Познать себя

Авторка: Silver Raven

Соавтор: LordDemon (когда у человека было настроение)

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Персонажи: Гарри Поттер, Том Риддл, Северус Снейп и другие

Рейтинг: NC-17

Жанры: гет, слэш (яой), романтика, ангст, AU

Предупреждения: OOC, нецензурная лексика, Underage

Дисклеймер: герои книги мне не принадлежат

Статус: закончен

Публикация на других ресурсах: стучите, там разберемся

Описание: Гарри Поттер… С самого рождения его окружают тайны, о которых мало кто знает и не подозревает сам Гарри. Хотя он не совсем Гарри и совсем не Поттер. Умный Гарри, Дамбигад и прочее.

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.


Глава 23

Записи об артефактах, заклинаниях и зельях Лорда не удивили. Чего-то подобного он и ожидал. Альбус нуждался в информации, поэтому тщательно ее собирал, проверял и отмечал на верху листа: правда или ложь. Большинство имело вторую надпись. Меньшая часть в редких случаях была отмечена первой, и половина из этих записей касалась наследства Эвансов. Том нашел «Марионетку», однако, оценив сложность даже такого обрезанного и не совсем удачного рецепта, отбросил мысль о том, что бывший директор смог бы сварить это зелье сам. Северус, получив такое задание, Дамблдора лично бы отравил. Значит, был кто-то еще. Фламель? Возможно.

Риддл отметил, что интересы Альбуса лежали в направлении увеличения силы и контроля над другими людьми. Особое внимание тот уделял артефактам и заклинаниям.

Окинув взглядом  горы бумаг на своем столе, Волдеморт заметил кое-что странное. Он недавно брал из ближайшей стопки несколько пергаментов. И там один лист отличался от большинства. Записи бывшего директора аккуратные, можно даже сказать ухоженные, а эта короткая заметка смотрелась не лучшим образом. Обтрепанные края, на сгибах скоро начнет рваться. Маг потянулся к ней и прочитал.

– Бред, – коротко резюмировал Том, пробежавшись взглядом по тексту.

Артефакт способный увеличить магическую силу в сотню раз? Однозначно бред. Даже если бы подобная вещь существовала, она бы сожгла своего хозяина и половину мира в придачу.

Теоретически подобный артефакт можно создать. На практике же всё не так просто. Один маг не справился бы с созданием подобной вещи. Лучше бы два, в идеале же – должно быть несколько волшебников, способных понимать друг друга с полуслова. Обладатель стихии тьмы покосился на запись. Она говорила, что подобный артефакт создал род Эванс. Учитывая их способности и сотворенные до этого вещи, версия выглядит правдоподобно. Вот именно, правдоподобно.

Ладно, можно предположить, что несколько магов из этого рода смогли создать такой артефакт. Эта вещь должна получиться огромной. Даже если использовать золото, серебро и драгоценные камни, минимальный размер был бы больше взрослого человека. Однако в заметке говорилось, что артефакт помещался ладони.

Риддл посмотрел на свою руку, сжал-разжал пальцы и покачал головой.

Конечно, магию можно стиснуть и она даже материализуется в виде камня. Однако одна такая вещица в редких случаях увеличивает резерв волшебника в два раза и то она размером с перепелиное яйцо. К тому же, нельзя взять  немного, магию возможно использовать только всю, а камень после этого исчезает. Не рационально и опасно. Маг привыкший к одному уровню, не сможет удержать свою силу под контролем, если резко увеличить ее в два раза. О сотне уже говорилось. Верная смерть.

Да и еще одна вещь есть. Откуда-то надо же взять такое количество магии. Нужно много времени и много источников.

Том нахмурился. Почему Дамблдор так легко поверил в существование подобного артефакта? Бывший директор был умен. Подобное легковерие не в его стиле. Неужели причина в том, что создали артефакт Эвансы?

Экспериментаторы, талантливые маги. Они оставили по себе обширное наследство, большая часть которого спрятана в гоблинском банке. Меньшая разошлась по миру. Если бы он жил в то время и услышал бы подобную сплетню, то поверил бы в подобное. И начал бы охоту.

Волдеморт снова пробежал взглядом запись. О времени ничего не сказано, можно поискать имя волшебника, который использовал  артефакт, но Лорд только качнул головой. Вот причина, заставившая Эвансов бежать. А чтоб подобная история не повторилась в другом месте, кто-то из старших магов придумал фальшивое пророчество. А для преследователей оставили дома с некоторыми вещами, чтобы те успокоились. Или передрались между собой, неважно.

И этот же артефакт, который вполне вероятно никогда не существовал, стал причиной, почему Лили вынудили выйти замуж за Поттера. И фальшивое пророчество, касающееся его сына, тоже. Всё для того, чтобы получить эту вещь. Вероятность существования которой очень мала.

***

Люциус возмущался. Не ехидно отшучивался, не бросал направо и налево саркастические замечания, не замораживал своей аристократичностью. Он именно возмущался. Гневно размахивая руками, желая доказать, что выдвинутое Лордом предложение, не самое лучшее.

– Когда бледная поганка станет Министром, я займу место главы Аврората. – Вмешалась Белла и нежно улыбнулась другу.

Малфой заткнулся. Том с интересом посмотрел на капитаншу, Рудольфус сделал вид, что ему плохо и схватился за сердце, но леди Лестрейндж проигнорировала супруга, ожидая реакции блондина.

– Ни за что! – выдохнул аристократ. – С ума сошла?! Когда я стану Министром, ты точно не будешь главой Аврората!

Волшебница не расстроилась от столь резкого отказа, повернулась к Лорду и довольно заявила:

– Видишь, Том, он хочет стать Министром.

Светловолосый маг схватился за голову, сообразив, что всего пару секунд назад согласился с идеей Волдеморта.

– Я не… – попытался отказаться он, но подруга снова подала голос:

– Смирись, друг, быть тебе Министром Магии.

– За что? – простонал Малфой.

– Вижу, у вас весело. – От голоса Снейпа все оцепенели на мгновение, а потом удивленно посмотрели на мага, который прислонился спиной к стене у двери.

– Тебе лежать нужно, – произнес Том.

– Належался уже. Что обсуждаете?

– Достоин ли Люциус стать Министром, – широко улыбнулась Белла.

– И как?

– Все – за, он – против. – Леди Лестрейндж посмотрела на блондина, вновь опустившего голову. – Был.

– Хм. Я тоже за, – кивнул зельевар.

– Северус, – простонал Малфой.

– Смирись, друг, судьба у тебя такая.

– Сволочи, совести у вас нет.

– Извини, зверушка редкая, капризная, в подобных условиях долго не живет. – Печально сообщил Снейп.

– Он еще и издевается, – пробурчал Люциус, посмотрев на бывшего профессора Хогвартса.

– Грешен, каюсь, – развел руками Северус. – Но ты и сам знаешь, что являешься лучшей кандидатурой на пост Министра, среди присутствующих.

Аристократ качнул головой и раздраженно посмотрел на друга. Да, тот прав, но…

– Ты тоже подходишь.

– Ничего подобного, – радостно подала голос Белла, – директору магической школы такой путь заказан.

Люциус тяжело вздохнул, а Снейп посмотрел на  довольную сверх меры подругу.

– А вот с этого места подробней.

Вмешался Риддл. Он рассказал всё, не забыв отчитать капитана за опасные решения и умалчивание важной информации.

– Если бы я рассказал, положения это особо не улучшило, только волнений добавило. Да и помочь вы бы не смогли.

– Ты так уверено говоришь, – несколько недовольно пробормотал Рудольфус.

Зельевар посмотрел на него, задумчиво качнул головой и произнес:

– Безумие одно из самых старых и страшных проклятий рода Блэк, понадобилось бы еще как минимум шесть поколений, чтобы оно исчезло. Это с огромными надеждами на лучшее. Условий снятия нет, его можно было только перебросить. Да и этот способ я нашел с трудом.

– И давно? – Тома это очень интересовало.

– Давно, – обтекаемо ответил Северус, не уточняя временных рамок. – Только у меня бы не получилось им раньше воспользоваться.

Риддл уже открыл рот, чтобы задать какой-то вопрос, но промолчал. На лице Снейпа словно кто-то поставил штамп: не спрашивай.

– Это, конечно, познавательно, – серьезно начала Белла, – но меня больше интересует, что мы будем делать дальше. Люциус должен стать Министром, это ясно. Пока никто из нас не может занять это место без последствий. Северусу нужно разобраться с постом директора школы, все-таки контракт он подмахнул не зная истинной сути и мы понятия не имеем какие будут последствия. Надо решить кого выдвинуть на главу Аврората. Да и в другие инстанции нужно своих просунуть.

– Ты уже придумала зачаток плана.

– Спасибо, дорогой.

– Всегда рад помочь.

– Мне стоит волноваться? – уточнил Рудольфус Лестрейндж, выслушав обмен любезностями Беллы и Северуса.

– Если тебе нервы не дороги, то конечно, – равнодушно заметил Снейп. – Хотя я не по этой части, так что живи спокойно. – Затем, посмотрев на Лорда, добавил: – Думаю, именно тебе, Том, лучше стать главой Аврората. Ты самый опытный, талантливый.

И было в голосе зельевара что-то такое настораживающее, отчего Волдеморт встрепенулся и поинтересовался:

– Ты на что намекаешь, друг мой?

– У тебя талант повышать результативность любых действий своих подчиненных, только появившись им на глаза. Представь, что будет при постоянном контроле.

– У меня и без авроров дел много.

– Тогда Долохов.

– Ни за что!

Зельевар усмехнулся, Риддл поморщился, остальная троица старалась сдержать смешки. Не получилось.

– Северус…

– Прости, – черноглазый брюнет поднял руки, широко улыбнувшись, – немного ошибся.

И Снейп торопливо покинул кабинет.

– Что это с ним? – удивился Рудольфус.

Но ему никто не ответил, остальные только молча переглянулись.

***

Ноэль сидел в комнате у распахнутого окна. Парень больше думал над чем-то, а не читал книгу, которую, кстати, изредка листал, делая вид, что ему очень интересно. Особенно, когда к нему кто-то заглядывал.

Приятно услышать комплимент из уст человека, который нравится. Вдвойне – когда влюблен. Байрон назад в свою комнату едва не летел, а потом высунулся подлый червячок сомнения и вся радость полетала в бездну.

Глава рода Эванс думал о причине. С чего вдруг мужчине говорить такое?

Мысли увели его так далеко, что юноша на открывшуюся дверь внимания не обратил. А гость этим воспользовался.

– Простудишься, – произнесли Ноэлю на ухо, тот испуганно подскочил и оглянулся. – Здравствуй, – улыбнулся Снейп.

– С-Северус? – недоверчиво пробормотал парень, подумав, что это наваждение. Или иллюзия. Или сон.

Снейп. Тут. Да еще и улыбается. Точно сон. Мужчина, будто услышав его мысли, хмыкнул и сделал шаг вперед. Ноэль ошарашено замер, таращась на мага. Перед глазами поплыло. Слишком близко. Так близко, что можно коснуться. И…

За спиной что-то щелкнуло. Байрон моргнул и поднял голову, чтобы посмотреть в лицо старшему волшебнику. Тот подмигнул юноше, заговорив:

– Дождь начался, простынешь сидя рядом с открытым окном.

Зеленоглазый разражено дернул плечом, он ведь подумал…

– Я и сам его мог закрыть, – недовольно проворчал подросток.

– Конечно, – спокойно кивнул зельевар, – я просто не хотел упускать такой шанс.

Холод тоненькими лапками пробежался по спине Ноэля, он раздраженно качнул головой и, толкнув мужчину, гневно произнес:

– Мартин, это не смешно!..

Снейп приподнял бровь, и глава рода Эванс растерянно замолчал. На пару секунд, после тяжело вздохнул.

– Ты очень талантлив, но не надо из…

Старший мужчина взял его за руку, переплел пальцы и поднес их к своим губам. Поймал взгляд замолчавшего юноши – и поцеловал.

– Я не Мартин. – Отпустив ладонь Байрона, произнес бывший преподаватель Хогвартса.

– И не Снейп. – Покачал головой Ноэль, спрятав руки за спину.

Настала очередь Северуса тяжело вздыхать.

– Я могу остаться с тобой на час, чтобы ты убедился – это не оборотное.

– Давай, – довольно сощурился парень, ожидая, что старший маг сейчас уйдет.

Тот улыбнулся и устроился прямо на кровати юноши. Сын Лорда нахмурился, однако ничего не сказал. Он даже книгу взял в руки, но не смог заставить себя читать.

Безумие какое-то. Это Снейп? Или кто-то решил над ним так подушить? Ноэль вроде бы не давал повода. Или давал?

Байрон посмотрел на Северуса, тот осматривал его комнату, а потом остановил взгляд на нем. Мужчина лениво сменил положение, словно хищник, заметивший добычу. Парню это сравнение не понравилось.

– Ты волнуешься, – произнес маг, стремительно поднявшись, и в один широкий шаг оказался рядом. Коснувшись лица парня, он несколько секунд подождал и быстро отошел назад. – Стало легче?

Ноэль кивнул. И правда, легче стало. Мысли перестали скакать, как взбесившиеся кони. В груди улеглось волнение, а мерзкие твари в животе перестали шевелиться.

– Спасибо, – неловко пробормотал юноша. Это воздействие он узнал. Перед ним действительно Снейп.

– Твои подозрения мне понятны, ты не первый, кто так реагирует. Только я сомневаюсь, что у меня получится вести себя как раньше. – Зельевар снова устроился на кровати главы рода Эванс. – Да и не хочется. – Волшебник внимательно изучал на подростка, а после посмотрел в окно.

Тяжело. Снейп думал, что держать себя в руках будет трудно, но не догадывался насколько. Сейчас он хотел коснуться, намного откровенней, с намеком, с желанием, однако сидел на кровати, изучая рисунки дождя на стекле. Это не просто нравится. Не только желание, всё намного глубже, намного сильнее. Намного опасней.

А нужно ли начинать?

– Ноэль, как ты ко мне относишься? – мужчина перевел взгляд на юношу.

Тот растерянно моргнул, открыл рот, закрыл, повел плечами и отвел взгляд.

Не отрицание, не согласие.

– Ноэль, – старший маг поднялся на ноги, снова приближаясь к нему. Парень оцепенел, ощутив, как Снейп остановился рядом. – Ноэль, – повторил зельевар, – посмотри на меня.

Байрон не желал выполнять эту просьбу, но когда его имя выдохнули ему прямо в ухо, молодой волшебник вздрогнул и повернул голову к Северусу. Тот смотрел тяжело, подростка словно мешком с мукой придавило.

– Ноэль, я тебе нравлюсь?

Это оказалось неприятно. Сердце сжалось, мысли дико закружились, и юноше показалось, что голова вот-вот взорвется. Он хотел дышать, но только беззвучно хватал ртом воздух.

Паника ушла первой. И только после ее исчезновения глава рода Эванс сообразил, что его крепко держат за плечи, внимательно всматриваясь в лицо. Вернулась способность нормально дышать. Байрон сглотнул, стараясь разобрать, что означает взгляд темных глаз.

– Прости, не хотел тебя напугать. – Правая ладонь мужчины ослабила свою хватку, скользнула вверх по шее и замерла на щеке парня. – Ответь мне, Ноэль. Я тебе нравлюсь?

– Да, – постарался спокойно произнести  зеленоглазый брюнет, а на самом деле еле слышно выдохнул.

Снейп склонил голову ниже. Подросток закрыл глаза, ожидая поцелуя, но… прошла секунда, вторая – и ничего не происходило. Юноша распахнул глаза, чувствуя себя обманутым. Северус заметил его возмущение, ласково провел пальцем по губам Байрона и произнес:

– Если я тебя сейчас поцелую так, как хочу, потом не смогу остановиться.

– А зачем останавливаться? – спросил Ноэль. Мысленно он перекатывал, словно вино на языке, слова мужчины. Хочет поцеловать, да? Это хорошо. Значит, как минимум парень Снейпу нравится. – Я не против.

– Это радует, – маг склонился так близко, что зеленоглазый ощущал его дыхание на своей коже, – только тебе пятнадцать.

– Я не маленький!

– Нет, не маленький, но и несовершеннолетний. А я взрослый волшебник и могу тебя принуждать.

– Но ты этого не делаешь!

– Уверен? – зельевар смотрел серьезно. – Между нами раньше было много чего нехорошего.

– Но ты…

– Тсс… – Северус прижал палец к губам парня. – Помолчи немного и послушай. Ты готов простить мне мои ошибки? Наглые и злые слова? Мое жестокое поведение? Готов?

– Но я же…

На этот раз рот ему закрыли ладоней.

– Да, – согласился мужчина с не озвученными словами, – ты тогда был Гарри Поттером. Но сейчас ты Ноэль, однако он внутри тебя. Это твое прошлое. Да пусть Гарри не должен был существовать, но ты немало лет прожил под этим именем и моя злоба не раз на тебя обрушивалась. – Снейп убрал руку и пристально посмотрел в зеленые глаза. – Ты готов принять это? Я не всегда ласков. Дружелюбие у меня пасет задних, а ревность весьма развита. И последнее ты не раз ощутишь на себе, потому что над любимым человеком я буду трястись подобно наседке и тирану одновременно.

Ноэль моргнул. Раз, второй и озвучил, назревший вопрос:

– Ты меня любишь?

Северус хмыкнул, но ответил:

– Меня радует твоя способность делать выводы. К тому же, правильные выводы. Однако ты пропустил мимо ушей всё остальное.

– Тебе трудно сказать «да»?

Зельевар качнул головой, выпрямился, неожиданно вздернул парня на ноги. Тот возмущенно пискнул, но затих, когда его обняли.

– Да, – произнес Северус. – Люблю. Радуйся, Ноэль, ты первый из-за кого я столько времени занимался самообманом.

Подросток недоуменно что-то проворчал, уткнувшись в плечо старшего мага.

– Ответ на свой вопрос ты получил, а сам что скажешь?

– Смогу, – пробормотал юноша.

– М-м?

– Простить смогу, и принять тоже.

– Прекрасно, посмотри на меня, пожалуйста.

Глава рода Эванс выполнил просьбу – и получил награду. Его поцеловали. Правда, коротко. Просто чмокнули в губы.

– Эй! – возмутился удивленный Ноэль, когда Снейп быстро направился к двери. – Куда ты?!

– Во-первых, если я увлекусь, Том вздернет и меня, и тебя. Во-вторых, лучше мне сейчас поговорить с твоим отцом лично, чем кто-нибудь расскажет потом, приукрасив действительность. В-третьих, нам надо всё это переварить и решить вопросы, которые могут возникнуть несколько позже. В-четвертых…

– Ладно, я понял, – Байрон поднял руки, – иди уже.

Дверь захлопнулась. Ноэль облизнул губы и довольно улыбнулся. Потом разберется, что случилось и отчего внезапно изменилось поведение зельевара. А пока можно помечтать. Хотя бы о поцелуях.

***

– Что ты сказал?

– Только не делай вид, будто ты ничего не слышал, – попросил Снейп, устраиваясь в кресле. – Но я не гордый, повторю. Мой повелитель, я прошу у Вас разрешение встречаться с Вашим сыном.

Том на друга посмотрел, как на самоубийцу. На чокнутого самоубийцу, надо сказать. Северус невозмутимо улыбнулся. Словно это не он сказал. И так, будто его вообще ничто не касалась.

– Смешно, – мрачно кивнул Риддл.

– Я не шучу. И ты это знаешь. – Зельевар подался немного вперед. – Всё серьезно.

Волдеморт посмотрел на капитана, явно желая его закопать где-нибудь. Снейп неожиданно вздохнул и, откинувшись на спинку, произнес:

– Я ему ничего не сделаю.

– Совсем ничего? – подозрительно сощурился Лорд.

– Право на поцелуи и объятия я себе оставлю.

– Ты же его ненавидел.

– Ни капельки. Я ненавидел Джеймса в нем и проецировал на него злость, которую испытывал к Лили.

– Что? – удивился Том. Последнего он не ожидал. – Какая еще злость?

– Как будто ты ничего не испытывал, когда всё вспомнил, – качнул головой зельевар. – Раздражение, гнев, капелька злости, море отчаянья и печали. Ничего не напоминает?

– Ты же говорил, что не читал меня!

– Я и не читал. Это мои чувства. И я испытывал их еще до возвращения памяти. – Старший маг моргнул, недоверчиво качнул головой и выразительно посмотрел на друга: объяснись. Северус на миг улыбнулся. – И всегда при виде Гарри Поттера, особенно сильными они делались, когда смотрел ему в глаза.

– Ты к чему ведешь?

– Сам ведь знаешь какая у меня защита разума. – Риддл кивнул. Еще бы не знать. Ему ни разу не удалось ее сломать. Стихия тьмы направленная на разум страшная вещь. – А Лили смогла изменить мне воспоминания.

– Ты ее обучал.

– Да, – согласился Снейп. – Именно. Я ее обучал. Только ее.

Том нахмурился, не совсем понимая, что Северус хотел этим сказать. Повторив про себя его слова, до Лорда дошло. Он знал! Зельевар талантливый окклюмент, да еще добавить до этого тьму. Когда Лили изменила капитану воспоминания, тот не мог не почувствовать этого. Мог не осознавать, но подсознательно сразу же нашел виновника, точнее виновницу.

– Ты почему раньше не сказал?

– Как ты себе это представляешь? Простите, милорд, но мне кажется, что всё неправильно? Это не наши цели и кто-то покопался в наших мозгах. Да все бы посмеялись. А ты бы меня Авадой приласкал за эти слова.

Том покачал головой. Да, он бы его тогда убил. Не поверил бы и убил.

– Северус, – Волдеморт внимательно посмотрел на друга, – ты бы снял ее заклинание без моей помощи?

– Оно бы само распалось.

– Северус. – Недовольно проворчал старший маг.

– Да. Но не быстро. Связь с Беллой работала, даже когда я не помнил о ней. А у нашей подруги было несколько срывов.

– Вот оно что. А я всё понять не мог, почему ты раньше ничего не вспомнил.

– Меня больше другое интересует, – произнес Снейп и выразительно посмотрел на Тома.

– Что?

– Лили была беременна, но смогла воздействовать на такое количество магов. Что ты ей дал?

– Почему сразу я?

– Ни одно зелье, из известных мне, не могло бы ей помочь. Люциус не имеет столь большой коллекции разных артефактов. А те, что у него есть, навредили бы Лили. Остаешься ты.

– Я ей ничего не давал. И почему ты думаешь, что она использовала артефакт?

– Тебе на пальцах объяснить?

– Не надо. – Учитывая немаленькую осведомленность зельевара в медицине, лекция затянется и будет полна разных деталей, которые Лорд знать не хотел. – Но ты прямо как Дамблдор.

– Старик здесь причем?

Том пошарил по бумагам, нашел нужный лист и протянул другу.

– Почитай. – И подождав, пока друг ознакомится, добавил: – Бред, по правде говоря, хотя звучит заманчиво…

– Хогвартс.

– Что?

– Артефакт подобного типа это Хогвартс.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Залишити відповідь