– Как нет?

Макгонагалл хотела вздохнуть, закатить глаза, хлопнуть в ладоши. Да хоть что-нибудь сделать, дабы мужчина прекратил сверлить ее злобным взглядом.

– Вчера, – женщина явно выделила это слова, – мистер Снейп отправился домой.

– Причина?

– Личные обстоятельства.

– Он вернется в понедельник?

– Нет, юноша отпрашивался на продолжительный срок.

– И Вы позволили?!

– Мистер Гонт, – мужчина раздражено поморщился на это обращение, но поправлять не стал, – Северус Снейп лучший ученик седьмого курса, перерыв не скажется на его обучении, поэтому у меня не было никакого права запрещать парню покидать школу.

– Адрес.

– Что, простите?

– Дайте мне его адрес, – потребовал маг.

– А Вы кем приходитесь мистеру Снейпу? – сощурилась Минерва.

– Знакомый.

– Не могу ничем помочь, – развела руками женщина. – Личная информация наших студентов не доступна не родственникам. – На самом деле ведьма хотела сказать «чужакам», но в последнюю секунду решила заменить слово на более мягкое выражение.

– Вы понимаете, что делаете, Макгонагалл?

– Вы мне угрожаете, Гонт?

Они сцепились взглядами. Женщина  была готова в любую секунду достать палочку и силой выставить мужчину. Маг же хотел вытрясти из директрисы нужную информацию, но без проблем это бы не обошлось.

– Что Вы, Минерва, как я могу?

– Действительно, – проворчала ведьма.

– Я могу встретиться с его друзьями?

– Увы, нет.

– Что, и они тоже отправились домой?

– Нет, молодых людей забрали представители Министерства. Они будут проходить дополнительную подготовку для своей работы.

– И девушку тоже?

– А по-вашему девушка не человек?

– Это – да?

Женщина только кивнула ответ.

– Что ж, благодарю за помощь, – недовольно процедил Марволо.

– Не за что, – с прохладной улыбкой ответила Минерва.

– Еще встретимся.

– Буду ожидать с нетерпением.

Гонт гневным взглядом смерил довольную магичку и поторопился уйти, а то шансы хорошенько продвинуться в Министерстве стали бы равны нолю.

Итак, страж подсуетился. Среди псов завелась крыса? Плохо, но не смертельно. Найдет. Не первый раз в рядах его людей появляются предатели.

 

***

Во тьме хорошо. Не было боли. Он ее не ощущал. Его не навещали видения, перед глазами не вставали образы людей, которых Северус никогда не должен был знать. Никаких навязчивых звуков. Ничего. Тишина. Глубокая и вязкая, даже если кто-то и говорил, она поглощала всё. Во тьме хорошо, но не уютно.

Первой проснулась тревога. Она потеребила нервы Снейпа. Что? И как? И где?

Тишина уступила место какому-то равномерному звуку. Он был странным, но Змей не отмахивался от него. Этот звук, этот ритм, частота – они напоминали ему что-то.

Биение сердца.

Точно.

Тьма осыпалась кусками, а Северус распахнул глаза.

Что за место? Где он?

Рядом что-то равномерно пищало. Зельевар скосил взгляд и поморщился. Больница. Маггловская. Что он тут делает?

Маг пошевелился, тело отозвалась вяло, возникло покалывание, словно Снейп отлежал себе всё что можно. Эта вспышка напомнила ему о боли, предшествующей тьме.

Итак, богиня решила не проникать в разум парня, а попросту убить. Или она хотела навредить не Северусу, а… Тобиасу!

Статуэтка знает его. С такой яростью произносят имя только давнего знакомого, которого очень хотят убить.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Добавить комментарий