Бездна

Авторка: Silver Raven

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», фильм Гарри Поттер (кроссовер)

Персонажи или пейринг: Северус Снейп/Том Марволо Риддл

Рейтинг: NC-17

Жанры: джен, слэш (яой), романтика, юмор, драма, фэнтези, AU, мифические существа

Предупреждения: смерть персонажа, OOC, Underage

Дисклеймер: герои книги/фильма мне не принадлежат

Статус: в процессе

Публикация на других ресурсах: Я царица и далее по тексту. А если надо, стучите, там разберемся.

Описание: Он хотел изменить все – и получил такой шанс. Теперь у него есть возможность исправить ошибки прошлого. Однако у всего своя цена и ему придется заплатить…

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.

Глава 3

«Могло быть и хуже», – констатировал маг, рассматривая себя в зеркале. У него было несколько синяков и пара царапин, а вот его противники, чистокровные, чтоб всех их дементор поцеловал, волшебники так легко не отделались.

Теплого приема Северус на факультете Слизерин не ожидал. В прошлый раз, помнится, все окончилось намного хуже. Он пару дней провалялся в Больничном крыле. Снейп ухмыльнулся своему отражению – теперь чистокровные слизеринцы будут к нему присматриваться. Неприятно, но с этим уже ничего не поделать.

Маг вернулся в спальню и, убедившись, что его заклинания действуют, лег спать.

Утром он стал раньше своих однокурсников, оделся и, захватив нужные книги, покинул комнату и гостиную. У него был целый час до завтрака, и маг решил использовать его на полную. Благодаря своей памяти он добрался до Выручай-комнаты дальним путем, но Снейп шел по коридорам, где не висело ни одного портрета, а картины являлись большой редкостью. Хогвартс огромный замок, но почему-то ученики совершенно об этом забывают, оказываясь внутри школы. А ведь они не видели даже шестой части всех помещений! Как же был удивлен профессор Северус Снейп, когда понял, что он не так уж и хорошо знает Хогвартс, как ему казалось в бытность свою учеником. Многие ночи, когда его мучила бессонница или посещали кошмары, маг посвятил изучению школы. И теперь эти знания ему очень пригодились.

Выручай-комната распахнула для него двери и зельевар вступил в дуэльный зал.

«Это намек? – спросил у себя маг, рассматривая знакомое помещение. Метку он получил в точно таком зале. Снейп заскрипел зубами, сдерживая ругательства. – Нет, я не сделаю больше такой глупости».

Он сосредоточился на заклинании. Четко исполнил движение и произнес нужные слова. Сначала ничего не произошло, а потом перед глазами пробежали тысячи маленьких белых спиралей, но мир не изменился. А вот комната приняла свое истинное обличие.

– Отлично, – довольно произнес маг, прижавшись к стене, рассматривая огромное помещение заполненное предметами самых разных величин и назначений. Ноги у него ослабли, тело противилось любому движению. Северус даже не догадывался, что в детстве был настолько силен. Он был уверен, что заклинание не сработает – оно требует немало сил, а оказалось, что ему удалось проверить слова Тобиаса с первого раза. – Доверяй, но проверяй, – пробурчал Снейп, усевшись возле стены: ноги его не держали. Вздохнув, он прижался к холодной стене, что немного привела его мысли в порядок. – Поспать не выйдет. – Произнес он вслух. – Прогулять тоже нельзя. – Маг глубоко вздохнул и с трудом поднялся. – Значит, нужно поесть, чтобы восстановить силы.

На завтрак он пришел один из первых. Слизеринцев еще не было. Большая часть гриффиндорцев тоже любила поспать, а вот студенты Равенкло и Хаффлплафф ранние пташки. Правда, Северус их немного опередил и удобно устроился на своем месте.

 

***

 

Директор Дамблдор и его заместительница Макгонагалл расспрашивали Сортировочную шляпу о студентах, что поступили на тот или иной факультет. Слизеринцы были самими последними, потому Альбус и Минерва решили немного передохнуть и попить чаю.

– Лимонную дольку? – в глазах старого мага сверкнули едва заметные искорки смеха.

– Нет, благодарю, – ответила анимаг, отпивая несладкий чай из дорогой фарфоровой чашки, расписанной синими цветами. – Вы же знаете, директор, – буква «р» у женщины выходила раскатистой, отчего казалось, что она рычит, хотя животное, в которое превращается профессор трансфигурации, и принадлежит к отряду хищных, но подобным талантом не обладает. Проще говоря, она превращалась в обычную кошку. – Я не люблю сладкое.

Старик грустно покивал и, допив свой чай, отставил чашку в сторону.

– Пора поговорить о слизеринцах, – произнес директор. Он не обратил внимания на хмурое лицо Минервы. Шляпа коротко описала характеры чистокровных. – Отлично, – кивнул Дамблдор, услышав о характерах двух нечистокровных волшебниках. – А что ты скажешь о мистере Снейпе?

Шляпа несколько секунд не отвечала – и профессор Макгонагалл вопросительно посмотрела на Альбуса. Тот внимательно смотрел на артефакт.

– Необычный мальчик. – Сообщила шляпа. – Он обладает храбростью, которой восхищался бы сам Годрик Гриффиндор. Мудростью, с которой считалась бы Ровена Равенкло. Трудолюбием, которое поразило бы Хельгу Хаффлпафф.

– Почему же ты отправила его в Слизерин? – удивилась Минерва. Она не любит слизеринцев.

– Чтобы огранить алмаз нужно немало сил и времени. – Произнесла шляпа, и маги удивленно переглянулись. – Он станет бриллиантом. – Тихо пробормотал артефакт.

– Что? – спросил Альбус.

– Потому что все эти качества погибли бы, отправь я его в любой другой факультет. – Проворчала шляпа. – Он хороший мальчик, а Слизерин сделает его еще лучше.

– Ничего подобного! – возмутилась профессор трансфигурации. – Мистер Снейп станет одним из этих маленьких ужасных снобов! Он… он.. испортится!

– Минерва, – удивился директор, растерянно смотря на женщину. Та громко фыркнула, будто рассерженная кошка, и быстро покинула кабинет. – Значит, – Альбус посмотрел на шляпу, – мистер Снейп не сломается?

– Ты так говоришь, словно мальчик игрушка, – Сортировочная шляпа пошевелилась. – Нет, не сломается. И мистер Куин с мистером Сноу тоже крепкие орешки.

Дамблдор облегчено вздохнул. Он практически ничего не мог сделать для магглорожденных и полукровок, что попадали на факультет Слизерина. Члены Совета Попечителей не жалели сил и денег, чтобы максимально оградить факультет серебристо-зеленых от влияния директора. Единственное, что мог сделать Альбус, это перевести студента на другой факультет, но только если тот придет к нему и попросит об этом сам. Только так. Дамблдор не мог подойти и начать разговор о переводе на другой факультет с магглорожденным или полукровкой. Он может только намекать о такой возможности. Увы, за последние годы ни один студент Слизерина, из числа нечистокровных, не обратил на них внимание. А также они начисто проигнорировали «Историю Хогвартса».

Директор печально покачал головой. С одной стороны Министерство, с которым Альбус ведет войну за каждый предмет в школе. Будь воля Министра и его «советников» половину предметов убрали, как ненужные. Ведь часть финансирования идет от них. С другой стороны – Совет Попечителей. Финансирование с их стороны намного больше, но и требований немало. Запас денег у школы есть, но они пополняются медленно. А магглорожденных и полукровок (тех из них, которые не имеют сейфов или богатых родственников) надо учить, а то проблем будет в тысячу раз больше. Однако о бедах, что наделают необученные маги, Магический мир начисто забывает, как только речь заходит о деньгах.

Альбус Дамблдор немного предвзято относился к слизеринцам, но у него на то много причин. К нечистокровным студентам, попавшим на серебристо-зеленый факультет, директор намного добрее. И его огорчает, когда он не может им помочь. Потому старика обрадовала информация о трех нечистокровных студентах Слизерина, которые не сломаются под давлением своих однокурсников.

 

***

 

Травля магглорожденных и полукровок на факультете Слизерина была обычным делом. Профессор зельеварения и декан серебристо-зеленых на это закрывал глаза. Хотя он редко обращал внимание на студентов, которые представляли собой серую массу (в представлении Горация Слизнорта, конечно). На каком курсе находились нечистокровные маги, тот и занимался травлей. Какое-то из неписанных правил факультета. Впервые Северус был рад, что оно существует. Потому что он не мог сильно отличаться от своих однокурсников, дабы не вызывать подозрения. Заклинания на его вещах не могли взломать первокурсники, но вот кто-то из старших студентов вполне мог их снять. Радовало то, что они этого делать не станут, пока он сам к ним не полезет.

С первых же дней Снейп решил взять под свою опеку двух магглорожденных: Алекса Куина и Бена Сноу. Это в нем взыграла давняя привычка декана Слизерина – защищать нечистокровных. Но для этого была еще одна причина. С матерью было проще. Рядом с ней он чувствовал себя ребенком. Однако в школе все оказалось не так просто. Здесь для всех станет видно, что он необычный. Даже сверх меры необычный. И ему нужны те, кто сможет помочь казаться обычным одиннадцатилетним мальчиком. Чистокровные не подходили. Во-первых, потому что магглорожденных они терпеть не могли (на факультете Слизерин особенно). Во-вторых, они всегда рады использовать другого. Поправлять своих однокурсников в том, что он не грязнокровка, а полукровка – Северус не собирался. Последних чистокровные не любили намного больше магглорожденных. К тому же, как оказалось, с Куином и Сноу было намного проще найти общий язык, чем с остальными.

Проблем с гриффиндорцами у него не было. В смысле, Джеймс Поттер и его друзья не выбрали Снейпа своей целью и не возвели в ранг жертвы. Приятелями они, конечно, тоже не были, но Северусу все нравилось. Хотя бы потому, что Поттер и компания не мешала ему общаться с Лили. Она, не смотря на многие события, была и остается его первым другом. К тому же, уверенный, что попадет в Хогвартс, маг не очень хорошо учился в маггловской школе, потому сейчас он нуждался в помощи Эванс.

Вообще-то это было странно. Снейп считал себя знающим мир обычных людей, но, как оказалось, это не так. В детстве он настолько был очарован Хогвартсом, что мало обращал внимание на вещи, которые не относились к магической школе. Маг с ранних лет привык писать пером, но сейчас используя ручку и карандаш, он признавался себе, что это намного удобнее. И это касалось целого множества мелочей! Кажется, теперь Северус начал понимать, отчего же Артур Уизли приходил в такой восторг от магглов. Нет, маг не сходил с ума, он старался узнать как можно больше о мире обычных людей. Теперь Снейп понимал многое, что раньше ему казалось редкой глупостью.

Два месяца прошло быстро. Маг успел отправить несколько весточек Лорду и занимался своим обучением. С магическими предметами все было просто – один раз уже ведь учился. С маггловскими было трудновато. Что-то он понимал сразу, а что-то вызывало у него кучу вопросов, ответы на которые приходилось искать самому. А кто ему мог помочь? Преподавательский состав? Они весьма смутно представляли себе жизнь обычных людей. Впрочем, как и чистокровные. Хотя иногда Северусу хотелось сделать гадость и специально задать несколько вопросов по маггловским предметам, чтобы ввести в ступор всех, кто бы находился поблизости. Но ему хватало и сладких мыслей о недоумевающих/шокированных/испуганных лицах. С магглорожденными тоже была проблема. Они активно изучали магический мир. Хотя поначалу этого не хотели, но Снейп не мог позволить им бездельничать. Ему нужно прикрытие. И магглорожденные, которые хоть немного разбирались в магическом мире, его обеспечивали. Теперь зельевар не сильно выделялся. Он был одним из, а не единственным. К тому же, они не изучали дальше маггловские науки, и спрашивать их бессмысленно. Впрочем, это не отменяло того, что они обладали полезными знаниями, которых у Снейпа либо не было (например, детали, которые маг проигнорировал в обычной школе), либо не помнил (учитывая количество времени прошедшего лично для него).

Северус старался быть обычным, насколько это вообще было возможно в такой ситуации. И дело было не только в других учениках школы, но и в преподавателях. Он-то прекрасно знал, какими наблюдательными могут быть профессора, преподающие тот или иной предмет. И насколько внимательный директор школы. Можно, конечно, было прийти и рассказать все. Но… Вот здесь «но» таило в себе много проблем. Он не хотел попасть в Отдел Тайн. Ни как сотрудник, ни как «материал». А даже если Дамблдор промолчит о нем, то это не означает, что у него будет мирная жизнь. Альбус, не смотря на всю свою доброту, шанса использовать его не упустит. Снейпу ли не знать…

Маг захлопнул книгу, и устало вздохнул. У него уже начала болеть голова от обилия информации. Магические и маггловские  предметы перемешались и превратились в кашу. Откинувшись на спинку кресла, он прикрыл глаза и постарался расслабиться.

– Северус, ты как? – у Бена тихий голос. Мальчик редко громко говорил.

– Голова болит, – распахнув глаза и, посмотрев на него, произнес Северус.

– Тебе нужно больше отдыхать. – Улыбнулся смуглый Сноу. Он яркий. И улыбчивый. И с ним легко. – Ты много занимаешься.

– Точно, – фыркает Снейп. – Где Алекс?

– В спальне, – помахав карандашом, отвечает слизеринец. – Мечтает занять место ловца в команде.

Северус покачал головой:

– В следующем году сможет попробовать, а пока рано об этом думать.

– Ага, – фыркает юный маг, ероша свои волосы каштанового цвета, – но это не мешает ему мечтать. Представляешь, он хочет стать самым молодым ловцом в истории Хогвартса!

Снейп улыбнулся на слова Бена, зная, что Алекс Куин не сможет исполнить свою мечту. Улыбка вышла немного натянутой, но Сноу немного отвлекся, потому и не обратил на это никакого внимания.  Северус сложил свои книги и тетради. На сегодня хватит.

«Завтра нужно сделать выходной, – устало подумал маг. Мысли в голове едва шевелились. – Нужно хорошо отдохнуть. Завтра суббота и мальчики хотели мне что-то показать».

 

***

 

Волдеморт не любил сюрпризов. Совсем. Исключая те случаи, когда сюрпризы были делом его рук. Анонимные письма он тоже не любил. А особенно те, автора которых могущественный темный маг не мог обнаружить. Что было странным, учитывая его познания и умения. Так что Темный Лорд был зол, поняв, что найти хитреца не получится. Возможно, капельку разочарован. И немного напуган, что тоже было странным. Волдеморт считал, что давно избавился от такого чувства, как страх, но эти чертовы письма, возникшие из ниоткуда, показали ему, как он неправ. Магу они сразу не понравились.

Первое письмо появилось на его рабочем столе. Там было полно бумаг, но оно лежало немного в стороне от основной кучи, и оставить его мог кто-то из Пожирателей, что приходили к нему. Однако после прочтения письма и некоторых чар, ему пришлось отмести эту идею. Никто из его людей не знал о нем сверх того, о чем он сам рассказал! А неизвестный человек знал. Письмо маг сжег, как только дочитал до конца. А через пару дней очень об этом пожалел.

Несколько его операций окончились провалом. И аноним предупреждал Волдеморта об этом.

Второе письмо он нашел на подоконнике. Маг сразу понял, что это от него. Этого хитрого мерзавца, который кое-что о нем знает. Четкий, аккуратный почерк был беспощадным. Он говорил Темному Лорду, что аноним знает не «кое-что», а почти половину его тайн.  Второе письмо Волдеморт разорвал на кусочки и только потом сжег. А все из-за того, что неизвестный знает его настоящее имя.

Третье оказалось подобным удару под дых. Маг был готов рвать на себе волосы от ярости и осознания, что аноним знает о нем слишком много! А он не мог его найти. Никак. Абсолютно. Кто бы ни был автором этих строк, он умен, хитер и достаточно силен, дабы тягаться с самим Темным Лордом. Это письмо маг не сжег. А информацию проверил. Тщательно.

Отбросив книгу, Волдеморт, которого аноним безжалостно в уже двух письмах назвал Томом Марволо Риддлом, сжал переносицу двумя пальцами и думал над тем, что, когда найдет автора записок, скажет ему спасибо, а потом убьет.

 

***

 

Ему немного лет. Возможно, четырнадцать, а может и больше. Или меньше. Он бился в руках людей одетых в черные мантии. Их лица скрывали маски. Подросток бы кричал, но сорвал голос полчаса назад.

Маг сжал кулаки, стараясь сдержаться. Его взгляд метнулся к часам.

Полночь.

Он обмяк. В один миг превратившись из живого существа в пока еще теплый труп.

Они разочаровано стонут, а маг невозмутимо покидает помещение.

Какая удобная вещь яд…

Северус просто распахнул глаза, а не вскочил с постели, как нередко бывало раньше. Он всего лишь учащено дышал и немного вспотел. Сев в кровати, брюнет вздохнул и, прищурившись, осмотрелся: остальные спали. Немного подумав, маг переоделся и решил прогуляться.

Ночной Хогвартс всегда манил Снейпа. В школьные годы эти стены нередко ставали для него спасением. И не только от отца – они прятали его от Джеймса Поттера и его друзей и многих других врагов, которых Северус наживал очень легко. Он не обладал ни красотой, ни легким характером. С людьми сходился тяжело, а в умении оскорблять превосходил всех своих сокурсников на несколько пунктов, что не добавляло к нему любви. И это не считая его злопамятности. Прощать Снейп не умел, а вот мстить… Да! Мстил он с умом, превращая это дело в искусство. В бытность свою преподавателем – Хогвартс стал для него спасением. От кошмаров. От горечи. Обучая оболтусов он не избавился от боли. Северусу ее даже приглушить не удавалось. Но вот ненавидеть у него не получилось…

Брюнет встряхнулся и раздраженно цокнул языком. Кошмары, черт их возьми. Они не позволяли ему забыть, кем он был и что делал. И, хоть маг не собирался повторять подобную глупость еще раз, Северус был рад, что они не позволяли ему притвориться. На его руках много крови.

Когда из груди вышибли воздух, а спина свела близкое знакомство с полом, все мысли разлетелись, как испуганные птицы. Маг несколько раз моргнул и недоуменно уставился на парящую прямо перед ним голову Джеймса Поттера, чтобы через секунду вскочить на ноги и зашипеть не хуже змеи:

– Моргану тебе в бабушки! Какого хрена?! – спросил Снейп, сдернув с гриффиндорца мантию-невидимку.

– Ф… Ф-ф-ф… Филч! – смог ответить мальчик, переведя дыхание.

– Мать твоя дементор, Поттер, – прошипел Снейп, услышав шаги. Он быстро толкнул представителя львиного факультета в нишу и, прижавшись к нему вплотную, накрыл их волшебной мантией. – Ни звука. – Едва слышно прошептал Северус и Поттер кивнул, подтверждая, что понял.

Шаги Филча стали громче. Маг пытался дышать тихо и старался не вздрагивать: все-таки столь близкий контакт был для него весьма непривычным, это не беря внимание то, к кому он прижимается.

– Все, – тихо произнес Джеймс Поттер, – он ушел.

Снейп отступил, возвращая мантию хозяину, и, как можно незаметнее, переводя дух.

– Нарушители! – вопль был столь неожиданным, что оба – Северус и Джеймс – подпрыгнули. – Нарушители! Нарушители!

– Пивз! – зло выдохнул гриффиндорец.

Слизеринец недолго думая схватил товарища по несчастью за руку и потащил за собой. Открывать тайные дорожки Поттеру не хотелось, но выбирая между Филчем и малолетним Джеймсом, Снейп предпочел поделиться некоторыми своими секретами с последним, чем попасться в руки завхозу. Тот, конечно, мало походил на своего предшественника – Аполлиона Прингла, – однако сквиб обладал весьма скверным характером.

Они спрятались в пустом классе, что расположился в одном из заброшенных коридоров. Спустя несколько минут Поттер начал смеяться и зельевар недоуменно посмотрел на него. Но мальчик так заразительно смеялся, что Северус тоже улыбнулся.

– Слушай, а ты классный, – произнес Джеймс, когда смог отсмеяться.

В ответ на это Снейп фыркнул, но спустя мгновение задал вопрос:

– Что ты там делал?

– Я заблудился! – с настолько радостной улыбкой произнес гриффидорец, что зельевар насторожился. – В этой части замка я еще не был.

Северус похолодел. А ведь, действительно, они встретились в совершено незнакомом для Поттера коридоре. Это маг почти хорошо знал древнее строение. Почти, потому что магическая школа умудрялась преподносить ему необычные сюрпризы (Тайная комната, например).

– Карту нарисуй, – задумчиво произнес Снейп. – Ладно, пошли. Я отведу тебя, потеряшка, к двери родного факультета.

– Точно?

– Нет, я по дороге скормлю тебя василиску.

– Смешно, Снейп.

– С какой стороны посмотреть. – Протянул Северус.

– Василисков давно уничтожили! – громко проговорил мальчик.

– Тише, Поттер, – цыкнул на него зельевар, – услышат.

Маг отвел Джеймса к родному факультету и, возвращаясь после столь увлекательной прогулки, подумал, что гриффиндорец не прав. Один живой василиск находится прямо в школе. И, слава небу, в Хогвартсе ни одного змееуста!

«Кстати, о них. Надо написать Лорду, а то он слишком расслабился».

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Добавить комментарий