Спаси меня

Авторка: Silver Raven

Фэндом: Naruto

Персонажи: Орочимару, Узумаки Наруто, Учиха Итачи, Учиха Саске и многие другие

Рейтинг: NC-17

Жанры: слэш, джен, гет, романтика, мифические существа, фэнтези, POV, AU

Предупреждения: OOC, нецензурная лексика, смена пола (gender switch)

Дисклеймер: герои аниме/манги мне не принадлежат

Статус: в процессе

Публикация на других ресурсах: стучите, там разберемся

Описание: Кто из них нуждается в спасении? Врач с множеством скелетов в шкафу? Его сын с непростой судьбой? Два брата, между которыми нет понимания? Или демон, заключенный в хрупком человеческом теле?

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.

Orochimaru, Орочимару

Изображение было найдено на просторах Интернета

Глава 1

 

Странно. Почему здесь так шумно? И людей много… Неужели работники больницы не справляются со своими обязанностями?

– Господин Саннин! – я повернулся к милой брюнетке, что смущенно мне улыбнулась. – Здравствуйте! Вы редко нас навещаете. – Весело заговорила Шизуне.

– Вас или больницу? – уточняю, после приветствия.

– И нас, и больницу, – попеняла мне ученица Цунаде.

– Не правда, – качаю головой, – вас я навещал пару дней назад. Где твоя наставница?

– Цунаде у себя в кабинете. Проводить? – предложила Шизуне, покосившись на толпу, что занимала весь холл больницы.

– Буду благодарен. Кстати, что здесь за столпотворение?

– Какой-то шутник поднял панику в нескольких школах – и все рванулись в ближайшие больницы, проверяться.

– Зачем? – удивляюсь, шагая за брюнеткой по пустому коридору.

– Думают, что их отравили.

– У кого-то весьма плохое чувство юмора. – Качаю головой. – Как Сай и Шин?

– О, мальчики чувствуют себе хорошо! – счастливо вздохнула молодая женщина. – За ними присматривает Кабуто.

Бедный мой ученик. Кабуто и Шизуне уже восемь лет как женаты. Никогда не поверил бы, что наши с Цунаде ученики когда-нибудь сойдутся, но они смогли нас удивить (невестка была в шоке). Ах, еще я забыл о двух прелестных детках (читай монстров) – Шин и Сай – оба мальчика мои крестники. Разбойники маленькие. Шину семь. Он похож на Кабуто, волосы пепельного цвета и черные глаза. Саю четыре года. Он брюнет, как и его мама, и тоже черноглазый.

Шизуне постучала в кабинет, открыла дверь и, прошептав, что у нее дела, быстро куда-то ушла.

– Доброго утра, Цунаде! – радостно пропел я и уклонился от хука. – Ты как всегда мила, невестка. Неужели ты так не любишь своего деверя?

Подруга детства смерила меня взглядом и тяжело вздохнула:

– А, это ты, Оро.

– Я. А ты кого-то другого ждала? – непонимающе спрашиваю, осматривая кабинет.

– Да, своего блудного мужа, – женщина аж ногой топнула.

– Джирая личность творческая. У него полет фантазии…

– Знаю я, что у него за полет такой. И о чем те фантазии тоже знаю, –  недовольно проворчала блондинка, сверкнув карими глазами. – Снова возле баб крутится извращенец.

– Да ладно тебе. Учитывая, что ты для него одна-единственная, он не может позволить своим читателям мечтать о тебе.

– Орочимару! – возмущенно покраснела Цунаде.

– Разве я не прав? Ты весьма аппетитная женщина. На тебя многие засматриваются.

– Оро! – просит она, прижав к покрасневшим щекам руки.

– Я говорю правду. Ты же знаешь, как он не любит, когда на тебя засматриваются. Мой дорогой брат тогда превращается в злого дракона, что хранит свое сокровище.

– Умеешь ты комплименты делать, – вздыхает Цунаде.

– Стараюсь, – с поклоном отвечаю ей. – А теперь, раз ты успокоилась, пора приступить к делу.

– Ах, точно! – невестка хлопнула в ладони. – Совсем забыла. Мне нужна твоя помощь.

– Конечно. Кого нужно убить?

– Очень смешно, – пробормотала подруга. – У меня один совсем необычный пациент.

– Хм… Ты хочешь сказать?

– Да, это один из наших.

– О, теперь понятно, почему ты меня так рано вызвала в больницу. Что-то опасное?

– Я не знаю, – Цунаде качает головой.

– Не знаешь? – поражаюсь я. Чтобы Цунаде и не знала? Да быть такого не может.

– Да, я действительно не знаю, что с ним.

– Мм… ну что ж, веди меня к нему. Посмотрим, что там.

VIP-палата? А неплохо здесь все обустроено. Бросив взгляд на постель, вижу парня лет шестнадцати. Цунаде кивнула мне, подтверждая, что этот мальчик один из наших, и я направляюсь к нему. Примечательная внешность. Чего только прическа стоит. Спереди волосы свисают чуть ниже подбородка, сзади они намного короче. Пряди иссиня-черные. Кожа белая, подчеркнута черной рубашкой и темно-синими джинсами. Ах, еще и глаза черные. Хм… только почему взгляд такой… рассеянный?

Цунаде передала мне планшет с информацией и, получив сообщение на телефон, извинившись, удалилась. Прочитав, я хмыкнул. Ничего интересного, кроме фамилии и имени. Учиха Саске.   Ну, как я и думал. Примечательная внешность. Такую трудно забыть, даже если наша первая встреча была десять лет назад. Надеюсь, проблемы на этот раз у него будут не столь… ужасающие, как в нашу первую встречу.

– Доброе утро, Учиха Саске, – подхожу ближе и отмечаю, что с глазами у него действительно что-то не так. – На что жалуетесь? – м-да… вселенский холод. Вытаскиваю из кармана небольшой фонарик и осторожно обхватываю подбородок парня пальцами. – Реакция зрачка заторможенная. – Недовольно хмурюсь. Так-так, неужели у парня уже пробудился шаринган? – Как часто пользуетесь своими способностями? – интересуюсь, а в ответ молчание. Господи, пошли мне терпения! За первую встречу я его не виню: все-таки мальчик был тогда без сознания и мне едва удалось вытащить младшего Учиху с того света, но сейчас-то какого черта молчать? – Молодой человек, – строго начинаю я, но договорить мне не дают.

– Доктор Саннин? – вежливо интересуются за спиной.

– Учиха Итачи, – оборачиваясь, констатирую я. – Может, Вы мне скажете, как часто Ваш брат использует свои способности?

– Саске? – старший Учиха строго смотрит на младшего брюнета, но тот все молчит.

До чего упрям! Недовольно цокаю и, не спрашивая разрешения, пользуюсь своими силами, чтобы понять причину ухудшения зрения.

– Так, с Вами все ясно, – хмуро сообщаю я Саске, доставая ручку и блокнот из кармана. Пишу рецепт, дозы и когда принимать. – Вот, держите, – протягиваю старшему Учихе листок. – Купите в аптеке. Там все написано. Через неделю придете на прием в больницу. А Вы, – я повернулся к Саске, – не вздумайте перенапрягать глаза, а то ослепнете! – завибрировал телефон. – Ох, тво… – окончание проглатываю и, спешно попрощавшись, покидаю палату.

Надо спасать брата… и больницу невестки.

В кабинете невестки шла война, если судить по звукам. Грохот стоял такой, что можно только удивляться, как это здание еще стоит. Шизуне, увидев меня, облегченно улыбнулась и быстро сбежала, оставив меня одного успокаивать ураган по имени Цунаде. Ну что же, начнем.

– …где ты был?! – крик подруги детства едва не сбил меня с ног, когда я открыл дверь кабинета.

– Цунаде! – громко произношу, привлекая внимание подруги детства к себе, пока мой брат выбирается из-под стола. – Не стоит так кричать, внизу полно народу. – Уже тише продолжаю. – Привет, Джирая. – Брат торопливо кивает мне и опасливо косится на свою супругу. – Я по поводу мальчика. – Цунаде, что явно заметила передвижения своего мужа, тут же вперила в меня внимательный взгляд. – У него небольшие проблемы со зрением, – и с характером тоже, но эту информацию можно опустить. – Я поговорил с его старшим братом и выписал рецепт, через неделю они придут на прием. – Джирая медленно подбирался к супруге. – Ты попросила меня приехать только по поводу Учихи или есть еще кто-то?

– Только Учиха, – покачала головой женщина. – Из-за этого мальчишки у меня возникла куча проблем. – Недовольно произнесла невестка. – Все медсестры от него в восторге. А врачи-мужчины к парню и на десять метров не подходят.

– Ты могла сама его осмотреть.

– Я хотела тебя порадовать. – Улыбнулась Цунаде.

– Неужели?

– К тому же, он твой пациент. Ты ему жизнь спас.

– Это было десять лет назад. – Джирая обнял свою супругу за талию и поцеловал в шею. – Ну, раз ничего интересного здесь нет, я пойду. Пока!

– До свидания, – томным голосом ответила мне Цунаде.

О, Джирая знает, как просить прощения! Сколько я себя помню, он всегда умел… извиняться. Но, для моего утешения, действует это его умение только на женщин, что, правда, огорчает Цунаде. Ну, недовольные всегда найдутся.

Мы с Джираей приемные дети Рикудо Саннина. Богатого магната, умельца и сильного шиноби, которого почитают как посланника бога. Наш дорогой отец давно уже не подавал вестей, но, зная его, я могу спокойно сказать, что он все еще жив и здоров, чему, откровенно говоря, я безмерно рад. Думаю, брат вполне со мной согласен: ни один из нас не готов принять на себя заботу о корпорации Рикудо. Правда, мне хочется, чтобы он хоть иногда звонил и сообщал как у него дела. Есть у нашего отца глупая привычка терять свои телефоны и забывать присылать своим детям новые номера. Упрямый старик. Уверен, он все также хорош, как и двадцать лет назад. Все ниндзя долго живут, если их не убивают (хе-хе), и молодо выглядят. Нашему дорогому отцу уже давно за семьдесят, но выглядит он как тридцатилетний. Обладает хорошей фигурой, волосами каштанового цвета, и риннеганом (ему приходиться носить солнцезащитные очки, чтобы люди не задавали вопросов о необычных глазах). Из-за чего на него часто охотятся жадные к силе ниндзя. Впрочем, до старости нашему отцу еще далеко, а мы в меру сил отлавливаем с братом особо резвых типов.

В доме Рикудо Саннина я и Джирая оказались, когда нам было по три года. Хех, весело вспоминать. Там, кстати, мы и познакомились. Меня забрали из больницы, где я находился, после смерти матери, Джираю взяли из приюта. Первое наше знакомство не задалось: я врезал своему будущему братцу за то, что он назвал меня девочкой. Одно из ярких воспоминаний детства. Впрочем, я скоро забыл обиду, и мы крепко сдружились. И даже нашли себе еще одного друга, точнее подружку. Цунаде. Ее дед был соседом нашему отцу и занимался воспитанием своей внучки вместе с женой, так как родители нашей подруги погибли в автокатастрофе. Эх, как давно это было.

Я остановил машину возле дома и, заперев ее, направился к двери. Сегодня все должно быть тихо, гостей не намечалось. Зайдя в гостиную, замираю и принюхиваюсь. Не может быть… Снова?!

– Наруто!!! – кричу, вломившись на кухню.

– Привет, пап, – улыбнулся сын, пытаясь спрятать от меня рамен.

– Наруто, – тяжелый вздох, – какого демона?! Сколько раз тебя повторять: рамен не ежедневная пища!

– Ну-у, завтрака не было, – пожал плечами подросток.

– Правда? То есть заглянуть в шкафчик ты смог, а посмотреть в холодильник не сподобился?

– Ой! – пискнул он, когда я открыл дверцу холодильника, где находился приготовленный мной завтрак. – Пап, ну…

– Да тебе очень жаль, конечно, – последнее слово прозвучало весьма скептично. – Наруто, я понимаю, что не лучший повар, но ты бы мог просто мне об этом сказать, а не жрать рамен целыми днями.

– Ты хорошо готовишь. Прости, – сын опустил голову и отодвинул свою лапшу.

– Дракон с тобой, мальчишка. – Хмуро ворчу. – Доедай.

– Ты не обидишься? – тут же с улыбкой спросил он, придвигая рамен обратно.

– Это весьма глупый вопрос с твоей стороны. – Со вздохом сообщаю. – И да, Наруто, в качестве наказания тебе запрещено есть рамен чаще, чем один раз в три дня и три ночи. – Подросток округлил глаза. – Да, твоя отговорка «я ел не днем, а ночью» мной учтена, так что будь любезен, в ближайшие четыре месяца делать, как велено.

– Четыре месяца? – проглотив свой поздний завтрак, испуганно спросил он.

– Радуйся, что не год.

– Пап, ты злой.

– Когда это я говорил, что хороший? – удивленно спрашиваю, доставая сок. – Не помню за собой такого греха.

– Спасибо, было очень вкусно. – Произнес Наруто, убирая со стола.

– Вот это сейчас был сарказм или ирония? – изумленно спрашиваю.

– Ни то, ни другое. – Вздыхает сын. – Пап, ну прости. Я не хотел так с тобой поступать.

– Ну да, – киваю. – Не волнуйся, я тебя прощаю, – сообщаю ему, заметив хмурое выражение лица, – но ты все равно наказан.

– Пап!

– Все иди, – машу рукой. – Тебе надо отдохнуть.

– Ничего подобного, я мог сегодня спокойно пойти в школу! – возмутился подросток.

– Наруто, ты прекрасен, спору нет, но только не с этими восхитительными «украшениями» на теле. Уверен, тебе не хотелось бы завтра объяснять, как они так быстро исчезли. Кстати, ты так и не сказал мне из-за чего поцапался с теми парнями.

– Они интересовались, сколько стоит ночь с моей подружкой! – недовольно процедил сын.

– С какой подружкой? – У него уже девушка есть? Впрочем, что за глупый вопрос…

– С тобой!

Недоуменно моргаю:

– А я здесь причем?

– Они приняли тебя за девушку, – пояснил Наруто.

– А-а… Что?! Какого хрена?! Найду и убью мерзавцев.

– Пфф… – сын закрыл рукой рот и отвернулся от меня.

– Наруто, ты что, смеешься? – вкрадчиво поинтересовался, подбираясь к нему. – Ах ты, зараза, – обхватываю его поперек груди и приподнимаю над полом. – Я тут страдаю, понимаешь, а он смеется.

– Пап, пусти! – задергался сын. – Ну, пап.

– Ладно, ладно, иди уже, – я опустил его на пол и отпустил. – Не сиди весь день за компьютером, хорошо?

– Ага.

Наруто ушел, со вздохом сажусь на стул. Близится октябрь. Десятое число – день рождение сына и день гибели его настоящих родителей. Кажется, в этом году оно выпало на выходные. Мальчик, которого я называю сыном и люблю как родного, ребенок моей ученицы Кушины Узумаки и ее мужа Минато Намикадзе, обожаемого ученика Джираи. Десятого числа Наруто исполнится шестнадцать лет. Как быстро летит время.

Вздохнув, я решил приготовить обед. Закончив с приготовлением, тихо выругался, когда зазвонил телефон, и, торопливо стянув фартук, снял трубку.

– Алло.

– Привет, дорогой!

– Анко, – недовольно констатировал я. Моя бывшая супруга, которая не прожила со мной и двух лет, после усыновления Наруто. – Что тебе нужно?

– Хочу встретиться. Ты же мне не откажешь? – мягко проворковала она.

Хотелось бы отказать, но нельзя. Снова наплетешь Наруто какую-то мерзость, а мне потом разбираться. И ограничить их разговоры нельзя, потому что придется объяснять причину. Мысленно прокрутив варианты и убедившись, что шансов избежать встречи (кроме моей смерти) нет, говорю:

– Конечно, не откажу, – умеешь ты ставить в неудобное положение, Анко. – Только скажи, что на этот раз?

– Я хочу познакомить тебя с моим будущим мужем! – весело пропела женщина.

– Правда? То есть поздравляю! – едва сдерживая радость, сказал я. – Когда встреча и где?

– Сегодня в восемь вечера, ресторан «Жемчужина Моря».

– Буду, – спокойно произношу. Главное не выдать, как же я счастлив! Наконец-то она будет насиловать мозг кому-то другому. – Пока!

До сих пор не понимаю, почему тогда на ней женился. Влюбился? Нет, не было такого. У нее симпатичная внешность. Удивительный голос, который меня и привлек, а еще тогда у Анко был весьма приятный характер. Она мне нравилась. И тогда мне этого показалось вполне достаточно. Три года после свадьбы мы прожили вполне нормально, а возможно мне просто показалось, что нормально. И первые месяцы после усыновление прошли мирно, но потом… начался ад. Тогда я не знал почему Анко возненавидела Наруто. Она лопалась от гнева при виде меня держащего мальчика на руках. Я боялся доверить ей ребенка и, когда был занят, просил Цунаде или Шизуне присмотреть за малышом.  Охх… Лучше не вспоминать, а то нормального разговора с женщиной не будет.

Телефон снова зазвонил, и я устало вздохнул, поднимая трубку.

– Алло.

– Привет, дядя!

– Дейдара, и тебе привет. Разве ты не на работе? – спрашиваю, косясь на часы, но те упрямо показывали второй час дня.

– Ага, был, – немного хрипло отвечает племянник.

– Тебе хуже стало? – моментально подбираюсь.

– Да, руки болят невыносимо. И пальцы едва шевелятся.

– Ты сейчас где?

– К тебе еду.

– Кто вместе с тобой?

– Хидан.

– Хорошо, через сколько вы будете здесь?

– Минут пятнадцать, – пробормотал Дейдара и выпустил трубку, потому что я услышал, как Хидан громко выругался.

Быстро направился в хорошо оснащенный медицинский кабинет (ко мне часто пациенты наведываются домой), стал готовить все к прибытию племянника.  Нашел все нужные лекарства и, убедившись, что Наруто увлеченно играет на компьютере, вышел встречать Дейдару. Машина подъехала спустя пару минут. Хидан вытащил симпатичного блондина и пошел за мной, молча. Что удивительно. Как только Дейдару уложили, я принялся проверять его руки. Ну что за упрямый ребенок?! Почему он сразу ко мне не приходит?! Подхватив скальпель, осторожно надрезал кожу на его ладонях. Пошла почти черная и слишком густая кровь.

– Хидан, придвинь капельницу.

Пепельноволосый выполнил мою просьбу и снова-таки молча. Кажется, кто-то волнуется. Установив капельницу, беру шприц с лекарством (с прошлого раза я его немного улучшил) и вколол племяннику.

– Сколько он еще проваляется? – хмуро спросил Хидан.

– К вечеру будет как новенький, – спокойно отвечаю, перевязывая руки Дейдаре.

– Блядь!

– Ну, наконец-то, – обрадовался, услышав, что пепельноволосый матерится. – А то я уже испугался. Пошли, ему надо отдохнуть. Как твои дела?

– Какузу, сука, мне изменяет!

Ни фига себе смена темы. Какузу Такигакуре известный бизнесмен. На деньгах этот парень помешан. Они его божество, мечта и главная цель всей жизни. Какузу высокий загорелый мужчина спортивного телосложения. Он весь покрыт шрамами: бурное прошлое и настоящее. Глаза у него зеленые с красными белками, так что он тоже таскает солнечные очки. И да, он шиноби. Как и Хидан. Пепельноволосый немного ниже своего любовника, но тоже обладает хорошей фигурой, он светлокож, и у него глаза малинового цвета (этому удается отбрехаться легче всех остальных даже слова не говоря – все искренне верят, что это линзы). Хидан Джашин работает в полиции (и Дейдара тоже), что не меняет его редкой грубости. Этот парень не может жить без матов. Он говорит нормально (или вообще молчит; ну или экспрессия просто зашкаливает), когда сильно волнуется. Понятия не имею, как сошлась эта парочка: они друг друга терпеть не могли. Цапались по любому поводу. И постоянно дрались. Продолжалось такое пару лет, а потом (внезапно!) они стали любовниками.

– Какузу? Он ведь не самоубийца, – я покачал головой, наливая чай и размышляя кормить гостя или нет. Наверно, лучше покормить.

– Ты его тело видел? – спросил Хидан.

– Видел, – я вспомнил о шрамах и покачал головой: с такими украшениями можно начинать сомневаться в здравомыслии Какузу. Или в его инстинкте самосохранения. – Ладно, опустим разговоры о его суицидальных наклонностях.  С чего ты взял, что Такигакуре тебе изменил?

– Он ебал шлюху на нашей кровати. Этот чертов ублюдок привел домой шлюху и трахал ее на нашей кровати!

Всегда сомневался, есть ли у Какузу здравый смысл? И только что убедился в своей правоте. Он у бизнесмена отсутствует напрочь.

– Злишься?

– Да, блядь, я злюсь. – Хидан смерил тарелку с картошкой и бифштексом уничижительным взглядом и принялся есть. – Хочешь трахнуться?

– Еще раз такое предложишь, и я выколю тебе глаза. Из лучших побужденный. А если так сильно хочешь отомстить, то поимей его вместо шлюхи.

– Шутишь? – Хидан выпучил глаза.

– Я абсолютно серьезен. Он и так кругом провинился.

– Э-э-э… Бля… ты его все еще хочешь вскрыть? – полицейский застыл.

– Ага. Такой экземпляр! – мечтательно закатываю глаза. – Но сука сбежал прямо со стола! Живучий гад. Но если ты его поимеешь, я откажусь от идеи сделать ему вскрытие: как тебе предложение?

– Заманчивое… но что ты хочешь взамен?

– Догадайся! – и довольно улыбаюсь.

Хидан сглотнул. Вцепился в свои волосы и недоверчиво уставился на меня.

– Нет… – как-то неуверенно произнес он. – Блядь, нет! Он же меня убьет!

– Да что тебе сделается? К тому же, тебе нравится боль.

– Не настолько же!

– Ладно, ладно, – поднимаю ладони вверх. – Но ты подумай. У меня есть одна вещица, что сделает его посговорчивее.

– Я… подумаю…

– Вот и ладно. Пойду, посмотрю как там Дейдара. – У меня большой дом. В левом криле находится медицинский кабинет, лаборатория и много комнат, в которых лежат кучи хлама. В правом находится кухня, пара ванн, столовая, которую мы редко используем, гостиная и спальни. Сейчас я прошел по коридору к медицинскому кабинету. – Очнулся? – спрашиваю, закрывая дверь.

Племянник открыл глаза. Они у него, кстати, потрясающего синего цвета, будто небо в жаркий солнечный день. У Наруто такие же яркие глаза и иногда мне кажется, что они родные братья, но только иногда. Да к тому же, роды у Цунаде в тот день принимал я, и этого мальчика держал на руках первым. Он пошевелился и недовольно поморщился, заметив капельницу.

– Ох… больно!

– А не должно? – со вздохом спрашиваю, подходя ближе и проверяя пульс, температуру и сняв повязки, поддел зажившую корку на ранах, убеждаясь, что кровь бежит нормальная. – Дейдара, не надо доводить до такого. Погоди! – я поднял руку, останавливая племянника. – Ничего не говори! Ты мне уже обещал, что такое больше не повторится. В общем так, если не хочешь, чтобы Цунаде об этом у знала, будешь раз в две недели являться ко мне на обследование. Когда, выбирай сам.

– Дядя…

– Мне надоело тебя покрывать! – мне больно смотреть, как ты страдаешь. – Решай. Завтра или послезавтра можешь дать мне ответ. – Я отодвинул капельницу и быстро залечил ранки с помощью медицинских техник. – Пошевели пальцами. Реакция замедленна, но это скоро пройдет. Пошли, тебе надо чего-нибудь съесть. И не дуйся!

– Я не дуюсь! – обиженно проворчал племянник.

– Ну-ну. – Я открыл дверь на кухню и заметил Наруто и Хидана, что возмущенно о чем-то спорили. – Тихо! Как бабы базарные, честное слово. И, Хидан, ты же знаешь…

– Я ничего такого не говорил.

– Поверю на слово.

– Дейдара!

– Привет, Наруто!

Нет, все-таки два блондина в моем доме это слишком много. Особенно если один из них Дейдара, что обожает устраивать всякие пиротехнические шоу, а второй мой слишком активный и любознательный сын.

– Даже не думайте, – я положил им ладони на плечи, – никаких фейерверков!

– Ну, пап!

– Дядя! – в один голос возмутились блондины.

– Нет, – качаю головой. – Вот не надо на меня так смотреть. Ладно, ладно, я позволю вам повеселиться на выходных!

– Ура!

Дейдара и Наруто быстро пообедали и убежали играть. Иногда поражаюсь своему племяннику, но потом вспоминаю, кто его отец и думаю, что лучше уж так, чем вести себя, как Джирая. Нет, я своего брата люблю, но иногда мне сильно хочется его убить. Очень сильно.

Хидан поблагодарил за обед, попрощался со мной и уехал на работу. Ну, хоть кто-то не отлынивает, хотя он скорее будет обдумывать мое предложение.

До встречи оставалось несколько часов, и у меня есть шанс немного отдохнуть. Чем я и занялся, предварительно поставил будильник, если случайно усну.

Проснулся за час до встречи. Принял душ, оделся и, заглянув к сыну, предупредил Наруто, что вернусь поздно (не уточняя с кем встречаюсь), после чего потопал к машине.

«Жемчужина Моря» оказалась уютным рестораном. Я вошел и, быстро осмотрев помещение, направился к бывшей супруге, что лениво рассматривала меню.

– Доброго вечера, – мягко говорю, занимая стул напротив женщины. – Потрясающе выглядишь, Анко.

– Орочимару, – протянула она, подняв на меня взгляд, – я рада тебя видеть.

– Где твой жених? – интересуюсь, заметив, что на стуле рядом с ней лежит дамская сумочка.

– Он задерживается, – со вздохом сообщила Анко. – Обещал, что будет через полчаса.

– О, правда? Как он может, – я качаю головой, хитро улыбаясь. – Оставить такую красавицу наедине с бывшим супругом…

Митараши фыркает и тепло мне улыбается. Моя бывшая супруга мало изменилась. Разве, что ее волосы удивительного темно-фиолетового цвета стали длиннее. Они были собраны в высокий конский хвост, делая Анко немного старше, чем она выглядит. Она низкого роста, с ладной фигуркой, обладательница сладкого голоса и глаз цвета кофе с молоком.

– Как всегда, красноречив. – Произнесла она. – Я уже почти поверила, что за эти полчаса получу море удовольствия.

– Почти? Уверяю тебя, ты действительно получишь море удовольствия! – со смешком сообщаю. – Приложу для этого все усилия.

– Я тебе верю, – кивает она. – Как Наруто?

Напрягаюсь и бросаю на нее внимательный взгляд, прежде чем ответить:

– Хорошо.

– Значит, если я приглашу вас двоих на свою свадьбу, вы придете? – любопытствует она, подзывая официанта.

– Не думаю, что это хорошая идея. – Хмуро произношу и, после того как подошел работник ресторана, заказал себе легкий ужин.

– Это печально. Но ты мог бы попросить своего сына прийти.

– Анко, это не лучшая идея.

– Да что в ней такого плохого? – удивилась женщина, непонимающе смотря на меня.

– Наруто помнит.

– Ох, – она вскинула на меня взгляд. – О Боже, я думала он уже забыл… – растерянно пробормотала Анко.

Я предпочел промолчать. Такое трудно забыть, Анко. Правда, Наруто помнит те события не совсем точно. Но это к лучшему.

– Давай не будем, – я нашел в себе силы улыбнуться. – Расскажи мне о своем будущем муже!

– Компромат собираешь? – со смешком спросила женщина. – Ой, ладно, какая разница. Его зовут Ичиго Консю. Он адвокат. Умен, красив и богат.

– И все? Что же ты так скупо описываешь жениха? – спрашиваю, вежливо улыбаясь официанту, когда тот принес наш заказ. – Шампанское?

– У меня есть повод, чтобы праздновать. И не один! – засмеялась  Анко.

– Не один?

– Я вылечилась. Орочимару, у меня будут дети!

Потрясенно вздыхаю.

– Поздравляю!

Я действительно рад за нее. Пусть у нее все будет хорошо.

– Орочимару…

– Что, Анко? – удивленно смотрю на нее.

– Я не видела Наруто давно, он, наверное, теперь похож на Кушину? – осторожно спрашивает она, внимательно следя за мной.

– М-м-м, да нет, Наруто больше похож на Минато. – Задумчиво сообщаю. – Хотя характер у него, как у Кушины.

– Наверное, грустно, что он больше похож на отца, чем на мать, – со вздохом говорит Анко, опуская взгляд.

– Нет, конечно. – Фыркаю. – Наруто это Наруто, он особенный и удивительный мальчик. – Я замолкаю и удивленно смотрю на бледную женщину. – Тебе плохо? Что-то болит?

– Мне страшно, – шепчет она.

– Почему?

– Страшусь того, что ты со мной сделаешь, если я задам тебе следующий вопрос.

– Задавай, обещаю, ничего тебе не сделаю.

– Ты любил Кушину? – мне показалось, что она напряглась в ожидании ответа. Анко смотрела на меня, но ее взгляд был насторожен, будто женщина ожидала удара.

– Конечно, любил, и сейчас люблю, – говорю. И замечаю, как глаза моей бывшей жены сильно распахиваются. – Она ведь моя любимая младшая сестренка, пусть и не родная по крови.  – Анко вдруг улыбается и всхлипывает. – Ты чего?

– Прочти меня, Орочимару, прости… – со слезами на глазах просит она, и я недоуменно молчу, не понимая, что делать. Что такого было в моих словах?

Домой возвращаюсь в час ночи. Наруто уже спал, и я медленно побрел наверх, к своей комнате, но застыл возле двери его спальни. Надо будет поговорить с ним, однако это лучше отложить до завтра.

Дверь неожиданно распахнулась, и я удивленно смотрю на сына, что вышел ко мне.

– Почему ты не спишь? – тихо спрашиваю.

– Я тебя ждал.

– Зачем?

– Ты встречался с Анко? – хмуро спросил Наруто.

– Да. Откуда ты узнал?

– Цунаде звонила, она хотела узнать, правда ли, что твоя бывшая идет замуж.

– Правда, – хмыкаю я.

– Почему ты с ней встречался? Она ведь пыталась тебя убить!

– Ну, во-первых, это было давно. Во-вторых, мы встречали в людном месте. И, в-третьих, она бы мне ничего не сделала.

– Отец!

– Наруто, – я обнял его. – Ничего не случилось. Все хорошо.

Сын прижался ко мне, и я облегченно вздохнул, про себя благодаря всех богов и демонов, что Наруто не помнит точно все прошедшее почти десять лет назад. Боюсь представить, чтобы было, если бы Нару вспомнил, что тогда моя бывшая супруга пыталась убить не меня, а его.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Добавить комментарий