В паутине лжи

Авторка: Silver Raven

Бета: нет

Фэндом: Двенадцать ночей

Персонажи: И Вон, И Хви (Наби)

Рейтинг: G

Жанры: слэш, AU

Предупреждения: OOC

Дисклеймер: герои манхвы мне не принадлежат

Размер: драббл

Статус: закончен

Публикация на других ресурсах: стучите, там разберемся

Описание: Главное, самому верить в последнее. Что он любит… Самую малость.

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.

Черные волосы ниспадали вниз, скрывая под собой белую кожу с едва видимыми следами шрамов. Император жадно отслеживал любые движения фаворитки. Вот она небрежно собирает волосы и бросает на него взгляд через плечо.

– Мой повелитель. – Долго, очень долго она привыкала к этому обращению. Упрямилась, злилась, отказывалась. Но красивая бабочка любит этот народ, империю и даже  правителя, хотя не признает этого. Ради них она готова на всё. Повелителя радует его принадлежность к избранным, но огорчает, что он не единственный. – Мой повелитель, – повторяет она, всё еще смотря через плечо, предпочитает не поворачиваться к нему грудью.

– Наби, – улыбается Император. – Ты прекрасна, моя Наби, – и, сбросив обувь, опускается по ступенькам в воду.

– Повелитель! – возмущенно вскидывается бабочка.

И Вон не обращает на это внимания, как и на то, что одежда насквозь промокла. Он идет к своей фаворитке, обхватывает ее талию руками и прижимается к спине Наби.

– Много выпили, мой повелитель? – дразнит И Хви.

Бессмысленно теперь играть роль девушки. Император прекрасно знает, кто Наби на самом деле.

– Злишься, любовь моя? – шепчет обладатель роскошной алой шевелюры, прижавшись губами к уху Алой Луны.

Ох, сколько сил! Сколько времени Император потратил, чтобы поймать в свои сети гордую кисен! Он бредил ею. Жаждал. Сходил с ума. Видел ее прекрасные зеленые глаза, подобные нефриту, на лице каждой девушки и одного парня-художника, который постоянно околачивался рядом.

В какой же ярости был И Вон узнав правду.

Он жаждал сжечь всех повстанцев. Наглецов, осмелившихся бросить вызов самому Императору. Растерзать Алую Луну, уничтожить, стереть в порошок.

Не смог.

Перед ним была Наби. Он видел не Алую Луну.  Наглого выскочку и повстанца. Не принца, который должен был умереть еще тогда, во время нападения организованного матерью И Вона. Не художника. Он видел Наби. Прекрасную Наби. Богиню, спустившуюся на землю. И ему совершено наплевать на то, что она не женщина.

Мужчина? Не страшно. Настоящее имя И Хви? Прекрасно. Спасибо за доверие. Принц? Замечательно. Давно пора несколько моментов уточнить. Повстанец? Никто не узнает. А если узнает, то может попрощаться со своей головой.

И Вон обожает Наби. Обожает и принца И Хви. Они для него едины и совершенно разные. Он любит их, ничто и никто не сможет забрать их у Императора. А если найдется такой глупец, то долго не протянет.

Мужчина больше не марионетка, посаженная на трон матерью. Ему теперь никто не может указывать, что делать. Не то, чтобы раньше это кому-то удавалось, но сегодня воля И Вон выше остальных. И он понимал, к чему приводят его действия, а не принимал на веру слова советников.

И Хви наконец-то обернулся, провел руками по плечам Императора и сцепил их в замок на шее мужчины.

– Устал?

И Вон не ответил. Он потерся щекой о щеку темноволосого парня, как большой кот, и довольно улыбался.

Алая Луна фыркнул, расцепил руки, обхватил лицо правителя и быстро коснулся губами, даря короткий поцелуй. После чего попытался ускользнуть из объятий красноволосого, но мужчина не позволил этого.

– Моя бабочка все-таки злится, – говорит Император. – Прости, И Хви, не было у меня желания, чтобы наш дорогой гость пялился на тебя.

Принц, о котором мало кто помнит, обеспокоенно смотрит на И Вона. Владелец алых волос ревнив. Смотреть на И Хви, что в его настоящем виде, что в образе Наби, опасно. Можно только украдкой, так, дабы Император не заметил. Открытое же любование фавориткой правителя может окончиться смертью. Поэтому парень взволновал. А если…

– Я ему ничего не сделал.

И Хви переводит дух, расслабляется и уже спокойно смотрит на И Вона.

Безумие. Разве это можно назвать иначе?

Как же принц ненавидел Императора. Он верил – тот враг. Жестокий, беспощадный. Алая Луна всегда думал, что узнает его, а когда они встретились впервые даже не понял кто перед ним. И потом тоже не узнавал, не понимал. Каждый взгляд на молодого мастера, в которого по уши влюбилась Дан А, цеплял что-то в нем. Внутри всё дрожало. От страха? От злости? В предвкушении? Всё сжималось, когда тот помогал, а И Хви не мог ему объяснить, что они не пара. Богатый, дерзкий парень и юноша, который ведет тройную жизнь. Как Наби-кисен, как художник, как Алая Луна. И Хви терялся между своими обликами. Парень так уставал, ему казалось, что однажды он просто свалится с ног. Не отомстит.

Когда всё было разрушено, их осталась только горстка, он решил умереть сам и забрать с собой Императора.

Как же он тогда удивился.

Молодой мастер и его враг одно и то же лицо.

Почему… ты?

Почему ты, И Вон?

Сколько раз И Хви задавал себе этот вопрос. Он не смог убить Императора. Был так близко. Всего один удар – и все бы закончилось.

Не смог.

Боялся. Да, боялся. Но совершенно другое ранило его изнутри. И Вон и его любовь. Как?! Даже после попытки убийства?! Парень был поражен этим. Он не знал, что сказать. Как объяснить. Чем помочь. И надо ли?

А потом было поздно. Император узнал. Девушка, которую он любит, на самом деле юноша. И Хви ожидал смерти. Ведь И Вон узнал всё. Что парень, что принц, что… Не убил почему-то. Держал при себе, не позволял другим узнать правду, не позволил прикончить повстанцев. Потом пришел и предложил сделку. Алая Луна мог отказаться. Но И Хви этого не сделал, ведь…

– О чем думаешь? – шепчет Император. Близко-близко, почти в губы принца. Дразнит. И Хви улыбается, качает головой, ластится.

Он никогда не признается. Пусть И Вон догадывается. Или обманывается, но  Алая Луна никогда не скажет правды. Надо – будет любить. Называть господином. И Хви любит эти земли, людей и… немного, самую малость – Императора. Главное, самому верить в последнее. Что он любит И Вона. Самую малость.

Паутина, И Вон, И Хви

Ошибки и опечатки в комплекте, потом пересмотрю и поправлю.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *