Бездна

Авторка: Silver Raven

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», фильм Гарри Поттер (кроссовер)

Персонажи или пейринг: Северус Снейп/Том Марволо Риддл

Рейтинг: NC-17

Жанры: джен, слэш (яой), романтика, юмор, драма, фэнтези, AU, мифические существа

Предупреждения: смерть персонажа, OOC, Underage

Дисклеймер: герои книги/фильма мне не принадлежат

Статус: в процессе

Публикация на других ресурсах: Я царица и далее по тексту. А если надо, стучите, там разберемся.

Описание: Он хотел изменить все – и получил такой шанс. Теперь у него есть возможность исправить ошибки прошлого. Однако у всего своя цена и ему придется заплатить…

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.


Глава 22

Абраксас всегда гордился длинной своей родословной, но сейчас, пересматривая семейные хроники в поисках хотя бы наименьшего намека на отношения с родом Принц, мужчина готов был рвать на себе волосы. Еще никогда в жизни он не ощущал готовности закончить всё ударом ножа, каким-нибудь заклинанием или ядом. Усталость растекалась по его телу, усталость и мука. Повелитель недоволен.

Нужно найти лорда Принца. И, возможно, гнев милорда обойдет его стороной.

На самом деле для этого есть один простой способ, обратиться в реестр благородных фамилий. Это, собственно, Малфой и сделал, и нашел там только упоминание о том, что лорд Принц существует. И он юн. Здесь надо сказать, что все маги и магички, принявшие бразды правления родом и которым еще не исполнилось шестидесяти лет, считались юными. То есть лорду Принцу может быть и пятнадцать, и двадцать, и сорок лет. Узнать что-то более, например имя этого мага или его точный возраст мужчине не удалось. Старые, больше похожие на ожившие мумии, волшебники посоветовали Абраксасу держать свое любопытство под контролем, не то ему укоротят нос. И Пожирателю пришлось отступить.

Подкупить кого-то из них Малфой и не надеялся. Строгие правила, честь, честь и еще раз честь. Эти мерзкие мумии, даже если бы подыхали, ничего не сказали. Чем им приглянулся лорд Принц не понятно, ведь, если бы было иначе, они бы не скрыли информацию о появлении свежего ростка у погибшего рода. Почти погибшего. Блондин не мог вспомнить ни одного праздника, где бы видел новые лица, кроме бала Блэков, где был Снейп. Но парнишка не подходит, он сам признавал, что не чистокровный. А, значит, Абраксас что-то пропустил. Или лорд Принц сам явился к старым хрычам. Даже если последнее предположение верное, ему пришлось знатно потрудиться, дабы собрать «мумии» вместе.

Конечно, есть способ получить информацию, сказать, что он, лорд Абраксас Малфой, имеет родство с Принцами и доказать это. Вот почему маг пересматривает семейные хроники, углубляясь в дебри веков.

– Да! – воскликнул блондин.

Победа! Мужчина облегченно вздохнул. Полдела сделано, нужно только тщательно выписать имя представительницы рода Принц, которая вышла замуж за дальнего предка Малфоя. А потом сочинить письмо и упросить мерзких старикашек позволить ему узнать имя молодого и очень-очень дальнего родственника. А также возраст и адрес.

– Дорогой, что делаешь?

Появление Айрис, супруги Абраксаса, отодвинуло написание послания на некоторое время. Мужчина поднял голову и окинул женщину усталым и слегка недовольным взглядом. Светлокожая, беловолосая, имеет блеклые серые глаза. Совершенно невыразительная, отчего больше похожа на тень.

– Искал в хрониках упоминание рода Принц.

– Зачем? – удивленно спросила женщина.

– Ищу Эйлин и ее родственников. – Мрачно проворчал мужчина.

– Разве вы больше не общаетесь?

– Ты ее знаешь? – изумился лорд Малфой. Его жена на двадцать лет старше и с юной Принц не могла встретиться, ведь жила в другой стране до самой их свадьбы.

– Конечно, – убежденно произнесла женщина. – Ты ведь сам ее мне представил, когда мы встретились на платформе девять и три четверти. – Абраксас покачал головой. Он ничего подобного не помнил. – Кажется, курс третий, мы ожидали Люциуса, чтобы навестить моих родственников. Должны были отправиться через час или два. К нам подошла светлокожая женщина, черноволосая и кареглазая. Ты ее сразу даже не узнал. Весьма изумленно воскликнул «Эйлин?!». – Айрис постаралась передать голосом всю глубину удивления супруга, когда тот увидел давнюю знакомую и узнал ее.

Малфой снова покачал головой. Пусто. Он этого не помнил.

– Ты мне не веришь? – недовольно спросила леди, нахмурилась и быстрым взглядом окинула комнату. – Сейчас сам убедишься!

Ведьма направилась к думасбросу, что стоял в дальнем углу комнаты. Торопливо достала палочку, прикоснулась к виску, как только подошла, и осторожно вытащила воспоминание. Оно напоминало серебряную паутину. Как только воспоминание оказалась в думасбросе, женщина провела над последним палочкой, и появился размытый силуэт.

– Смотри!

Абраксасу не надо было говорить, он и так прикипел взглядом к лицу, которое смог узнать с некоторым трудом. Эйлин, счастливая и довольная, совсем не походила на себя юную: мрачную, злобную. Казалось, что она светилась. Ее лицо сияло, в глазах вспыхивали лукавые огоньки и аристократ все это видел, даже не смотря на то, что образ женщины полупрозрачен. Маг не мог понять, что она говорила, таким способом можно было посмотреть только людей. Ни голоса услышать, ни места рассмотреть. Картинга мигнула, Принц исчезла, вместо нее появился Люциус, а потом… он увидел это.

Наверное, Айрис было интересно. Или, может, она ревновала, но его супруга следила за Эйлин – и сейчас он видел, как зельеварша обнимает кого-то. Разговаривают, затем приближаются к ним. И в тот момент, когда Абраксас смог четко рассмотреть лицо ребенка, который шел рядом с его однокурсницей, сердце мага упало.

– Снейп, – изумленно пробормотал  Малфой.

– Да. Северус Снейп, – радостно подтвердила супруга, и блондин недоуменно на нее уставился. – Я ведь тебе говорила, что мальчишка благородный и нечего потакать глупости нашего сына. Люциус только наследник, а этот уже лорд, – кивнула в сторону исчезающего видения женщина.

– Лорд?.. Но ведь Принц…

– Так он же полукровка, парень мог и не менять фамилию.

Осознание обрушилось на Абраксаса подобно ливню. Словно жестко окатило ледяной водой. Полукровка. Парень ведь никогда не говорил, что он магглорожденный. Малфой судорожно вспоминал. Нет, сам черноволосый слизеринец ни разу не сказал, что он магглорожденный. И если это правда… если Снейп действительно лорд Принц, им всем несдобровать. Осталось только проверить.

Аристократ, поблагодарив супругу и вежливо выставив ее за дверь, подтянул к себе бумагу, чтобы начать писать письмо. Но ничего не получалось. Рука, поднятая над бумагой, дрожала, а с пера на чистую поверхность капали чернила.

Кап-кап-кап.

Темная жидкость на листе казалась магу пятном крови.

 

***

Фенрир опустил голову и, обхватив ее руками, раскачивался вперед-назад.

Его память, словно в насмешку, приоткрыла ему дверцу в прошлое, и он с изумлением осознал, что уже видел Снейпа. Мелкого, шагающего рядом с мужчиной.

Они встретились на кладбище. Оборотень помнил, как их взгляды встретились и ледяные мурашки, которые поползли по его спине. Словно в ту самую секунду ему вынесли приговор.

Одноглазый хрипло засмеялся. Знал ведь, что с этим проклятым родом лучше не связываться! Но понадеялся на отсутствие наследника, без следующего лорда оборотню ничто не угрожало.

А ведь он думал – сказки! Вранье, никто чужой не узнает, кто на самом деле прикончил старуху Принц, а оказалось правда. Лорд почувствовал убийцу предшественницы. Сразу же, в первую секунду их встречи, словно кто-то шепнул мальчишке в ухо: этот!

Оборотень захохотал. А ведь он был бы уже мертв. Если бы милорд тогда не вышел к ним, Фенрир бы не встал.

Представители рода Принц мстительны. А глава со своим дивным чутьем, проблема для любого. Оборотень с предыдущей рискнул драться только из-за ее слабости. Старухе бы даже фамильное чутье не помогло. Хотя… Волк покачал головой. Ведьма, чтоб ее!.. Она же позволила себя найти! Ведь могла же спастись, наверняка бы нашелся шанс. Специально подставилась, всё сделала, чтобы они не смогли быстро и легко найти наследника. Полукровку. Принца-полукровку!

Луна, насколько же нынешний глава рода силен?!

 

***

Сириус смотрел на брата и только на него. Старался ни на миг не отводить взгляда, чтобы не видеть пустого места рядом с Регулусом. Там должен сидеть Снейп. Но его не было. Ни на занятиях, ни в Большом зале, ни в Больничном крыле, ни в общежитии, ни в библиотеке. Уже несколько дней минуло с пропажи Змея. За ним исчезли Алекс, Бен и Лили. И тишина. Ни волнения, ни вопросов, словно трое парней и одна девушка с ними никогда не учились.

– Странно как-то, – тихо произнес Бродяга и младший Блэк прекратил делать вид, будто он внимательно читает книгу.

– Тебе тоже кажется, что ты что-то забыл? – спросил слизеринец.

– Есть немного. Час или два, как раз после того, как я выпил зелье. Точно помню, что собирался сразу перехватить Северуса и поговорить. Он рано завтракает, потому я направился в столовую – и пустота. Дальше помню только то, что разговаривал со Змеем.

Регулус мрачно кивнул.

– Утром, значит. Я после обеда пару часов не помню.

Братья посмотрели друг на друга.

– Думаю, мне нужно поговорить с Ремусом и Питером.

Но Сириус даже встать не успел, чтобы поискать друзей, когда те появились сами.

– Нас вызвали к директрисе Макгонагалл. И тебя тоже, Регулус.

– Странно, – пробормотал младший Блэк, складывая книги.

– Подозрительно, – добавил Бродяга.

Когда они вошли в кабинет директрисы, их ожидала не только женщина, но и высокий, темнокожий мужчина. Он сразу же повернулся к парням, широко улыбнулся и подмигнул.

– Шеклболт…

– Простите, Минерва, – произнес Кингсли низким, спокойным голосом. – Но будущих помощников нужно подбодрить.

– Всех? – удивилась магичка.

– Да, мэм, – кивнул мужчина. – Друзья из ОТ посоветовали забрать их как можно скорее.

– У меня так скоро студентов не останется! – возмутилась Макгонагалл.

– Увы, мэм, ничего не могу поделать, приказ.

Директриса вздохнула, окинула внимательным взглядом парней, посмотрела на довольного Кингсли и махнула рукой. Помешать она не может, только поддержать, если ребята откажутся от предложения, но… ведьма покосилась на Шеклболта, этот и дементора уболтает, что уж о детях говорить.

И Минерва Макгонагалл оказалась права. Ни один парень не отказался.

 

***

– Удивительно, – вместо приветствия обронил Марволо Гонт, когда в его кабинет вошли маг и оборотень. Ни Абраксас, ни Фенрир ничего не ответили. Застыли немыми изваяниями, ожидая чего-то. Лорд прекратил изучать ответ из Министерства. О-очень вежливый. Прямо-таки сочащийся показной вежливостью, с тонким намеком: не дорос нам указывать. Ладно, это пока они могут отмахиваться от него. Отложив письмо, мужчина сосредоточил внимание на своих людях. – Ваше молчание меня настораживает. Мне стоит волноваться?

– Милорд, – начал оборотень, – я по поводу лорда Принца.

– Однако, – удивленно посмотрел на Пожирателя Гонт, – неужели нашли? – Фенрир только кивнул. – Поразительная скорость, даже года не прошло. А ты, Абраксас, зачем пришел?

– Сообщить имя лорда Принца.

Марволо откинулся на спинку стула, окинув подозрительным взглядом мужчин. Не то, чтобы он ожидал, будто оба Пожирателя сейчас вытащат палочки и будут пускать в разные стороны разноцветные искры, провозглашая «Сюрприз!» и «Шутка!», но и поверить, что стража нашли, так просто не мог.

– И кто же это?

– Северус Снейп. – В один голос произнесли маг и оборотень.

Лорд фыркнул. Недоверчиво. Северус? Правда? Магу захотелось засмеяться. Но… оба его подчиненные выглядели невероятно серьезными и он решил дать им шанс объясниться.

– Обоснуйте.

– Я был небрежен, повелитель, – склонил голову Фенрир. Темный маг лишь непонимающе приподнял бровь. – Я уже видел Снейпа, именно он был возле могилы леди Принц. И мне не удалось почувствовать его запах.

– Это еще ничего не значит.

– Позвольте мне добавить, милорд. – Тоже склоняет голову Малфой.

– Слушаю, – небрежно кинул Марволо.

– Я воспользуюсь думасбросом, – произнес аристократ, доставая флакон с воспоминанием. Проведя свои манипуляции, мужчина отступил в сторону и позволил Лорду увидеть лицо Эйлин. Полупрозрачная фигура двинулась, отдалилась, на миг появился Люциус, а потом они увидели изгнанницу рода Принц и Северуса Снейпа. Совсем мальчишка, конечно, но узнать можно. – А это выписка из реестра благородных фамилий. – Абраксас предпочел бы никогда не вспоминать, скольких унижений стоила ему эта дементорова бумажка, однако без нее Лорд бы не поверил.

Пальцы у Марволо не дрожали, когда он взял выписку. Мужчина внимательно изучал пергамент, печати магов, подтвердивших подлинность документа, отметил красивый почерк, даже излишне красивый, с завитушками. Маг просто не хотел читать, что там написано. Но, ни на миг не показывая своего волнения, Гонт пробежался взглядом по тексту. Да, его люди не ошиблись.

Северус Снейп, лорд Принц.

Волшебник сейчас мог закрыть глаза – и всё равно видел бы это имя, выведенное под веками огненными буквами.

– Прекрасно, вы узнали, кто это, – голос Гонта прозвучал равнодушно, и Пожиратели подобрались. Когда Лорд в ярости, шанс, что подвернувшийся под горячую руку маг выживет, есть. И больше пятидесяти процентов. Он даже пострадать может по минимуму. Возможно, на него просто наорут. Когда Лорд в ярости и показывает это, а если он сдерживает себя, говорит спокойно, будто они лениво обсуждали какие-то мелочи, что даже внимания не стоят, нужно бежать так далеко, как только можно. Здесь даже провокация не нужна: один взгляд – и только пепел останется. – Притащите его ко мне. Живым.

– Да, милорд, – отозвались подчиненные, покорно опуская головы. Сейчас они не думали, как будут искать лорда Принца. И что с ними будет, когда мужчины встретятся с этим магом. Им хотелось жить – и они готовы пообещать своему господину даже звезду с неба.

– Идите, – отпустил Пожирателей Марволо, и те поторопились исчезнуть.

Несколько секунд ничего не происходило, Волдеморт смотрел в стену, а его рука лежала на пергаменте. Наконец, маг опустил взгляд на выписку, провел пальцем по имени.

– Северус. Снейп. – Четко и раздельно произнес волшебник. – Северус, – повторил он –  и рокочущие нотки гнева прорвались на имени. Мужчина резко встал и грохнул кулаком по столу. Магия внутри него заклокотала, как кипящая вода. – Страж, – с ненавистью прохрипел Гонт, стукнув рукой стену, на последней появилась тонкая паутина трещин. – Нравлюсь, Северус? – с яростью спросил Марволо, будто парень мог ему ответить. – ЛЖЕЦ! – дом содрогнулся от силы, вложенной в произнесенное слово. – Играть со мной вздумал, страж богини? Зря…

 

***

Северус резко распахнул глаза и сел.

Показалось?

Он слышал какой-то странный звук. Болезненный, громкий, подобный тому, как лопается гитарная струна. Но никаких музыкальных инструментов в палате не было. И Снейп тут один. Ни доктора, ни медсестры.

Позавчера его перевели в другую палату. Парень быстро пошел на поправку, и сегодня сможет покинуть маггловскую больницу.

Змей снова устроился на кровати.

Врачи не смогли найти причину, отговорились усталостью парня, комой, звездами и еще чем-то, но так и не признали, что понятия не имеют, что с ним случилось. Ни отец, ни мать, ни сам Северус не собирались посвящать обычных людей в свои тайны, потому дружно делали вид, что верят. Кивали в нужных местах, поддакивали. Эйлин одаривала сына тревожным взглядом, поглаживала по плечу и ласково обещала объяснить, почему его отправили в маггловскую больницу.

– Дома, всё дома, – обещала она, и младший Снейп хотел поскорее покинуть это здание и расспросить, что случилось после. Как Тобиас?

Он изменился?

Парню принесли завтрак. Особого восторга еда не вызвала, но Северус постарался сделать вид, что вот-вот будет есть. Медсестра куда-то ушла, а через пару минут вошла Эйлин.

– Доброе утро, – вяло произнес Змей, перемешивая ложкой жуткую на вид кашу.

– И тебе, – бодро ответила женщина, приблизившись и чмокнув сына в щеку. – Как ты? Что-то случилось?

Зельевар кивнул на последний вопрос и отрешенно добавил:

– Он знает.

Миссис Снейп на секунду замерла, как кролик перед удавом, нервно сглотнула и, коснувшись пальцами плеча юноши, спросила:

– Кто знает? Кто и что знает, Северус?

Маг поднял на нее взгляд, вынырнув из своего отстраненного состояния.

– Ты о чем, мам?

– Сын, ты только что сказал «он знает». – Змей покачал головой. – Да, ты так сказал. Кто знает?

Зельевар уже хотел снова покачать головой и пожать плечами, когда его озарило – Гонт! Гонт узнал правду!

Северус вздохнул. Кошмар. В школу возвращаться нельзя, там его сразу поймают. Лорд с него шкуру сдерет. А остальные?! Страх взметнулся темной волной. Лили, Алекс, Бен, Блэки, Ремус и Питер! И тут же исчез без следа, словно кто-то шепнул парню на ухо: они в безопасности.

– Сын, – позвала Эйлин. – Ты уже понял?

– Понял что? – посмотрел на мать младший Снейп.

– Твой дар вернулся. Ты снова видящий.

Змей качнул головой. Он, что?! Нет, нет, не правда… О, Мерлин…

Конечно, о переходящем даре знают. Как и о многих его плюсах, только об обратной стороне мало кому известно. Да, о видящих, уже рожденных такими, говорят. О них много знают. Они странные. Очень странные. Словно пришли из другого мира. Они много видят, но интересно это только им. В общем, рожденные видящие мало чем могут помочь. Знания, которыми они делятся, события, которые им известны, для других не представляют интереса, даже бесполезны.

Те, к кому дар перешел, могут рассказать много любопытного, если смогут сохранить здравый рассудок. А таких очень мало, большая часть людей сходит с ума. Этот дар дорого стоит.

Ну, теперь понятно, что с ним происходит. Он не псих, просто видящий… А все видящие сумасшедшие. Одна польза, хоть не придется выдумывать причину, почему ему нельзя возвращаться в школу.

– Северус?

– М-м?

– Ты так и не сказал: кто и что знает?

– Марволо узнал правду.

– Это плохо?

Зельевар вздохнул, помолчал немного, но Эйлин не собиралась отступать, и ему пришлось рассказать то, что парень предпочел умолчать в первый раз. И кто такой Марволо Гонт на самом деле. И что ему известно о Волдеморте (кровавые расправы, показательные казны и прочие радости темных магов). И то, кто, по подозрению Северуса, причастен к гибели бабушки.

– Я его убью, – глухим голосом произнесла ведьма.

Змей открыл рот, но ничего не мог сказать. Да и что говорить? Оправдывать? Объяснять? Глаза матери горели огнем ненависти, сейчас она не станет его слушать.

– Чем вы тут занимаетесь? – Тобиас торопливо открыл дверь и заглянул в палату. – Машина ждет, давайте быстрее.

– Да, мы уже идем, – кивнула мужу Эйлин, быстро собрав вещи. – Пошли, Северус.

Автомобиль стоял почти у входа. Тобиас устроился возле водителя, мужчины увлечено что-то обсуждали. Мать и сын сели на заднее сидение, но, в отличие от водителя и мистера Снейпа, хранили молчание. Потом, когда рядом не будет лишних ушей, они поговорят. А пока нужно потерпеть.

Змей, краем уха прислушивался к разговорам мужчин, смотрел в окно. Он чувствовал себя то ли сонным, то ли огорченным, то ли уставшим. Глаза закрывались, душа не на месте и хотелось ото всех спрятаться. Зевнув и прикрыв рот рукой, зельевар с ленью отметил, что они почти приехали. Еще один поворот – и они дома.

Машина остановилась, Тобиас расплатился, Эйлин направилась к двери, а Северус, покинув автомобиль, замер. Он успел заметить какое-то движение. Нахмурившись, парень обернулся и окинул улицу внимательным взглядом. Точно, на противоположной стороне, наискосок от зельевара, остановился человек. Он стоял на таком расстоянии, когда отдельные детали трудно рассмотреть, отчего всё сглаживалось, и мужчина казался смутно знакомым.

Незнакомец, словно только и ждал, когда младший Снейп обратит на него внимание, снова помахал рукой, а затем… Северус недоверчиво качнул головой. Ему только что послали воздушный поцелуй?! Парень шагнул вперед…

– Сын!

Змей обернулся. Эйлин выглянула из дома.

– Иди в дом, ты еще не полностью восстановился.

– Ладно, – решил не спорить парень, но, прежде чем войти, посмотрел на то место, где стоял незнакомец. Пусто. Маг скользнул взглядом по улице, но не заметил ни одного человека. Быстрый какой. Подозрительно быстрый.

 

***

Роскошный белый ковер, который не каждый себе может позволить, насквозь пропитался кровью. Джон Вест поморщился, один из полицейских приподнял край, и они смогли увидеть пока еще влажные пятна.

На светлых обоях, кроме крошечных розочек, алели капли крови. И даже на мебели красовались красные брызги.

– Я ведь говорил, Вест, что рано засовывать это дело на полочку. – Адам Смит спокойно рассматривал тела, что больше походили на куски мяса, вырезанные из туши и небрежно брошенные. Он только что приехал, но навестить ближайшие кусты, чтобы оставить там содержание своего желудка, даже не думал.

– И когда только успели? – недовольно спросил Джон, переводя взгляд на представителя особого отдела. – У тебя крепкие нервы.

– Видел бы ты четвертую часть того, что видел я, – мрачно пробормотал Адам, приблизившись к телам и внимательно рассматривая. – А наш дружочек хорошенько порезвился. Наследил? – поинтересовался Смит у одного из парней, что едва ли не носом по полу водил.

– Есть немного.

– Мне копию отчета.

– Конечно.

Адам вернулся к Весту.

– Вот скажи мне, Джон, что он здесь забыл?

– А то ты не видишь, – указал подбородком в сторону тел полицейский.

– Нет, не то, Джон, не то. Чем этот городок его привлек? Это не первое место, где он убил.

– Но именно здесь он наследил.

– Работа над ошибками? – Адам покачал головой. – Плохо вышло. Тут он тоже наследил.

– Возможно, подготовка? – предположил Вест.

– Аперитив перед основным блюдом? Значит, оно здесь? В этом городке? Или в другом месте?

– Нужно опросить всех.

– Надеешься найти иголку в стоге сена?

– Предлагаешь сидеть и ждать, когда он еще кого-то убьет?!

– Нет, конечно. Предлагаю помочь, добавь к своим людям моих ребят. Дело пойдет быстрее.

Вест кивнул, и Смит сдержал улыбку. Забавный полицейский. Кстати, рядом ведь живет будущий сотрудник его отдела – Северус Снейп. Соседняя улица, кажется. Нужно навестить его родственников и поинтересоваться будет ли парень на зимних каникулах дома. Надо бы юноше сообщить радостную весть. И мягко объяснить, что отказ не принимается.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Добавить комментарий