Темный Лорд

Авторка: Silver Raven

Беты (редакторы): Ринарди Рен Нуар, добрые люди, Silver Raven

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Персонажи или пейринг: Том Реддл/Северус Снейп, Том Реддл/Гарри Поттер, Северус Снейп/Люциус Малфой

Рейтинг: NC-17

Жанры: слэш (яой), POV, AU, эксперимент

Предупреждения: OOC, насилие, изнасилование, инцест, нецензурная лексика, Underage, мужская беременность, смена пола (gender switch)

Дисклеймер: герои книги мне не принадлежат

Публикация на других ресурсах: стучите, там разберемся

Статус: закончен

Описание: В тело Риддла попадает чужая душа. Теперь Темный Лорд сильно изменится.

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетский отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.

 

Пролог

– Стой, тварь тьмы! Сдайся или умри от…

Я чертыхнулась, распластавшись под младшим братом, который сидел у меня на спине и провозглашал свою речь рыцаря света. Все было бы хорошо, если бы этим рыцарем являлся не Гарри Поттер. Мой младший брат просто обожает этого книжного героя, он перечитал все книги, пересмотрел все фильмы, вся его комната обвешана плакатами с изображением Гарри Поттера и его верной свиты: Грейнджер и Уизли. По-моему ребенок просто свихнулся на поттериане, но что поделать – мама и папа только потакают Витальке. И четырнадцатилетний пацан творит что душе угодно – ему все можно, он же Поттер. Честно, после того как братик увлекся книгами о юном волшебнике, я была рада потому, что Виталька от меня отстал. До того времени, пока братишка не решил, что его сестре, мне то есть, нужно с ним поиграть. И мы должны были играть, угадайте в кого? Не знаете? Что, правда? Тогда я скажу: в Гарри Поттера и Волдеморта, которому постоянно достается. Сначала я подыгрывала брату, года три назад, когда ему было одиннадцать, потом мне надоело, но не надоело Витальке, и он с удовольствием стал устраивать ловушки злобному Темному Лорду, только в эти ловушки постоянно попадала я. За три года я научилась многому, особенно тому, как избегать ловушки своего брата, и не только ведерка с ледяной водой над дверью комнаты или кнопки на стуле (это самые безобидные), а и словесных, которыми он заставлял меня пойти с его компанией, такими же помешанными на Гарри Поттере людьми.  И вот сегодня я что-то оплошала, хотя, вообще-то, имею полное право отдыхать – мне сегодня исполнилось двадцать лет! Ура! Вот только на вечеринку к друзьям я явно опоздаю, брат еще часа три будет читать мне свою речь. Интересно, он ее по ночам долго репетирует?

– …ты, исчадие ада… ты меня совсем не слушаешь! – неожиданно рявкнули на ухо.

– Бля, какого хера?! – возмутилась я. Моя темная натура просыпается редко, но если просыпается, то всем конец. И то, что я начинаю ругаться это еще не самое страшное. Только вот у некоторых чувство самосохранения атрофировалось за ненадобностью. – Слезь с меня, Поттер недоделанный! Виталька, покалечу!

Братика со спины, как ветром сдуло, кажется, даже у него мозгов хватает не бесить меня до состояния: пора убивать! У меня оно было только раз, малому тогда еще и десяти не исполнилось, но запомнил он это очень хорошо. Тогда мы с ним гуляли во дворе и трое типов бандитской внешности, решили пристать ко мне. Словами я от них отбрыкивалась, как могла, но когда они меня попытались облапать, они подписали себе приговор. Кажется, из троих только одному повезло, он отделался всего-то лишь сломанной челюстью и рукой, его дружкам повезло меньше – я переломала им большую часть костей, отбила половину органов и, наверное, убила бы, если бы Виталька не начал плакать и просить успокоиться. Менты долго поверить не могли, что такая соплячка едва не убила двоих бугаев, но  после одного моего взгляда как-то быстро заткнулись и поспешно удалились, говоря, что это была только самооборона. Понятия не имею, что они увидели в моих глазах, но через неделю они почему-то ушли на пенсию.

– Сестричка, солнышко, ты же знаешь как я тебя люблю! – начал Виталька, но я не слушала, а быстро поднялась и отряхнула одежду. – Ты куда? – мелкий наконец-то заметил мой праздничный наряд, который он помял. – Воли?

– На гульки! У меня день рождения, между прочим, нечисть доморощенная! И что за Воли?

– Ну, не Волдемортом же тебя называть! – у меня нервно дернулся глаз, затем второй:

– Все, Виталька, тебе конец! Стой, мелочь!!!! – брат рванулся прочь из квартиры, я за ним. – Куда прешь, дурак?! – Виталька бежал в сторону дороги. – Виталька, стой!!!!! Виталька!!!

Выталкивая брата из-под машины, успела подумать только одну мысль: «С Волдемортом такого бы не случилось»! А потом резкая боль и сознание милостиво погасло.

 

Глава 1

Как же болит голова! Мои руки метнулись к пострадавшей части тела, а я едва не заорала – я была лысой!! От такого я даже забыла о том, что мое тело болит, и бросилась к зеркалу, благо оно было недалеко и во весь мой рост. Еб**ть! Скажите, что меня глючит, умоляю, скажите, что меня глючит! Такого же не бывает, да? Умоляю, скажите, что да, такого не бывает и меня очень сильно глючит от обезболивающего! Я даже закрыла глаза и ущипнула себя за руку, нифига! – из зеркала на меня продолжал смотреть Волдеморт.

– У-у-у-у-у! Упырь! – простонала я, садясь на пол. Выместив злость на бедной подушке, что непонятно как оказалось рядом со мной, я успокоилась и снова посмотрела в зеркало. – Так дело не пойдет!

И что с того что меня никто не слышит? Пофиг. Я такой, то есть таким уродцем быть не собираюсь! Как говорит подруга: даже из хуевой ситуации можно извлечь массу пользы.  Значит так, огласим весь список:

  1. Я Волдеморт.
  2. Внешность отвратительная, но ее можно исправить.
  3. Память Тома Марволо Риддла присутствует, но не вся.
  4. Надо разобраться с крестражами.
  5. Надо разобраться с Пожирателями.
  6. Надо разобраться с Поттером.

И еще надцать пунктов, но о них можно подумать и потом.  С чего бы начать? Хотя о чем я думаю, надо начинать с крестражей, пока кто-то их не нашел! Но сейчас разберемся с памятью Тома. Не густо. То есть кое-какие знания есть, но белых пятен больше. Значит, начнем с крестражей, не зря же я назубок выучила все книги о Гарри Поттере, мой братик любил задавать каверзные вопросы и не только по книгам, так что я даже реплики из фильмов запомнила. А еще читала фанфики, которыми увлекался Виталька, потому что вопросы были даже из них. Так, крестражи. В школе находится диадема, но туда соваться рано, дневник уничтожен, кубок находится в сейфе Лестрейнджей, кольцо в доме Мраксов, медальон в доме Блэка, Гарри Поттер и змея Нагини. Начнем со змеи, а закончим Поттером.

Семь часов ада. Семь часов агонии, пока я поглощал частичку души Лорда, что была в змее. Черт бы тебя побрал, Том! Тело болело до безумия, надо было разложить на полу что-то мягкое, а то, чувствую, синяков у меня будет море. Змея что-то шипела, но, прислушавшись, я понял (все-таки я теперь Темный Лорд, к тому же, мужик), что Нагини волнуется. Успокоив ее, я взобрался на кровать и быстро уснул.

Проснулся через несколько часов и пошел смотреть, как я теперь выгляжу. Что я могу сказать? Изменения не сильные, но зато я не похож на пугало и у меня есть нос. К тому же, часть воспоминаний Риддла восстановилась, и я направилась за кольцом и медальоном. Кольцо получилось забрать без проблем, а вот с медальоном пришлось повозиться. Сначала пришлось искать площадь Гриммо, 12. Потом думать, как попасть в дом, по наитию просто разрезал себе ладонь и мазнул кровью по стене, дом появился сразу, и я даже спокойно вошел внутрь. Кричер тут же притащил мне медальон, и я уже хотел свалить, когда услышал, что в дом кто-то вошел. Спрятавшись в одной из ниш, рядом с кухней, я смог увидеть нескольких человек, которых память Риддла определила как Дамблдора, Блэка, Молли и Артура Уизли. Так, а что они здесь делают?  Теплая компания прошла на кухню и начала устраиваться, даже не наложив чары тишины. Что за беспечность? Или они думают, что здесь никого нет?

– Альбус, зачем ты нас сюда позвал? – произнес Блэк, вытаскивая дорогую сигарету из портсигара. – Что-то случилось?

– И вправду, Альбус, зачем мы здесь? – пропищала Молли.

– Мы собрались здесь, чтобы поговорить о Поттере.

– И что этот щенок опять сделал? – поморщился Блэк, услышав фамилию крестника. – Снова чего-то перепугался? Или его мучают родственники?

– Сириус, – мягко покачал головой Дамблдор, – я понимаю, что ты хочешь убить этого мальчишку из-за того, что Джеймс отказался от тебя ради какой-то грязнокровки, но мальчик нам нужен для того, чтобы ослабить Волдеморта.

– Знал бы этот щенок, кто убил его родителей…

– Тише, Молли, – махнул рукой Альбус. – Сейчас поговорим о маленькой шутке.

– Что за шутка? – заинтересовался Блэк.

– Ты же знаешь, что мальчишка боится дементоров, я сумел подговорить одну недальновидную особу, чтобы она направила к Гарри Поттеру одного из стражей Азкабана. А потом мы потреплем ему нервы судом, и пока мальчик будет занят своими делами, переведем его деньги к себе. Получим все артефакты Поттеров.

– Хорошая идея, – произнесла Молли.

– Согласен, – кивнул Блэк.

Артур молчал, но компанию магов это не интересовало. Дамблдор рассказывал свои планы, а я внимательно их слушал и запоминал. Ну, старик, ну ублюдок.  Ты мне за все заплатишь! Теплая компашка заговорщиков направилась  к выходу из дома, кажется, по каменной сети их можно отследить. Артур остановился перед дверью и печально вздохнул:

– Гарри…

Так-так, и что это значит? Артур пожалел бедного сироту?  Все, абзац всем. Сначала разберусь со своими крестражами, а потом буду промывать мозг Поттеру. Но сначала надо поговорить с Вальпургией. Открыв шторы, что скрывали картину леди Блэк, я увидел мамочку Сириуса.

– Вальпургия, добрый день, – мягко произнес я. – Это тебя я должен поблагодарить за допуск в дом и столь быструю находку нужной мне вещи?

– Да, мой Лорд, – произнесла эта суровая женщина.

– Благодарю, Вальпургия.

– Для вас все что пожелаете, Лорд.

– Я разочарован…

– Мой Лорд?

– Я думал, твой сын беспокоится о своем крестнике. А то, что я услышал, меня разочаровало. Очень сильно. Печально, что твой сын настолько погряз во лжи. Кстати, с чего это он так невзлюбил Гарри Поттера?

– Сириус был влюблен в Джеймса Поттера. Как только увидел его, так и влюбился, вот только Джеймс не видел в нем никого, кроме хорошего друга, а сын с этим не мог смириться. Еще больше его уязвило то, что Поттер выбрал какую-то грязнокровку вместо него, чистокровного волшебника. Он крестным стал только из-за того, что мог быть ближе к Джеймсу. Но ритуал ничем не подтвержден и Сириусу не грозит наказание за нарушение своих обязанностей…

– Потому что их нет, – задумчиво закончил я.  – Спасибо, Вальпургия. У меня будет к тебе просьба.

– Все что угодно Лорду, – женщина на картине поклонилась.

– Когда здесь будет собираться Орден Феникса, пусть Кричер подслушивает их разговоры и докладывает мне. И пусть присматривает за Поттером, когда тот будет здесь. Ты не будешь против?

– Нет.

– Кстати, разве Гарри Поттер для тебя не родственник, ведь его прабабушка была из Блэков. Почему бы тебе не признать мальчика, как наследника рода Блэк.

– Хорошая идея, я так и сделаю.

– Отлично.

– Вы изменились, мой Лорд, – неожиданно произнесла она.

– Я надеюсь в лучшую сторону?

Ведьма тепло улыбнулась мне и кивнула.

– Вальпургия, у тебя очаровательная улыбка.

– Благодарю…

– Называй меня Марволо, уже надоело «мой Лорд». Оказывается у меня маленький лимит терпения, и я не переношу такого обращения. Забавно. До свидания, Вальпургия.

– До встречи, Марволо.

Я покинул дом Блэков в Лондоне и аппарировал в свой дом. Небольшой двухэтажный особняк с десятком комнат уже превратился в нормальный дом, домовые эльфы постарались на славу. Осмотревшись вокруг, я направился в свою комнату и начал готовиться к поглощению еще двух частей чужой души.

Ад продлился больше четырнадцати часов. Боль прожигала все тело, то заставляя сознание гаснуть, то резко выдергивая назад, от чего становилось еще больнее. От криков я сорвал голос и теперь мог только хрипеть. Пошевелиться получилось с десятой попытки, сознание то двоилось, то становилось нормальным. Перебарывая тошноту и слабость в теле, я попытался встать. Получилось раза с семнадцатого. Пошатываясь, подошел к зеркалу и, вцепившись в раму, стал себя рассматривать. Получалось плохо, сознание продолжало двоиться. Прижавшись к холодному стеклу лбом, от чего тошнота, да и двойственность немного ослабли, я медленно дышал. Через несколько минут, отстранившись от прохладного стекла, получилось нормально себя рассмотреть.  Ну, теперь я хотя бы не тощий уродец! Лицо и тело стали вполне человеческими, только белыми, как мел. Глаза продолжали светиться алым – упырь блин! Зато появились волосы, черные, слегка вьющиеся.

– Хозяин!

Я едва не упал от того, что резко повернулся к домовому эльфу. Неправильному домовому эльфу. Темно-синяя кожа, красные глаза будто горят огнем – это первое что бросается в глаза. Он выше своих обычных сородичей и выглядит вполне нормально, можно даже сказать симпатично, только горящие глаза наводят мысль о безумии и аде.

– Рауль, что… – закашлялся я от попытки заговорить.

– Хозяин, ложитесь! – темный домовой эльф довел меня до кровати, и в его лапках появилась бутылочка с чем-то серебристо-белым. – Выпейте, хозяин, станет легче.

Зелье имело насыщенный мятный вкус.

– Спасибо, Рауль.

– Доброй ночи, хозяин.

Эльф исчез, а я уснул.

Проснулся сам и довольно-таки поздно. Сходив в ванную и натянув футболку и джинсы, которые вчера купил Рауль, я накинул сверху мантию и прошел в столовую. Завтрак, хотя скорее обед, уже стоял на столе, не сомневаюсь, что это делает темный. Поев, я задумался и прикинул возможные варианты. Частично восстановленная память Риддла помогала, но некоторая информация оставалась белым пятном. Надо поскорее поглотить недостающие части. С Поттером проблемы, а вот с диадемой…

– Рауль!

– Да, хозяин?

– Мне нужна твоя помощь, – эльф внимательно смотрел на меня. – Ты можешь попасть в Хогвартс, но так чтобы тебя никто не почувствовал?

– Могу.

– А достать оттуда одну вещь и доставить ее сюда?

– Могу, хозяин. Вы только представьте себе этот предмет и то место, где она находится.

Я и представил, домовой эльф исчез, а через минуту появился с диадемой в руках.

– Рауль, я говорил, что я тебя обожаю, нет? Тогда говорю сейчас – я тебя обожаю!  Спасибо.

– Хозяин, вот еще одно, – и эльф протянул мне кубок.

– Я тебе очень благодарен, Рауль! В ближайшие двадцать часов меня не беспокоить. Так и скажешь всем тем, кому я могу понадобиться!

Оказалось, что я почти не ошибся в своих расчетах и еще две части души Волдеморта, я поглощал целые сутки. Болело все, даже, кажется, волосы и ногти. Встать не получилось, да что там встать, прийти в себя дольше, чем на три минуты не получилось! И даже будучи в сознании я видел только темноту. Кажется, Рауль напоил меня зельем и уложил на кровать, другого объяснения у меня нет, и я искренне сомневаюсь, что в таком состоянии я смог бы добраться до кровати. Просыпался я три раза.  Утром, днем и под вечер. И вот сейчас четвертый. Ночь уже полностью царствовала над миром, а комнату заливал свет полной луны. Пора выбираться из кровати. Мысленно похихикав над тем, что вся нечисть блуждает под луной и там не хватает только меня для полной картины, я зажег светильник и уставился в зеркало.

– Оу, красавчик, сними одежду и дай себя получше рассмотреть!

– Заткнись, стекляшка, а то под цвет стены покрашу! – прошипел я зеркалу, которое вдруг вспомнило о том, что может разговаривать. Хотя надо согласиться с ним, что теперь я выгляжу более-менее нормально. Только вот волосы отросли ниже ж… спины. – Хоть что-то. Рауль! Черт тебя подери! – я дернулся в сторону, едва не сбив нечастное зеркало, которое пыталось держать комментарии при себе и только восхищенно мычало. – Какого так пугать!

– Простите, хозяин, но к вам пришел оборотень.

– Пусть идет себе н… лесом!

– Простите? – домовой эльф аж уши задрал от удивления.

– Шли его лесом! Я занят. А если он не исчезнет в ближайшие десять минут – я сделаю из него отбивную!

Рауль исчез. По-моему, оборотень услышал мой вопль по поводу отбивной и сделал ноги. Или лапы? Черт с ним, в общем.

Память восстановилась почти вся, не хватало самой малости и эта малость у Поттера, но как забрать ее? Ведь дом мальчика я не найду. Или найду? Нужно проверить! Завтра. Бросив взгляд на часы, я вдруг подумал, зачем откладывать – и аппарировал неизвестно куда. Аппарировал, зная только адрес, но не зная ни координат, ни вида местности! Я идиот.

Удивительно, но меня не расщепило, и я не потерял по дороге ничего жизненно важного. Дуракам везет. Осмотревшись, я понял, что нахожусь в двухэтажном доме, подозрительно знакомом по фильмам. Мой взгляд упал на фотографии – и вправду «поросенок в парике». Только один вопрос, если защита матери работает, то как она меня пропустила? Или это из-за воскрешения этого тела, или замены души? Втянув воздух, я едва не закашлялся. Простой человек ничего бы не почувствовал, но такое значение явно не относится ко мне – Волдеморт старательно изменял свое тело. Запах крови. Старой и давно засохшей и свежей, пролитой совсем недавно. Я даже подумать не успел – тело рванулось само туда, откуда пахло кровью и веяло отчаяньем и безнадежностью. Мысль была только одна: убью! Убью!

На узкой кровати насиловали хрупкого мальчика. Тонкого, едва ли не прозрачного. Спина ребенка была исполосована ремнем, на руках и ногах были синяки от рук толстого борова, что вбивался в тело мальчика. Смерть! Как оказалось темная сторона, что была в прошлой жизни там не осталась, а перенеслась со мной. Я одним ударом оттолкнул ублюдка и он проломил стену, вывалился в коридор. Бросившись к ребенку, я быстро наложил усыпляющее и останавливающее кровь заклинание: нечего ему видеть, что сейчас будет, да и раны надо промыть и исцелить нормально.

– Рауль!

– Хозяин, зва… – домовой эльф в ужасе уставился на Поттера.

– Звал. Забери мальчика, но постарайся ему ничего не повредить. И подготовь все – вернусь буду лечить его. Иди.

Рауль воспользовался своей магией и забрал мальчика, а я, наколдовав себе кнут, пошел устраивать персональный ад Дурслю. Боров попытался отползти от меня, но веревки ему не позволили и я тихо прошипел:

– По собственной инициативе или приказ?

– Это наказание… – под моим каблуком радостно лопнули кости в пальцах, и тревожно затрещало запястье.

– Инициатива или приказ?! – гневно прошипел я в лицо побледневшему Дурслю.

– Сам… ааааа! – ударом ноги переломил лучевую кость. А еще одним отшвырнул маггла к ступеням. Мужик попытался отползти, но свалился на лестничную площадку и скатился на первый этаж. – Не… кха-кха… на…до.

– Надо. – Кнут просвистел в воздухе и вспорол одежду на спине, разрывая ее и кожу. Удары сыпались подобно граду, пока спина не превратилась в кровавое месиво. Однако моя мстительная душа не успокоилась, и я призвал из кухни соль. Дурсль взвыл дурным голосом, а мне показалось, что он его уже сорвал. Окинув его мрачным взглядом, я направился в комнату Гарри и стал забирать дорогие для мальчика вещи: альбом с фотографиями родителей, мантия-невидимка, карта. Уменьшив и спрятав их в карман мантии, я направился на улицу. Осмотревшись и убедившись, что никто не видит меня в ночной тишине,  я поджег дом. И не только Дурслей, но и их соседки, миссис Фигг. – Морсморде!

Провел ряд аппараций, чтобы запутать след, и перенесся в особняк. Защита тут же почувствовала хозяина дома и заблокировала любой доступ для чужих. Прекрасно.

– Рауль, где мальчик?

– В западном крыле, первая комната.

– Все готово?

– Да, хозяин.

– Оставайся поблизости, будешь помогать.

– Да, – и он с поклоном исчез, чтобы взять нужные зелья.

_________________

Сорок восемь часов. Сорок восемь часов! Мальчик находился между жизнью и смертью сорок восемь часов!!!! А потом еще две недели ушло на восстановление физического состояния. И сегодня Гарри Поттер должен проснуться.

Я сидел возле его кровати и рассматривал бледное лицо худого до болезненности ребенка. Это нормально? Я бы понял, если бы подобное сделал кто-то из Пожирателей Смерти, они все-таки не ангелы и привыкли мучить и убивать, я тоже не самый добрый человек – но вот так поступить с ребенком это низко и никчемно!  Мальчика Поттера язык подростком назвать не повернется. Ребенок. Бедный замученный ребенок! Да я, пока лечил все его переломы, разрывы внутренних органов и растяжки, плакать хотел. Я хотел, а вот Рауль плакал. Кажется, даже мой личный домовой эльф, что верен только одному хозяину и его потомкам стал обожать этого смелого мальчика. Но сейчас самое главное, чтобы его не сломали, потому что тогда я не знаю даже что делать.

Ресницы Гарри затрепетали, и я настороженно застыл. Зеленые глаза безразлично посмотрели вокруг, пока не остановились на мне.

– Гарри, ты меня узнаешь? – тихо спросил я и едва не выругался: откуда ему меня знать в таком обличии?!

Парень качнул головой в знак отрицания и непонимающе уставился на поднос с едой, который принес Рауль.

– Гарри, тебе надо поесть, – Поттер только пожал плечами и уставился в окно. Мы с эльфом переглянулись, и я подошел поближе – мальчик перевел на меня взгляд. – Надо поесть, Гарри. Пожалуйста.

Услышал бы кто-то из Пожирателей, у них бы сердечный приступ случился от удивления. Гарри несколько секунд смотрел в мои глаза, а потом принялся есть. После приема пищи я напоил его зельями и уложил спать. Рауль постоянно находился поблизости и внимательно наблюдал за мной и мальчиком.

– И что скажешь? – выйдя из комнаты Гарри, спросил я.

– Они его сломали, хозяин. Есть правда несколько вариантов, что могут помочь ему смириться и не загонять себя в ловушку, но они опасны и возможно не помогут мальчику.

– Рауль, у нас нет вариантов. К тому же, больно наблюдать за ним… в таком состоянии.

– Вы его не ненавидите хозяин? Вы сможете не просто ему сочувствовать, а полюбить?

– Рауль, ты о чем? – всегда знал, что домовые эльфы много чего знают. – Что ты хочешь мне предложить?

– Сначала ответьте.

Я задумался. Смогу ли я полюбить врага? Врага? И где здесь враг? Маленький бедный ребенок, который кое-кому во внуки годится! И, к тому же, моя душа главная, переварю душу Марволо и такими расстройствами страдать не буду, но мальчик… А почему бы и нет? У меня есть брат, пусть он и в другом мире, но я его любил со всеми заскоками. Смогу ли я полюбить Гарри Поттера? Я уже любил брата, которому нравилось играть в мальчика-который-выжил, так почему бы не полюбить настоящего Гарри Поттера.

– Смогу. Так что ты хочешь предложить мне, Рауль?

– Есть два варианта в таких ситуациях. Один это заблокировать плохие воспоминания, но этот вариант очень опасен, если что-то натолкнет его на смутное видение и тогда ребенок все вспомнит, мальчик может покончить с собой.

– А второй вариант?

– Ему нужно начать жизнь заново, чтобы новые воспоминания заменили старые, стерли их, ослабили их власть над разумом.

– Что ты имеешь в виду?

– Есть несколько зелий и заклинаний, при использовании которых Гарри станет ребенком, что не будет ничего помнить. Например, ему будет четыре года, и он будет помнить, смутно конечно, что было в его четыре года во времена жизни с этими тварями.

– По поводу этих тварей – ты нашел Петунию и ее сына?

– Да, они в темнице.

– Хорошо. Второй вариант поможет?

– Если мальчик силен, то полученные воспоминания ослабят, а может даже и уничтожат старые воспоминания.

– Он силен, но у каждого есть черта. – Я потер лицо руками. – Приготовь все. И покажешь мне, что надо будет еще доделать.

– Да, хозяин.

Нагини ползла за мной к подземелью. Сегодня кто-то умрет.

Узнать у никчемной женщины о жизни Гарри оказалась легко. Природную защиту ее мозга легко было сломать, долго она не продержалась. А вот Дадли Дурсль меня удивил. Сочувствие и желание помочь. И что-то с ним не так.

– Значит, хочешь помочь? – парень кивнул. – Хорошо. Пойдем.

Я привел его к комнате Гарри и показал мальчика, тот вздрогнул и широко раскрытыми глазами посмотрел на него, а потом на меня:

– Ему можно помочь?

– Да. Сейчас Рауль должен принести мне то, что нужно для того, чтобы помочь мальчику, – домовой эльф, будто ждал моих слов, он протянул мне описание обряда и нужные заклинания и зелья. Внимательно изучив листик, я понял, что часть зелий смогу приготовить сам, а вот остальную… Кажется, кому-то придется доказывать мне свою верность. – Нужно пять дней на подготовку. Рауль, отведи этого юношу в комнату, он будет нам помогать.

– Хозяин, вы куда-то собрались? – спросил эльф.

– Да, пора бы навестить моих Пожирателей. Я скоро вернусь.

Аппарировать в особняк Малфоев оказалось легко, те давно открыли мне доступ и я быстро зашагал к кабинету Люциуса. Черный плащ с глубоким капюшоном скрывали мой облик, но это не помешало Нарциссе шарахнуться от меня, как от прокаженного. Женщина испугано что-то пискнула и убежала куда-то. Что за манеры? Возле кабинета я замер, услышав подозрительный шум и стон. Хм… И чем занимается Люциус? Постучать что ли? Никогда! Я же Темный Лорд!

– Какая занимательная картина! – ухмыльнулся я, увидев происходящее. – Люциус, Северус, а и не знал, что вы так… дружны.

Оба мага удивленно уставились на меня, но потом Люциус выпустил любовника из объятий и стал поправлять одежду. Зельевар от него не отставал и уже через минуту они поклонились мне и одновременно произнесли:

– Мой Лорд.

– Да это я. Долго стоять будем? И давайте, наверное, пойдем в гостиную, поговорить надо, – и я удалился в сторону гостиной. Мужчины появились через несколько минут после меня и устроились в креслах напротив, на которые я указал рукой. – Ничего не хотите мне рассказать? – маги переглянулись и покачали головой. – А вот про это? – я держал в руках Пророк и указал на первую страницу, где на фотографии красовалась метка над обгоревшими домами. – Неужели у вас нет предположений, кто посмел нарушить мой приказ?

– Мой Лорд, – начал Люциус, – мы думали, что это вы сделали.

– Я? Один? И не насладиться триумфом с большим количеством свидетелей? Вы оба шутите что ли? К тому же, дом бы я не стал сжигать. Кто погиб в доме, Северус?

– Вернон Дурсль, дядя Поттера.

– Что-нибудь осталось?

– Нет, мой Лорд, ничего, все, что могло сгореть, – сгорело.

– Кто жил во втором доме?

– Старуха Фигг, она была соглядаем Ордена.

– Как понимаю, она тоже сгорела? Ясно. И никто ничего не видел?

– Нет, мой Лорд, – ответил Северус. – Пожар начался в полночь, может на полчаса позже или раньше, но никто ничего не видел.

Мысленно я радостно потер руки – отлично! Меня никто не видел!

– Мой Лорд, вас долго не было…

– Люциус, что за нездоровое любопытство? Может Круцио подлечить? – блондин вздрогнул. – Впрочем, ладно, на первый раз прощаю. А долго меня не было вот почему! – и я легким движением отбросил капюшон. – Ну как?

–Мой Лорд, вы… прекрасно выглядите! – произнес Люциус, как-то странно меня рассматривая. Северус вел себя точно так же. – Я рад, что вы стали самим собой.

– А я как рад, – пробормотал я, но маги услышали и удивленно на меня посмотрели.

_______________

Люциус задумчиво рассматривал Лорда. Тот стал невероятно красивым и вполне разумным. Они с Северусом едва на месте не умерли, когда услышали голос Темного Лорда, что увидел их, когда те только начали приступать к более важным событиям. Кому он только не был благодарен, что  Лорд вошел в тот момент, а не минутой позже. А как они удивились его ехидству и насмешкам. И тут еще вопрос о статье в Пророке. Оказалось, что это сделал не Лорд и ему очень интересно, кто  же нарушил приказ. И эти слова «а я как рад».

Северус думал о том же, а еще с интересом рассматривал Лорда, что вдруг скосил взгляд  и нахмурился, а затем вперил тяжелый взгляд в него.

– Северус, кому ты предан?

– Мой Лорд, о чем вы? – впервые Снейпу стало страшно.

– Как будто ты не знаешь, С-северус-с-с-с.

– Я на вашей стороне, мой Лорд.

– Хм? – брюнет, сидящий напротив Пожирателей, задрал бровь, а потом вдруг странно улыбнулся. – Хорошо. Я дам тебе задание. Не волнуйся, Люциус, ничего смертельно опасного. – Лорд вытащил несколько бумажек и протянул их Снейпу. – Я хочу, чтобы ты сварил зелья, написанные здесь. Через пять дней я за ними приду. Ясно?

– Да, мой Лорд.

– До свидания, Люциус, Северус, – склонил голову мужчина и беззвучно исчез.

_______________

– Хозяин?

– Что, Рауль?

– Вам письмо из Гринготса.

– Давай сюда. Спасибо. Иди, присматривай за Гарри.

Я распечатал конверт, в котором находился еще один конверт и письмо от гоблина.

«Уважаемый, Томас Марволо Риддл,

Спешим сообщить вам, что завтра, 16 июля вы должны прибыть в банк для получения опекунства над Гарри Джеймсом Поттером и Дадли Агнисом Дурслем, ввиду завещания Джеймса и Лили Поттеров, а так же завещания Регулуса Блэка. Письмо последнего передается вам.

С уважением,

Гронтакт»

Ни черта не понял! Допустим, я смутно понимаю, причем здесь Гарри, но Дадли и Регулус! Что за бред? Я насторожено посмотрел на другое письмо и все-таки вскрыл конверт.

«Здравствуйте, мой Лорд!

Вы удивлены, что я пишу Вам? Я тоже  удивлен, но понимаю, что кроме Вас никто не сможет остановить Дамблдора, помешать ему. Еще в школе я понял, что Альбус Дамблдор не такой, каким мы его видим. Это циничная, жадная сволочь, которая не побрезгует убийствами детей. Пусть и сделанных чужими руками. Мой Лорд, я попрошу Вас убить моего брата – Сириуса Блэка. Я бы убил его сам, если бы не Джеймс и Лили, что удержали меня от такого шага – они мои партнеры, и я их безумно люблю. Вы, наверное, хотите узнать, почему же я хочу смерти Сириуса? Он напился до беспамятства, напоил Джеймса зельем беременности и изнасиловал его. Когда я об этом узнал, то хотел сразу же убить, но потом решил не доходить до братоубийства и попросить вас, мой Лорд. Надеюсь, Вы исполните мою просьбу. Лили забеременела несколькими неделями позже, и мы решили, что им нужно жениться, чтобы не привлекать внимание. Мой Лорд, я попрошу вас стать отцом для моих детей. Замените кровь Сириуса и Лили на свою, милорд, прошу. Вы единственный с кем они будут в безопасности! Я уверен, что Лили и Джеймс со мной согласятся.

С уважением,

Регулус Блэк»

Я фигею, дорогая редакция! Что за херня здесь происходит?! Я нервно перечитал письмо еще раз. Так, что мы имеем?

  1. Джеймс, Лили и Регулус были партнерами.
  2. Регулус погиб после свадьбы Джеймса и Лили, значит, письмо было написано заранее (до свадьбы!) и отправлено в банк. Догадаться, кто убил младшего Блэка не трудно – Дамблдор и его шайка.
  3. Детей ДВОЕ! Гарри Поттер у меня, а вторым, если брать во внимание письмо гоблина и мои бредовые домыслы должен быть Дадли.
  4. Стать отцом для обоих мальчишек! То есть один будет моим сыном и сыном Джеймса Поттера, а второй моим и Регулуса Блэка. Нет, я не против. Я просто представляю, что будет потом! Ох, черт.
  5. Надо позакрывать счета моих подопечных, а то Дамблдор совсем ожиреет.

Прекрасно. Просто прекрасно. Ладно, завтра разберусь со всем. Надеюсь.

______________

В Гринготс вошел человек в темно-зеленом плаще и подошел к одному из свободных гоблинов, что пересматривали какие-то чеки. Услышав просьбу мага, тот направился куда-то вглубь здания и через секунду вернулся с одним из старших гоблинов, что вежливо попросил мага следовать за ним.

Гронтакт пристально рассматривал человека, что скинул свой плащ на спинку кресла и внимательно изучал его. Гоблин с удивлением рассматривал красивую внешность мага, все-таки он видел его и раньше, но теперь… Теперь Темный Лорд выглядел не старше двадцати, изящная фигура, черные волосы ниже талии, собранные в высокий хвост, и красные глаза. Мужчина насмешливо улыбнулся и сделал легкое движение в знак приветствия.

– Уважаемый Гронтакт, я пришел спросить по поводу опекунства двух подростков, что сейчас находятся на моем попечении.

– Конечно, лорд Слизерин.

– Что, простите?

– Вы теперь лорд Слизерин. Ваши кольца сейчас принесут.

– Благодарю, Гронтакт. А теперь…

– Вот прошу, прочтите эти письма. – Гоблин протянул мужчине два письма, и тот их задумчиво взял, но как-то насторожено. – Что-то не так?

– Нет, все хорошо.

И лорд Слизерин погрузился в чтение писем. Через несколько минут он оторвался от них и с мрачной решимостью посмотрел на гоблина.

– Я хочу провести два обряда кровного усыновления завтра вечером у себя в особняке.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Залишити відповідь