Плен

Авторка: Silver Raven

Фэндом: Naruto

Персонажи: Орочимару, Учиха Саске

Рейтинг: NC-17

Жанры: слэш, фэнтези, POV, AU

Предупреждения: OOC, нецензурная лексика, насилие

Дисклеймер: герои аниме/манги мне не принадлежат

Статус: закончен

Публикация на других ресурсах: стучите, там разберемся

Описание: Орочимару попал в плен чужого желания.

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.

orochimaru_saske

Изображение было найдено на просторах Интернета

Лезвие вонзилось так близко, что я ощущал эту гладкую режущую кромку кожей. Несколько миллиметров вправо – и он проткнул бы мне глаз. И я бы умер. Обычный труп. Только почему?..

– Рука дрогнула? – насмешливо спрашиваю, рассматривая нависшего надо мной Саске. Я не шевелился. Во-первых, было лень. Во-вторых, лекарства помогали мало, и я сейчас очень слаб. Самое время освободиться от такого надоедливого наставника. Только меч торчит в подушке. – Или ты промахнулся? – улыбаюсь. – Отвратительно, столько лет впустую потратил. – Сообщаю ему, приподнимаясь и нарушая личное пространство младшего Учихи. Парень подобное действие терпеть не может. Чем я пользовался. Но сегодня никакой реакции и я опускаюсь назад. Даже такое действие отобрало много сил. – Смотришься жалко. – Эти слова в большей своей части предназначены для меня…

Пощечина. Хлесткая. Мне даже показалось, что моя шея хрустнула. А нет, я еще жив и смотрю прямо на лезвие Кусанаги. Саске выдернул свой меч и – о, неужели завершающий удар? – отшвырнул его в сторону.

– Это ты выглядишь жалким. – Тихо произнес Учиха, повернув мое лицо, чтобы я смотрел ему в глаза.

…мои слова его задели. Тогда почему пощечина, а не удар клинком?

– Отрицать не буду. – О чем он думает?

– Кажется, будто ты плачешь кровавыми слезами. – И обладатель шарингана провел большим пальцем по порезу, что начинался почти возле уголка глаза и тянулся к уху.

Я немного морщусь: щиплет.

– Думаешь об Итачи? – спросил он, низко наклонившись – наше дыхание смешалось.

– Что?

– Каким он был в постели?

А мне откуда знать?! Вопрос не по адресу!

Палец надавил на порез, и я вздрогнул. Больше неприятно, чем больно. На деланно равнодушном лице проскальзывает тень какой-то эмоции, но я не смог ее понять.

– Каким он был? Жадным? Страстным? Ласковым?

– Понятия не имею. – Выдыхаю, когда Саске убирает палец с пореза.

И снова пощечина.

А побыстрее можно? И что это за пытки такие?

– А ты как себя с ним вел? – шепчет на ухо.

Я молча смотрю на Учиху. Мне показалось или в его глазах действительно загорелось пламя? Парень нахмурился.

И снова пощечина.

– Отвечай!

– Нормально я себя с ним вел. – Хмыкаю, рассматривая стену. А неплоха, даже узорчик симпатичный.

Подбородок сжали крепкие пальцы и заставили посмотреть на своего хозяина. На очень злого хозяина. Саске в бешенстве. Какое редкое зрелище. И что же дальше?

Я улыбнулся ему. Насмешливо. С едва уловимым превосходством. Но он заметил. И его губы растянула злая ухмылка.

– Ты будешь кричать от боли. – Шепотом обещает.

– Заставь. – Смеюсь.

Учиха резко наклоняется и кусает меня за плечо, предварительно сдернув юкату набок. Это больно, но не настолько, чтобы кричать. Хотя я изумленно вздохнул. Меня что… Ай! Сосок. Больно же. Я толкнул парня в бок рукой, но эта вышло очень слабо. Саске даже не вздрогнул, но обратил внимание на то, что я дергаюсь.

– Мне тебя связать? – угрожающе спросил он.

– Не надо.

– Тогда не дергайся!

– Тогда прекрати меня кусать!

– И не подумаю.

– А Итачи был нежным…

Пощечина. И еще одна. И еще. Кажется, нижняя губа лопнула. Да, так и есть. Кровь идет.

– Итачи! – прорычал мне в лицо Учиха, упершись руками в мою подушку, нависая, как хищник над добычей. – Итачи! Всегда только Итачи!

Ну, если бы ты так остро не реагировал на его имя, я бы не смог так сильно тебя поддевать. Сам виноват.

– Я убью его. – Едва слышно пробормотал парень, слизывая мою кровь. Губу начало пощипывать и я облизнул ранку (дурная привычка), чем тут же воспользоваться Саске.

Влажно. Не неприятно, но как-то странно, особенно когда вспоминаешь о возрасте целующего. Губу щиплет. И во рту, кроме весьма наглого языка Учихи, царствует металлический привкус. Но я даже тени удовольствия не ощущаю. Ни от крови, ни от поцелуя. Потому я никак и не откликнулся на сие действие, всего лишь безропотно принимая. Однако ему это не понравилось.

Саске смотрит зло, прервав поцелуй. Пальцы сжали подбородок. Я лишь поморщился от боли, всматриваясь в угольно-черные глаза. Да, в них горело пламя. Злость и желание. Первая эмоция мне понятна, но откуда взялась вторая?

– Кого ты видишь? – тихо шепчет он. Так тихо, что я в большей части читаю вопрос по его губам.

– А кого должен? – я невольно хмурюсь. Все не по плану.

– Меня.

Я только недоуменно моргаю в ответ. А что, я должен был увидеть кого-то другого?

– Саске…

– Ты меня видишь?

– Да.

– Именно меня?

– Я вижу только тебя! – раздраженно отвечаю.

– Хорошо. – Он вздохнул.

– Погоди… что ты?! Ха-а-а, – изумленно выдыхаю, таращась на спокойное лицо парня. Саске, действительно, собирается?!..

Это приятно. У него теплые руки и, учитывая водные процедуры в ледяной воде, нет ничего странного в том, что мне нравится прикосновения горячих пальцев. Я люблю тепло. Учиха старательно приводит в беспорядок мою одежду, ослабляет пояс, но не развязывает полностью и не стаскивает с меня юкату. Из-за этого я чувствую себя странно. С одной стороны меня это раздражает, с другой волнует и даже немного смущает.

Его поцелуи жадные. В них скользит желание. Неистовое и всеобъемлющее. Как и в движении рук. Парень достаточно острожен, хотя я был уверен, что он жаждет меня покалечить.

Мазь холодная. И с мужчиной я никогда раньше сексом не занимался, хотя теорию знаю, да. Но там не говорилось, что это будет так больно! А совет расслабиться, мало чем помогает, потому что не получается это сделать! К тому же, спокойствие оставило Учиху и теперь вместо пальцев в меня засунули член. И это в тысячу раз больнее!

Я упираюсь слабыми руками в его грудь, не в попытке остановить (для этого уже поздно), а больше, чтобы привлечь внимание. Он замирает и смотрит на меня. Сердце вздрагивает. Такой…

– Медленнее, – прошу я, не давая закончить себе мысль.

Нет, не хочу об этом думать. Недопустимо.

По бледному лицу стекает пот. Черные волосы взъерошены и прилипли к коже. Мысль острой вспышкой озаряет сознание, но я выталкиваю ее и, касаясь юного лица прохладными пальцами, шепотом повторяю свою мольбу:

– Медленнее.

Он качает головой. Сгребает мои руки своей и прижимает их над моей головой.

– Саске!..

– Нет. – Говорит он, прежде чем заткнуть меня поцелуем.

Его движения намного грубее. Это больно. Больно! Тяжело и неприятно. Маленькие искорки удовольствия вспыхивали и тот же час гасли. Но я не желал испытывать даже их.

Скорее бы все это закончилось!

И словно Учиха подслушал мои мысли.

Над ухом тяжело дышали. В заднем проходе было влажно из-за того, что парень кончил внутрь.

Мерзко…

Что ты там говорил? Итачи, да?

– Попроси помощи у брата, у тебя ужасная техника. – Со смехом говорю я.

Он замер, но ничего не сказал. Учиха соскользнул с кровати, легкие шаги, звон. Я не смотрю, ожидаю, закрыв глаза.

Свист! Боль обожгла ребра…

***

Дожди лили уже неделю. Они то напускались во всей мощи, превращая все вокруг в болото, то легчайшим туманом зависали в воздухе, не позволяя расслабиться. Сегодняшний вечер стал передышкой. Дождь утих, но небо было еще затянуто тучами, которые изредка прорывали лучи умирающего солнца.

Трава мокрая. Обувь осталась в доме, я ступал по влажному зеленому ковру босыми ногами. Низ кимоно уже промок, облепив икры. Мерзкое ощущение ткани прилипшей к коже прошло после первых секунд. Теперь я не обращал на это внимания. Все было хорошо. Почти.

Один из лучей осветил идущего ко мне человека. Я остановился. Смысла куда-то идти нет. Он меня найдет. Где бы я ни прятался. Широкие, быстрые шаги. Знакомый меч. Как и человек. В который раз мне хочется сказать: такой… И по привычке обрываю мысль.

– Почему ты вышел? – Саске остановился прямо передо мной, смотря на меня сверху вниз. Да, это тело невысокое. И более юное, а еще сходу не понять какого я пола. – Простынешь.

– Я не такой уж и хрупкий, – фыркаю, рассматривая его. – Уладил дела с нашим старым знакомым?

– Вполне. Твой клон отлично справился со своей ролью.

– Неужели Наруто не почувствовал подвоха?

– И капли беспокойства не проявил.

– Вот как… Хорошо. Как жена и дочь?

– Теперь у них новая фотография.

– Слабое утешение. Что ты!..

– Какого демона, Орочимару, ты ходишь босиком? – спросил меня молодой мужчина, подняв на руки и увидев, что я без обуви.

– Захотелось. Поставь меня.

– Нет.

Широкие, быстрые шаги. Я обхватил его за шею руками, смотря на влажную траву и на хмурое небо. Сквозь тучи прорвался луч солнца и ослепил меня, отчего я уткнулся лицом в плечо Учихи Саске.

Даже когда мы оказались внутри дома, он не пожелал меня отпустить. Хочется сказать, что я не сбегу, но мужчина мне не поверит. Ему пришлось долго меня искать. Моя месть удалась на славу. Потому Саске боится, что я упорхну, словно птичка из открытой клетки. Смешно. Но ему я никогда не скажу. Я не в силах покинуть этот плен, не потому что не могу. Не потому что он крепко держит. Не потому что мужчина успевает меня поймать до того, как я сбегу. Нет. Не поэтому. Все очень просто. Как бы больно он мне не делал – я не хочу покидать этих рук.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Залишити відповідь