Бездна. Главы 22-30

Глава 29

Смит был все таким же безликим, как и раньше. Дорогая, качественная одежда и терпкий запах одеколона мало чем могли привлечь. Только очень внимательного, интересующегося деталями человека. Взгляд скользил по обычным, лишенным индивидуальности чертам лица и не цеплялся. Уходил то вниз, то в сторону. И начальник особо отдела, словно исчезал из поля зрения, пока не открывал рот, чтобы заговорить. Ничем не примечательный человек. Опасный человек.

Дар, до этой встречи дремавший, проснулся. В этот раз видений не было. Никаких кровавых, пугающих картин. Только ощущения. Словно вдоль хребта перебирают лапками ледяные мурашки. Сначала они брели вверх, затем вниз и снова вверх. Тревога. Что-то нехорошее. В отличие от дара видящего, чутье Принцев прямо говорило: ОПАСНОСТЬ! Держись от него подальше.

Прелестно. Северус, когда вспоминал первую встречу с начальником особого отдела, допустил, что опасность представлял не сам мужчина, он был скорее предвестником беды. Первым звоночком. Намеком, что за ними придет другой – чудовище в обличие человека, жаждущее крови. Желающее уничтожить того, кто мог прекратить торжественное шествие убийцы. Ибо где-то в глубине разума сумасшедшего хранилось… воспоминание? Видение? Ночной кошмар? Где он умер от руки Северуса Снейпа.

Если раньше чувство опасности при виде начальника особого отдела Змей связывал с нападением маньяка, то теперь выходило, что мужчина представлял для Снейпа угрозу сам по себе. Парень мог мысленно пересчитать тысячу и одну неприятность, которые может организовать Смит. А вот опасность на первый взгляд с мужчиной не вязалась.

Начальник особого отдела принадлежал к тому типу людей, от каких подвоха не ожидаешь. Безликие, безобидные. Видимость всего лишь. Для этого достаточно послушать, как он говорит. Голос у мужчины наполненный силой. Такой идеально подходить, чтобы командовать. Приказывать. И его будут слушать. Слова мужчина сплетал умело. Говорил много. Но ничего нового. Северус уже это слышал. Смит только подобрал другие слова.

Хотя вопрос о школе прозвучал впервые. Как и совет не стесняться. Выбирать самую лучшую и, естественно, в Лондоне. Змей в ответ вежливо поинтересовался, готовы ли документы.

– Еще несколько дней.

– Тогда у меня есть время подумать.

Стук в дверь не дал Адаму заговорить снова. В кабинет заглянул секретарь.

– Время, сэр.

– Уже идем, – улыбнулся начальник. – Не волнуйтесь, Северус, мы Вас защитим.

Снейп на это ничего не ответил. И от кого они собираются его защищать? От Гонта? Если тот не убил его сразу в больнице, то наверняка сначала захочет кое-что прояснить, а уже потом будет решать, что делать. От магического мира? Особой угрозы от него нет. Ну, да, Змей был видящим, но он ведь не собирается им говорить, что «снова» владеет даром. Силой на него давить бессмысленно. Хотел бы он посмотреть на того глупца, который пойдет на прямую конфронтацию с Эйлин. Возможно, кому-то покажется, что зельеварша не опасна, легкая добыча, но она, во-первых, умная и талантливая магесса. А, во-вторых, главная над волшебниками особого отдела. И те явно поддержат ее в желании надрать задницы зарвавшимся колдунам другой стороны.

Однако слова Смита парня заинтересовали.

Эйлин Снейп словно специально за дверью ждала. Кивнула начальнику, внимательно посмотрела на сына и пошла вслед за Адамом. А рядом с Северусом оказалось четверо магов, который окружили его и, как почетный караул, сопровождали до нужной комнаты.

Гонт не выказывал нетерпения, хотя требование срочно встретиться со стороны особого отдела нарушили его планы. Он уже три с половиною недели как не мог посетить больницу. И это его не радовало. И он ожидал, что новости будут важными. Сегодня с собой мужчина взял Люциуса и Лили. Остальные заняты, искали информацию, следили, готовили зелья, артефакты, заклинания. У него тоже дел много, но заместитель Смита не устраивал.

Когда дверь открылась, и в комнату зашел Адам, Марволо подумал «наконец-то». Когда Эйлин Снейп, следовавшая за начальником, кивнула ему, лорд насторожился. С чего вдруг ведьма не пробует прожечь в нем дыры? Не убивает взглядом? И не обещает содрать с него кожу? Мысленно, конечно. Вместо этого женщина вполне дружелюбно кивнула, как… союзнику? Когда вместо магглов особого отдела зашли двое магов, притом так, чтобы не было видно кто идет за ними, напряглись и его подчиненные. Лили передвинула руку ближе к палочке, Люциус обвел внимательным взглядом комнату, в поисках путей отхода, а его пальцы стиснулись на трости, подаренной отцом. Когда двое магов шагнули в стороны, ставая по бокам светлокожего брюнета, Гонт ощутил порыв встать и броситься через всю комнату, чтобы встряхнуть шагнувшего внутрь помещения человека и убедиться в его реальности.

Северус Снейп. Парень быстро мазнул по ним взглядом и дернул головой. Лили, готовая вскочить на ноги, тут же сменила позу, опершись на спинку стула и незаметно стукнув Люциуса коленом. Малфой расслабил пальцы.

Марволо сохранял видимость спокойствия, отметив, что Смит пристально на них смотрел, прежде чем повернуться к Северусу и с улыбкой заговорить:

– Радостная новость, дамы и господа. Мистер Снейп жив. Он, если вы помните, смог победить убийцу, который держал нас всех в страхе. Парень, – Адам положил ладонь на плечо брюнета, – сильно пострадал и возникли некоторые проблемы с магическим воздействием, потому мы решили, что будет лучше никому не говорить. К тому же, кома такое состояние. Человек может или прийти в себя, или умереть.

Гонт несколько секунд переваривал сказанное. А ведь у начальника особо отдела талант оскорблять людей даже безобидными словами. Марволо мысленно фыркнул и стал задавать вопросы. Много вопросов. Почему не сказали? Причины? Какие проблемы возникли? Почему не попросили о помощи? У магов ведь могло найтись решение. И еще куча вопросов. На некоторые Смит отвечал долгими и занудными рассказами, из которых мало что можно было понять. Одни игнорировал, а другие переадресовывал Эйлин. Ведьма отвечала. Спокойно и развернуто.

Северус с любопытством следил за допросом, который устроил начальнику ОО Гонт. А не зря выбрали Марволо, идеальный глава для отдела Магического правопорядка, Смит встретил достойного оппонента. Лорд и бревно разговорить может, когда ему это нужно.

Лили и Люциус тоже следили. Малфой на Снейпа только несколько раз посмотрел, наверное, оценил его внешность. Точнее подметил болезненную бледность и худобу. Молочная сестра внимательно осмотрела парня, по взгляду было хорошо видно, что рано или поздно, но она до него доберется и расспросит обо всем. Даже, возможно, пару раз стукнет. Дабы неповадно было исчезать куда-то, пугать ее до чертиков, а затем возвращаться и жестом требовать, чтобы она вела себя так, будто они незнакомы.

– Я хочу поговорить с мистером Снейпом. Возможно, он сможет дать нам подсказки, и мы найдем корень проблемы. – Произнес Марволо, посмотрев на Северуса.

– Думаю, это разумно, – кивнул Змей.

– Увы, сегодня не получится. – Взгляды скрестились на Адаме. Тот улыбался. – Северусу через двадцать минут нужно быть в больнице.

– Разговор можно перенести на завтра, – сказала Эйлин поднимаясь. – Я дам лорду Гонту портключ, завтра в десять будете у нас. – Магесса достала из кармана монету и передала ее Марволо. – Я буду присутствовать при разговоре.

– Не возражаю.

– Раз этот вопрос решен, предлагаю разойтись, – встал Смит. – Следующая встреча через две недели. Обсудит результаты. Если они будут. До свидания.

Начальник особо отдела покинул комнату первым.

– Мистер Снейп, до встречи.

– До завтра, лорд Гонт, – ответил Змей.

Кивнул сестре и Люциусу, и направился к выходу. Двое магов впереди, двое за спиной. Чувство, что его куда-то ведут под конвоем, вернулось. Эйлин шла за ними. Она задержалась, чтобы посмотреть на Марволо, но ничего не сказала.

В больнице Северуса уже ждал врач. Прямо на входе. Встретил как любимого богатого племянника, не раз подкидавшего денег. Поприветствовав остальных, мужчина потащил парня на осмотр. После которого Снейпа отправили сдать кровь.

В нужной комнате сидела медсестра. Молодая женщина лет до тридцати. Она прохладно ответила на его приветствие, мельком взглянула на бумагу, переданную врачом, кивнула чему-то своему и сказала парню завернуть рукав. Перехватив жгутом руку чуть выше сгиба локтя, медсестра набрала из вены кровь для двух пробирок.

– Можете идти. – Махнула женщина.

Северус прижал ватку к ране, попрощался и вышел в коридор.

Глова закружилась. Змей прижался спиной к стене и подождал пару секунд. Где тут уборная? Ему нужно умыться холодной водой. Может это его взбодрит.

Что за странная реакция? Будто он крови раньше не видел. А вот и нужная комната.

Брюнет склонился над умывальником, набрал в сложение лодочкой ладони воду и плеснул в лицо. Не совсем холодная, но стало чуть легче. Так, полотенца нет. Парень закрутил кран, вытер, как мог, влагу с лица и направился к двери.

По коридору, как раз мимо уборной, прошли двое. Медсестра, бравшая кровь, и начальник особо отдела. Оба в руках держали пробирки с кровью. Женщина попрощалась со Смитом и пошла вглубь больницы, Адам кивнул ей в ответ и направился на выход.

Интересно.

– Вот ты где! Я думала, ты еще у врача.

– Нет, мы уже закончили, – повернулся к матери Северус и подозрительно сощурился. – Сдавала кровь?

– Каждый месяц. – Раздражено произнесла Эйлин.

– Только ты?

– Остальные тоже. Исследования проводят.

– Вот как, – протянул Змей. Исследования, значит. Любопытно. – Дальше куда?

– Домой. Смит заходил, велел подготовиться к встрече с лордом. Ибо Гонт хитер и опасен. – Передразнила начальника миссис Снейп.

«Да нет, – подумал Змей, – от Марволо нет угрозы, дар молчит. А вот Смит…»

– Тогда пошли или дела есть?

– Ты иди вперед, а я вернусь в отдел, одну вещь забыла взять.

– Ладно.

Эйлин нагнала его уже тогда, когда он брал билеты на автобус. Поездка прошла в молчании. Женщина думала о чем-то, сжимая в руках сумку. А Северус размышлял о том, что он будет говорить Гонту. Разумно ли будет сразу же ошарашить Марволо признанием, что у него был дар видящего?

***

Начальник отдела Магического правопорядка в маггловском мире не был в бешенстве, как подумали рядовые сотрудники. Не приближался он и к точке кипения. Хотя так могло показаться из-за того как резко отдавал приказы лорд Гонт.

Северус жив это одно. А Северус жив и в сознании – совершенно другое. Спящий Принц проснулся. Марволо хмыкнул.

Хорошо, что парень очнулся. А то в скором времени маг сделал бы что-то опасное. Однако… Три недели, ну пусть четыре, не слишком ли мало для восстановления, если воздействие магией приводило к весьма неприятным последствиям? Или дело в этом? В том, что именно приводило?

Завтра он получит ответы на вопросы. И не только на эти.

***

На улице моросило. Северус смотрел в окно и чувствовал как внутри завязывается узел. Прямо в животе. Или сам живот? Он нервничал. Полночи думал о том, что говорить. Перебирал мысли, как бусинки. Перетасовывал воспоминания, как карты. Оттого не выспался и встал раздраженным. Кофе ситуацию улучшило не намного. Но теперь хотя бы не хотелось забиться в ближайший мягкий угол и уснуть.

За спиной раздались шаги. Эйлин подошла к сыну, выглянула в окно и опустила на подоконник браслеты блокирующие магию. Снейп сразу же как их увидел, поинтересовался знает ли о них Смит.

– Нет. Ему никто не говорил.

Услышав такой ответ, Змей подумал, что Адаму необязательно говорить, он может узнать и сам. Эта мысль парню не понравилась. Она ему показалась чужой, словно кто-то прошептал на ухо. А раз так, то вполне возможно, что это подсказка или предупреждение от дара, поэтому видящий решил уговорить Эйлин спрятать браслеты как можно дальше.

– Десять, – произнесла мать. На улице появилась фигура. – Точный, как часы. – Насмешливо фыркнула ведьма. – Жди здесь. Мы скоро вернемся.

Северус кивнул в ответ и наклонился вперед, всматриваясь в фигуру Марволо. Мужчина не накинул капюшон мантии, поэтому было хорошо видно, как он вертит головой, осматриваясь.

Хлопнула дверь.

Миссис Снейп спустилась к гостю. Заговорила, Гонт повернул к ней голову, произнес что-то. Спросил? Удивился? По лицу ничего не понять, как маску надел, такой спокойный. Кивает и протягивает руки. Эйлин защелкнула браслеты и жестом указала идти за ней.

Северус отошел от окна. Мельком взглянул на часы и направился на кухню. В такую погоду гость не откажется от горячего чая. Вернулся парень через пару минут. Поставил поднос с чаем на столик возле дивана и с интересом следил, как мать и Марволо стаскивают верхнюю одежду – и молчат. Северус даже не знал, как это оценивать: то ли смешно, то ли раздражает.

Магесса закончила первой, встряхнулась, посмотрела на сына.

– Я буду наверху, – произнесла брюнетка. – Зови, когда понадоблюсь. – И с намеком посмотрела на гостя.

Змей благодарно кивнул за то, что Эйлин оставляет их одних, и подтвердил, что понял ее слова. Темный маг этого не заметил. Он, пока женщина не направилась к ступенькам, на них даже не смотрел. Однако когда ведьма начала подниматься наверх, мужчина удивленно поднял бровь, мол, неужели за нами следить не будут. На парня он перевел взгляд только тогда, когда шаги миссис Снейп затихли.

– Лорд Принц. – Спокойно произнес Марволо.

– Лорд Гонт. – Тем же ответил Северус.

Странно было стоять вот так, вроде бы и рядом, и в то же время между ними была пропасть из недомолвок, лжи… и желания. Видящий рассматривал мужчину. Что-то изменилось. Не во внешности, маг был всё таким же привлекательным, как и раньше.

Марволо изучал парня в ответ. Пугающе бледный, круги под глазами, уставший и мрачный. Гонт качнул головой и сделал несколько шагов, чтобы приблизиться. Чтобы…

– Чаю?

Начальник отдела Магического правопорядка моргнул.

– Что?

– Чаю? – повторил Северус.

– Ты издеваешься?

– Нисколько. Погода такая, можно простыть. – Снейп развернулся к столу, наполнил две чашки чаем. – Садись. О чем хочешь поговорить? – подсунув гостю чашку, спросил Змей, устраиваясь в кресле напротив.

– Обо всем. С самого начала. – Недовольно буркнул Марволо.

– С начала, говоришь. – Со странной усмешкой произнес видящий. – Ну, как пожелаешь.  – Северус сделал большой глоток чая с мятой. – Летом, перед началом первого курса, мать моей матери пожелала увидеть меня. До того дня леди Принц не изъявляла желания встречаться с внуком. Тогда я и получил в подарок статуэтку многоликой женщины. – Марволо шевельнулся, Северус посмотрел на него – и коротко улыбнулся. – Леди Принц не знала, что это за артефакт, он хранился в роде Принц, но знания о его свойствах и возможностях были утрачены. Ничего об этой вещице не знала и моя мать. А я, признаюсь, не был в восторге, получив статуэтку. Мне было одиннадцать лет, вместо непонятной вещицы я бы предпочел получить что-нибудь другое. Полезное. Что-нибудь, что могло прекратить мои мучения в семье, где мужчина, называющийся моим отцом, избывал мою мать и меня. В тот вечер, когда мы вернулись домой, был скандал. Тобиас злился. Осыпал нас с матерью оскорблениями. Обошлось без побоев, можно сказать повезло. Я ушел к себе в комнату, достал статуэтку и дважды умудрился уколоться. В тот вечер, – Снейп поймал взгляд Гонта, – больше всего на свете я желал всё изменить.

Парень сделал паузу, давая время осмыслить свои слова и словно подталкивая к чему-то.

– А на следующий день я стал варить яд, который убил бы моего отца быстро и не оставил бы по себе следов. Яд, о котором не знала даже моя мать. А она одна из лучших зельеварш. Знаешь, я не смог, – Змей облизнул губу. – Влить не смог. Стоял с ядом в руках – и не решался. Он не был хорошим отцом. Моментов, когда Тобиас вел себя, как нормальный родитель, оказалось мало, а я все равно не смог прекратить наши с матерью страдания таким образом. Яд пришлось уничтожить, убрать следы. Однако и оставить всё, как было, не мог. Сварил зелье, о котором даже в книгах упоминания нет. Я проверял. Когда попал в школу, и рецепт того яда искал, и сваренного тогда зелья. Никакой информации. Словно их никогда и не существовало. Словно кто-то просто дал мне знание. Впихнул в голову, двигал моей рукой. Зельем я отца напоил. Утром Тобиас Снейп исчез, его место занял кто-то другой. С тем же лицом и фигурой. А мне стали сниться кошмары. – Северус хмыкнул. – Дар видящего то еще испытание.

– Ты…

– Я загадал желание, – грустно улыбнулся Змей. – Точнее Богиня Лжи исполнила самое сильное мое желание – изменить всё.

– …видящий! – выдохнул Марволо.

Теперь понятно, почему друзей Снейпа постарались, как можно раньше забрать в Министерство. И отчего так неохотно отдавали под начало Гонта.

– Дар ушел еще до нашей встречи на балу у Блэков.

– Переходящий? – недоверчиво спросил темный маг.

– Да, я не сошел с ума. Хотя в этом заслуга изменившегося Тобиаса. Зелье пробудило в моем отце память того человека, каким он был много-много лет назад. Много-много перерождений назад.

Старший маг моргнул. Вот даже так.

– Я к этому еще вернусь, но потом. После… – видящий качнул головой. – Кошмары были ужасными. Такими реальными. Я словно был там. Стоял, смотрел. Слышал их крики будто наяву. Ощущал запах крови. Пытки и убийства. Убийства и пытки. Почти каждую ночь. Иногда кровавое повествование заменяли другие яркие картины. Странные места, люди, события. Одни виденья показывали мне то, что будет, другие то, что уже было.

Будущее говорило о боли, страхе, мучениях. Магический мир ждала война. Безжалостная и беспощадная. Она прошлась бы по волшебникам, собирая щедрую жатву. Одних уничтожая, других калеча, третьих испепеляя изнутри, оставляя только пустые оболочки. Без воспоминаний и чувств. Прошлое говорило о счастье. Утраченном. О любви. И о войне. Войне богини и человека. Прошлое я изменить не мог, а вот будущее… Оно начало меняться и без меня. В моих видениях я не был наследником рода Принц. Но в реальности бабушка поступила по-другому. И мне это немало помогло. Одиннадцатилетнему ребенку трудно заколдовать письмо так, чтобы адресат не смог найти отправителя.

– Ты?! Ты оправлял мне письма?!

– Скорее это был тот маг из моих видений. Озлобленный. Уставший от войны. Тот я, который хлебнул много горя. Это он писал тебе моей рукой.

– И много ты видел?

– Много. Целую жизнь. И смерть. Я видел свою смерть. Меня убил тот, за кем я пошел. Тот, кому я позволил надеть на себя браслет. Один из могущественнейших магов. У него было много последователей. У него были цели, и он не гнушался ничем, чтобы добиться их. Меня убил мой господин и повелитель. Тот, чье имя нельзя было говорить. Тот, которого боялись все, от мала до велика. У моей смерти было лицо темного мага – лицо лорда Волдеморта.