Спаси меня

Авторка: Silver Raven

Фэндом: Naruto

Персонажи: Орочимару, Узумаки Наруто, Учиха Итачи, Учиха Саске и многие другие

Рейтинг: NC-17

Жанры: слэш, джен, гет, романтика, мифические существа, фэнтези, POV, AU

Предупреждения: OOC, нецензурная лексика, смена пола (gender switch)

Дисклеймер: герои аниме/манги мне не принадлежат

Статус: в процессе

Публикация на других ресурсах: стучите, там разберемся

Описание: Кто из них нуждается в спасении? Врач с множеством скелетов в шкафу? Его сын с непростой судьбой? Два брата, между которыми нет понимания? Или демон, заключенный в хрупком человеческом теле?

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.


Глава 2

– Все девять хвостов Курами, кому же неймется с самого утра?! – ворчу, протягивая руку к мобильному. – Алло!

– С добрым утром, дядя.

– Дейдара, – не отрывая головы от подушки, говорю. – Какого демона? У меня сегодня законный выходной!

– Знаю, потому и звоню.

– Так, – я таки сел в кровати и открыл глаза, уставившись на часы. Десять утра, почти хорошо. – Что случилось?

– Я хочу познакомить тебя со своей девушкой.

Пару секунд перевариваю информацию и недоуменно уточняю:

– Почему меня?

– Потому что из всей нашей семьи ты самый нормальный. К тому же, не страдаешь предубеждением перед кукольниками.

– О, так твоя девушка кукольник! – сразу же проснулся я. Вот с этого и надо было начинать! – Когда и где встреча? – спрашиваю, игнорируя смешок племянника. Ну-ну, посмейся мне еще, и кто-то останется без девушки. В буквальном смысле. – Ага, понял. Кстати, как ее зовут?

– Сасори, – произнес Дейдара и отключился.

– Сасори, – повторяю. – Хм, знакомое имя. Где же я его слышал? Ладно, увижу ее, может и вспомню что к чему.

Потянувшись, слезаю с кровати и направляюсь в душ. Прохладная вода взбодрила меня. И я покинул ванную комнату уже почти живым. Наруто вчера остался у друга, потому мне сегодня сказочно повезло, не нужно рано вставать, чтобы приготовить завтрак, дабы угодить привередливому ребенку. Ну, это я, конечно, утрирую. Наруто никогда не был капризным, но вот упертым – это да, это его. Сын захотел переночевать у друга и четыре долгих дня нудил мне об этом каждую минуту, пока мое терпение не лопнуло, и я не дал согласие. Что поделать, ему редко разрешалось возвращаться домой после двенадцати, категорично запрещено курить. За перегибы с алкоголем он отгребает. Особенно, когда я замечаю, а меня так просто не провести (ах, бурная молодость). Парню скоро шестнадцать, но ничего не могу с собой поделать. Да, Наруто знает много техник и прекрасно владеет боевым искусством. Но только это ничего не значит, когда мое волнение выходит из-под контроля. Джирая в такие моменты называет меня тираном, я его одариваю званием извращенец.

Бросив взгляд на часы (они у меня были развешаны почти по всем комнатам), прикидываю, что вполне могу приготовить себе поздний завтрак и только потом готовиться к встрече с племянником и его девушкой.

Возле парка, прямо у входа (возле ажурной арки) стоял мой дорогой племянник. Дейдара выглядел хорошо. Волосы собраны в конский хвост, черная футболка и синие джинсы подчеркивали весьма неплохую фигурку. На левом запястье находился браслет, сделанный из кожаных полосок, сплетенных между собой. Он, заметив меня, широко улыбнулся:

– Привет!

– И тебе того же, – хмыкнул я. – Где твоя девушка?

– Будет с минуты на минуту.

– Даже без получасового опоздания? – удивляюсь,  внимательно осматриваясь. – Такое возможно?

– Вполне, – серьезно кивает блондин, и я лишь удивленно качаю головой. – А вот и она! – с улыбкой произносит Дейдара, и я поворачиваюсь, чтобы посмотреть на кукольницу, которая рискнула (на свою голову) начать встречаться с моим племянником.

У меня хорошая память на лица. И, как оказалось, на имена тоже. Конечно же, я ее узнал. Сасори Хируко. Хотя она сильно изменилась за семь лет. Выросла, стала еще красивей и приобрела хорошенькую фигурку. Рыжие волосы отрасли до середины спины, а в карих глазах не было той бездны отчаянья и боли, что я видел в них раньше. Что ж, это замечательно.

Дейдара и Сасори обменялись приветствиями (а племянник неплохо умеет ухаживать за девушками, хоть комплименты делает) и только после этого блондин сделал шаг в сторону, чтобы представить меня (прикрыл любимого дядю спиной, дабы не смущать свою подружку родственником, ага). Рыжая удивленно приподняла бровь, не понимая, к чему парень сделал все эти действия, но бросив случайный взгляд на мое лицо, застыла. Так, что мной уже детей пугают? То есть молодых девушек? Она внимательно меня изучала, и, сделав ко мне шаг, спросила:

– Доктор Орочимару? – ого, не только у меня память хорошая.

– Привет, Сасори, – с улыбкой произношу я. – Как ты?

– Хорошо, – растерянно произнесла она, но, осознав, кто перед ней, неожиданно бросилась ко мне на шею. – Доктор Орочимару, я так рада Вас видеть!

– Я тоже, – со смехом произношу, рассматривая ошарашенное лицо племянника. Подмигиваю ему. – Все, Сасори, отпусти меня, а то Дейдара подумает что-то не то.

– Вы знакомы друг  другом? – растеряно спрашивает блондин, отводя челку от левого глаза.

– Да, – отвечаю прежде, чем девушка успела что-то сказать. – Я был ее лечащим врачом.

– О, тогда ясно, – племянник кивнул.

– А вы…? – девушка не заканчивает предложения и внимательно на нас смотрит.

– Дейдара мой племянник, – с улыбкой сообщаю. Кукольница удивленно моргает и шокировано смотрит на меня, а потом на парня. В ее глаза так и читается: не может быть! – Да, да, именно он.

– Но…

– Да все нормально, – прерываю ее. – Ты должна волноваться о другом!

– О чем же?

– Он тебе сейчас допрос с пристрастием устроит, – как-то даже флегматично пояснил Дейдара. – Ты же моя девушка, кукольница и в придачу его бывшая пациентка, так что дядя от тебя не отстанет.

– Я бы попросил, – возмущаюсь, – между прочим, все это очень важно! К тому же, если мне будет известна информация, то твои родители будут спокойны.

– Ну да, ну да, – скептично пробормотал блондин.

– Дейдара, радость моя, а я ведь могу поделиться с девушкой весьма пикантными подробностями твоей жизни. Верно, Сасори?

– Да, – кивнула она и ее глаза зажглись неподдельным интересом.

– Я понял! – племянник поднял руки. – Больше так не буду.

– Вот и замечательно, – пропел я. – Купи нам водички.

– Дядя… – с намеком произнес Дейдара.

– Ой, да успокойся! – качаю головой. – Не съем и даже не покусаю – мы просто поговорим. – Сасори кивнула, подтверждая мои слова, и племяннику пришлось смириться и пойти купить нам воды. – Ну, рассказывай! – поворачиваюсь к девушке.

Конечно же, сперва я узнал все о состоянии ее здоровья. Это был лично мой интерес, как бывшего лечащего врача. Сразу захотелось убедиться, что с ней все в порядке. Потом расспросил Сасори о бабушке и только после этого приступил к допросу, расспрашивая о ее жизни, учебе, хобби, мечтах, настроении и тому подобное. Когда вернулся Дейдара, мы уже обо всем поговорили, обменялись телефонами и договорились о следующей встрече.

– Поговорили? – уточнил блондин, протягивая нам две бутылки с водой.

– Конечно, – отвечаю, благодарно улыбаясь: горло пересохло. – Мы очень хорошо поговорили, так что, детишки, оставляю вас наедине. Развлекайтесь, – с ехидным смешком добавил я, поднимаясь.

– Ты уходишь? – удивился Дейдара.

– А я должен нести почетную должность дуэньи? Если она вам так нужна, могу позвать Цунаде или Шизуне. Но, думаю, без дуэньи обойдетесь, так что веселитесь. До встречи, Сасори. Увидимся, Дей. – Попрощался я с ними и пошел к машине, на ходу попивая воду.

 

***

Блондин сидел на кухне, поглаживая кончиками пальцев чашку с чаем. На улице царила теплая погода, так что причиной столь пристального внимания к горячей жидкости в белой посуде являлось паршивое настроение Узумаки Наруто.

Скрипнула входная дверь, и подросток молнией понесся навстречу отцу. Черноволосый мужчина удивлено посмотрел на сына, надевая комнатные тапочки веселого розового цвета, после чего обратил внимание на часы.

– Что вы усели разрушить? – спросил Орочимару, бросив ключи на тумбочку, и, обняв Наруто, направился на кухню.

– Ничего, – мрачно произнес парень.

– Тогда что произошло? – заинтересовался доктор Саннин, доставая воду из холодильника и наливая ее в стакан. Мелкими глотками выпив жидкость, он вернул бутылку наместо, а стеклянную посуду ополоснул. – У тебя такой вид, словно кто-то прошелся наждаком по свежей ране.

– Это правда? Ты запретил вызывать меня на Турнир? – тихо спросил голубоглазый блондин, мрачно уставившись на отца.

– Хм? Не помню такого, – задумчиво произнес брюнет. – Ты уверен, что я запретил? И, кстати, кто тебе такую глупость сказал?

– Тогда почему остальные принимают участие в Турнире, а я нет? Если ты не запрещал, тогда что?

– А ты подумай, – хмыкнул отец. – Неужели никаких идей? Тогда вспомни о своих тренировках.

– И что?

– Ты понимаешь, что уровень твоей подготовки намного выше, чем у других юных шиноби? Для них драка с тобой почти смертельный приговор.

– Но…

– И еще никто не рискнет тебя вызывать на Турнир во второй раз, потому что первый закончился побоищем.

– В смысле? – удивился Наруто. Его уже вызвали? Когда?!

– Тебе еще и года не исполнилось тогда, – мрачно ответил Орочимару. –  А отклонить вызов было нельзя, так что я принял его вместо тебя, на правах опекуна твоей матери.

Подросток удивлено моргнул. Слишком рано. Обычно первый вызов на Турнир приходит в двенадцать лет. Тех, кто был старше тридцати или не хотел принимать участия в драках, не трогали. И что там было написано, если его приемный отец не смог отклонить вызов, а вышел драться?

– А?..

– Все расскажу, как только отпразднуем твой день рождения. – Сразу отмел все незаданные вопросы мужчина.

– Хорошо… – растеряно пробормотал Наруто.

 

***

 

– Что за издевательство? – тихо проворчал я, открыв глаза и потянувшись к телефону. – Да? – неприветливо бросил в трубку. – Цунаде, третий час ночи… Ну? Кто? Ах, он… ладно, слушаю. Угу. Понял. Буду. – Бросив телефон на тумбочку, я недовольно застонал, но встал.

Быстро оделся, взял мобильный, ключи от машины, покинул дом и поехал в больницу.

Возле входа ждала Шизуне, держа в руках бумажный стаканчик с крепким кофе.

– Благодарю, ты меня спасла, – тепло говорю женщине, принимая бодрящую жидкость и быстро проглатывая ее, благо она немного остыла. – Палата та, что и в прошлый раз?

– Да, – брюнетка кивает, и мы торопливо идем по коридору, дабы как можно скорее добраться до моего проблемного пациента. Вечно мне не везет с Учихами.

Возле палаты стоят несколько человек, но Цунаде никого не пускает, заградив собой дверь и что-то объясняя мужчине. Очень знакомому, кстати. Точно, это он!

– Обито, Рин, – говорю я, подходя ближе, отдав пустой стаканчик Шизуне, которая тут же убежала куда-то.

Молодая женщина кивает мне и вымученно улыбается, а мужчина вздрагивает и резко оборачивается.

– Орочимару, – произносит Тоби, который на самом деле Обито и которому я случайно перекрутил имя. – А вы…

– Ну, наконец-то! – говорит Цунаде, оборвав ученика Минато. – Твой пациент ждет.

– Может, ты мне скажешь, что с ним конкретно случилось или это тайна? – быстро говорю, пока невестка не втолкнула меня в палату без какой-либо информации.

– Иди, – подруга быстро впихнула меня в комнату, да так, что я едва не пропахал носом по гладкому полу, хорошо хоть смог устоять на ногах. – Нельзя! – а это она сказала Обито и Рин.

Недоуменно пожав плечами, я потер плечо (Цунаде, можно же нежнее!) и пошел к постели, где лежал Учиха Саске. Без сознания. Ну, просто отлично. Ладно, может так даже лучше. Ох, это нехорошо. М-да, парень, что ты такое творишь? Жить надоело? Так, ладно, сейчас лечим, а потом пойду говорить с остальными.

Закончил через полчаса. Парень так и не проснулся, хотя расспросить его мне хотелось очень сильно, я был рад тому, что мальчишка находится в беспамятстве. Потому что сначала пришлось бы на него орать, а только потом разбираться. Так что нужно немного успокоиться, а завтра устроить младшему Учихе допрос с пристрастием. А пока поговорю с его родственниками.

– Ну? – я закрыл за собой дверь палаты и внимательно посмотрел на учеников Минато. – Что у вас творится?

Рин печально вздохнула и посмотрела на мужа, Обито мрачно посмотрел на меня.

– Тоби…

– Я не знаю, – ответил начальник полиции, поднимаясь.

– Работа не отпускает? – сухо спрашиваю, до сих пор не могу простить Тоби, что он подал Дейдаре идею стать полицейским.

– Орочимару, – начал он.

– Свое имя я знаю, – мрачно сообщаю ему. – Не уходи от ответа: что у вас происходит?

– Ничего. – Холодно произнес черноглазый брюнет.

– Да ну? Твой племянник, – я махнул рукой в сторону палаты, где лежал Саске Учиха, – неожиданно наглотался таблеток. Ты хочешь сказать, что это нормально? – пристально смотрю на Обито.

Ученик Минато молчит. Знаю, он меня боится с тех самих пор, когда я лечил ему глаза. А возможно с того времени, когда мне довелось вправлять мозги его обожаемому наставнику? От этого страха мужчина не избавился – и сейчас, под моим внимательным взглядом, Обито охватила едва заметная дрожь.

– Ну?

– У него проблемы, – отозвалась Рин. Я бросил на нее мимолетный взгляд, но, заметив кое-что, тут же уставился на нее. А хорошо, что не прекратил действие медицинской техники, столько интересного увидеть можно.  – Что?

– Да так, ничего, – качаю головой. – Какие проблемы?

– Давние. – Говорит Тоби и хмурится.

Я моргаю, но, вспомнив, недоуменно произношу:

– Шутишь? Столько лет прошло! Ты что, не отвел его к психологу?!

– Отвел, я не дурак, Орочимару, твои слова запомнил хорошо, но психолог ему не помог. Ни первый, ни второй, ни десятый, – со вздохом произнес Тоби. – Меня и Рин мальчик едва терпит, брата – ненавидит, с остальными людьми почти не разговаривает.

– Какого хрена ты молчал, Тоби?! – рыкнул я.

– Успокойся, Оро, – вмешалась Цунаде, оттесняя от меня начальника полиции. – Думаю, мальчик боялся.

Оторопело смотрю на невестку, потом понимаю, что она так назвала Обито, невольно качаю головой.

– И чего, позволь спросить, ты боялся, Тоби? – спрашиваю.

– Помешать тебе.

– В чем?

Он смотрит на меня. Внимательно и роняет только одно слово:

– Наруто.

– Намекаешь, что я не могу нормально воспитать ребенка? – угрожающим тоном уточняю, отодвигая в сторону невестку и приближаясь к начальнику полиции. – Тоби, мальчик мой, если бы ты пришел и попросил меня, я бы помог тебе. И ты это знаешь. И даже знаешь почему.

– Знаю.

– Балбес, – вздыхаю, посмотрев на испуганную Рин. – Да ничего я ему не сделаю, – бурчу ей. – Потом поговорим. Утром. Я посплю и успокоюсь. А пока Саске побудет здесь. За ним присмотрят.

– Проблем с Арнольдом не будет? – спрашивает невестка.

– Я нашел себе замену, так что могу спокойно уйти из его больницы.

– То есть ты согласен у меня работать? – довольно спрашивает Цунаде.

– Я подумаю, – улыбаюсь ей.

– Только быстрее.

– Хорошо. Езжайте домой. – Говорю Обито и Рин. – Приедете утром или днем.

– Ладно, – кивает женщина и тянет мужа за собой.

Интересно, когда она порадует Тоби новостью о пополнении семьи? Хотелось бы посмотреть на его лицо  этот момент. Попросить что ли крошку Рин сделать фотографию? Хотя она уже давно не крошка. А Наруто не забавный карапуз, что любил попробовать на свои режущиеся зубки всю мебель и не только ее. А Учиха Саске не шестилетний мальчик, которому я делал сложнейшую операцию. Демоны! Как быстро летит время…

Стоило мне проснуться и выпить кофе, как пришлось разбираться со старшим братом Учихи Саске. Дейдара говорил, что его новый напарник упрямый, но, честное слово, не думал, что он настолько напористый. При нашей первой встрече парень был не таким упрямым.

– Я хочу увидеть брата. – И такой взгляд, словно он меня порезать хочет на мелкие кусочки. Нет, парень, ты не на того попал.

– Нельзя, – спокойно отвечаю.

– Почему?

Так и подмывает сказать «по кочану», но такого юмора Учиха Итачи не поймет.

– Потому что к больным посетителей буду пускать через полтора часа, то есть в девять. Ждите. – Я собираюсь уйти, но он заступает мне дорогу. – Что?

– Как он?

– Нормально. Жить будет. – Я немного хмурюсь. – Мне нужно будет поговорить со всеми вами – не хотелось бы, чтобы Саске еще раз сделал подобное.

– Считаете, что поможет? – мне показалось или в голосе парня проскользнула надежда?

– Надеюсь разобраться в причинах. Это может помочь ему. – Я внимательно изучаю лицо молодого полицейского. – Всю ночь не спали?

– Дежурство.

– Хм. – Кошусь в сторону комнаты, где перекантовался до утра. – В таком состоянии я Вас никуда не пущу, – говорю парню. – Идите за мной. – Учиха Итачи после некоторого размышления все-таки идет мне вслед. – Можете здесь поспать пару часов. Давайте, давайте. Отдохните немного. Ваш вид Саске не поможет.

– Благодарю, – кивает он, и я покидаю комнату до того, как Итачи устроился на постель, где совсем недавно так хорошо мне спаслось.

Итак, пора навестить больного. О, кажется, у меня сегодня день сюрпризов. И все какие-то странные.

– Проснулись, Учиха Саске? – говорю, подходя к кровати.  И снова молчание. Так, меня это уже начинает раздражать. – Язык откусили? – хмуро интересуюсь, рассматривая показатели. И тишина. – Молодой человек!..

– Хн… Ты не старше меня, придурок.

Что? Вот ведь мелочь!

– К твоему сведенью, Саске, у меня уже есть взрослый сын.

– И сколько ему? Пять? – на лице подростка появилась кривая усмешка.

– Почти шестнадцать, – ровно отвечаю и довольно наблюдаю, как у парня вытягивается лицо. – А мне пятьдесят лет.

Ого! Вот это точно достойно кисти художника. Столько эмоций на ранее равнодушном лице! М-м, просто красота!

– Врешь, – выдохнул парень.

– Нисколько, – улыбаюсь и достаю из кармана водительское удостоверение. Ага, прецеденты уже бывали. – На, любуйся.

Парень моргал. Долго присматривался. Ясно, лекарство не пил, значит. Потом мрачно вернул мне документ, пока я почти незаметно ухмылялся.

– И что дальше? – подросток вскинул голову.

– Допрашивать буду, – со сладкой улыбкой произношу. Наруто всегда говорит, что от такой моей улыбки его передергивает. Саске тоже вздрогнул. Отлично. – А теперь, дитя, молись и кайся.

– Не буду.

– Правда? Тогда мне идти вызванивать твоих родственников? Наверное, лучше брата. – Как бы задумчиво протянул я. Ого, как же его перекосило. Кажется, Тоби не преувеличивал, говоря, что мальчик ненавидит старшего брата. Я бы добавил еще слово «люто». Да, именно так: люто ненавидит. – Ну, что? Говорить будешь? – А быстро он взял себя в руки. Но не с тем решил тягаться. У меня о-очень богатый опыт общения с детьми. Проблемными, острыми на язык и с тяжелым характером (бурная молодость). – Значит, не хочешь. Твои проблемы, – теперь и мои тоже. – Ты быстро восстанавливаешься. Не считая глаз. Лекарство не пил? Зря. Я его специально для таких умников делал, чтоб не ослепли. Тебя скоро выпишут и…

– …и дядя с тетей и братом отвезут меня домой. – Насмешливо прервал он меня.

– Нет.

– Нет? – недоуменно спросил Саске.

– Я поговорил с твоими родными, и они решили отправить тебя на лечение.

– В психбольницу? Так и знал, – процедил парень.

– Какая еще психбольница? – ничего себе у него мысли!

– А что, нет? – вскинулся он, подслеповато щурясь на меня.

– Нет, конечно. Я займусь лечением вот этой проблемы, – сообщаю, щелкая пальцами перед его глазами.

Мальчик раздраженно хмурится, но расслабляется:

– А-а, так они собираются держать меня здесь во время лечения.

– Нет. Ты будешь жить у меня. – Если оставить его в больнице, то она долго не простоит. Цунаде разнесет все, а Учиху вообще задушит. – С твоими родными все согласованно. – Нет еще, но мне хватит и часа, чтобы объяснить им пользу такого выбора.

– Я не согласен!

– А тебя никто и не спрашивает. Если не хочешь, чтобы твои глупые слова о больнице душевнобольных стали реальностью, будешь делать то, что нужно.

– Угрожаешь?

– Объясняю, что тебе светит в ближайшем будущем. Тебя либо поставят на учет, как суицидника, либо отправят подлечить нервы. Обито, конечно, пока может прятать это, но он не всесилен, а если кто-то узнает, особенно из тех милых дам, что обожают совать свой нос во все дела и «помогать», то ты познаешь всю радость жизни. Барышни даже будут навещать тебя. Мило щебетать о том, как же они спасли несчастную жертву от жестокого обращения родственников. Твою историю будут печатать в журналах и газетах. Возможно, даже снимут какую-то программу. Хочешь этого?

– Нет. – Подросток опустил голову.

Да уж, перспективу я ему нарисовал нерадостную. Удивляюсь, как еще никто из «Сестер Милосердия» им не заинтересовался. Они всегда в первых рядах.

– А тебе это зачем?

– Я десять лет назад тебя спасал не для того, чтобы ты сейчас по своей глупости сгубил все мои старания. – Завибрировал телефон. – Зайду позже.

– Сто… – дверь захлопнулась, отрезая звуки.

И кто ко мне звонит? Тоби! Как раз то, что нужно.

– Доброе утро, Обито. У меня к тебе серьезный разговор.

 

***

– Как самочувствие? – поинтересовался доктор Саннин, когда Итачи проснулся.

– Лучше. – Коротко ответил парень, рассматривая лечащего врача Саске, сидящего за столом.

Длинные черные волосы были собраны в низкий хвост и переброшены через плечо, так что Орочимару подергивал их и тихо ругался, когда случайно тянул слишком сильно, но от чтения пока не отрывался. Спустя пару минут, он отбросил волосы назад, на спину, и, встав, подошел к полицейскому.

– Действительно, уже выглядишь намного здоровее. – Кивнул врач.

Они с Итачи почти одного роста, Орочимару всего на пару сантиметров ниже, но сейчас сидящему на кровати парню казалось, что мужчина невероятно высок. Белокож, одежду предпочитает либо темную, либо яркую – никаких бледных цветов. Под халатом оказались черные джинсы и синяя футболка с забавным изображением нарисованного зверька. Необычный выбор. Ведь если дядя Обито сказал правду, то Саннину уже пятьдесят. Хорошая фигура, ни намека на лишний жир. Наверняка чем-то занимается. Лицо привлекает внимание. Заостренный подбородок, полные губы, тонкие черты лица, аккуратный нос, четко очерченные брови и обычные карие глаза. Почему-то Итачи подумал, что это странно. Привлекателен. Если смотрят в лицо, то сразу понимают, что это мужчина, а вот со спины наверняка принимают за девушку. Из-за длинных волос – отрастил аж до талии. Из-за изящной фигуры. Из-за некоторых повадок.

– Насмотрелся? – с мягким смешком спросил Орочимару и подмигнул удивленному Учихе. – У меня к тебе несколько вопросов и одна важная новость. – Стал серьезным мужчина и в эту секунду Итачи поверил, что доктор Саннин старше, чем выглядит.

 

 

***

 

– Я дома!

– Привет, пап. Ты где пропад… А это еще кто?

Мой сын большей частью очень милый ребенок. Однако бывают случаи, когда его доброта и дружелюбие куда-то исчезают и он показывает не лучшую свою сторону. Я точно знаю, что Наруто знаком с Учихой Саске – они ведь учатся в одной школе. А также прекрасно помню, что этого «самовлюбленного урода» блондин терпеть не может. И, говоря откровенно, именно на это я и рассчитываю. Мне нужен их конфликт. В расшатанном состоянии люди рассказывают много интересного.

– Это Учиха Саске. – Спокойно отвечаю, подталкивая замершего передо мной брюнета.

– Что он здесь делает? – все-таки сегодня действительно день сюрпризов. Столько эмоций на лице подростка за один день. Наверное, он скоро исчерпает годовой лимит удивления.

– Это мой сын.

– Его зовут Узумаки Наруто!

– У него фамилия матери.

– Внебрачный ребенок? – ехидно спросил меня Учиха.

Укусить хочет, что ли? Ах, точно. Рикудо Саннин чтит традиции и все такое. Его дети не должны сильно отличаться, верно? Эх, наивное создание.

– Нет. Все было по правилам.

– Он на тебя совсем не похож.

– Ты это моей невестке скажи. – Хмыкаю. – Ты ел, Наруто? – уточняю, заглядывая на кухню.

– Я вполне способен приготовить себе завтрак. – Раздражено говорит он, рассматривая моего пациента.

– Я в тебе не сомневался. Просто хотел узнать, будешь ли ты завтракать с нами. – Говорю, ероша блондину волосы.

– Я не ребенок! – раздражено ответил сын, оттолкнув мою руку.

– Твое поведение доказывает обратное. – Сообщаю ему в спину. – Идем, Саске, я покажу тебе комнату.

Предоставил парню спальню прямо напротив Наруто. Думаю, искры будут лететь еще те, но мне очень надо, чтобы младший Учиха реагировал. На нервах он может рассказать причину, почему захотел покончить жизнь самоубийством. Хотя печенью чувствую что-то странное в этой попытке перейти в мир мертвых. Понять бы еще что. Но я все-таки не специалист узкого профиля. Потому придется подбирать ключик.

– Отец! – о, Наруто уже перестал злиться? Я быстро спустился и увидел Хинада, что нервно мне улыбнулся.

– День добрый, друг, – киваю ему. – Ты по делам или просто в гости?

– И то, и другое.

– Такое возможно?

– Я достал то, что ты просил. – Со вздохом признался полицейский.

– Ясно. Наруто, мы – в кабинет. – Сын кивнул и отвернулся. – Ну и как? – не утерпел и спросил-таки Хидана, когда мы отошли достаточно далеко от гостиной.

– Блядь, супер вещь. Крышу снесло нахер.

– Высокая оценка.

– Да это полный улет!

В кабинете царствовала тьма, но стоило нажать на выключатель – и мягкий свет залил комнату. Хидан сощурился и, как только я закрыл дверь, поставил передо мной пробирку с кровью Какузу.

– Ты просто чудо. – Аккуратно поместил нужный мне ингредиент в холодильник.

– Зачем она тебе? – решил спросить парень.

– Клона сделаю и буду на нем опыты проводить. – Серьезно отвечаю.

– А на самом деле?

– На этот вопрос тебе должен отвечать Какузу. – Качаю головой. – А теперь перейдем к делам. По какому вопросу я понадобился Обито?

И почему он мне ничего не сказала, когда мы говорили по телефону? Или я его тогда с мысли сбил?

– Вот, посмотри, – Хидан достал из сумки папку с документами и протянул мне.

Оценив ее размеры, спрашиваю:

– Насколько все плохо?

Парень с малиновыми глазами мрачно посмотрел на папку и, ткнув в нее пальцем, произнес:

– Здесь должна стоять метка полный пиздец. А тех уродов, что это сделали, нужно кастрировать, потом разрезать на тысячу мелких кусочков, сжечь, а прах закинуть на Луну, чтобы и намека не было.

Одного взгляда на пять фотографий хватило с лихвой, чтобы понять – это слишком мягкое наказание для мерзавцем сотворивших подобное. Изнасиловали и зверски убили – вот, что сообщили мне бумажки, вложенные после снимков изувеченных трупов.

– Что нужно от меня? – уточняю, читая рапорт судмедэксперта.

– Кисаме сказал, что они не сопротивлялись. – Услышав слова Хидана, я быстро пробежался взглядом по тексту и нашел нужный абзац. Техника? Гипноз? Что-то другое?

– Мне надо их осмотреть и взять образцы. – Пепельноволосый облечено вздохнул и мой удивленный взгляд вперился в него. – Что?

– Найдем. Бля, Орочимару, теперь мы их прищучим!

– Посмотрим. – Мне бы твою уверенность. – Поехали. Кисаме на месте?

– Ждет с нетерпением вашей встречи.

А я как жду, прямо дрожу от нетерпения.

Предупредив сына, что отъеду по делам, покинул дом и направился к машине. Хидан уже сел в свою малышку, потому пришлось поторопиться. Через пару секунд мы ехали к полицейскому участку.

Кисаме действительно меня ждал.

– Боги и демоны, моя радость вернулась! – проорал он, сгребая мою тушку в охапку. Я даже не сопротивлялся.

– Давно не виделись, – говорю, слегка хлопая его по плечам. – Отлично выглядишь.

– Все ради тебя. – С намеком произнес судмедэксперт.

– Даже боюсь предположить о чем речь, – невинно моргаю.

Ой-ой, не вешай мне лапшу на уши. Ты у нас, Кисаме, человек женатый. С двумя детьми. Прелесть, а не детишки, от папы только характер взяли, по внешности и не скажешь, что у них отец полудемон.

– Да неужели? – фыркает мужчина.

Возмущенно толкаю его в плечо – и шкаф меня таки отпускает на свободу. Мы с ним одного поля ягоды. Полукровки. Меня могут выдать только глаза, у ниндзя таких не бывает при всех их возможностях. А вот он всем своим видом доказывает, что не человек. То есть, всего наполовину принадлежит людской расе.

Он высокий. Почти под два метра, широкоплечий. Кожа голубовато-серого цвета, на лице едва заметные полоски под глазами – жабры. Кисаме ими пользуется, когда находиться под водой. Глаза черные, прямой нос, а за тонкими губами прячутся острые акульи зубы. Волосы темно-синие. Его внешность необычна и привлекает внимание.

– Только не начинай, – качаю головой.

Кисаме Хошигаки пару раз предлагал мне встречаться. Откровенно говоря, это была шутка, немного раздражающая и доводящая меня до зубового скрежета. Но он единственный полукровка, который умеет нормально общаться. И кого я не хочу препарировать, чтобы узнать: а есть ли у этой особи мозг?

– Ладно, иди за мной.

Кисаме допустил меня в свое холодное царство, предварительно выдав халат, маску, перчатки и завязав мои волосы в хвост, ругаясь, что на кой черт я их отрастил. Пришлось терпеливо снести все, даже намек на зажимание моей тушки.

Взяв образцы и внимательно осмотрев тела, я пошел в кабинет Кисаме, где тот ворковал с женой. Супруга Хошигаки дама хрупкая и к шиноби не принадлежит, но ручка у женщины тяжелая, помниться она мне умудрилась два зуба выбить, всерьез посчитав, что у нас с ее мужем роман.

– Передай привет Эвелин, – говорю полукровке, и тот сразу же сообщает жене, что весь такой чудесный я стою в его кабинете и желаю прекрасной даме хорошего дня.

– Она передает тебе наилучшие пожелания, – со смешком, закрыв микрофон ладонью, говорит мне патологоанатом.

Подозреваю, женщина жаждет, чтоб я сдох в мучениях.

– Да, конечно, – фыркаю. – Прощайся с ней уже, а то она услышит непредназначенное для ее ушей, – громко говорю, чтобы стерва все поняла.

О да, мы любим друг друга. Если оставить нас в одной комнате, то можно прощаться с целым домом. Между нами так сверкало, что сунь палку и она загорится. Мобильный громко выругался и я широко усмехнулся. Кисаме закатил глаза.

– Вот что у вас за проблемы? – спрашивает друг, отключившись.

– У нас разные точки зрения.

– Орочимару.

– Что? – на мой невинный взгляд полудемон не поддался. – Я же твой любовник, у нас с Эвелин общий язык никогда не найдется.

Хошигаки покачал головой. Вот акулья морда! Ведь сам виноват. Сколько раз повторял, чтобы он не приставал ко мне даже шутя, но не переубедил.

– Ладно, что скажешь по поводу нашего дела.

– Пока ничего утешительного. Я проверю образцы, и там уже буду думать, чем вам помочь.

– Буду благодарен. Я уже голову сломал над тем, почему ни одна девушка не сопротивлялась. Подозреваю, что это кто-то из наших.

– Полукровки или шиноби? – уточняю.

– И те, и другие.

И такое может быть. Тогда будет намного сложнее найти хоть какие-то следы. К тому же, время им хороший союзник.

– Посмотрим, что я смогу найти. Кстати, у вас новенький в отделе? – надо собирать информацию и о семье моего пациента.

– Еще один Учиха, – хмыкнул Кисаме. – Понравился?

– Возможно. Что можешь о нем рассказать?

– Серьезный парень. Не любитель выпить, друзей немного, неболтлив. Обожает младшего брата, а тот явно с закидонами.

– С чего взял?

– Грубый, наглый, постоянно нарывается. Однажды поцапался с пятеркой парней, сам понимаешь, были бы обычные, легко бы их сделал, но этот сумасшедшей начал задирать шиноби. Его Итачи спас. И что ты думаешь? Никакой благодарности. Этот щенок любит причинять боль, а наш новенький гребаный мазохист.

Что-то я сомневаюсь, что старший из братьев такой.

– Боль любит причинять?! – повторяю, смотря на друга.

– О, вижу заинтересовало. Мальчонка за языком не следит. Он словами, как кислотой по коже. Даже меня зацепило, хотя грязью он Итачи поливал. Я б на месте Учихи этого психа уже давно куда-нибудь отправил. Подростку лечиться надо.

– Спасибо, Кисаме, – киваю другу, проверяю образцы. На всех ли печати. Не хочется сюда еще раз возвращаться. – Я пойду. Пока.

– Увидимся, дорогой. – Пропел Хошигаке, жутко фальшивя.

– Дурак, – ворчу, захлопнув дверь.

Осмотревшись, иду к машине. Разговор с Обито и остальными пока можно отложить. Сначала разберусь с образцами, а на «сладкое» будет разговор с юным садистом-мазохистом. Пора стучаться к его тараканам. Боюсь, что терпением его старшего брата я не обладаю и парня задушу к чертовой бабушке.

Дома меня ждало разрушение. Пострадали две комнаты: гостиная и кухня. В царстве еды и посуды я обнаружил нарушителей. Наруто и Саске дрались так, словно сегодня последний день и они должны решить, кто из них имеет право его прожить. Недолго думая, использую водную стихию и обрушиваю на парней литров двести холодной воды. Ощущения не из приятных. Во-первых, больно, во-вторых, не хватает воздуха, в-третьих, мокрая одежда заставляет подросток трястись так, будто они зимой в озере купались и сразу выскочили на пронизывающий до костей ветер.

– Успокоились? – брюнет и блондин что-то простучали зубами, но я величественно проигнорировал их возмущение. – Чтобы к двенадцати здесь было чисто, а то ведь у меня есть знакомый кукольник, давно хотелось посмотреть могут они людьми управлять или нет. Будете первыми подопытными.

Они даже зубами стучать перестали от неожиданности.

– В душ – и за дело. – Говорю им, направляясь в лабораторию.

Продолжение следует…

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Добавить комментарий