Бездна

Авторка: Silver Raven

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», фильм Гарри Поттер (кроссовер)

Персонажи или пейринг: Северус Снейп/Том Марволо Риддл

Рейтинг: NC-17

Жанры: джен, слэш (яой), романтика, юмор, драма, фэнтези, AU, мифические существа

Предупреждения: смерть персонажа, OOC, Underage

Дисклеймер: герои книги/фильма мне не принадлежат

Статус: в процессе

Публикация на других ресурсах: Я царица и далее по тексту. А если надо, стучите, там разберемся.

Описание: Он хотел изменить все – и получил такой шанс. Теперь у него есть возможность исправить ошибки прошлого. Однако у всего своя цена и ему придется заплатить…

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.


Глава 24

Грей вошел первым. Осмотрелся и только тогда позволил войти Фенриру и Малфою. Молодой оборотень дождался отмашки вожака, после чего направился исследовать дом, пока Пожиратели осматривали коридор и кухню.

Абраксас неторопливо стащил перчатки и коснулся пальцами трещин на стене. Невероятная мощь! Остатки магии мужчина ощущал кожей. Ярость и желание уничтожить врага витало в воздухе едва заметным шлейфом, как запах почти выветрившихся духов. Долго в таком месте лучше не находиться, а то можно заработать себе стойкую головную боль или что-нибудь похуже. Но ощущение силы, бурлившей здесь подобно воде, что прорвала дамбу, вызывало в нем трепет. Это навеяло ему воспоминания, когда Малфой встретил Лорда. Сильные маги всегда привлекают внимание. Вызывают восторг или зависть, обожание или ненависть. Трудно быть равнодушным к человеку способному сделать намного больше, чем ты сам. Светловолосый маг ухмыльнулся, отступил назад и натянул перчатки.

Подростковый максимализм, святая убежденность в своей правоте, тайное общество, клятва, которую лучше никогда не нарушать. Пожиратель хмыкнул, интересная у него была юность. А ведь он уже потерял надежду. Изменения Лорда пугали. Их повелитель с каждым днем делался всё более устрашающим. А клятва держала Пожирателей рядом с ним. Абраксас чувствовал себя как зверь загнанный в ловушку. Мелкие твари его не волновали. Пусть бы бегали, искали его, это даже лестно. А вот чудовище, у которого он оказался под боком, было намного страшнее и, в отличие от всякой мелочи, имело к нему доступ в любое время суток. Когда вдруг что-то изменилось. Знать бы кто стал причиной этого. Или что.

– Сильный удар, – пробормотал Фенрир, покинув кухню и приблизившись к своему напарнику.

– Да, – согласился Малфой. – Страж весьма силен. – Отрешенно пробормотал он и потянулся к вискам.

– О, я думал, могущество лорда Принца только на меня угнетающе действует.

– На всех, – покачал головой волшебник.

Оборотень кивнул и задумчивым взглядом обвел коридор.

– Мне интересно, кого же он так приласкал, – протянул вожак стаи. – Настолько осторожный страж ради глупости не стал бы так следить.

– Босс! – Пожиратели повернулись к входной двери, через которую к ним вернулся Грей. – Посмотрите! – молодой оборотень был возбужден, он пританцовывал на месте, протянув вожаку кусок окровавленной материи.

Фенрир взял ткань, понюхал и недоверчиво уставился на тряпку в своих руках, словно у нее только что отросли руки и ноги, а еще она заговорила.

– Что-то не так? – насторожился Абраксас.

Лица у оборотней странные. Мрачные и потрясенные.

– Убийца объявился, – обронил одноглазый мужчина. – И напал на лорда Принца.

– И выжил, – добавил Грей.

Малфой покачал головой. Да быть такого не может! Страж вложил столько силы – и мерзавец жив?!

Фенрир сжал ткань в руках и посмотрел на своего помощника.

– Разделитесь на две группы. Одна выслеживает убийцу, вторая должна найти парня. Не нападать. Сообщить нам и дождаться подкрепления.

– Сделаем, – кивнул Грей и покинул дом.

– Ну, Малфой, идешь со мной?

В первую секунду Абраксас думал отказаться, во вторую тоже.

– Люблю быть в первом ряду, – со вздохом произнес маг, будто собираясь сделать шаг в пропасть. – Вид лучше.

– Звук громче, – добавил оборотень.

Пожиратели переглянулись, одарили другу друга кривыми улыбками и аппарировали.

 

***

Лорд поймал себя на том, что смотрит в окно, вместо чтения писем, планирования важных встреч и чего-нибудь еще. Его пальцы барабанили по столу, зубы мужчина периодически стискивал так, что ныла челюсть и болели виски. Он не мог сидеть на месте, маг жаждал пронестись черным вихрем по всей Британии и найти стража самому. Гонт нашел бы, только… ярость еще потрескивает внутри, нормального разговора не выйдет. Даже не нормального. Марволо просто попробует убить Северуса.

С одной стороны именно этого мужчина и хотел, с другой – выпороть бы паршивца. Ремнем или просто рукой отшлепать. Столько времени за нос водил. И смотрел на него таким чистым и невинным взглядом, что сомнения не возникало.

Первый вариант – убить лжеца – пока что преобладал, ярость и гнев не утихли, хотя второй оказался весьма соблазнительным и пробуждал другие чувства, так что этот гремучий коктейль не позволял темному магу расслабиться. Мышцы напрягались, у Гонта сводила зубы от желания сделать что-то. То ли разнести еще пару комнат, то ли наплевать на свой приказ и поискать Снейпа самому, то ли оторвать кому-нибудь голову. А вот, кажется, и жертвы явились.

Защитные чары подали сигнал, что к нему гости. Марволо поднялся на ноги, подошел к окну и поморщился. Нет, своих он трогать не будет, лучше еще несколько комнат разрушить.

Когда Пожиратели вошли в его кабинет, мужчина сидел на своем месте и делал вид, что внимательно изучает письмо. Подняв взгляд на Малфоя и Фенрира, Гонт хмыкнул и произнес:

– И чем вы меня обрадуете на этот раз? – учитывая, что лица у мужчин были такие, будто они явились на собственные похороны, хороших новостей темный маг не ждал.

И не зря.

Оборотень выступил вперед.

– Убийца вернулся. – Лорд, до этого лениво рассматривающий светловолосого мага, перевел взгляд на одноглазого и нахмурился. – Напал на лорда Принца – и остался жив.

– На кого он напал? – тихо переспросил Волдеморт.

– Лорд Принц жив, – поторопился сказать вожак оборотней. – Я приказал своим парням разделиться на две группы. Одна будут искать убийцу, а вторая – парня. Атаковать не будут, подадут сигнал и дождутся нас.

Гонт кивнул, одобряя решение, и добавил:

– Я иду с вами.

– Милорд…

– Это не обсуждается.

 

***

– Я с тобой больше спорить не буду, – мрачно процедил Джон Вест, шаря руками по карманам. Где-то должна быть пачка сигарет. Конечно, он каждый год обещал себе бросить это паршивое дело, и даже смог продвинуться в этом начинании. Теперь мужчина курил намного меньше. Раз в несколько дней. Но сейчас ему хотелось скурить всю пачку, а затем купить еще одну и с ней поступить точно так же.

– И не надо, – устало буркнул Адам, открывая окно и жестом предлагая Весту подойти ближе, а то местный цербер, то есть дежурный врач не посмотрит, что они сюда явились защищать пациента, а вышвырнет их из окна третьего этажа.

– Шустрый гад, – произнес полицейский, жадно втягивая дым и выдыхая его в распахнутое окно.

– Не то слово, – покачал головой Смит. Никто не ожидал, что убийца полезет за своей жертвой в больницу, где полно полицейских. – Даже суток не прошло, – сотрудник особо отдела покосился на свои наручные часы, те показывали четыре утра.

– Псих, – выдохнул Вест. – Вот что ему от парня надо?

– Любви и ласки.

– Издеваешься?

– Да он же ненормальный, Джон. Может парень на него не так посмотрел…

– Ну да, нагло провоцировал своим видом, прямо таки соблазнял, чтобы его убили. – Вест затянулся в последний раз и щелчком пальцев отправил окурок за окно. Адам раздраженно покосился на мужчину, хмыкнул и закрыл окно. – Что делать будем?

– Нужно забрать их из больницы. – Сотрудник особо отдела помолчал немного. – И разделить.

– Думаешь, его бешеная мамаша позволит нам забрать от нее сыночка? Да она нам головы оторвет!

– Ну, если бы не эта, как ты выразился, бешеная мамаша, то у нас бы сейчас не было бы важного свидетеля и на одну жертву стало больше. А если тебя так смущает разговор с ней, то я поговорю.

– Ну-ну, – насмешливо протянул Джон, – она тебе глаза выцарапает еще до того, как ты рот откроешь, Смит.

– И не мечтай, Вест. Мое лицо останется нетронутым.

– Конечно, – покивал полицейский, – она ведь будет бить ниже.

– Это уже мои проблемы, как мы с ней будем разговаривать, куда она будет меня бить, и будет ли. – Адам провел рукой по стеклу и позволил себе короткую улыбку, когда увидел подъехавшие машины. – А вот и мои парни. Джон, иди к врачу, а я пока поговорю с миссис Снейп.

Вест что-то буркнул себе под нос, но послушно направился к церберу, договариваться о выписке Северуса Снейпа. Мужчина с почти незапоминающейся внешностью проводил его взглядом, широко улыбнулся своему едва видимому отражению в окне и направился разговаривать с ведьмой, которая умудрилась поднять на ноги всю больницу и не позволила убийце приблизиться к ее сыну.

Он не сомневался, что у него получится уговорить миссис Снейп на сотрудничество.

 

***

В голове царит гулкая пустота. Звуки отражаются в ней пугающим многоголосием, искажаются, превращаются в крик и шепот. Он бы хотел заплакать, но не мог. Не перед полицейскими, которые везут его дементор знает куда. Они молчат, даже с матерью поговорить нормально не дали. Привезли на похороны под конвоем и увезли. Северус с Эйлин только несколькими словами успел перекинуться, после того как всё закончилось и они направились к выходу из кладбища.

Им позволили короткое объятие, а затем быстро развели по разным машинам. Почему-то Снейп был уверен, что не ухвати его за плечо один из полицейских, мать бы уже переместилась с ним на край света.

Рана заболела. Северус поморщился, но не стал просить обезболивающее. Ему давали какую-то гадость, что замедляет реакцию, а еще делала его сонным и вялым. Даже можно сказать отупевшим. Это состояние зельевару не понравилось. К тому же, боль доказывала, что он жив, а происходящее не кошмар. Хотя он бы предпочел последнее. Тогда можно было бы проснуться и с облегчением понять, что все случившееся только плохой сон.

Машина ехала долго и по ощущениям Снейпа они давно должны были вернуться в то место, где парню пришлось переночевать. Или он просто выпадал из реальности, не желая думать, что отца больше нет?

Северус скользит взглядом по домам, мимо которых они проезжают. Куда его везут?

Хотят поймать ублюдка на живца? Умно… и глупо. Трое полицейских и один маг, утративший силу, не справляться с существом, на которое волшебство почти не действует. Одна надежда на то, что убийца полезет к ним сегодня или завтра, не дожидаясь пока его раны затянутся.

Зельевар откинул голову назад, мрачно хмыкнул, вспомнив лицо матери.

Эйлин злилась, хотя старалась этого не показывать. Другие видели только ее печаль, боль и то, как женщина судорожно сжимает руку сына. А Северус, кроме этого, чувствовал злость матери. Что ей сказали? Как заставили?

Машина остановилась. Снейп открыл глаза и мрачным взглядом окинул место, куда его привезли. Итак, сменили место действия. Дом обычный, как и другие на этой улице. Тихий район, ни одного прохожего и полицейские не торопятся покидать машину.

Можно подождать.

Но только Северус настроился на долгое ожидание, из дома вышел мужчина, поспешно подбежал к автомобилю и постучал по стеклу. Полицейский, сидящий рядом с водителем, вышел, мужчины перебросились несколькими словами – и Снейпу открыли дверцу. Зельевар невозмутимо покинул машину, словно так и должно быть, без малейшего колебания направился к дому, наслаждаясь тем, как двум полицейским пришлось торопливо его догонять. Хоть так гадость сделал.

Переступив порог, зельевар сдержал желание нахмуриться. Здесь никто не жил долгое время. Да, стерли пыль, подмели, навели внешний лоск, даже какие-то безделушки выставили на полках, желая создать иллюзию того, что здесь кто-то обитает. Не удалось. Этот дом был пустым, как и соседние, как и тот, что напротив. Все здания на этой улице – обманки. В них никто не жил, но они не обветшали. Кто-то ухаживал за ними. Зачем?

Северус поймал внимательный взгляд остановившегося рядом с ним полицейского, расстегнул пальто, снял его и перекинул через руку. Кажется, в кармане что-то есть.

– Идем, парень, тебе нужно отдохнуть.

Зельевар послушно последовал за мужчиной наверх. Отдых, конечно, нужен, только он сомневался, что у него получиться. Мысли, отодвинутые на край сознания, потихоньку возвращались назад, оттесняя настороженность и беспокойство по поводу странной улицы. И стоило только Змею остаться одному, как они заполнили собой всё.

Воспоминания походили на разбитый витраж, чьи осколки постепенно утрачивают краски, блекнут. Большая часть. Некоторые всё еще яркие. И Северус может вспомнить восковое лицо, холодную кожу, слова священника, падение комков земли в яму, острую боль от крепкой хватки матери. Они ранят не менее болезненно, чем полностью собранный и целый витраж, только разум не желает с этим мириться. Крошит осколки на еще меньшие части, отбрасывает так далеко, как только можно. Хватается за любой шанс отвлечься. Потому что сейчас эти воспоминания слишком острые.

Снейп трясет головой. Глубоко дышит, сосредотачивается на этом, выталкивая все мысли. Очистить сознание. Даже без магии у него получается. На миг его голова кажется пустой. Ни одной мысли. А затем его взгляд падает на пальто.

Зельевар ведет рукой по ткани, будто не уверенный, что хочет знать, какая вещь лежит в кармане. Но спустя секунду рассматривает нож. Серебряный. Заметила, значит. Когда только успела? Северус покрутил нож в руках. И ведь наверняка на нем следящее заклинание. Ну, теперь понятно, почему она так легко отступила. Истинная слизеринка.

Стук в дверь отвлек парня от мыслей, он торопливо спрятал нож и пошел впускать гостя. Полицейский протянул ему поднос с едой.

– Приятно аппетита. – Сказал мужчина, передавая свою ношу.

Снейп только кивнул. Есть не хотелось. Не было желания, оно все еще оставалось оглушенным утратой. Но силы нужны. Разумом он это понимает, потому берет ложку. Вкуса нет. Будто глотает пепел. Волна дурноты подкатывает к горлу от этой мысли – и Змей отбрасывает ложку. Не сейчас, нужно немного подождать. Осознать. Мертвых не вернуть.

 

***

Его трясло. Но не от холода, а в предвкушении. Этот парень оказался даже лучше, чем он ожидал. Какая сила, какая ярость. Мужчина захихикал.

Сегодня всё закончится, даже жаль немного.

Он не нуждался в чужых подсказах или указания, потому письмо сжег сразу же, даже не читая. Не интересно. Больше откладывать некуда, если этот парень будет жить, то рано или поздно придет за ним. Так что сегодня они решат, кто останется в живых.

Убийца чувствовал его, теперь, после встречи лицом к лицу, ему не нужно было метаться в поисках. Нить, протянутая между ними, ведет мужчину.

Убийцу не волновал холод, не волновали незажившее раны, не волновала охрана, приставленная к его цели. Сегодня один из них умрет.

Ты больше не сможешь приходить ко мне во сне, парень со сладкой кровью…

 

***

Эйлин посмотрела на Смита. Мужчина не выпускал ее из поля зрения. Только проблема была не в нем, а еще в пятерке человек, которые сторожили женщину. Умные сволочи. Стали так, чтобы она не могла видеть их всех. Были бы здесь зелья, ведьма бы справилась с ними в считанные секунды. Однако зелий нет. Есть только палочка и люди, которые знают, что она может колдовать. Шесть человек. А сколько их на самом деле? Сколько тех, кто никак не связаны с Магическим Миром, но знают о нем? И как волшебники только подобное допустили?

Ведьма старательно делает вид, что она опечалена. Да, горе плещется внутри, но сейчас ее больше беспокоит сын, который находится дементор знает где. Она чувствует свое заклинание, но ей нужна хотя бы минута свободного времени. Нет, женщина не будет пробиваться силой. Магичка может и победила бы шестерых охранников, однако те стояли слишком близко к ней. Двух или трех Эйлин обезвредит, а остальные успеют до нее добраться. Но бой ей не нужен. Главное успеть аппарировать. Для этого хватит и несколько секунд.

И стоит магглам отвлечься, как она перемещается. До цели волшебница не добирается, ей помешал щит, женщина недовольно шипит, окутывает себя сетью заклинаний и бросается на поиски прорехи в чарах, помешавших ей.

Так им помогают маги?!

 

***

Северус не спал, хотя лежал с закрытыми глазами. Его охранники обманывались таким видом, потому не приставали с разговорами и наставлениями. Снейп не отказался бы поспать, но сон не шел. И он сосредоточено копался в воспоминаниях. Где-то они уже встречались. Змей перебирал воспоминания, будто бусины, нанизанные на нить. Не то, не то, непохож, не то.

Нашел.

Зельевар распахнул глаза и сел в кровати. Виделись. Он вспомнил этого мужчину. Летний вечер, Северус провожал Банни к ее дому, когда к ним подошел незнакомец и спросил дорогу. Чужак. Слишком быстрый. Мужчина не понравился Матильде.

Только зачем столько ждать? Он ведь мог навестить его той ночью… Или в любую другую. Не захотел? Не мог? Запретили?

Внизу раздался шум. Что-то упало, кто-то закричал, хлопок.

Началось. Северус встал без малейшего сомнения, достал нож и подхватил пальто. Надо же хоть на секунду отвлечь маньяка.

Убийца отсюда живым не выйдет.

Последнему полицейскому повезло, чудовище в обличии человека не успело к нему подойти, а то бы он уже не дышал. Что-то черное и мягкое обрушилось на голову маньяка и тот на секунду замер, оглушенный запахами, а затем сдернул и оскалился, поднимая голову вверх, но на ступеньках уже никого не было.

Лезвие серебряного ножа глубоко вошло в ладонь недооборотня. Человек, хоть и уступал ему в скорости, смог преподнести сюрприз и отреагировал мужчина в последнюю секунду, блокировав удар, направленный в шею. На мгновение они застывают, а затем убийца отшатывается. Удар кулаком уходит в молоко.

Северус отступает на шаг, крепко сжимая нож, и быстрым взглядом окидывает противника. Нездоров, нанесенная рана кровоточит. Замедленная регенерация? Или это из-за серебра?

Атака убийцы более удачна. Тот подскакивает быстро, перехватывает руку с ножом и, не обращая никакого внимания на удар под ребра, выдергивает серебряное изделие из крепко сжатых пальцев и отбрасывает в сторону. Снейп наступает на ногу противника, дергает того на себя и бьет коленом в живот.

Мужчина рычит. Дергает головой и толкает парня. Зельевар торопливо отступает, чтобы не упасть, когда маньяк снова бросается к нему. Удар под диафрагму вышибает воздух из легких и отбрасывает слизеринца назад. Силы у противника много, хорошо хоть маггловский нож полицейские умудрились выбить из рук убийцы, а не то б в Северусе появилась дыра. Парень ощущает удар спиной. Стену дома делали не из картона, а из качественного материала, с которым Снейп соприкасается еще и головой.

Боль оглушает на секунду, ослепляет, но зельевар дернулся в сторону, понимая, что оставаться на одном месте опасно для жизни. Однако это мало помогает.

Его вздергивают на ноги – и снова бьют. Что-то треснуло. Падение вызвало болезненный отклик в груди. Обжигающий, острый. Перехватило дыхание. Перед глазами всё поплыло.

– Ты младше, чем в моих снах, – шепчет убийца, склоняясь над слизеринцем и ведя тыльной стороной ладони по его щеке.

Северус смаргивает, зло смотрит на противника и тот наклоняется еще ниже, не обращая никакого внимания на руки парня. Снейп хватает оппонента за одежду и дергает на себя, недооборотень не успел правильно среагировать. Зельевар этим пользуется, перекатывается так, чтобы маньяк оказался под ним, не реагирует на обжигающую боль в груди и со всей силы бьет кулаком в нос.

Под рукой треснуло, убийца взвыл, а Змей поторопился откатиться в сторону и стать на ноги. Где нож? Что-то сверкнуло возле противоположной стены, и Северус метнулся туда. Оружие он успел подхватить, а вот обернуться… Грохнул выстрел.

Полицейский выронил пистолет, убийца снова зарычал, взбешенный тем, что ему мешают, а Снейп быстро развернулся и ударил. Лезвие прошло по щеке. Глубоко проникло, парню показалось, что он даже по кости чиркнул. Противник завыл, а когда затих, безумный взгляд остановился на парне.

Они покатились по полу. А когда остановились, то слизеринца сжали и стукнули так, что он ощутил треск костей и привкус крови во рту. Парень только крепче сжал пальцы с ножом. Ублюдок рычал ему в лицо, вцепившись руками в горло. Северус смог подавить желание попытаться разжать чужие пальцы и всадил мерзавцу серебряный нож в шею. Того, как хватка ослабла, он уже не ощутил. Как и не слышал шума, созданного подоспевшими на помощь людьми.

 

***

Больница напоминала муравейник. Люди сновали туда-сюда, переговаривались. Одни торопились, не замечая ничего на своем пути, другие неспешно шествовали, третьи и вовсе замерли немыми изваяниями.

Лорд и его сопровождающие быстро шагали в направлении указанной палаты, скрытые чарами от остальных посетителей и особо не следили за тем мешают ли они кому-нибудь.

Впереди говорили на повышенных тонах.

– …не имели права вмешиваться!

– Из-за вашей затеи мой сын пострадал! – произнесла Эйлин, рядом с которой стояло двое мужчин. И находились они рядом не для того, чтобы успокоить женщину, а дабы скрутить ее, если она попробует еще раз сбежать.

– Подобное невозможно без жертв, – спокойно говорит мужчина.

– А о том, чтобы свести их к минимуму, вы не подумали?

– У нас не было времени!

– У вас были возможности!

Из палаты вышел врач, окинул усталым взглядом спорщиков, те сразу же умолкли.

– Миссис Снейп, мне жаль, мы не смогли спасти Вашего сына…

 

***

Лили вздохнула. Столько бумаг. И все надо пересмотреть, рассортировать, а завтра еще и встреча с аврорами, где она должна будет объяснить взрослым мужчинам, как вести себя в маггловском мире. Девушка снова вздохнула, подняла руки к лицу и уставилась на браслет. Показалось или нет? Украшение на секунду сделалось холодным. Коснувшись пальцами черной поверхности, Эванс поддела край браслета и потянула вверх. Целый. Теплый. Не снимается.

Волшебница вернула свое внимание к бумагам. Хотя бы часть сегодня посмотреть.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Добавить комментарий