Познать себя

Авторка: Silver Raven

Соавтор: LordDemon (когда у человека было настроение)

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Персонажи: Гарри Поттер, Том Риддл, Северус Снейп и другие

Рейтинг: NC-17

Жанры: гет, слэш (яой), романтика, ангст, AU

Предупреждения: OOC, нецензурная лексика, Underage

Дисклеймер: герои книги мне не принадлежат

Статус: закончен

Публикация на других ресурсах: стучите, там разберемся

Описание: Гарри Поттер… С самого рождения его окружают тайны, о которых мало кто знает и не подозревает сам Гарри. Хотя он не совсем Гарри и совсем не Поттер. Умный Гарри, Дамбигад и прочее.

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.


Глава 21. Часть 1

Сначала появились искры. Несколько штук. Появились и погасли, будто пробуя: а можно ли? Затем их стало десять, двадцать и больше. Они вспыхивали над кожей капитанки, подобно маленьким звездам. Загорались и разлетались в разные стороны, как фейерверки. Большинство угасали, так и не долетев до людей. Беллатриса стояла достаточно далеко от остальных, однако Минерва Макгонагалл находилась рядом с ней. Искры прожигали ее одежду, оставляли красные следы на коже, заставляя руки ведьмы панически метаться в желании прекратить боль. Она не могла сделать и шага, придавленная силой леди Лестрейндж.

Искр появлялось все больше и больше, пока они не спрятали Пожирательницу под желтовато-красным покровом, что в одну секунду превратился в гудящее пламя. Языки огня затанцевали вокруг волшебницы – и она стала воплощением своей стихии. Безумным, яростным духом, что несет смерть и разрушения. И в эту секунду перед Лестрейндж стоял тот человек, что когда-то давно причинил невыносимую боль.

Голос Беллатрис никто не слышал, ее яростный крик потонул в гневном реве пламени, но маги видели, как ведьма бросилась на деканку Гриффиндора. Женщина отшатнулась, но не смогла ничего сделать, ноги волшебницы будто приросли к полу.

Пальцы, окутанные пламенем, сомкнулись на шее противницы. Макгонагалл даже вскрикнуть не успела, когда огонь жадно набросился на нее, словно  ее тело сделано из сухой древесины.

Снейп и остальные Пожиратели не шевелились. Панике поддались слуги Дамблдора и авроры, но Регулус не позволил им уйти.

Отвратительно пахло горелой плотью, ведьма превратилась в черную фигуру, по которой изредка пробегали огненные искорки. Фигуру, что понемногу рассыпалась пеплом.

Северус ощутил, как заныли места, где у него раньше были ожоги. Во рту разлился кислый привкус. Знакомая ситуация. Только тогда обошлось без смерти. Маг криво улыбнулся. Он не думал на деканку Гриффиндора. Да, в школе тогда было мало людей, но зельевар не ожидал, что именно эта женщина пробудила проклятие Беллатрисы. Потому что первой жертвой стает заклинатель, а только потом все остальные. В прошлом женщина успела уйти до начала, а Снейп, который искал подругу, остался один на один с волшебницей, которую накрыло безумие. В ту секунду, когда заклинание начало свое действие, стихия Беллы пробудилась полностью. Такое не могло пройти не замеченным. Особенно в школе, где к подобному должны быть готовы. Остановить, помочь обуздать, но никто этого не собирался делать.

Он выжил чудом. Смертельная опасность спровоцировала пробуждение его стихии. Совершенно не той, о которой раньше думали.

Личина схлынула со Снейпа, словно кто-то плеснул на картину растворителем, смывая краски. Люди практически не обратили внимания на появления зельевара, стараясь найти сбежать. Лорд, встретив взгляд Северуса, кивнул и, посмотрев на один из коридоров, накрыл себя и Пожирателей тьмой.

Регулус понял все быстро, ему хватило нескольких секунд, чтобы сгрести в охапку крестника и супруга, после чего аппарировать в особняк Риддла.

Беллатриса повернулась к остальным. Ее пламя качнулось, и она сделала первый шаг. Второй. Третий. На четвертом огонь исчез. Ведьма замерла, осматривая магов, что метались по помещению. Взгляд остановился на спокойном Северусе. Тот широко улыбнулся подруге и, когда женщина сделала к нему шаг, его глаза стали абсолютно черными. Ни зрачка, ни радужки, ни склеры. Только тьма. Стихия Снейпа не имела особо впечатляющих визуальных эффектов, но от одного этого взгляда мурашки ползли по коже, а разум цепенел.

Лестрейндж закричала. И это был не боевой клич, не всплеск ярости. Ее тело, все до последней клеточки, охватила боль. Ноги женщины подогнулись – и она рухнула на пол, успев только упереться руками, чтобы не разбить лицо.

Паника прекратилась. Тьма зельевара начала медленно заволакивать их мысли. Так уже было. Он не использовал иллюзию, все маги в замке видели Северуса, только их разум заменил образ одного человека на другой. Даже у тех, кто никогда не видел Мартина. Капитан не стирал память, его стихия просто мягко скрыла воспоминания об одном конкретном волшебнике, подменив видением другого. Сейчас он действовал сходным образом, только цель совершенно другая.

Мужчина искал способы освободить Беллатрису от проклятия с первого дня, когда они оказались намертво спаяны своими стихиями и безумием. Снейп соврал о ритуале, который якобы помог остановить Беллу. Потому что если бы зельевар действительно задействовал бы его, то заклинание Лили как минимум навредило им обоим, как максимум – они бы умерли. Северус продолжал быть громоотводом леди Лестрейндж, даже когда ничего не помнил об этом.

Найти способ помочь подруге оказалось не самой большой проблемой. Проклятие можно снять, только для этого надо много жертв. Упустить такой шанс будет глупостью.

Белла взвыла, вцепившись в каменный пол, ломая ногти в попытке поцарапать. Тьма выдирала из нее безумие, безжалостно скользя по коже могильным холодом.

Капитан прокусил губу, его тоже скручивало от боли. Стихия не щадила даже своего мага, особенно когда он сам выбрал роль проводника. Перед глазами проносились тысячи картинок, в ушах звенело от напряжения, волшебник начал дышать ртом, не в силах поднять руку, чтобы стереть кровь, что пошла из носа.

Два капитана и черный купол словно находились за невидимой стеной. Никто из магов не переступил черту, когда безумие Беллатрисы обрушилось на них. Сначала они начали хихикать, бормотать что-то, махать руками, пританцовывать на месте, после начало прорываться рычание. Они заворчали друг на друга, начали меряться взглядами, пока кто-то незримый не дал сигнал начинать.

Их мозги вскипели от мысли «Убить»!

Стереть, уничтожить, чтоб даже следа не осталось. Дабы вспомнить не могли.

Они драли друг друга ногтями, кусались, шипели. Никто из них не помнил о магии. Только желание убить, неважно каким способом.

Беллатриса прижалась к холодному полу всем телом. Тьма уходила, словно вода сквозь песок, унося за собой остатки безумия. Женщине казалось, что ее кожа и внутренности пылали. Она дышала с трудом, не замечая слез и крови.

Стихия пригнула Северуса к земле. Ему пришлось опуститься на колени и упереться руками в пол, чтобы не рухнуть, когда последняя часть проклятия скользнула по нему, уходя к магам, отданным в жертву. Мужчина ничего не видел и не слышал, сила исчезала. Чернота заволокла сознание – и боли от падения маг не почувствовал.

Защитный полог Темного Лорда лопнул, как мыльный пузырь. Пожиратели Смерти с трудом отходили от воздействия стихии своего господина, кроме тех, кто уже не раз испытал подобное.

Рудольфус кинулся к жене. Дрожащими руками коснулся ее шеи и облечено вздохнул, поняв, что она жива. Бережно подняв супругу на руки, маг посмотрел на Риддла и Малфоя, которые подошли к зельевару. Том без брезгливости коснулся залитого кровью лица, стирая красную жидкость. Едва дышит. Аккуратно подхватив пострадавшего, он передал его Люциуса и приказал немедленно отправиться в особняк. Лестрейндж аппарировал на мгновение позже блондинистого капитана.

Темный Лорд повернулся к тем, что не находились под его защитным пологом. Пожиратели понемногу приходили в себя и начали осматриваться. Направленное на себя внимание Волдеморт игнорировал, осматриваясь.

– Что ты сделал, Северус? – пробормотал Риддл, не найдя выживших. – Возвращайтесь домой, – приказал он Пожирателям.

Его люди аппарировали. Сейчас они были бесполезны, немногие могли спокойно перенести воздействие стихии Смерти.

Лорд остановился перед Дамблдором. Старик выглядел так, словно его зубами пытались разодрать на куски. Все его умения оказались бесполезны, не спасли от действий Снейпа. Том убедился, что директор действительно мертв и только качнул головой. Северусу он простит. От самого начала планировал, что если у него не получится, то зельевар убьет Альбуса. А каким способом капитан это сделал сейчас не важно.

Волдеморт осмотрелся, матовая пленка истончилась и через пару секунд исчезнет. Регулус постарался, чтобы никто не сбежал, когда он переместится прочь. Маг кивнул каким-то своим мыслям и аппарировал в кабинет директора Хогвартса.

– Бардак, – процедил недовольно мужчина.

Что и где искать? Он прошелся взглядом по помещению и покачал головой: нет времени. Тьма скользнула черными щупальцами по предметам, опутывая их, ища тайники, отмечая. Чернота уплотнилась, скрыв все. Спустя минуту она исчезла. Кабинет опустел, осталась только мебель и портреты. Том осмотрелся, услышав какое-то копошение.

– Ну конечно, феникс, – пробормотал он, подходя ближе. – И что с тобой делать?

Птенец пискнул, когда маг взял его на руки. Еще раз осмотревшись, Темный Лорд аппарировал. И вовремя – возле замка появилась еще одна группа авроров.

***

Помфри выбрала свою стезю осознано. В то время как ее одногодки мечтали о незначительных вещах, ведьма желала стать лучшей врачиней. Она училась, совершенствовала свои навыки и добилась желаемой цели. Однако у всех бывают ошибки. Ее привела к гибели молодого мага, родственника Министра, и с работой больнице женщине пришлось попрощаться. Десятки собеседований, отказы, отказы и еще раз отказы. Волшебницу даже не слушали, стоило только назвать свое имя, как ее тут же выставляли за дверь. Место занято. Вы нам не подходите.

В школу Хогвартс она пошло от отчаяния, не ожидала, что примут. Повезло. Дамблдор показался тогда очень дружелюбным и понимающим, а ее столько всего мучило. Откуда ведьма могла знать, что парочка секретов станет для нее крючком. Альбус умело этим пользовался. Не напоминал часто, но когда женщина хотела сменить работу или замечала, что маг желал спрятать, то они тут же всплывали. Помфри лекарка, да, но это никак не значило, что она будет безропотно сносить все. Ведьма узнала несколько секретов Дамблдора – и им пришлось заключить перемирие, которое директор часто нарушал. Впрочем, Поппи тоже в стороне не осталась. Что уж греха таить, ей нравилось, что могущий директор Хогвартса опасается хозяйку больничного крыла.

Женщина тряхнула головой, отгоняя мысли. Не до этого сейчас, надо помочь парню. Сложная задачка, да. Но Поппи обожает их. Они приносят невероятное удовольствие.

– Зелья есть? – спросила ведьма у Лестрейнджа, выводя палочкой нужные петли для заклинания.

– Отчего же им не быть? – отозвался кто-то.

Троица вскинула головы. Лео кивнул Рабастану, Петунии и подошел к врачине.

– Нужна помощь?

– Зельевар? – сощурилась женщина. Тот кивнул. – Замечательно, – довольно улыбнулась ведьма, быстро называя нужные зелья.

– Пару минут, – помощник Снейпа ушел искать нужные зелья.

Помфри пробормотала защитное заклинание и засунула палочку в специальные ножны. Тут она только мешать будет, действовать придется руками. А зельевар это хорошо. Он должен знать лечебную магию. И для того, чтобы оказать первую помощь, и для того, чтобы варить нужные зелья, а не отраву какую-нибудь. А уж у Темного Лорда практики у него было много в обоих направлениях.

Лео вернулся через две минуты.

Ведьма напоила одним зельем пациента, второе выпила сама и приступила к прощупыванию защиты, что окружала Мартина. Хорошо сделали, крепко. Она выглядела как кокон припорошенный пеплом. Поппи передернула плечами. Защита неслабая, что же за воздействие такое было, раз она так паршиво смотрится? Помфри примерялась к тому, как бы осторожно ее сломать, когда здание встряхнуло. И словно в ответ на это по защите пробежала трещина.

– На пол! – рявкнула ведьма, первой рухнув на доски.

Лео упал вторым, Петунию уронил Рабастан, накрыв собой и щитом.

Дыхнуло жаром, словно кто-то открыл печку. Он пробрался сквозь щиты, лизнул и исчез. Но вместо него пришел свет. Яркий, ослепительно-белый, он жег глаза сквозь плотно сомкнутые веки. Все мысли исчезли, тела придавило к полу, пройдясь по каждому нерву словно острым ножом. Свет угасал медленно, магам показалось, что они лежат так целую вечность.

Помфри подняла голову первой. Комната осталась невредимой, пациент в норме, а вот от щитов, которыми они прикрывались, остались ошметки.

– Нас можно поздравить, – негромко заговорила она, – мы удачно пережили пробуждение стихийного мага. – Хлопки аппарации вывели женщину из состояния отрешенности. – Чем вы занимались, что они в таком состоянии? – спросила ведьма, помогая устроить двух пострадавших.

– Мы бы тоже хотели это знать, – отозвался Малфой.

Глава 21. Часть 2

***

Волдеморт замер как вкопанный рядом с кроватью Беллатрисы. Мужчина остановился так резко, что Поппи Помфри и Рудольфус Лестрейндж подняли головы, привлеченные таким странным поведением. Том внимательно рассматривал капитаку, словно на ней написаны отгадки на многие вопросы, что возникают в жизни. Недоверчиво. Удивленно. С тревогой.

– Милорд? – подал голос муж Беллы.

Риддл сморгнул, посмотрел на подчиненного и качнул головой.

– Не беспокойся, все нормально.

– Но…

– Я все расскажу, когда она очнется. – Лорд подошел к Северусу. – Как он?

Поппи, которая осматривала зельевара, снова подняла голову.

– Состояние тяжелое. Ему сильно досталось.

Мужчина кивнул, то ли подтверждая, что понял, то ли каким-то своим мыслям.

– Что с остальными?

– Беллатриса через несколько дней покинет палату. Мартин нужно меньше. Он через пару дней будет как новенький.

– Хорошо. Рудольфус, – обратился Волдеморт к Лестрейнджу, не отрывая взгляд от лица Снейпа, – тебе нужно отдохнуть. Поппи и помощники Северуса справятся тут.

– Но…

– Своим измученным лицом ты ей не поможешь. Иди.

Риддл подождал, пока подчинений покинет помещение, и посмотрел на мадам Помфри.

– Если начнется что-то странное, зови меня.

– Насколько странное? – вопрос был спровоцирован не праздным любопытством. – Ты хоть знаешь, как странно видеть такое количество стихийных магов в одном месте? И у двоих тьма! У одного свет…

– Можешь не перечислять, я знаю, сколько рядом со мной стихиников. И в этом нет ничего странного. Все, что тебе рассказывали о нас, к реальности имеет весьма отдаленное отношение. Мы не ненавидим друг друга и не пытаемся убить. Такие маги обычного или пугают до дрожи в коленках, или заставляют пробудить свою стихию.

– Ладно, потом мне все детально расскажешь. Лучше поясни, насколько странные вещи должны происходить, чтобы звать тебя.

Том задумчиво посмотрел на женщину, словно что-то решая.

– Все, что относится к стихии тьмы. А лучше зови меня, если станет хоть каплю хуже.

Лекарка обеспокоено глянула на пациента, а потом подняла взгляд на Риддла.

– Насколько все плохо?

– Я думаю он использовал свою стихию, чтоб перекинуть проклятие Беллы на других, а сам был посредником.

– Рискованный парень.

– Ты сейчас представить не можешь, как я этому рискованному парню хочу дать по шее.

– Никакого физического вреда! И с чего вдруг такое желание?

– Он мне соврал.

– И это причина? – удивилась Помфри.

– Он мне соврал о ритуале. Их соединили стихии, а я-то все думал, почему у Северуса и Беллы такое хорошее взаимодействие, а у меня с Петунией одни проблемы.

– Такое возможно?

– Стихия огня имеет отношение к разрушениям и смерти. – Волдеморт сжал переносицу пальцами. – И к жизни тоже, потому мы использовали ее для защиты Мартина. – Мужчина вздохнул. – Если будут хоть малейшие изменения, позови меня.

– Ладно.

Лорд покинул палату и направился на поиски Люциуса. Друга он нашел быстро, тот разговаривал с Долоховым, которому Том доверил уход за фениксом. Светловолосый аристократ сразу же помрачнел, когда увидел недовольное лицо Риддла.

– Что случилось?

– Тебе коротко и емко или длинно и заумно?

– Коротко и по существу.

– С Беллой и Мартинов все в порядке, с Северусом все наоборот. Но я тебя искал по другой причине. – Малфой кивнул, мол, слушаю. – Узнай, что сделало Министерство с Хогвартсом. И чем нам это может аукнуться. Побыстрее, хорошо?

– Посмотрим, что я смогу узнать. Сегодня ничего не обещаю, завтра или сам приду, или пришлю сову. Увидимся, Антонин, Том.

Долохов и Лорд проводили блондина взглядом. Тот отошел на пару шагов и аппарировал.

– Мой повелитель…

Риддл потер лицо, словно это могло отогнать усталость. Им надо поговорить. Разобраться…

– Мой повелитель, – повторил Пожиратель, – Вам нужно отдохнуть.

– Что? – удивленно спросил Лорд.

– Вы с ног валитесь.

– Неправда.

– Идите спать. Регулас и Ремус удержат Ноэля от необдуманных поступков. Разговор можно отложить. Ненадолго.

Том фыркнул.

– Ладно, – поднял он ладони вверх, – твоя взяла. Я иду отдыхать. Но если что-то произойдет –  все шишки полетят на тебя.

– Договорились. Я могу посторожить Ваш сон, мой господин! – прокричал в спину Волдеморту Долохов.

– Антонин, – обернулся Риддл, – потом это обсудим.

***

После отдыха первым делом Волдеморт решил поговорить с сыном. Однако, войдя в комнату Ноэля, мужчина пожалел, что не выпил успокоительного. Желательно с градусом.

– Превосходно, – это его первое слово сказанное после долгого и пристального взгляда. – Превосходно. – Повторил маг, словно желая себя убедить, что это действительно так. Регулус и Ремус смотрели скептически и старший волшебник вздохнул. Не вышло. Он других убедить не может, что уж о себе говорить. – Ну, этого стоило ожидать.

– Да, но не стихия же земли! – возмутился Блэк. Панические нотки в голосе недовампира слышались явственно. Ремус хмыкнул. – Вот только не говори, что тебя это совсем не волнует. – Оборотень пожал плечами.

– Не пугайте ребенка, – пробормотал Том, собираясь с мыслями и попутно решая: сказать или промолчать. – Идите, поспите немного, а я с сыном поговорю.

Супруги ушли, но бросая такие взгляды, будто он подростка съест, ну или укусит как минимум.

– С чего такая паника? – мрачно спросил Байрон.

– С того, что стихийники земли явление редкое.

– И они настолько опасны, что их боятся даже больше, чем обладающих тьмой? – недовольно спросил лорд Эванс.

– О да, – согласился Том и фыркнул. – Им проще утопить весь материк с обидчиком, чем убить его одного.

Ноэль изумленно вытаращился на отца.

– Шутишь?

– Если бы. Большую часть времени земные абсолютно спокойные, но стоит их только довести – и катаклизмы обеспечены. Они на мелочи не размениваются. Если убивать, то с размахом, чтоб надолго запомнили. Впрочем, тебе земной стихии оказалось мало, у тебя еще и тьма есть. Хотя она намного слабее.

Юноша растеряно смотрел на отца.

– Это… возможно?

– Ты не первый. Но нужно признать, я бы предпочел, чтобы подавляющей стихией у тебя была тьма. – Покачал головой мужчина. – Впрочем, теперь тебя не рискнут злить. Сама по себе стихия земли особенная, а тут еще и тьма… – Ноэль удивленно посмотрел на фыркнувшего отца. Тот широко улыбнулся сыну. – Между стихиями есть связи. С одними более сильные, с другими слабые. Земля связана со смертью и жизнью. С остальными она соединена несколько слабее, но более-менее ровно. К примеру, взять твою тетю. У нее огненная стихия, у ее супруга водная. Однако парочка вполне мирно существует. И проблем нет, пока они не пользуются своими стихиями. Не сказать, что Петуния и Рабастан тут же набрасываются друг на друга с желанием убить, скорее им тяжело удержать контроль. А если взять Беллатрису и Северуса, то у них совершенно другая ситуация. Огонь тоже имеет связь со смертью и жизнью. Хотя наиболее сильное отношение у него с воздухом. Но и тьму он усилит, и она его тоже. Правда, тут возможет и обратный вариант. Ты сам присутствовал, когда я гасил пламя Петунии тьмой.

– Мои стихии усилят друг друга?

– Да. Тяжеловато будет тебя успокоить, если выйдешь из себя. – Мрачно отметил Лорд, представив себе нерадостную картину.

***

Люциус неторопливо покинул Министерство. Панику они подняли знатную; количество магов погибших в школе огромное. И среди них директор Хогвартса Дамблдор. И никаких следов, кто это сделал. Тьма все-таки пугающая стихия. И очень полезная.

Малфой в здании Министерства частый гость, потому особо на него внимания не обратили. Задали парочку каверзных вопросов, получили такие хитроумные ответы, что будут дней семь разбирать, о чем аристократ сказал. Информацию удалось получить с трудом, но зато блондин точно знал о ее правдивости.

Аппарировал Люциус в дом Риддла и сразу же пошел искать Лорда.

Том сидел в кабинете, читал что-то. Стоило светловолосому магу войти внутрь, он поднял голову, отложив книгу, и, оценив выражение лица друга, буркнул:

– Ну, подруга дней моих суровых, голубка дряхлая моя, насколько плохие новости ты принес?

– Из относительно хороших: ищут, но найти не могут. Из плохих: Северусу умудрились подсунуть полный контракт директора Хогвартса.

– Он столько лет был в школе, магия не должна была исчезнуть полностью.

– Перед этим подобный подписали еще человек двадцать.

– Напомни мне, когда последний раз его использовали?

– Еще при основателях.

– Прекрасно, просто прекрасно, – проворчал Лорд, встав. – Еще что-нибудь?

– Ничего больше узнать не получилось. В Министерстве паника.

– Им не помешает. – Том приблизился к другу. – Возвращайся к семье, пока можешь здесь не маячить.

– Ты меня выгоняешь?

– Спасаю твои нервы, – открыв дверь, ответил Риддл. – Мне хватает паникующего Регулуса.

– И что же его напугало?

– У Ноэля стихия земля и капля тьмы, но Блэк о последнем не знает.

– За тебя порадоваться или посочувствовать?

– Одно другому не мешает.

– Крепись, – похлопал блондин Лорда по плечу. – Ты к Северусу? – Том кивнул. – Думаешь…

– Он слишком слаб, а полный контракт… Это огромное воздействие на разум, в его состоянии подобное может привести к смерти. К тому же, вероятно, он последний, кто подписал договор, на него обрушится вся магия Хогвартса.

Люциус несколько секунд молчал, но потом спросил:

– Он выживет?

Волдеморт не ответил. Малфой остановился, смотря в спину Риддлу. Шаг ровный, только мужчина как натянутая струна. Нажать чуть сильнее – и лопнет.

– Я точно здесь не нужен? – решил уточнить Люциус, догнав друга.

– Уже сказал, от…

Это было подобно грому. Словно ничто не предвещало, тишь да благодать, и вдруг, всего за миг, все изменилось. Как наждаком по нервам. Здание вздрогнуло. Задрожали стекла. Том остановился, Малфой замер рядом. Дрожь исчезла, вместо нее на них словно обрушились скалы.

– Какого… – договорить аристократ не успел, давление увеличилось в разы и он рухнул на колени. Его толкнуло вперед, и маг едва не врезался лицом в пол. Успев выставить руки, Люциус вздрогнул, показалось, что по коже прошлись острыми иглами. Мужчина закусил губу, сдерживая крик, когда все исчезло так же внезапно, как и появилось. – Ха… Том?

Волдеморт упирался в пол рукой и стоял на одном колене. Тряхнув головой, маг поднялся. Слегка пошатнулся, но на ногах устоял.

– Ты как? – хрипло спросил Риддл.

– Жить буду, – поднимаясь, ответил Малфой. – Надо…

– Да, идем.

Когда они вошли в палату, то сразу заметили Поппи, склонившуюся над Снейпом. Женщина задумчиво рассматривала что-то невидимое, пока они не переступили порог, потом, словно была подана команда, лекарка резко подняла голову и посмотрела на Лорда.

– Иди сюда, Том, – позвала Помфри. – Смотри. Это что-то невероятное. Впервые подобное вижу. – Ведьма провела рукой над зельеваром и мужчины удивленно уставились на вспыхнувший контур. – Защита меня мягко отталкивает, не более. И она видимая.

– Подобное возможно? – растерянно спросил Люциус, идя вслед за Волдемортом. – Разве он мог пройти так быстро проверку?

– Проверку? – тут же среагировала Помфри. – Что за проверку?

– Северус подписал полный контракт, – ответил Том, наклоняясь над черноволосым другом. – Защита ему не навредит?

– Нет, – рассеянно отозвалась женщина, пытаясь понять, о каком контракте говорили мужчины. – О! – протянула она. – А я-то понять не могла в чем дело. – Лорд мельком посмотрел на нее. – Он подписал полный контракт директора Хогвартса?

– Да, – отозвался Люциус, блондин следил за Томом, аккуратно касавшимся защиты, что вспыхивала, стоило только приблизиться к границе.

– Он не прошел проверку, – покачала головой Помфри, направившись к другим пациентам.

– С чего ты взяла? – спросил Риддл, обернувшись к ней.

– Северус не знал, что подписал контракт, его, наверное, подсунули в той кипе документов, – начала говорить лекарка, колдуя над Беллой. – То есть мальчика обманули, а одно из условий действия этого документа сознательное и добровольное согласие. И он, вероятно, подходит на этот пост, раз магия Хогвартса не ушла назад.

– Откуда такие подробности? – подозрительно сощурился Лорд, он о таком не знал.

– Мне был очень интересен этот контракт. – Созналась ведьма. Было что-то в ее голосе и взгляде недоброе. – Дамблдор противник не моего уровня, хотя он мне во многом предпочитал уступать. Ему нужна была неболтливая медсестра, с навыками лекарки.

– А ты идеальный вариант.

– Да, – согласилась женщина.

– Хотела подсунуть ему контракт?

Поппи кивнула. Убедилась, что Белла и Мартин не пострадали, и вернулась к Северусу.

– На вид все просто, только дать подписать – и больше он навредить не сможет. Если выживет. – Мадам качнула головой. – Подводные камни обнаружились позже. Контракт хранился в Министерстве. Здесь можно было обойти, в книге наводился полный текст, осталось только переписать. Увы, не сработало. Что-то пропустила или там не все было написано. Дамблдор подписал, а изменений не произошло. Потом я обрадовалось, что ничего не вышло. Если бы контракт подействовал, защита бы исчезла. Вся магия ушла бы. А тот, кто подписал, ощутил бы на себе мощь Хогвартса. Его бы перебрали по кусочкам и проверили, выдержит ли он магию школы.

– Для этого надо очень сильного мага, – пробормотал Люциус.

Помфри улыбнулась. Грустно как-то.

– Ну, прежде чем это поняли, около четырех десятков магов погибли после подписания контракта. – Со вздохом произнесла она. – И поняли только потому, что сорок первый выжил, после чего объяснил, почему так произошло. Он был весьма сильным, подходил на этот пост, но проверку прошел не сразу. Маг пострадал, не так сильно как Северус, однако, пока мужчина не восстановил здоровье, вокруг него была защита.

– Ты его не сможешь вылечить, пока она есть. – Хмуро произнес Том Риддл.

– В моем вмешательстве здесь нет нужны. Ты не заметил разве? Его не только защищают, но и лечат. – Оба мужчины удивленно переглянулись и уставились на Снейпа. – Здесь о другом волноваться нужно. Есть вероятность, что после пробуждения он изменится.

– Такие подозрения на пустом месте не появляются, – заметил Волдеморт.

– Об этом было написано в книге. Его предшественник, после проверки разительно отличался от себя до нее. Словно он многое переосмыслил, понял, осознал. – Поппи смотрела на Северус. – Будто это был совершенно другой человек.

Молчание, воцарившееся между ними, угнетало. Они хотели, чтобы их друг выжил, и в тоже время в мысли пробирался страх изменений. Насколько сильно это коснется одного из трех капитанов.

Будет ли очнувшийся Северусом Снейпом?

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Добавить комментарий