Бездна. Глава 37

Новая часть фанфика “Бездна”. Глава 37.

Тобиас выполняет свое последнее задание. Сириус Блэк узнает важную информацию. Бен делится интересными теориями.

Приятного чтения =)

Ошибки и опечатки в комплекте, потом пересмотрю и поправлю. Маленькая просьба к тем, кто отмечает ошибки: пожалуйста, выделяйте слово полностью.

Изображение найдено на просторах Интернета

Фанфик “Бездна” (Главы 1-11)

Бездна. Главы 12-21.

Бездна. Главы 22-30

Бездна. Глава 31

Бездна. Глава 32

Бездна. Глава 33

Бездна. Глава 34.

Бездна. Глава 35.

Бездна. Глава 36.

Бездна. Глава 38.

Бездна. Глава 39.

Бездна. Эпилог.

Глава 37

Тобиас всегда знал, что не подходит на роль жреца. Никогда не подходил. И раз уж он не мог быть даже простым жрецом, то о месте главного и мечтать не стоило. Воин-маг и не мечтал. И даже если когда-то думал о подобном, то почти сразу же забывал.

Тобиас раньше без лишней скромности мог с уверенностью сказать, что он лучший воин-маг. Задания ему попадались сложные, не каждый служитель храма Смерти мог их выполнить. Тобиас справлялся. Тобиас был лучшим. Тобиас был любимчиком. Он помнил, о чем шептались жрецы и другие воины-маги. Смерть к нему пришла лично, и не для того, чтобы забрать его в свое царство. Не только пришла, но еще дала имя.

Тобиасом восхищались. Ему завидовали. Он ведь спокойно воспринимал присутствие Смерти рядом с собой. Для простого человека находиться рядом с такой могущественной сущностью тяжело. Поэтому большинство служителей храма встречались с аватаром, на порядок слабее и без устрашающей ауры, пускавшей холодок по спине.

Тобиас мог бы поспорить. Мог бы рассказать, что Смерть надолго рядом с ним не задерживается. Или о том, что он тоже испытывает дискомфорт. Намного слабее, чем остальные, но это вычеркивало воина-мага из списка возможных кандидатов на место главного жреца.

Он не претендовал. Право слово, зачем ему становиться главным жрецом, если Тобиасу было и так хорошо? Да и главный жрец был чем-то наподобие легенды. Именно избранный Смертью, а не главенствующий в храме.

По неясным слухам и совершенно бредовым выдумкам, главный жрец обладал невероятной силой. То ли от самого рождения, то ли получал в награду от Госпожи. Некоторые считали главного жреца верным спутником, правой рукой и первым помощником, но были и те, кто верил, что человек получивший такое звание может повелевать смертью.

Тобиас, если бы кто-то заинтересовался и спросил его об этом, не смог бы ничего сказать. Он хоть и носит звание главного жреца, хоть и получил знаки, так и остался воином-магом. Любимчиком Смерти, выполняющим самые сложные и неоднозначные задания. Тобиас не знает, какие обязанности у главного жреца. Не обладает устрашающей силой. И за всё это время так и не получил артефакты, полагающиеся при таком высоком звании. Артефакты такие же легендарные, как и сам главный жрец.

У него были только знаки. Знаки, вырезанные на теле и создавшие огненные отпечатки на его душе. Знаки, позволяющие ему брать силу у своей Госпожи.

А еще была ненависть.

Он ненавидел богов. И свою Госпожу тоже. Наверное, Смерть он ненавидел больше всех. Существо такой силы – способное разрушать и создавать миры заново! – не разобралось с одной нарушительницей? Немыслимо!

Может это ее развлекало? Показалось забавным? Тобиас не мог ответить. Он иногда не понимал логику людей, что уж говорить о божественных существах, у которых совершенно другие масштабы для действий, иные ценности и знания.

Смерть на его вопросы прямо не отвечала. Во-первых, потому что воин-маг, презрев опасность, пришел лично, а не ждал появления аватара. Во-вторых, немногие способны выдержать не только присутствие, но и речь подобного существа. Тобиас в их число не входил. Смешно, он никогда раньше всерьез не задумывался, почему Госпожа поступила тогда так. Почему позволила? Почему решила сделать такие требования? Его мысли, как только сворачивали в эту сторону, делались подобными на шарики, хаотически мечущиеся из стороны в сторону, он выходил из себя. Злился. И ненавидел.

Теперь же, когда к его знакам на время добавились знаки Северуса, ситуация не то, чтобы стала понятной, но кое-что прояснилось. Мелкие детали. Он, Тобиас был недостаточно хорош для главного жреца. Его дети были чуточку лучше, но тоже не подходили. Воин-маг мог бы с легкостью забраковать их всех, кроме… Северуса. Парень почти подходит. Он не идеален, но у него есть потенциал, который он может передать сыну или дочери. Смерть невероятно терпелива. Она может подождать еще несколько десятков лет. Сотню. Тысячу. Главный жрец, если хотя бы часть тех легенд правда, стоит долгих лет ожидания.

Тобиас вынырнул из своих мыслей, когда к его плечу легонько прикоснулись. Поднял голову и встретился взглядом с секретаршей мистера Смита. Миловидная женщина неопределенного возраста. Она мягко улыбнулась и тихо произнесла:

– Мистер Смит ждет Вас.

– Спасибо. – Едва слышно ответил Тобиас, поднимаясь.

Последнее задание. В живот, будто горячих камней набросали. Воин-маг про себя ругнулся – нечего сейчас дрожать, но… последнее задание. Госпожа его отпустит. Он больше не будет главным жрецом. Она уберет знаки. А в следующем перерождении, если такое будет, он не вспомнит о своих прошлых жизнях. Тобиас станет обычным человеком. Жаль, что…

– Мистер Снейп, будете чай? – в спину «Северуса» спросила секретарша.

Мужчина замер, оглянулся, женщина все еще мягко улыбалась.

– Буду. Крепкий черный чай, можно без сахара.

Она кивнула. Тобиас развернулся, хмыкнул, подошел к двери и едва слышно постучал, прежде чем войти в кабинет начальника особо отдела.

Адам Смит прекратил читать документы, поднял голову и тоже улыбнулся. Воин-маг очень хотел засмеяться, но сдержал себя. Какие все улыбчивые.

– Добрый день.

– Рад, что ты пришел, Северус. Я хотел обсудить с тобой один вопрос.

Тобиас пару секунд рассматривал лицо Смита. Совершенно незапоминающееся, он это еще при первой их встрече приметил. Как и то, что это не природа постаралась. С маскирующими чарами переборщил. Воин-маг отвел взгляд, быстро осмотрел кабинет, после чего направился к ближайшему стулу. Снова посмотрел на Смита. Не только маскирующие чары, значит. Рассеивающие внимание? Или какое-нибудь отвлекающее заклинание, чтобы человек много об Адаме Смите не думал.

– Что за вопрос? – лениво поинтересовался Тобиас.

Дверь в кабинет открылась и вошла секретарша с подносом. Поставила чашку перед «Северусом» и еще одну перед Смитом.

– Спасибо. – Произнес воин-маг, сделав два глотка. Горький, не очень горячий чай. – Необычный вкус. – Тобиас сделал еще глоток, провел взглядом секретаршу, посмотрел на Смита.

До чего же маскирующие чары мешают, не понять какие эмоции испытывает начальник особого отдела.

Воин-маг посмотрел на свою чашку. Еще выпить чаю с зельем или этой порции хватит? Ладно, еще пару глотков. Черт знает, где они зелье брали. Тобиас едва заметно улыбнулся, Северус им бы рассказал. И о зельях, и о гениальной идее подливать что-либо зельевару. На парня большинство простых снадобий попросту может не сработать. А уж пока он не научится колдовать заново, организм будет отторгать лишнюю магию.

– Так что за вопрос? – спросил еще раз Тобиас.

Плохое зелье выбрали. Его уже слегка подташнивать начало.

– Северус, ты хочешь вернуть себе магию?

– Глупый вопрос, моя магия при мне. Я просто не могу колдовать.

Смит продолжал улыбаться. Тобиас нахмурилась. Тошнота прекратилась. А мысли словно начали понемногу замедляться.

– Я могу тебе помочь.

– В чем? – несколько рассеяно спросил воин-маг, веки наливались тяжестью.

– Я могу научить тебя.

– Колдовству? Маггл? Смешно. – Фыркнул Тобиас и попробовал встать. Его сильно качнуло в сторону. – Какого?

– Сладких снов, Северус.

– Смит!

«Тебя ждет сюрприз, когда я очнусь», – мысленно добавил воин-маг, перед тем, как сонное зелье подействовало.

***

Бен и Лили вернулись в отдел Магического правопорядка в маггловском мире не в лучшем расположении духа. Эванс думала о возможности проклясть всех в Отделе Тайн, но так, чтобы ей за это ничего не было. Может, попросить помощи у лорда Гонта? Тот с радостью поможет. Отдел Тайн их начальнику не нравился. То есть не сам отдел, а маги.

Лили разделяла эти чувства. Уже бы определились, нужна она им или нет. Сначала была нужна, потом, пока Северус был «мертвым», с ней не знали, что делать. А теперь, стоило брату «ожить», как о ней вспомнили.

Молодая, перспективная, угу. А вспоминают только когда им что-то надо.

Бену тоже досталось. За помощь лорду Гонту. Хотя в основном за то, что он ни слова не говорит о том, чем занимался.

Громко хлопнула дверь – и все присутствующие как по команде вытащили палочки.

– Сириус! – воскликнула Лили, расслабившись.

– Привет. – Буркнул на ходу Блэк.

Девушка удивленно проводила друга взглядом. Вспомнила, что он сегодня должен был посетить школу Святого Патрика, и пошла за ним. Бен, которому было весьма непривычно видеть вечного шутника Сириуса таким серьезным, направился за ними.

Анимаг вошел в кабинет начальника без стука, с порога заявив:

– Это Шмид, сэр! Адам Шмид!

Марволо прекратил изучать документы и посмотрел на парня. Разгоряченного, словно тот бежал сюда без остановки. Гонт поднялся на ноги, подошел к боковому столу, возле фальшивого окна, налил из графина воды в стакан и протянул Блэку.

– Выпей. – Сириус торопливо сделал два глотка. – О каком Шмиде ты говоришь?

– Об Адаме Шмиде! – воскликнул Блэк с интонацией, будто его до смерти обижает непонимание начальника. – То есть он теперь Смит, Адам Смит – начальник особо отдела! Это его мы ищем. Он и его помощники корень всех бед.

Марволо нахмурился. Смит? Это бы многое объяснило, но он…

– Но он же не маг. – Мысль Гонта закончила Лили.

– Он сквиб. А еще родственник Гриндевальда.

– Что? – потрясенно воскликнула Эванс.

– Откуда такая информация? – спросил начальник.

– Пообщался с одной давней сотрудницей школы, вышедшей из отпуска, который начался именно после нашего с Лили первого визита. Мадам француженка. Слабая колдунья, заклинания выше первого курса ей не даются. Но для своего возраста дама весьма резвая. Она, думаю, на пару лет младше Дамблдора. Мадам хорошо помнит, какой страх наводил на Европу Гриндевальд и то, какая у такого чудовища прекрасная кузина. Добрая, милая, всем помогает. Правда, фрау Шмид не торопилась всем и каждому рассказывать, кто ее кузен. А с мадам поделилась, потому что женщина однажды заметила гостья с примечательной внешностью. Думаю, мадам от расправы спасло то, что она переехала. Ее пригласили в школу Святого Патрика. А фрау Шмид вместе с мужем переехала в Англию сразу же после падения Гриндевальда.

Марволо стиснул переносицу пальцами. Он никогда особо не интересовался родственными связями Гриндевальда.

– Фрау Шмид? – забормотала себе под нос Лили. – Она ведь сквибша, да?

– С чего ты взяла? – спросил Бен, прежде чем Сириус успел ответить.

– Если бы она была волшебницей, мы бы о ней точно знали. Кузина Гриндевальда! Темная колдунья! Пожирает младенцев на завтрак, обед и ужин. Устраивает кровавые оргии. А кому интересна сквибша?

– Никому. – Произнес Марволо. – Значит, Адам Смит сменил фамилию и на самом деле сквиб, а не маггл. Понятно, откуда взялась информация о кровавой армии. Гриндевальд мог рассказать кузине о своих исследованиях. Или даже оставить некоторые записи на сохранение. Но он бы не смог создать бойца кровавой армии Гриндевальда. Сквибы, за редким исключением, не могут колдовать.

– Теоретически… – подал голос Бен и на миг замялся под внимательным взглядом Гонта. – Теоретически даже маггл сможет колдовать, если у него будет кровь волшебного существа или мага. Что? – недовольно спросил он, заметив странные взгляды.

– Теоретически? – подозрительно спросил Сириус.

– Я не слышал, чтобы маги проводили такие исследования. Есть только перевод древнего текста, где есть намеки о том, что магглы тоже могут колдовать. Или получив кровь волшебного существа, или заключив контракт с некой высшей сущностью. Старшие артефакторы, с которыми я разговаривал на эту тему, говорили, что подобное невозможно, просто бессмысленная трата крови и материалов, но… – Бен закусил губу, посмотрел на Лили, затем на Сириуса, после взглянул в потемневшие глаза Марволо. – Но… мы ведь используем палочки, чтобы колдовать. Что если дать магглу некий артефакт, для работы которого понадобиться кровь волшебного существа? Думаю – но это только мои мысли, – подчеркнул Бен, – магглы в таком случае могут колдовать. Только им часто будет нужна свежая кровь, и они будут ограничены в заклинаниях.

– Информацию по поводу погибших или пропавших магов мы можем получить. А что на счет волшебных существ? – поинтересовалась Лили.

– Точных цифр мы не узнаем, – мрачно сообщил Марволо, прикидывая масштабы проблемы. – А слабые маги могут себя усилить таким образом?

– Чисто теоретически, да. – Ответил Бен.

Гонт выругался. Сириус переглянулся с Лили.

– Они могут быть в Министерстве Магии. На важных постах. – Ошарашено произнесла девушка.

– Они могут быть везде. – Хмуро отметил Блэк.

***

Ледяное прикосновение к лицу. Тобиас вздрогнул и распахнул глаза.

– Могли бы и понежнее, Госпожа, – шевельнул губами воин-маг. На его щеку немного надавили. – Понял-понял, не отвлекаюсь.

Рядом никого не было. Смерть недалеко, незримая тень, ожидающая результата. Странно, что боги не возмущаются и никого не присылают для разговоров.

Тобиас осторожно подвигался. Связали, не такие глупые, как он думал. Воин-маг с кряхтением и тихой руганью пытался сесть. Ничего не получалось.

– Помочь?

Тобиас поднял голову. Адам Смит.

– Уж будь так любезен, – сквозь зубы процедил «Северус».

Начальник особого отдела грубо дернул воина-мага за плечо, помогая сесть.

– Удивительно, ты должен был проспать еще пару часов.

– Я зельевар. – Он сообщил эти слова таким тоном, будто это всё объясняло.

– Всегда считал, что способности зельеваров преувеличивают.

Тобиас ощутил присутствие Северуса. Наверное, Эйлин обнаружила пропажу двойника и отсутствие Адама Смита – и бросилась к Марволо Гонту. Но парень не собирался перехватывать управление телом, сообщил информацию о начальнике особо отдела и остался на краю сознания, как наблюдатель.

Мысленно Тобиас недовольно щелкнул языком, внося поправки в план. Вариант сразу всех убить вычеркиваем. Сначала проверить, что они знают, и только потом решать, кого прикончить, а кого отдать на растерзание толпе.

– О нас многое не договаривают. – Широко улыбнулся воин-маг, посмотрев за спину Смита.

Они находились в большом круглом зале, по которому ходило не меньше десятка людей. Тобиас приметил парочку интересных предметов и хмыкнул. Готовятся к масштабному колдовству. – Покаяться в грехах не желаешь? – полюбопытствовал он, возвращая взгляд к Адаму.

– Зачем? – неподдельно удивился Смит.

– Разве злодеев не тянет поболтать перед смертью?

Адам засмеялся и весело покачал головой.

– А ты забавный. Жаль-жаль.

– Маскирующее заклинание не мешает? – поинтересовался «Северус», когда Смит развернулся и собирался уходить.

Адам остановился, оглянулся.

– Умный. Действительно, жаль.

– Да, – согласился Тобиас, – вас.

Ледяной холодок прошелся по телу, веревки ослабли. Воин-маг небрежно стянул их, с кряхтением поднялся на ноги, потянулся.

– М-м, замечательно. Точно покаяться не хочешь? Уверяю, я буду нежным.

Смит рассмеялся.

– А ты хитрец. Всех обманул, браво. Но это тебе не поможет. – Он подтянул рукав вверх и вытащил из наручных ножен длинную палочку, покрытую золотом и щедро усыпанную красными камнями. – Будь хорошим мальчиком и не доставляй мне проблем.

Остальные не обращали внимания на происходящее. Возможно, эта часть помещения была скрыта заклинаниями, или, что более вероятно, «Северуса» не посчитали опасным. Воин-маг почувствовал себя оскорбленным. Серьезно, его, служителя храма Смерти, раньше боялись до визга и обмороков, а сейчас не обращают никакого внимания. Это бесит!

– Я никогда не был хорошим мальчиком. – Хохотнул Тобиас и, рисуясь, щелкнул пальцами.

Люди, до этого сновавшие по помещению, почти одновременно рухнули на пол, как марионетки, которым обрезали нити. – Теперь нам не помешают.

Присутствие Северуса на краю сознания на секунду стало ярче, чтобы через мгновение пропасть. Видимо, кто-то решил проверить не полез ли зельевар куда не нужно.

Смит отступил немного в сторону и оглянулся. Зрелище его не порадовало, мужчина напряженно взглянул на Тобиаса.

– Силен. Такие чары без палочки. Еще сюрпризы? – ледяным тоном поинтересовался начальник особого отдела.

– Конечно. Главный, пожалуй. Я не Северус.

– Ты его потерянный брат-близнец? – саркастично поинтересовался Адам, приподнимая палочку.

– Магия. – Тобиас подвигал бровями. – Хочешь, побуду твоей копией? – насмешливо спросил он, пропуская вспышку заклинания мимо себя. – Так что, поделишься своими планами?

– Можешь спросить, только я отвечать не буду. – Адам снова взмахнул палочкой.

Воин-маг снова пропустил заклинания мимо себя, не торопясь ни блокировать, ни отбивать их обратно. Смит ловко управляется с палочкой, и использует невербальные заклинания. Весьма умелый для сквиба.

– Я не буду спрашивать. – Улыбается Тобиас, ощутив ледяное прикосновение к плечу. Мол, хватит танцевать вокруг да около, заканчивай, дела ждут. – Для этого есть другие. – Воин-маг быстро подскочил к противнику и без затей ударил со всей силы в лицо.

– Ублюдок! – сплюнул кровь Смит.

– А у тебя крепкая черепушка. – Присвистнул Тобиас, на этот раз используя заклинание.

Начальник особого отдела рухнул на пол. Воин-маг убедился, что сквиб без сознания, забрал палочку и, поддавшись любопытству, снял маскирующие чары. Коснулся жутковатого шрама на лице Смита.

– О как, магический ожог. От такого трудно избавиться.

Тобиас связал всех, предварительно обыскал и забрал всё, что даже теоретически можно было использовать для освобождения. Начал обыскивать зал. Пока сюда заявятся маги, он сможет хоть немного разобраться со своим заданием. На всё воля Госпожи. Ему не раз приходилось уничтожать опасные знания. На этот раз, правда, нужно уничтожить только костяк, основу без которой любые попытки добиться результата не принесут пользы. А через несколько лет уйдет в небытие и остальная информация. То пожар случится, то мыши пообедают важными бумагами, то кто-то разольет кофе или любой иной напиток. И никто не найдет информации по поводу кровавой армии или о возможности магглов колдовать. Останутся только теории, над которыми будут биться лучшие умы и ничего не находить.

В помещении ощутимо опустилась температура. Тобиас, значительно проредивший бумаги, развернулся. Фигура в черном приблизилась к связанным. Остановилась рядом с секретаршей мистера Смита, немного нагнулась, провела рукой над головой женщины.

Воин-маг про себя облегченно вздохнул. Допрашивать он умел. А вот тонко воздействовать на разум человека, нет. Стереть воспоминания полностью он мог бы. Не такое уж большое дело. Для более тонкого воздействия ему понадобилась бы помощь. Северуса дергать бесполезно, а вот на помощь Смерти он не надеялся. Наверное, зря. Сохранить здравый рассудок его сыну она ведь помогла.

Тобиас выдохнул облачко пара. Невесело улыбнулся. Попрощаться не выйдет.

Смерть закончила со Смитом и его подчиненными. Воин-маг ощутил как внутри всё скручивается в узел, когда Госпожа начала приближаться к нему. О боги, неужели конец?! Тобиас сглотнул комок в горле, открыл рот – и не смог выдавить ни звука.

Смерть замерла в шаге от него, ожидая.

Один из лучший воинов-магов и главный жрец, перенесший не одно перерождение, нервно облизнул нижнюю губу и сипло произнес:

– Всё, Госпожа?

Капюшон медленно опустился вниз и так же медленно поднялся – да.

– Я… – голос пропал, горло перехватило. Тобиас прокусил губу до крови, острая боль прочистила немного мысли, бешено мечущиеся в голове. – Я благодарен Вам, Госпожа. За всё. Хотя считаю, что Вы могли сделать всё иначе.

Ему погрозили пальцем. Воин-маг нервно усмехнулся. Глубоко вдохнул и резко выдохнул, делая шаг вперед, чтобы обнять фигуру в черном. Тепло его тела начало быстро растворяться в холоде Госпожи. Она подняла руки. Крепко обняла его.

– Спасибо. – Едва слышно шепнул он.

Леденящий холод сковал не только тело, но и душу. Знаки понемногу исчезали. Один за другим. Когда исчез последний, было такое чувство, что можно улететь, таким легким он себе показался.

– Сладких снов, Тобиас.

Воин-маг едва-едва приподнял уголки губ. У нее нет внешности, как у других богов. Ее голос причиняет боль, он высокий и низкий, глухой и звонкий, мужской и женский. Самая непонятная и самая жестокая. Но он всё еще ее любимчик.

Что-то очень-очень холодное коснулось лба – и чернота полностью поглотила его.

***

В груди пылало солнце. Огромный огненный шар напирал на органы и кости, пытаясь то ли устроиться поудобней, то ли вырваться из тесной клетки. Он захрипел, потянулся руками к груди. Содрать кожу, прорвать мышцы, проникнуть пальцами между ребер и вытащить дрянь застрявшую внутри.

Кто-то перехватил его руки.

– Тихо-тихо, не дергайся, тебе сильно досталось, когда рухнуло здание.

– Здание? – едва слышно произнес Тобиас, соображая. Он ведь… задание… и знаков нет. – Я жив?

– А ты хотел на тот свет оправиться? Не выйдет, дорогой.

– Эйлин? – недоверчиво спросил воин-маг, приоткрыв глаза.

– Да, милый, – ведьма улыбалась. Злой такой улыбочкой «я бы тебя покалечила, но тебе и так досталось, так что подожду своего часа». – Нас ждет очень долгий и обстоятельный разговор. Теперь, когда ты вернул свою настоящую внешность, мы с тобой всё обсудим. Детально. С самого начала.

***

Марволо задумчиво созерцал потолок, решив пока повременить с посещением палаты героя, пусть Эйлин поговорит с мужем, остынет, – и они вместе будут думать, как объяснить воскрешение Тобиаса Снейпа.

– О чем мечтаешь? – Северус сиял так, словно получил подарок.

Гонт покосился на закрытую дверь палаты, наверное, так оно и есть. Только им появление этого подарка придется объяснить. Так, что бы поверили.

– Твой отец.

– Валите всё на Смита. Или на его подчиненных. Или на видящего. Мало какой чокнутый план у меня был.

Марволо ухмыльнулся и потянул парня на себя. Обнял за талию, быстро чмокнул в губы.

– Ладно, с этим мы разберемся. Не хочешь мне объяснить, как так получилось, что дом Смита сгорел полностью?

– Прежде, чем уходить из дома, нужно проверять выключен ли газ.

– Северус.

– Хорошее объяснение. Логичное. Что тебе не нравится?

– Я не буду спрашивать, как ты там оказался…

Северус закрыл ему рот ладонью.

– Газ, Марволо. Это был взрыв газа.

– Я понял, – кивнул Гонт, отведя руку Змея. – Значит, тебя никто не видел.

Зельевар улыбнулся и покачал головой.

– Хорошо. – Темный маг снова покосился на дверь палаты.

– Навестишь его позже. Все равно у твоего отдела еще много работы. А ему долго восстанавливаться, успеете поговорить.

Марволо поморщился. Адам Смит подкинул им кучу проблем. Казалось бы, вот основной виновник всех бед – победа! Можно праздновать. А ничего подобного, работы только добавилось. Сначала допросы. И еще допросы. Узнать кучу информации, осознать масштаб проблемы и начинать понемногу перетряхивать магическую и маггловскую Британию. И хорошо если только их.

– Не понимаю, на что он надеялся. Ну, допустим, удалось бы ему убрать границу, отделяющую магический мир от маггловского. И? Что дальше? Ясно, магглы бы подобному не обрадовались. Непонимание, ярость, ненависть и конфликты. Все это вполне вероятно переросло бы в войну. Наверное, втянулись бы другие страны. И все ради того, чтобы отомстить магам из-за школьных издевательств?

– Порабощение. – Лениво ответил Северус. – Как у Гриндевальда. Мир для магов. Магглов или убить, или превратить в рабов. Смит хотел сделать то же самое только с магами. Одних убить, других превратить в слуг, дающих свою кровь по первому щелчку пальцев. Идея не лишенная очарования. Уверен, найдется не один десяток сквибов и слабых магов, которые с радостью ее поддерживали. – Змей мягко отстранился. – Тебе письмо.

Гонт с ненавистью посмотрел на бумажную птичку. Умел бы поджигать взглядом, та давно превратилась бы на пепел.

– Черт-черт-черт-черт. – Остальные слова, пришедшие в голову, после прочтения письма, озвучивать он не хотел. То есть хотел, но не рискнул. Эйлин могла выйти из палаты и с милой улыбкой прокляла бы так, что он бы костей вовек не собрал. – Мне нужно идти.

– Обо мне не волнуйся, загляну к родителям на пару минут, буду ждать тебя дома. Не перетруждался!

Марволо кивнул, отошел, убедился, что рядом нет свидетелей и аппарировал в отдел.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.