Даймон

Авторка: Silver Raven

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», фильмы Гарри Поттер (кроссовер)

Персонажи: Гарри Поттер, Даймон, Северус Снейп/Ремус Люпин

Рейтинг: NC-17

Жанры: гет, джен, слэш (яой), романтика, фэнтези, AU

Предупреждения: OOC, нецензурная лексика, ОЖП

Дисклеймер: герои книги/фильма мне не принадлежат

Статус: в процессе

Публикация на других ресурсах: стучите, там разберемся

Описание: «Он смутился, осознавая, что перед ним сидит человек, который знает о нем все, даже то, чего он не помнит, даже то, что не оформлялось в связные мысли, все то, что брюнет прятал глубоко внутри себя. Его половина, сотканная из внутренней тьмы, эгоистичных желаний, пороков и страстей. Дух-защитник. Даймон. Кто способен защитить и спасти тебя? Только тот, кто знает тебя, как самого себя. Кто живет тобой…»

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.

 

Гарри Поттер, Даймон

Изображение нашла в Интернете

Последнее обновление 22.01.17 – глава 10

Пролог

Он сидел на полу, сам не понимая что ища среди теней, которые корчились на стенах, стараясь спрятаться в щелях от яркого огня свечей. Не осознавая того, что водит пальцами по пыльному ковру, словно разыскивая что-то, но не находя. Он смотрел в одну точку и, словно был не в себе, – видя яркие вспышки событий в Отделе Тайн. Руки замирают, и парнишка вскидывает голову, будто желая взвыть, как волк на луну, однако тишину разрывает только судорожное дыхание от сдерживаемых слез и крика боли. Затем, спустя время, все затихает, и подросток встает, сжимая кулаки, резко покидает комнату, направляясь в библиотеку. Словно ведомый кем-то он идет вглубь комнаты, между стеллажами, направляясь туда, где видел ее…

Это даже не книга, так, обрывки чьих-то записей. Очень важных, нужных ему сейчас.  И они лежат там, где он видел их, так же небрежно брошенные рукой крестного, никем не потревоженные. Парень замирает возле кучки желтоватых пергаментов. Таких хрупких, словно одно прикосновение превратит их в пыль. Тяжело дышит, как будто очень долго бежал  вверх, читая верхний лист. Да! Это оно!

Он протягивает к ним руку, пробегая взглядом к концу страницы, и уверено начинает искать то, что заметил только мельком, надеясь, что никто не видел, не забрал его.

Пульс убыстряется, подросток с ужасом добирается почти до конца кучи пергаментов, когда находит нужный пергамент и облегченно вздыхает. Вынимает, бережно, словно единственную надежду, как последний шанс на спасение и углубляется в чтение.

Вот, значит, как. Перебирает в мыслях что ему нужно и удовлетворенно кивает, снова пробегая взглядом по словам в поисках скрытого смысла, обмана, но нет, обряд прост и понятен, сложностей никаких. Все получится. Ведь ему это надо. Значит, все получится.

Осталось только подготовиться…

Он быстро покидает библиотеку, потревожив оставленные записи сквозняком. Пергамент, который парень так упорно искал и, что подарил ему такую надежду, лениво пошевелился, позволяя лунному свету упасть на буквы: призыв духа-хранителя. Они казались выведенными кровью, пусть и выглядели черными в неверном свете спутницы Земли.

Где-то внизу раздался чей-то холодный уверенный голос, тихое возмущенное бормотание и последовавшая гневная отповедь…

Где-то далеко в уютном кабинете довольно дремал в кресле старик.

Где-то в лесу раздался дружный вой зверей, почувствовавших, что сегодняшняя ночь изменила многое.

Где-то в море запели до сего часа молчавшие сирены.

Где-то в очень странном месте проснулся кто-то и непонимающе осмотрелся, пытаясь осознать, что пробудило его.

Где-то совсем близко раздался тихий смех…

 

Глава 1

Греческое слово demon (daemon или daimon) означало охранительный дух.

Я очень грубо свела значение трех слов к одному, но так нужно.

Греческие имена Пистис, Элпис и Агапе соответственно означают Вера, Надежда и Любовь.

Имя Дарья я взяла от мужского Дарий, что образовано от перского слова означавшего сильный, побеждающий.

Солнечный лучик, пристроившись на пушистых черных ресницах, разбудил его. Гарри растерянно моргнул и прикрыл глаза рукой, садясь в кровати и непонимающе осматриваясь. Он даже сначала не понял, что показалось непривычным. Но еще раз внимательно осмотревшись и уставившись в очищенное окно, Поттер потрясенно сглотнул. Эта комната, это окно – все выглядело чисто и убрано, будто кто-то пригласил в дом кучу уборщиков и заставил их вычистить все до блеска на протяжении месяца или даже двух. Не было никаких пятен, подпалин, пыли, мусора. Казалось, что за одну секунду кто-то возвел новый дом и закупил все свежее, но Гарри точно мог сказать, что такого не было. И быть без его разрешения не могло.  Но, сию секунду, он смотрел на чистую комнату и в душу закрадывалось невольное подозрение… однако оно не успело до конца оформиться.

– Хозяин проснулся!

Молодой брюнет шокировано уставился на Кричера, одетого в форму дворецкого и радостно смотрящего на него. Такого точно не может быть! Но домой эльф поклонился хозяину и исчез, чтобы через секунду появиться с подносом полным еды, который поставил на стол и выжидательно уставился на Гарри, спросив, не нужно ли ему что-то.

– Нет, спасибо. – Потрясено произнес Поттер и покачал головой.

– Если что-то понадобится, позовите Кричера, – произнес эльф и снова исчез.

Позавтракав, хотя точнее пообедав, Золотой мальчик вышел из комнаты, чтобы отнести поднос с посудой на кухню и замер, выпустив несчастный предмет из рук. Ладно, его комната… но весь дом?! Осматривая изменившуюся обстановку, Гарри так и не заметил, как появился домовой эльф, убрал все и пропал, дабы не провоцировать вопросы у хозяина.

Он не мог поверить. Подросток даже снял очки и протер их, чтобы снова надеть и убедиться – ему не привиделось. Вся мрачность, весь  тяжелый дух старого здания пропал без следа. Не висели головы домовых эльфов, в углах не копошились мелкие паразиты, грязь и пыль исчезли без следа.

Хлопнула дверь внизу, и Гарри, растерянный и немного испуганный, как был в пижаме и с палочкой сжатой до боли, пошел встречать гостей. Но первой их или его встретила миссис Блэк, что тут же завопила:

– ГРЯЗНОКРОВКИ! ПРЕДАТЕЛИ!..

– Заткнись, ведьма! Или я сожгу твой мерзкий портрет! – резко ответил картине женский голос, и Гарри, сбежавший вниз по лестнице, рассматривал незнакомку, что придерживала пакет с продуктами, гневно щурясь в сторону миссис Блэк. Она, словно почувствовав взгляд, повернулась к нему и наклонила голову. – Кричер!

– Хозяйка, – поклонился домовой эльф.

– Отнеси на кухню. А ты, – она повернулась к портрету, – еще раз пикнешь не по делу – развею! – затем, насладившись ошарашенным видом миссис Блэк, подхватила шокированного Гарри под локоть и повела в гостиную, где усадила его на диван, а сама заняла кресло напротив. – Не узнал? – спросила она.

– Нет, – едва вымолвил он.

Девушка, точнее молодая женщина (на вид ей было немного больше двадцати пяти) потерла пальцами виски и вздохнула:

– Сам ведь призвал.

– Что? – растерянно произнес Гарри.

– Не помнишь? – удивилась она. – Ты ведь в этой гостиной проводил обряд.

– Обряд? – и стоило произнести это слова, как нахлынули воспоминания и он втянул воздух, тихим шепотом произнес: – Даймон.

– Деймон, Демон, дух-защитник, как будет угодно, – произнесла женщина.

– Но ведь… мне показалось, что… ничего не вышло… – сказал Гарри, изучая своего даймона. – И ты… женщина…

– Мммм, ну да, – согласилась она. – Но это нужно спрашивать у тебя.

– У меня? – растерялся он.

– Угу. Даймон – это отражение тебя самого, все скрытые желания, умения и размышления. Спрятанные глубоко внутри страсти, эгоистические мысли. Все то, что ты прятал. Я, проще говоря, твоя часть, состоящая из всего того, чему ты не позволял вырваться на волю.

– Разве ты не… – Гарри не закончил предложение, просто сделал движение рукой, которое было весьма сложно интерпретировать во что-то определенное.

– Потустороннее создание? – спросила она. – Нет, конечно. Демонами нас прозвали за жестокость и кровожадность, ведь признаться себе в том, что ты можешь быть таким, страшно и вообще весьма пугающе. – Женщина улыбнулась, и подросток зачарованно уставился на клыки. – Ну и за это тоже. – Даймон коснулась рта пальцами с… когтями. –  Рожек и хвоста у меня нет, не волнуйся, а это так… для устрашения. И да, мы очень часто не похожи на своих подзащитных.

– Почему?

– Признаюсь честно, я не знаю. В нашем случае то, что я женщина вышло из-за матери.

– А мама причем? – удивился Гарри.

– Понимаешь, Лили Поттер очень хотела девочку и нередко при тебе говорила об этом и не только. Она не раз ворчала: «Ты был бы замечательной девочкой, Гарри».

– Откуда…?

– Я с тобой от самого зачатия и рождения. Я твоя половина. Я и есть ты, Гарри.

Парень широко раскрытыми глазами уставился на нее.

– Отражение, часть меня, – повторил он. – Ты… кто ты на самом деле?

– Ты знаешь, что такое тьма и свет? Представь себе, Гарри, что ты разделил себя напополам. На две части. В одной больше света, в другой – тьмы. Эти части будут тянуться  друг к другу. И то, что не может сделать свет, сделает тьма и наоборот.

– То есть, когда я взывал к Источнику, прося себе защитника, я просил его у самого себя?

– Да.

– Но почему…

– Мало кто хочет разбираться с этим обрядом. Сомневаюсь, что кто-то спрашивал у своего даймона кто он на самом деле. К тому же, узнать, что ты призвал свою внутреннюю тьму – звучит страшно. Ведь даже перед собой многие хотят оставаться чистыми и белыми…

– …хотя они совсем не такие.

– Да. – Согласилась она. – Хотя редко кто вызывал материального даймона.

– Материального?

– Дух-защитник, – напомнила ему демон. – Все маги предпочитали духов – их легче удержать. Даймон тоже хочет жить – и пусть центром вселенной стает хозяин, но ведь так хочется.

– А ты раньше была…

– Нет, – она покачала головой. – Здесь дело в другом. Я тебя прекрасно знаю: я это ты. Это из-за твоего шрама.

– Не понимаю. – Признался Гарри.

– Мама еще до твоего рождения призвала деймона. Только завязанного на любви к тебе. Именно он спас тебя в ту секунду, когда Волдеморт послал Аваду. Лили своей жертвой придала ему сил. Своей любовью она защитила тебя почти на пятнадцать лет, после своей гибели.

– Почти?

– Даймон завязан на своего хозяина. Если умрешь ты, умру я. Через время. Деймон мамы продержался очень долго.

– Но зачем?

– Ты разве не читал записи? – хмуро спросила женщина. – Там же ясно написано, что с четырнадцати юный маг вполне может участвовать в серьезных ритуалах и обрядах. Даймон решил, что шестнадцатый день рождения именно тот день, когда ты сможешь вызвать своего защитника. Только он не ожидал, что я буду материальной, правда, перед тем, как исчезнуть он успел передать мне свои знания.

– Погоди… – Гарри поднял руки. – У мамы даймон был мужчина?!

– Да. Мне, кажется, это семейная черта.

– На что это ты намекаешь? – взвыл парень.

– На то, что ей твердили о том, каким красивым мальчиком она была бы. Это въелось в подсознание и вот такой результат,  – она развела руками.

– Ладно, прости. А почему ты такая взрослая?

– А почему ты прикидываешься ребенком? – задала встречный вопрос женщина.

– То есть это…

– Из-за твоего морального и духовного уровня развития. – Спокойно констатировала она. – И, знаешь, нужно благодарить тех идиотов, что не заметили, какой ты на самом деле. Да только эту маску пора сбрасывать.

– Да ну? – сощурился он.

– Рядом со мной, так точно, – даймон улыбнулась. – Я это ты, Гарри.

И он смутился, осознавая, что перед ним сидит человек, который знает о нем все, даже то, чего он не помнит, даже то, что не оформлялось в связные мысли, все то, что брюнет прятал глубоко внутри себя. Его половина, сотканная из внутренней тьмы, эгоистичных желаний, пороков и страстей. Дух-защитник. Даймон. Кто способен защитить и спасти? Только тот, кто знает тебя, как самого себя. Кто живет тобой. Для нее он центр вселенной. Смешно звучит, но Гарри ее свет.

– Как тебя зовут?

– Не знаю, – беззаботно пожала плечами она. – Мне не до того было. – На вопросительный взгляд, она ответила. – Ты провалялся в отключке больше недели. Мы с Кричером тебя кормили, ухаживали и убрались здесь заодно.

– Но почему так долго?

– Ты сильный маг создавший не менее сильного материального даймона. – Она щелкнула пальцами, и в камине вспыхнул огонь. – Уверена, что такого защитника, как я, мир еще не встречал.

– Почему?

– Ты, когда звал и создавал меня, забыл поставить хоть какие-то ограничители. Да, я всячески буду защищать тебя, но некоторые методы могут не прийтись твоему вкусу.

– Моему вкусу? – Гарри хмыкнул. – Ты это я.

Она широко улыбнулась, и подросток снова заворожено уставился на ее клыки. Он теперь был невероятно рад тому, что его даймон не похож на отца, мать или крестного. А еще ему нравилось, что демон не похож на глупую девчонку. Такое отражение своей души очень понравилось Гарри. Его темная половина и вправду была тьмой! С виду, даже с поправкой на клыки и когти, обычный человек, но все равно понятно, что с таким лучше не связываться. Сотрет в порошок и не поморщится. И, смотря на нее, он с точностью мог сказать, что в будущем станет очень красивым мужчиной.

– Нравлюсь?

– Очень, – честно признался Гарри. – Я тоже таким буду?

– Да, только надо будет решить проблему со зрением. Хотя ты и сейчас красавчик. – Парень хихикнул. – Ладно, иди наверх, приведи себя в порядок, а потом договорим.

– Ага.

Подросток вернулся в свою комнату, переоделся в новую одежду (кажется, об этой мелочи даймон забыла его предупредить) и быстро вернулся на кухню, где демон пила чай, следя за готовкой. Она повернула к нему голову и щелчком пальцев материализовала на столе вторую чашку, полную ароматного напитка.  Гарри поблагодарил ее кивком и сел рядом, чувствуя, как его пузырьками шампанского  заполняет радость. Женщина хмыкнула и приобняла парня за плечи, по коже брюнета поползли мурашки.

– Привыкай, – с улыбкой сказала даймон. – Со временем ощущения немного ослабнут, но пьянящее чувство радости так и останется.

Он улыбнулся и прижался к своей темной половине, почти теряясь в счастье, которое заполнило его от кончиков пальцев до корней волос. Демон взъерошила его черную гриву и насмешливо улыбнулась на недовольный взгляд.

– Что будем делать? – наконец-то справился с собой Гарри.

– Ты – учиться, а я пока займусь поисками информации о Волдеморте и Дамблдоре.

– Ясно, – парень вздохнул и с некоторым удивлением отметил, что от даймона пахнет горьким шоколадом и миндалем. – А…

– Я знаю. Для меня ты пахнешь так же.  – Ответила она, осторожно царапнув его когтями. – Кстати, Дурсли в больнице.

– Почему? – нахмурился Гарри.

– Повторное нападение дементора. Он их выпил. – Мрачно ответила даймон. – Как понимаешь, им ничем не могут помочь, так что через время их отключат от аппаратов искусственного дыхания. Я не знаю, что там случилось, – она мягко провела по его волосам, – скорее всего на Тисовую улицу отправили не только дементора, а еще кого-то.

– И что теперь? – он посмотрел на нее.

– Ничего.  Тебя там не было – это магам подтвердили все соседи, сказали, что ты уехал к своему другу из Св. Брутуса. Пусть теперь ищут. Уверена, все подумают, что ты у Рона.  Сюда никто из них не придет – я запретила впускать их, так что дом они не увидят. Могут послать сову, но с этим позже можно разобраться.

– Я не могу с ними увидеться?

– В ближайшие две недели это нежелательно. Призыв даймона не проходит без некоторых последствий и лучше, если тебя не будут окружать чужие люди, даже если они друзья это может спровоцировать агрессию, как с моей стороны, так и с твоей. Лучше, конечно, если бы до конца лета мы были рядом без лишних существ.

– Почему?

– Скоро поймешь, – вздохнула она.  – Ладно, обед и заниматься, – демон встала и направилась к плите.

– Хорошо. Только я хочу найти тебе имя.

Даймон замерла на середине шага и щелкнула пальцами, перед Гарри рухнул толстый фолиант.

– Читать будешь после обеда.

– Я не голоден.

– Это ты сейчас говоришь. – Насмешливо произнесла она.

И через полчаса он с ней согласился, да и то только потому, что съел в два раза больше, чем после своего пробуждения.

– Ничего не понимаю, – пробормотал Гарри, устраиваясь в гостиной на диване, под боком у даймона, что перечитывала разные газеты.

– Просто восстанавливаешь свои резервы, – ответила она.

– О-о, – протянул Поттер и открыл фолиант в поисках имени для своего даймона.

Часы тикали, а Гарри задумчиво смотрел в книгу, разрываясь между несколькими именами, мысленно повторяя их в разном порядке. И, решившись, он повернулся к даймону, что тут же оторвалась от газет и посмотрела на него.

– Твое имя Агапе Дария Поттер. – Сказал он.

– Агапе это ведь древнегреческое имя, верно?

– Да, оно значит Любовь.

– Угу. Дария – это…

– Это от мужского имени Дарий. Образованного от слова означавшего сильный, побеждающий.

– Интересно… – улыбнулась Агапе. – Мне нравится.

Гарри довольно улыбнулся. Кажется, он знает о какой любви говорил Дамблдор. Агапе, словно услышала его мысли, фыркнула. А может действительно?..  Парень посмотрел ей в глаза – женщина кивнула в знак согласия.

– Не дуйся, – тихо произнесла она. – Ты ведь тоже меня читаешь. Надо будет научить тебя защищать разум.

– Меня уже учили.

– Помню. Только пользы от этого… – Агапе вздохнула.

Подросток передернул плечами, вспоминая уроки Снейпа. Брюнетка вздохнула и обняла его, Гарри закрыл глаза, чтобы насладиться чувством защищенности. Он еще никогда не был так спокоен и уверен в себе! Женщина тихонько рассмеялась в его макушку, и дрожь пробежала по позвоночнику Гарри.

– Это тоже скоро притупится, – произнесла Агапе. – Одна из естественных реакций при призыве материального даймона.

– Ты говорила призыв и создание, что это значит? – заинтересовался подросток.

Женщина задумчиво потерлась подбородком об его макушку и начала говорить:

– Откровенно говоря, это трудно объяснить. Я ведь раньше была частью тебя, то есть уже существовала, ну как внутренний голос что ли.  Иногда таких голосов несколько, но такое крайне редко и я могу нас поздравить с тем, что с нами такого не случилось.

– Почему?

– А ты представь, что вместе со мной тебе пришлось призвать как минимум еще одного материального даймона. Тогда бы слег больше чем на две недели, к тому же вообрази себе что-то вроде копий Снейпа, помешанных на тебе и ревнующих друг к другу.

Гарри представил  и поежился:

– Звучит страшно.

– Именно, так что радуйся – я у тебя одна. – Она вздохнула, словно собираясь с мыслями. – В общем, я уже была, но стоило тебе начать готовиться к обряду, ты уже подсознательно начал призывать меня и создавать отдельное существо, как только обряд закончился – я окончательно стала материальной.

– Кажется, я понял. – Медленно произнес Гарри. – Я после обряда дал тебе форму.

– Угу.

– Это смущает.

– М?

– Хотеть самого себя… – тихо буркнул Поттер.

– Это скоро пройдет, – развеселилась Агапе. – Мне, чтобы окончательно унять бушующие гормоны, понадобилось четыре дня.

– А-а… ты тоже?

– Да. Знаешь, нам очень повезло, что ты вырубился на столь длительное время. Мне хватило времени унять гормоны и хоть как-то успокоить свою ревность, я тебя даже к эльфу ревновала. Это было забавное зрелище, – хихикнула даймон.

– Так вот почему он тебя боится! – воскликнул Гарри.

Агапе не смогла сдержаться и захохотала, подросток прижатий к ней ощущал ее смех всем телом, смущаясь от этого. А стоило понять, что спиной он прижимается к груди женщины, лицо запылало, и Гарри попытался отодвинуться. Даймон ощутив смущение волшебника, прижала его к себе крепче и опустила подбородок на плечо подростка.

– Успокойся. – Заговорила она, проглотив смешок. – Сосредоточься на ощущении защищенности, дыши глубже. Расслабься, дыши глубже, но уже медленней. Постарайся отодвинуть все мысли в сторону – тебе просто хорошо.

Гарри следовал ее инструкциям, постепенно успокаиваясь, краска смущения растаяла, и он смог облегченно вздохнуть.

– Это… всегда так будет? – спросил парень.

– Я же говорила, скоро пройдет. Главное держать себя в руках. – Она взъерошила ему волосы и, встав, потащила на кухню, где сделала легкий ужин и тут же накормила своего подзащитного. Потом они вернулись в гостиную и Агапе продолжила пересматривать газеты прошлых годов. Спустя полчаса женщина оторвалась от них и увидела, что Гарри спит рядом с ней. Хмыкнув, она поднялась и, подхватив его на руки, отнесла юного волшебника в его комнату. – Спокойно ночи. – Сказала Агапе, поцеловав парня в лоб.

Утро для Гарри наступило около десяти и только потому, что терпение его даймона закончилось, и она пришла будить своего хозяина. Недовольно ворча что-то по поводу наглых демонов, которые не дают людям спать, подросток пошел в ванную, а когда вернулся, то Агапе уже не было, комната убрана, а на кровати лежала одежда. Одевшись в темно-синие джинсы и зеленную футболку, он спустился вниз и замер, с любопытством рассматривая даймона.

У Агапе короткие черные волосы, которые прикрывали шею, а сейчас были собраны в хвост, отчего она стала походить на хищника. Хоть ее лицо было женственным, но черты оказались заостренными и, когда Дария ходила с распущенными волосами, это не так бросалось в глаза. Гарри внимательно смотрел на нее. Она походила на его старшую сестру, с которой он похож словно две капли воды, хотя его черты были смягчены юным возрастом, а взлохмаченные волосы, мало походили на ее прямые пряди. Да только губы, нос, разрез и цвет глаз, даже брови у них были похожи. Агапе имела высокий рост – метр восемьдесят, может больше, так что он мог с уверенностью сказать, что сможет вытянуться вверх (или это просто его тайное желание), но она была более изящной: узкие кисти рук, стройная фигура, что, впрочем, не отменяло, груди, которую женщина еще и подчеркнула обтягивающей футболкой. К тому же, сидящие на бедрах джинсы спокойствия парню не добавили.

– Агапе, ты с ума сошла? – простонал Гарри, понимая, что вид даймона все еще его возбуждает.

– И еще раз доброе утро, – ответила она, не отрываясь от книги. – Считай, что это тренировка. И вообще, помолчи и наслаждайся зрелищем: где ты еще увидишь такую красоту?

– Извращенка! – выдохнул он, плюхаясь на диван, и вправду наслаждаясь зрелищем.

– Кто бы говорил, – молниеносно сбрила его Агапе и, наконец, оторвалась от книги, чтобы посмотреть на смутившегося парня. – Я нашла способ, который улучшит твое зрение.

– Я так понимаю, все не так просто? – спросил Гарри, стараясь смотреть в глаза своему даймону, чтобы хоть как-то уменьшить влечение.

– Все очень непросто. – Сказала она и потерла глаза.

– Ты что, всю ночь не спала? – нахмурился волшебник.

– Угу, – зевнула даймон. – Кричер, притащи нам сюда завтрак и много-много кофе. Так вот способ очень непростой. Дело в том, что тебе придется на два месяца выпасть из мира.

– Не понял.

– Ты выпьешь парочку зелий, и я проведу несколько обрядов, после чего ты впадешь в кому на два месяца, пока организм будет меняться.

– Меняться? Разве… это не для улучшения зрения?

– Это будет одним из улучшений.  Просто нигде нет способа восстановить зрение полностью, не прибегая к чему-то мерзкому.

– Ты же демон. – Ехидно произнес Гарри.

– Ни один демон не позволит запятнать свой свет паршивыми делами. – Произнесла Агапе, взяв появившуюся чашку кофе. А Поттер смущенно потупился: намек он понял. – Другие способы могут восстанавливать зрение только на определенный период времени. Пришлось перелопатить гору литературы, и я нашла то, что нам нужно. – Она одной рукой подняла книгу и потрясла ею. – Это единственный способ. К тому же, улучшится не только зрение – он исправит все проблемы в организме. Рост, телосложение, магию.

На последнем слове Гарри насторожился и впился подозрительным взглядом в Агапе:

– Что ты имеешь в виду?

– Есть такая милая хрень как ограничитель. И он на тебя одет.

– И кто такое сделал?

– Ты не поверишь: наш папочка! – Гарри поперхнулся воздухом и уставился на даймона. – Я не шучу. Мама призвала для защиты даймона, а отец, узнав уровень силы, решил защитить нас не только от Волдеморта, а также от излишне жадных стариков и наложил ограничитель. Так что ты лишь немного выбивался из нормы. Думаю, ты понимаешь, что ждать следующего лета не то, что бесполезно, но и небезопасно: непонятно, что может произойти в этот учебный год. И у меня возникли сомнения по поводу твоей безопасности в школе.

– Волдеморт, – произнес Гарри.

– Волдеморт, – кивнула Агапе. – Дамблдор, Министерство. Первый попытается тебя достать любыми способами. Второй – использовать. Министерство попробует загрести «слабого» тебя под свое крылышко. И стоит появиться в Магическом мире, как все сразу попытаются тебя достать. А нам это не нужно.

– Хочешь скрыться здесь?

– У меня возникла другая идея. Кстати, – Агапе достала письмо из Гринготса, – советую почитать – узнаешь много интересного.

Гарри посмотрел на даймона, взял письмо и внимательно прочитал его.

– Мой опекун – Дамблдор. – Произнес Гарри. – И он брал деньги с моего ученического сейфа. Вот… черт!

– Именно. Но у меня есть идея, как обломать всех троих: Волдеморта, Дамблдора, Министра.

– И как?

– Ты знаешь, что у кровных родственников есть приоритет для получения опекунства?

– У меня есть родственник?

– Да, у тебя есть двоюродная сестра – Агапе Дария Поттер.

– Ты…

– Я. – Ухмыльнулась она. – Да, мы считаемся одним человеком, но ведь никто проверки делать не будет. Любое зелье, любое заклинание покажет, что мы близкие родственники, но не укажет о том, кто мы на самом деле.

– То есть ты хочешь заявиться в Министерство и…

– …и закатить грандиозную истерику. Мол, почему я узнаю, что у меня есть брат, только через много лет и то только потому, что случайно встретила на улице. Обвинить во всех грехах и потребовать, чтобы мне немедленно подготовили документы, потому что я забираю тебя куда-то очень далеко.

– Не позволят.

– Позволят. – Мерзко улыбнулась женщина. – Я расскажу слезную историю, о том, что ты очень плохо себя чувствовал, и я забрала тебя домой, где ты впал в кому и когда выйдешь никто не знает.

Гарри потрясено застыл, затем представил себя реакцию Магического мира и захохотал.

– Да, хочу тебя порадовать.

– Чем? – улыбка сползла с лица парня.

– Так как магия считает нас одним человеком – ты теперь взрослый.

– То есть я могу свободно колдовать? – спросил Гарри.

– Да. Но пока не снимем ограничитель и не поправим тебе здоровье, придется потерпеть. И потому я хочу посоветоваться.

– О чем?

– Я могу ввести тебя в кому в начале учебного года, но зелье доставят уже на следующей недели, так что есть шанс начать все намного раньше. Выбор за тобой.

Поттер задумался, прикусив губу и скользя взглядом по предметам обстановки, ни на чем не задерживаясь. Его мысли быстро разворачивали возможные события. И, через некоторое время, Гарри тяжело вздохнул, смотря на своего даймона.

– Чем скорее, тем лучше.

– Хорошо. – Агапе кивнула. – Тогда давай завтракать.

Дни августа быстро уходили в прошлое. Даймон подготавливала все к будущему обряду, а Гарри немного нервничал: все-таки выпасть на два месяца из жизни немного страшно. Однако он понимал, что другого варианта у него попросту нет. Агапе нашла единственный шанс, который поможет ему, и Гарри не хотел отказываться.

Волшебник читал книгу, когда появилась Дария.

– Привет.

Он поднял голову, кивнул ей и посмотрел в окно – наступала ночь.

– Все готово. Начнем, около полуночи.

Гарри судорожно кивнул и почувствовал, как его обняли.

– Все будет в порядке. Верь мне.

Когда до полуночи осталось полчаса, Агапе пришла за ним и увела в подвал, где все и подготовила. Заставила смущающегося Гарри раздеться, выпить кучу зелий, провела два обряда, с которых все начиналось – и подросток даже сам не понял, как уснул… на ближайшие два месяца.

 

***

 

До конца августа оставалось всего-то пара дней, и Диагон аллея полнилась сплетнями, слухами и шепотками. Магический мир был не спокоен. Почему? Потому что Избранного – будущего мессию Света так и не нашли. И пока на Диагон аллее сплетничали, в Министерстве магии готовились к решительным действиям. А прямо сейчас в кабинете Министра три человека решали судьбу Гарри Джеймса Поттера, даже не догадываясь, какой удар готовит для них жизнь.

– Люциус, друг мой, неужели ты думаешь, я позволю старику держать мальчишку при себе?! – возмутился Корнелиус Фадж, откинувшись на спинку своего кресла.

– Уверен, что нет. – Немного растягивая слова, произнес лорд Малфой и бросил быстрый взгляд на сидящего рядом брюнета, однако тот продолжал невозмутимо сидеть, давая блондину свободу действий. – Но мне бы не хотелось узнать, что юный Поттер окажется снова в лапах Дамблдора. – Холодно цедит Люциус, особо выделяя слово «снова».

– Мерлин, Люциус. Что ты такое говоришь?! Я не позволю старику подобного!..

Однако развить свою мысль дальше Фадж не смог, дверь распахнулась, и удивленные маги уставились на вошедших без предупреждения. Впереди шагали двое магов – известные адвокаты, которые по судам могут затаскать любого, как бы высоко он не сидел. Мистер Колд и мистер Соул. За ними шла женщина в строгой черной мантии, она внимательно осмотрела их карими глазами и посмотрела на Министра, который невольно сжался от леденящего душу взгляда. Еще даму сопровождали два гоблина, по их лицам трудно было понять, что представители магической расы чувствовали торжество и злорадство.

Адвокаты невозмутимо отошли в сторонку, позволяя женщине выступить вперед.

– Вы – Фадж? – холодно, без приветствия и должного почтения спросила она.

– Да, – хмуро ответил Корнелиус, меряя хамку взглядом, однако та даже бровью не повела.

– Тогда позвольте спросить: почему о своем родственнике я узнаю не от вас, не от кого-то из отдела по делам несовершеннолетних, а из газетенки!? – она швырнула «Ежедневный Пророк» на стол мужчине, где на первой странице красовалась фотография Гарри Поттера.

– Мисс…

– Леди Поттер! – поправила его женщина.

– Леди Поттер… – растеряно повторил Фадж, шокировано переводя взгляд с фотографии Мальчика-который-выжил на стоящую перед ним колдунью и с ужасом отмечая их схожесть. – Я…

– Вы что? – все тем же ледяным тоном говорит она. – Вы допустили такой промах! Мой младший двоюродный брат жил непонятно с кем, непонятно где, а я узнаю о  том, что он жив только через четырнадцать лет!

– Леди Поттер, но его опекун…

– Его опекун? Кто он, кстати?

– Директор Дамблдор.

– Что? – Женщина вздернула бровь. – Опекой моего брата занимался какой-то директор? Даже не родственник! Директор! Это было указанно в завещании моего дяди или его жены? – холодно спрашивает леди Поттер.

– Нет, но…

– Но?

– Но он забрал мальчика к себе! – возмутился Фадж.

– По какому праву? – спрашивает женщина, упираясь руками в стол Министра и наклоняясь к нему. – По. Какому. Праву?! – рявкает она и Корнелиус отшатывается, оббегая взглядом комнату, замечая как адвокаты присматривают за самопишущими перьями со странными улыбками.

– Он… он сказал, что отправил ребенка в безопасное место.

– Безопасное место – это магглы?! – спрашивает она. – Те, о которых говориться отдельной строкой в завещании моих родственников, где черным по белому написано «ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах»? Они?!

– Не знаю, – отвечает Фадж.

– Как это не знаете? – вкрадчиво интересуется она.

Министр побелел. Он открыл рот, чтобы ответить, как в его кабинет ворвались двое из отдела несовершеннолетних с кипой документов. Они поклонились леди Поттер и протянули ей на подписание парочку документов. Женщина быстро поставила подпись, и Фадж с ужасом услышал, что Гарри Поттер переходит под опеку своей двоюродной сестры. Та кивнула, забрала свой экземпляр документов и передала копии гоблинам, те внимательно изучили бумаги и, мило попрощавшись с леди Поттер, ушли.

– Мистер Колд и мистер Соул, я хочу, чтобы вы разобрались с этой ситуацией и виновные в такой халатности были наказаны.

– Да, леди Поттер, – поклонились они. – Мы разберемся. Отчеты пришлем через несколько дней.

– Благодарю. – И женщина покинула Министра и его гостей наедине с акулами-адвокатами.

К концу рабочего дня все Министерство знало о приходе леди Поттер и ее адвокатов, а также о судебном заседании Высшего Совета Лордов, которое произойдет через три месяца.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Добавить комментарий