Познать себя

Авторка: Silver Raven

Соавтор: LordDemon (когда у человека было настроение)

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Персонажи: Гарри Поттер, Том Риддл, Северус Снейп и другие

Рейтинг: NC-17

Жанры: гет, слэш (яой), романтика, ангст, AU

Предупреждения: OOC, нецензурная лексика, Underage

Дисклеймер: герои книги мне не принадлежат

Статус: закончен

Публикация на других ресурсах: стучите, там разберемся

Описание: Гарри Поттер… С самого рождения его окружают тайны, о которых мало кто знает и не подозревает сам Гарри. Хотя он не совсем Гарри и совсем не Поттер. Умный Гарри, Дамбигад и прочее.

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.



mirrror, Познать себя, Познать себя обновление

Последнее обновление 21.05.17 – эпилог

Пролог

– Я беременна… – прошептала Лили Поттер, прижавшись к стене в своей комнате. Всего минуту назад она прошла сквозь каминную сеть и оказалась дома. Всего минуту назад она вбежала в эту комнату и прижалась к стене, радуясь, что Джеймса Поттера нет дома. Она не хотела объяснять, что с ней. И почему она чувствует такой ужас от мысли, что надо рассказать мужу, что беременна. Беременна, но не от него. – Мерлин, – она сползла по стеночке на пол, – я беременна…

Нет, Лили уже решила, что скажет о беременности, но не будет уточнять, кто отец. Поттер будет слишком счастлив от этой новости и даже мысли не допустит, что она ему изменяла. Но вот своему ребенку молодая женщина расскажет все. Она поднялась и пошла искать свой дневник: на всякий случай нужно все записать. А вдруг с ней что-то случится?..

Поттер был счастлив, Лили едва могла сдерживать гримасу отвращения, когда он ее обнимал. «Как же я тебя ненавижу! –  думала молодая женщина. – Ненавижу!» Джеймс пригласил своих друзей, и она видела злой взгляд Сириуса, недоумевающий – Питера, сочувствующий – Ремуса. А Лили только улыбалась, мечтая оказаться как можно дальше.

После того вечера, когда она рассказала  Поттеру  о беременности, он не позволял ей покидать дом одной и предпочитал, чтобы молодая женщина сидела в четырех стенах словно затворница. Часто к ней приходил Ремус, тайком ото всех остальных, и рассказывал ей обо всем, что болтают в Ордене Феникса и о чем узнал сам.  Именно оборотень поведал ей о беременности Алисы Лонгботтом и про какое-то пророчество. Луни, конечно же, подслушал разговор Дамблдора и рассказал ей. И теперь Лили насторожено относилась к визитам директора Хогвартса. Она боялась, что ее ребенка назовут героем пророчества. Ей было очень страшно.

31 июля 1980 года родился мальчик, которого Джеймс Поттер нарек Гарри Джеймсом Поттером; Лили только поморщилась от этого имени, но ничего не сказала: кто ей помешает дать правильное имя своему ребенку? Как только молодая женщина оказалась дома вместе с сыном, директор предложил им скрыться, потому что их ищет Темный Лорд. Лили недоумевала: зачем ее ребенок Ему? Но согласилась. Когда Дамблдор предложил заклинание Фиделиус, она не хотела принимать кандидатуры Сириуса и Питера, женщина предпочла бы Ремуса, но ее друга обвиняли в какой-то бессмыслице, в которую все поверили! Лили не понимала: он ведь их приятель! И к тому же, именно на Ремуса мало кто подумал, а если честно, то вообще никто. Но больше всего молодую ведьму огорчало то, что проводил ритуал доверия директор Хогвартса.

Утром 31 октября 1981 года Лили Поттер проводила мужа и стала готовиться к праздничному ужину в честь Хэллоуина. Женщина носилась по дому, при этом  умудряясь не обделить вниманием своего малыша.  К вечеру все было готово, но женщину охватило тревожное чувство, и она почему-то решила перепрятать дневник и прочие важные вещи, затем, уложив Гарри, Лили нервно дожидалась мужа.

В дверь постучали, и задремавшая на диване рыжая ведьма резко дернулась и проснулась. Лили несколько секунд моргала, пытаясь прийти в себя, а затем бросилась к двери. Джеймс был не один. Она позволила им пройти и закрыла дверь. Ее муж уже провел гостя в гостиную и о чем-то говорил, ведьма на мгновение задумалась и решила сходить к сыну. Пройдя мимо мужа и гостя, Лили поздоровалась и сказала, что проверит своего ребенка. Стук тела заставил ее резко обернуться, а затем она рванулась к спальне сына.

Дверь в детскую разлетелась от взрывного заклинания.

– Только не Гарри!

– Авада Кедавра!

Зеленая вспышка осветила комнату…

 

Глава 1

Гарри готовил завтрак для семейства Дурслей и гадал, что же сегодня выдумает для него тетя. Петуния что-то говорила своему мужу, но Вернон упрямо сопротивлялся.

– Мы не можем оставить мальчишку дома! – возмутился боров в гостиной, но так громко, что даже Поттер услышал.

– Он достаточно взрослый, чтобы остаться дома одному! – резко ответила Петуния Дурсль. – Если мы возьмем его с собой, то испортим Дадлику праздник! К тому же, у меня есть для него работа!

– Хорошо, – тяжело вздохнул Вернон.

После плотного завтрака Дурсль-старший и Дадли вышли из дома и поспешили к машине, а Петуния достала листик с заданиями на следующие три дня и, остановившись в дверях, передала его Гарри, который должен был проводить их, отдав дань вежливости, чтобы соседи оценили и прекратили вытягивать свои шеи, желаю увидеть что-нибудь интересное.

– Здесь немного. Сделаешь быстро и можешь отдыхать, – тихо произнесла тетя. Женщина хотела отойти, когда что-то вспомнила и повернулась к Поттеру: – Гарри, я не купила тебе подарок на день рождения, потому подумала, что тебе будет интересно узнать хоть что-то о Лили. На чердаке есть сундук – он там один такой красивый – в нем все ее вещи.

– Но ведь…

– Тебя заберут, поэтому я дарю свой подарок раньше.

– Спасибо, – удивленно произнес подросток, надеясь, что на его лице ничего не видно, кроме вежливого равнодушия.

Женщина улыбнулась и потрепала его волосы, а затем быстро поспешила к машине, моментально преображаясь в злую тетю Петунию:

– Мальчишка, я буду звонить, чтобы проверить как здесь дела! – произнесла она, закрывая дверь.

– Да, тетя Петуния, – понуро ответил Гарри, внутренне поражаясь, как его тетке удается так играть злую стерву по отношению к нему. Он дождался, когда машина отъедет от дома, и поспешил посмотреть, что придумала женщина. И вправду работы немного – Поттер справится за несколько часов, если работать только по утрам. – Да-а, тетя молодец!

Многие, если не все, считают, что Петунья Дурсль ненавидит своего племянника, но они заблуждаются. Сестра Лили Эванс любила мать мальчика и, конечно, любит ее сына, но не показывает этого. Гарри с детства уразумел, что на людях и даже при дяде и кузене тетя ведет себя как последняя скотина, но, если рядом нет никого, она показывает свое истинное лицо: доброй и милой женщины. А еще Поттер полностью доверяет своей тетке, которая очень сильно не любит Дамблдора и с каждым годом учения Гарри в Хогвартсе уверяется, что директор не тот человек, которому можно доверить жизнь ее племянника. А после того как Гарри рассказал ей про философский камень на первом курсе, борьбу с василиском – на втором и о своем крестном, которого он спас в начале этого лета, Петуния очень захотела перевести Поттера в другую школу, потому что начала бояться за жизнь своего мальчика. Но, увы, другой школы в Англии не было, и потому она сказала, чтобы Гарри в случае чего прислал ей письмо, а женщина уже что-то придумает сама. И мальчик ей верил! Потому что тетя Петуния имела много знакомых в магическом мире, которые не были связаны ни с Дамблдором, ни с Министерством Магии и к тому же не знали, что она родственница Мальчика-который-выжил, что, конечно, ей во многом помогало. Гарри вздохнул и внимательно оглядел дело рук своих: все нормально сделано, даже сестра дяди Вернона не придерется. Посмотрев в список, мальчик понял, что сделал все написанное на этот день и может отдохнуть. Он весело улыбнулся и решил увидеть, что приготовила ему в подарок тетя, хоть она его и любила, но о маме никогда не рассказывала. А об отце имела не самое хорошее мнение, потому Гарри был неимоверно счастлив узнать что-то о своей матери и быстро побежал на чердак.

Сундук он нашел у дальнего окна, тщательно спрятанным от посторонних глаз. Он и вправду был один такой красивый, чем-то похож на сундук Гарри, но намного больше и с эмблемой, которая изображала щит. Поттер быстро снял несколько коробок с крышки сундука и уже хотел открыть его, когда подумал и стер слой пыли с эмблемы. Ало-золотой цвет щита и лев заставили Гарри улыбнуться и провести пальцами по царю зверей, но эмблема неожиданно поплыла и стала серебристо-зеленой со змеей, которая готовилась  к броску.

– Вау! – восхитился Гарри эмблемой. Ему нравились слизеринцы, а особенно один, который закрывал его и Рона с Гермионой от оборотня, и, наверное, он бы пошел на их факультет, если бы не поссорился с Малфоем-младшим. – Круто!

Мальчик открыл сундук. Чего там только не было! Книги – и не только учебники, тетрадки написанные рукой матери, многие из которых посвящались зельеварению, что говорило о том, что Лили Эванс неплохо разбиралась в этом предмете. И фотографии! Море фотографий! Небольшая часть в альбомах, а остальная в чем ни попадя! На многих мама была одна или с Петунией, или Снейпом, или Ремусом. Но на некоторых она стояла вместе с Люциусом Малфоем и очаровательной блондинкой, наверное, мамой Драко. Или с девушкой, в которой было много черт Невилла, или высоким брюнетом, что был похож на Сириуса. Заинтересовавшись, Гарри поискал подписанную фотографию, которая гласила, что его мама стояла с младшим братом Сириуса – Регулусом Блэком! Самое странное, что Гарри не видел фотографий, где его мама стояла бы с отцом, Сириусом или Петтигрю. Это немного насторожило его, но он отбросил эту мысль, когда увидел на фотографии маму, отца и тетю Петунию, которые стояли на фоне двухэтажного дома; на обратной стороне фотографии было написано «Годриковая Лощина».  Название показалось Гарри знакомым, и он отложил фотографии, чтобы потом поискать где он встречал это название.  Заглянув в сундук, Поттер увидел, что уже практически все вытащил, кроме белого конверта. Подцепив его пальцами, мальчик посмотрел на надпись: Петунье Дурсль. Конверт был запечатан, и, хоть в чужую корреспонденцию Гарри не влезал, ему стало жутко любопытно, почему оно здесь. Он вскрыл конверт и вытянул оттуда кулон в виде змеи и листик бумаги.

«Туни,

Кулон – портключ. Если хочешь оказаться у меня в доме, тебе нужно произнести «Годриковая Лощина» и сжать кулон. Захочешь вернуться домой, скажи «Тисовая улица». Будь осторожна.

С любовью,

Лили Эванс (Поттер)»

Перечитав текст послания еще раз, Гарри надел кулон, сжал его и произнес:

– Годриковая Лощина!

Мальчик почувствовал, как закружился мир и словно кто-то уцепился за его пупок и потащил куда-то. Наконец-то все стало на свои места, а Гарри удивленно оглядывался по сторонам. Он стоял посреди гостиной старого дома. Хотя здесь бы больше подошло слово «заброшеного». Пол и мебель покрывал толстый слой пыли. Стол был перевернут, словно здесь кто-то дрался. Гарри удивленно осмотрелся и сделал шаг вперед; под ногой что-то захрустело, и мальчик, убрав ногу и наклонившись, поднял фотографию в поломанной рамке. Там стояла его мама с отцом. Рыжеволосая женщина улыбалась, но как-то фальшиво, а брюнет в нелепых очках был очень счастлив. Мальчик несколько секунд тупо рассматривал фотографию, пока до него дошло: он в доме своих родителей! В доме, где его пытался убить Волдеморт! Гарри положил фотографию на диван и решил обследовать дом. На первом этаже все выглядело целым, но ужасно пыльным. Он прошелся по столовой, кухне, лаборатории, тренировочному залу, но, не найдя ничего интересного, застыл в гостиной, несколько секунд он думал, а затем поспешил к лестнице на второй этаж.

Гарри замер перед комнатой. Дверь была разнесена в щепки – он точно знал, что это за комната. Мальчик закусил губу и все-таки шагнул в детскую. Ему показалось, что он слышит крик матери: только не Гарри! и увидел яркую зеленую вспышку. Брюнет хрипло вздохнул и осмотрелся. Такой же слой пыли, такая же запущенность, но разбросанные вещи наводили на мысль, что минимум тут кто-то что-то искал, а максимум – взорвалась минибомба. Гарри уже хотел уходить, когда его внимание привлекла странная вещь в груде игрушек. Подойдя к ним, он выудил оттуда книжицу. Раскрыв на середине, он ничего не увидел и со вздохом провел пальцами по краю бумаги.

– Ай! – капля крови упала на листик, а Гарри уронил тетрадку и сунул палец в рот. – Черт!

Слизнув еще капельку крови, брюнет поднял упущенную вещь и осмотрел. Каково же было его удивление, когда он увидел, как на белой бумаге проступают надписи. Гарри осторожно просмотрел листики и на самом первом прочитал: Дневник Лили Эвелин Эванс. Пальцы мальчика судорожно сжались на нем. Не может быть! Но как? Он хотел было уже начать читать, когда заметил, что на улице потемнело. Телефонный звонок!

– Черт! – он сжал кулон. – Тисовая улица!

Телефон надрывно трезвонил, и Гарри бросился к аппарату.

– Алло!

– Гарри! – облегченно произнес женский голос. – Что случилось? Почему ты не отвечал? – взволновано спросила тетя Петуния. – Все хорошо? Нам вернуться?

– Нет, тетя, все в порядке. Я просто уснул и даже не понял, что это звонит телефон, а не колокола в моем сне.

– Хорошо, – вздохнула женщина. – Спокойной ночи, Гарри.

– Спокойной ночи, тетя Петуния.

Положив трубку, Поттер медленно сполз на пол и посмотрел на дневник мамы, который судорожно сжимал. Пару раз глубоко вдохнув и выдохнув, мальчик направился на кухню, чтобы поесть.

Быстро что-то сжевав, Гарри схватил дневник Лили Эванс и помчался наверх. Сидя за столом, он нервно теребил край дневника и, с глубоким вздохом, открыл его. Надписи не исчезли, и мальчик принялся читать.

Северус подарил мне дневник на день рождения и сказал, что мне будет над чем посмеяться, когда я вырасту. Я хихикнула и сказала, что обязательно позову его, когда начну читать этот бред с самого начала. Ремус подарил книгу по магическим существам, а Регулус, Люциус и Нарцисса купили музыкальную шкатулку. Я была вне себя от радости – с первого курса мечтала о такой шкатулке. Сев сказал, что если бы я упомянула об этом при Поттере, то получила б ее еще на втором курсе. Запустила в него подушкой, а все остальные засмеялись.

Северус говорит, чтобы я делала нормальные заметки, т.е. писала еще и дату, месяц и год. Я сказала, что мне лень. Сев хихикнул и сказал, что я и Поттер созданы друг для друга. Я его все-таки послала.

Декабрь, 20

Сев в больничном крыле. Мародеры его умудрились чем-то достать. Ремуса все-таки довели, он долго кричал на Поттера, Блэка и Петтигрю, обвинял их в садизме и кровожадности. Поняла, что Северус едва не погиб.

Решила написать Туни. Через несколько часов получила ответ, что дома что-то не так. Кто-то пропал, полиция рыскает в поисках, но никого не обнаружила. Сестра сказала, чтобы я оставалась в Хогвартсе на каникулах. Написала, что я согласна и попросила ее быть осторожной. Вечером получила ответ с очень раздраженной совой, в котором говорилось, что Туни всегда осторожна. Ладно, поверим.

Декабрь, 24

Весь факультет проснулся в четыре часа утра. Вопль из спальни мальчиков четвертого курса поднял даже Макгонагалл. Оказалось, что кто-то призвал суккуба и натравил его на Поттера и Блэка, тем такое внимание понравилось, а вот остальные очень испугались. Питер кричал громче всех.  Я точно уверена, что это сделал Северус. Это он мстит за то, что ему до самого Рождества придется лежать под строгим присмотром мадам Помфри.

После завтрака нас отпустили собирать вещи, а я подошла к декану сказать, что остаюсь в школе. Профессор, казалось, этим очень довольна. Поттер требовал найти виновника, ему сказали, что после каникул хоть Луну с неба, только исчезни. Он не понял, но пошел паковать вещи.

На ужине были преподаватели, я, Ремус, двое из Слизерина (Сева еще не выпустили), трое из Равенкло и парочка Хаффлпаффцев.

Декабрь, 25

Ура! Рождество!!!

И столько подарков!

Мама с Туни подарили мне шикарную книгу о магах времен Мерлина.

Северус – пособие по Зельеварению (естественно; разве он мог подарить что-то другое?).

Ремус и Регулус – подарили заколдованную заколку для волос (дорогущую!!!).

Нарцисса – шикарное платье.

Люциус – сделал для меня древо моих предков. Оказалось, что у меня  в предках есть маги! Показала Ремусу и Северусу – они невероятно удивились такому результату. Кажется, о поисках моих корней они прекрасно знали.

Вечером нашла еще один подарок – от Поттера – чернила и блокнот. Сожгла в порыве злости. Зато почувствовала дикое удовлетворение.

Прочитав еще несколько записей, Гарри уснул со счастливой улыбкой на губах.

***

 

Он сидел в кресле, закутавшись в теплый плащ, и ждал, когда его слуга принесет что-то более интересное, чем жалкие газетенки. Усталость брала свое – это тело брало. Слишком слабое. Никчемное, но до сих пор пугает это ничтожное создание.  Чертова крыса.

Петтигрю принес книги. Он хмуро изучил их и решил все-таки почитать, пока это мерзкое создание будет готовить пищу. Чувство радости заполнило его естество, и существо прикрыло глаза, наслаждаясь этим. Гарри Поттер. Волдеморт хорошо знал, что мальчишка его крестраж. Заподозрил еще на первом курсе, а дневник, который попал к младшей Уизли, только подтвердил подозрения. Что бы ни думал Дамблдор, у Тома всего три крестража: медальон Слизерина, змея Нагини и Гарри Поттер. Дневник являлся фальшивкой, как еще несколько предметов. Но это очень опасные фальшивки.

***

 

Гарри сидел на кухне и немного отстраненно рассматривал письмо, которое получил несколько секунд назад, его принесла большая сипуха. Письмо было от Артура Уизли и в нем говорилось, что они не смогут забрать его от родственников. Мальчик написал, что ничего страшного, и отправил ответ, но только у него остался какой-то неприятный осадок. Словно письмо было ложью. Он вздохнул и, оставив бумагу на столе, отправился читать дневник матери.

Январь, 23

Поттер никак не уймется, постоянно пристает ко мне, лучше бы он обратил внимание на своего дружка Блэка – вот кто в него влюблен по-настоящему. Когда я сказала об этом Северусу, он засмеялся и заявил, что Поттер даже не может о таком подумать. Пришлось согласиться.

На ужине заметила, что директор Дамблдор как-то пристально за мной наблюдает, мне его внимание не понравилось, и я поспешила уйти в гостиную, где снова встретила Поттера, который приглашал меня на прогулку. Отказала вполне вежливо, хотя хотелось чем-то проклясть надоеду.

Январь, 30

Блэк загремел в больничное крыло – чем-то отравился, я более чем уверена, что это сделал Северус. Ведь вчера Блэк снова начал к нему придираться и едва не проклял, спасло появление Поттера, который увел своего дружка. Наверное, опять хочет произвести на меня впечатление.

Гарри читал записи мамы за четвертый курс, и у него невольно появлялись подозрения о том, что ему не рассказывали всей правды. Его мама не просто не любила отца – она его ненавидела! Что становилось все яснее и яснее с последующими записями. И это начинало тревожить. Гарри немного нервно прочитал последнюю запись за четвертый курс, здесь очень явно проступала ярость его матери. Ее гнев и ненависть.

Дальше шли записи о том, как мама провела лето. О тете Петунье, о том, что какой-то парень пристает к ней, но Туни отказывает ему раз за разом. И много-много разного. Мальчик на время отрывался от дневника и делал мелкие задания тети или же быстренько что-то съедал на кухне. Мысли Гарри кружились вокруг отца и матери. Что могло заставить Лили Эванс сменить свое мнение? Что?

Август, 31

Я еду в Хогвартс! Туни очень за меня волновалась – пообещала, что часто буду писать ей. Мама нас не провожала, она плохо себя чувствовала. Волнуюсь за нее, сестра сказала, что присмотрит за мамой.

Сейчас сижу одна в купе и жду Сева с остальными…

Дождалась. Явился Поттер. Едва с ним не погрызлась, спасла Нарцисса и ее сестра Белла. Они вежливо попросили его удалиться. Поттер послушался, а через минуту в купе появились Сев, Люциус, Ремус и Регулус. Мы заколдовали дверь, чтобы нас не тревожили и стали болтать о каникулах.

Мы с Ремусом были в ужасе, когда услышали, что наши друзья посещают сборища Пожирателей Смерти, но они нас успокоили и все объяснили.

Оказывается, что нам лгут! Всему магическому миру лгут. Волдеморт (их Лорд позволяет так себя называть!) не желает уничтожать маглорожденных и полукровок – он хочет, чтобы они получали достойное образование, если не росли в магических семьях. Ведь маги из чистокровных семей не всегда сильнее маглорожденных, просто их знания намного обширнее и качественнее. А еще Темный Лорд хочет восстановить права темных существ. Ведь это просто дискриминация! В нашей школе не учатся оборотни или вампиры. Никто из других рас: эльфы (кроме домовых), лепреконы, гномы не только не учатся и не живут вместе с обычными волшебниками – им даже не позволяют влиять на решения, которые уничтожают их места обитания и их самых. Домовые эльфы запуганы до чертиков заботой маглорожденных и боятся их как огня.

Сначала мы не поверили, но наши друзья смогли переубедить нас. И мы захотели узнать побольше.

Сентябрь, 2

Северус просит меня быть осторожной с дневником. Я вчера забыла его в одном из классов, и это могло плохо кончиться не только для меня, но и для моих друзей. Как неосторожно с моей стороны. Спасибо Севу за то, что он успел забрать дневник до того как его заметил Поттер. Надо быть внимательнее и найти что-то, что сможет скрыть мои записи от чужих глаз.

Сентябрь, 25

Северус смог вчера отправить Поттера, Блэка и Петтигрю в больничное крыло. Все считают, что это несчастный случай! Сев, ты умница! [возле этой надписи аккуратным почерком написано: «Спасибо, Лили!»]

Сев, не смей влезать в чужой дневник!

[Снова запись Снейпа: «Нечего оставлять его на заметных местах. Лили, осторожнее с дневником!»]

Прости, буду осторожнее.

[«Надеюсь»]

Октябрь, 5

Ура! Я нашла классное заклинание! Теперь мой дневник, кроме меня, кровных родственников и тех, кому я разрешу сама, никто не прочтет!

Проверила на Ремусе и Поттере. Ремус, пока я не разрешила ему увидеть записи, ничего не видел. А потом мы решили пошутить над Поттером. Я сидела в гостиной и будто бы что-то писала в дневнике, а потом встала и словно случайно забыла его на столе.

Поттер так обрадовался! А потом так ругался! Он не мог увидеть ни одной записи, кроме «Убери руки, праааааативный!» (это Рем придумал!) или «Сожми меня крепче! Да… да…» (идея Регулуса). Мы потом это воспоминание друзьям показали – хохотали так, что, казалось, нас вся школа услышала.

Октябрь, 7

Вчера вечером директор объявил, что у нас будет бал на Хэллоуин. Сегодня с самого утра Поттер начал приглашать меня на него, отказала сорок раз. Пришел Сев и спас ситуацию. Отправил в больничное крыло Поттера и пригласил меня на бал. Прямо рыцарь на белом коне. Конем был Люциус. Потом роли поменялись, потому что Малфой пошел приглашать Нарциссу. Подруга долго не соглашалась – первые сто раз так точно, дальше шли варианты, но после того как Люц пригрозил пригласить Ловца Равенкло, Нарцисса быстро согласилась. Рем пригласил Регулуса, последний вообще не ломался.

Октябрь, 8

Поттер в бешенстве.

Октябрь, 9

Поттер в бешенстве. Блэк ярится. Петтигрю жмется по углам.

Октябрь, 10

Сев снова отправил Поттера в больничное крыло.

Октябрь, 15

Поттер отправил Сева в Больничное крыло.

Октябрь, 20

Ненавижу прорицания. Наша преподавательница сумасшедшая. Она постоянно говорит о грозящей мне опасности и смерти, которая поджидает меня на каждом углу. Шарлатанка!

Северус говорит, что я сама виновата. Признаю, да, хотелось что-то полегче. Теперь приходится страдать.

Телефонный звонок разорвал тишину, и Гарри, отложив дневник, побежал вниз.

– Алло, тетя Петуния?

– Гарри, у тебя все хорошо?

– Да. А у вас как? У Вас усталый голос.

– Небольшие проблемы. Нам придется задержаться здесь еще на две недели. Тебя скоро забирают? Если да, то я приеду пораньше.

– Не надо. Меня не забирают.

– Что? Почему?

– Мистер Уизли прислал письмо с извинениями. Сказал, что мне грозит опасность и лучше, если останусь в доме родственников.

– Ясно. Потом разберемся, Гарри. Ты ведь знаешь, где деньги?

– Да.

– Если будут проблемы – звони мне.

– Да, тетя. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи.

Иногда Гарри казалось, что тетя Петуния ненавидит своего мужа и их общего ребенка. А иногда он видел в ее глазах такое презрение к этим двоим, что мальчику становилось страшно. Но юный волшебник не мог понять, почему тетя продолжает жить с ними, если так их ненавидит. Со вздохом Гарри направился в кухню, где быстро сжевал бутерброд и выпил стакан сока. Ему очень хотелось понять, как мама влюбилась в отца.

Октябрь, 27

Северус снова сцепился с Поттером. В Больничное крыло попали трое: Поттер, Блэк и Петтигрю. Ремуса тогда не было, он встречался с Регулусом. Сев, отделался несколькими царапинами, и мы ушли на зельеварение. Гораций Слизнорт снова втирал про необходимость посещения его маленьких вечеринок, но ни Сев, ни я ничего ему не сказали. Вот уж жук, такого еще поискать надо.

После занятий Сев утащил меня в Выручай комнату, она находится на седьмом этаже и для того, чтобы ее дверь открылась, надо пройти возле стены три раза и пожелать какое-нибудь помещение. Ему надо было со мной поговорить. Рассказал, что он волнуется о моей безопасности, и предложил разыграть для Поттера сценку. Или даже больше чем одну, но главное, чтобы все поверили, что я с ними поссорилась. А сама буду тайком встречаться с ними здесь, получая сообщения в своем дневнике.

Согласилась. Думаю, получится из меня шпион, который сможет обмануть всех, даже Дамблдора, или нет?

Октябрь, 31

Не могу дождаться бала! Уже все подготовила. У меня костюм феи, и выгляжу я в нем отпадно. Поскорее бы.

Ноябрь, 1

Проснулась в гостиной Хаффлпафф. Что самое странное, здесь были почти все слизеринцы. Кроме меня и Рема, который лежал в обнимку с Регулусом. Вот уж сладкая парочка. Начала медленно и мучительно вспоминать, что же было вчера. Вспомнила.

Кто-то принес на бал не одну бутылку огневиски. И этот кто-то явно был не один. Профессора свалили куда-то бухать и оставили нас без присмотра. В общем, началась свалка. Мы с Севом свалили к Люциусу и Нарциссе. Рем и Рег были уже там. Выпили. Дальше воспоминания идут урывками.

…вот я разбиваю об голову Поттера бутылку  огневиски… проклинаю Питера и Сириуса, а затем танцую на столе Равенкло танго с их Ловцом, красивой брюнеткой азиатской внешности…

…играем в карты и я уже проиграла желание, кажется Регу…

…целуюсь с Люциусом. Нарцисса меня убьет!

…целуюсь с Нарциссой. Думаю, подруга меня простила.

…целуюсь с Регом. Рем меня убьет!!!

Не, не убьет, я потом еще и с ним целовалась. Кажется, мы играли в «бутылочку». С Севом тоже целовалась…

Также вспомнила, что Рег так и не сказал свое желание. Ему, кстати, проиграла не только я, но и Сев.

Гарри в некотором шоке смотрел на только что прочитанную запись, у него появились странные подозрения, что его отец не совсем его отец. И с каждой следующей записью подозрение все нарастало и нарастало. В голове билась только одна мысль: «Господи! Только не Снейп! Кто угодно, но только не Снейп!»

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Залишити відповідь