Познать себя

Авторка: Silver Raven

Соавтор: LordDemon (когда у человека было настроение)

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Персонажи: Гарри Поттер, Том Риддл, Северус Снейп и другие

Рейтинг: NC-17

Жанры: гет, слэш (яой), романтика, ангст, AU

Предупреждения: OOC, нецензурная лексика, Underage

Дисклеймер: герои книги мне не принадлежат

Статус: закончен

Публикация на других ресурсах: стучите, там разберемся

Описание: Гарри Поттер… С самого рождения его окружают тайны, о которых мало кто знает и не подозревает сам Гарри. Хотя он не совсем Гарри и совсем не Поттер. Умный Гарри, Дамбигад и прочее.

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.


Глава 24

Лорд пару секунд просто смотрел на капитана, после чего озвучил возникший вопрос:

– Ты себя хорошо чувствуешь?

Снейп выразительно поднял глаза к потолку, явно намекая, что он понял, отчего такая реакция, но, по его мнению, она весьма глупая.

– Прекрасно. Даже лучше, чем вчера. У меня нет температуры, мне никто не наносил ударов тяжелыми предметами по голове, подозрительных заклинаний не использовал, незнакомых зелий не пил, галлюциногенных грибочков не ел.

– Замечательно! – обрадовался Том. – Значит, Хогвартс? – маг хмыкнул. – Подходит, конечно, но не совсем. Слишком большой. Артефакт должен помещаться в руке. Хогвартс как-то тяжело переносить с места на место. – Ехидно отметил Риддл.

– А его и не надо переносить, – никак не среагировал на интонации друга зельевар. – Для этого всего-то нужно подмахнуть полный контракт директора школы. Слышал о составных артефактах?

Волдеморт кивнул. Немного отрешено, мысленно он пытался соединить всё вместе. Школа – артефакт, контракт и последний вопрос капитана Пожирателей.

– А теперь представь, что он у нас есть, и его части могут выполнять определенные действия даже без соединения.

– То есть артефакт работает даже в разобранном виде?

– Именно.

– Шутишь?!

– Похоже?

Том пристально изучил серьезное лицо друга.

– Хогвартс часть составного артефакта?

– Поверишь, если я скажу, что планировалось построить просто хорошо защищенную школу?

– Северус, ты на что намекаешь? – подозрительно сощурился темный маг. – Ты же не хочешь сказать, что основатели случайно создали артефакт подобной мощи?

– Сам сказал.

– Как, объясни мне, можно было случайно создать что-то подобное?!

– Основатели намудрили с защитой. – Снейп несколько секунд помолчал, подбирая слова, и это заставило Риддла напрячься в ожидании деталей. – Может ты когда-нибудь слышал о традиции в фундамент замка закладывать жертву?

– Слышал. – Волдеморт помрачнел. – И видел результат подобной традиции. Именно в таких замках, особняках и домах появляется «живая» тьма. И чем больше зверь, принесенный в жертву, тем она сильнее.

– А теперь представь, что это человек.

Том передернул плечами. «Живая» тьма, которая появляется из зверей, не смотря на свою жестокость и кровожадность, любит темных магов. Она к ним тянется, с ней можно «договориться». А вот если для подобного принесут в жертву человека, тут даже темные маги не помогут. Проще сразу сжечь то место, где сотворили такое. Это если жертву приносили без специального ритуала, а так чаще всего и было.

– Подросток. – Подал голос Северус, отвлекая Риддла. Тот кивнул, мол, слушаю, продолжай. – Точнее несколько подростков.

– Что? – неприятно поразился Лорд. – Сколько?

– Четверо.

– Мать моя ведьма… Без ритуала?

– Был какой-то.

– Описать сможешь?

– Нет, они…он смутно помнит, что было до. – Потер лоб зельевар. – Да и первые годы после, как в тумане.

– Сборный артефакт с сознанием. Просто прекрасно.

– Сборный артефакт, одна часть которого имеет огромную мощь и сознание на уровне неуравновешенного подростка, а вторая – живой человек.

– Действительно, переносить не надо. Ты можешь использовать его силу на любом расстоянии.

– Неуверен в последнем. Проверять надо. Но это позже будет, когда Хогвартс вернет свой первоначальный вид.

– Что значит «вернет»?

– Сколько магов подписали контракт и выжило?

– Двое, насколько я знаю.

– Артефакт действует на полную только тогда, когда собран. Если нет директора, прошедшего испытание, то школа понемногу консервирует помещения, уменьшает количество щитов до нужного минимума и, можно сказать, спит. Так он мало чем отличается от простого здания, которое опутывают чары. Думаю, подобное относится и к артефакту Эвансов.

– Дом Ноэля.

– Ты говорил, что у него необычная постройка. Скорее всего, часть комнат законсервирована и спрятана, основные, в которых есть нужда, оставлены. Так накапливание магии происходит намного быстрее, особенно, если артефакт разбудили не полностью, но задействовали значительное количество сил.

– Тоже контракт? – забеспокоился Том.

– Нет, – качнул головой. – Основатели создавали школу, вышел артефакт, который срочно нужно было взять под контроль. Они не ожидали такого результата, потому им пришлось быстро придумать решение для этой ситуации. Поэтому у них контракт привязывает к Хогвартсу человека. Тот выводит замок из «сна» и в тоже время ограничивает его, не позволяет шалить, скажем так. Эвансы изучили всю подноготную. Вполне возможно, что было несколько неудачных попыток. Они с самого начала создавали артефакт состоящий из двух частей. Одна большая. Поэтому выбрали дом, скорее всего рядом источник природной магии, а еще внутри проживают волшебники, последние не каменные истуканы и тоже делятся своими силами, особенно на пике эмоций. Артефакт защищает здание. Накапливает магическую силу и может ее передать. Вторая часть намного меньше. Пусть будет драгоценный камень или брошка какая-нибудь, но чтобы поместилась в кулаке. Она связана с домом и маг через нее может брать силу. Или восстанавливать свой резерв. Или даже колдовать только с помощью этого артефакта. Но если дом защищен кровной привязкой к роду, то эта меньшая часть…

– Подобного не имеет.

– А даже если и есть кровная привязка, то именно на этом камне или брошке, сломать защиту намного проще, чем сделать что-то такое с домом.

– Сбежали, отдали на растерзание все дома, кроме одного. Вторую часть артефакта спрятали в сейф в Гринготтсе. А Лили, хоть и не могла стать главой рода, имела право войти и даже взять что-то. – Том кивнул. – Я поговорю с Ноэлем. И об артефакте, и о ваших отношениях.

– Только не запугивай парня. А то я помню, как ты рассказывал мне о пестиках и тычинках.

– Тебе что-то не нравится?

– Мне? Нет. А вот Белла до сих пор уверена, что именно твой разговор, – Северус сделал пространный жест явно намекающий на что-то, – отбил у меня желание встречаться с девушками.

– Наглая ложь. К твоему сведенью, просвещал тебя и Люциуса Абраксас.

– Не правда.

– Правда-правда. Точнее он пытался…

– О да, а потом пришел ты и рассказал всё. Так что если собираешься просветить сына, постарайся обойтись без цветастых сравнений. И не забудь, что у нас немного не та ситуация. То есть мы с ним оба парни. Объяснить разницу?

– Северус, уйди, а то мой сын познает, что такое несчастливая любовь.

– На меня нельзя воздействовать легилименцией.

– Зато можно убить.

– Ты хочешь, чтоб маг земли нас всех здесь похоронил?

– Уйди с глаз.

 

***

Антонин вошел в кабинет темного мага. Закрыв за собой дверь, мужчина подождал пару секунд и, когда ничего не произошло, прислонился к стене. Лорд что-то внимательно изучал. Горы бумаг, ранее заполнившие комнату, поредели и теперь были аккуратно сложены. Долохов хмыкнул и приблизился к Волдеморту. Никакой реакции.

– Том! – позвал он.

Риддл резко поднял голову, удивленно посмотрел на Пожирателя и произнес:

– Я не заметил, как ты вошел.

– Я такой незаметный, – протянул маг, наклоняясь к лицу Лорда. Тот с интересом ожидал действий мужчины. Антонин чмокнул Тома в нос и усмехнулся, быстро вернувшись в исходное положение. – Совсем незаметный, ты меня уже который день игнорируешь.

Темный маг отложил бумаги, обхватил талию своего избранника руками и прижал его к себе, не поднимаясь с кресла, из-за этого Волдеморт уткнулся носом в грудь Долохова.

– Нижайше прощу прощения. Каюсь, витал в облаках. Думал, планировал, – пробормотал Том, прикрыв глаза.

Антонин поднял руки и провел большими пальцами по щекам Лорда, после приподнял его лицо, чтобы посмотреть. Уставший. Тени под глазами четко видны.

– Ты над этими дементоровыми бумажками целый день сидел? Мне их сжечь, чтобы мой господин смог отдохнуть?

– Не стоит, – фыркнул Том, поднимаясь. Руки он не расцепил, потому встал немного неловко, сбив что-то со стола на пол, однако не попытался немедленно поднять упавшее. – Я тогда буду злым и опасным. – Мужчина сместил ладони со спины визави на живот, скользнул под рубашку пальцами на секунду, чтобы через мгновение расстегнуть нижнюю пуговичку. Одна, вторая, третья… Антонин ждал. – И тогда будет намного хуже, чем это, – стащив с Пожирателя рубашку, Волдеморт откинул ее в сторону и провел пальцем около побледневшего фиолетового пятна с едва заметными следами зубов.

– Я не боюсь боли, – спокойно произносит Долохов.

– Да, вы все можете ее переносить, – хмыкнул Том и быстро коснулся губами местечка под ухом, собираясь спуститься вниз по шее к плечу, опустив руки на бока партнера, когда тот внезапно хихикнул. – Что такое?

– Не… ни… ще-еко-отно.

Риддл отстранился, посмотрел в глаза Пожирателю и пробежался пальцами по бокам, поднимаясь от талии к подмышкам. Антонин дернулся, засмеялся и, задыхаясь, пробормотал:

– Прек-ра-ти! Ну-у-у, То-ом!

Вывернуться не получилось, Лорд быстро подтолкнул любовника к стене, дабы тот не смог сбежать.

– Сво-о-олочь, – протянул Долохов, прижавший руки к бокам, пытаясь таким образом прекратить эту пытку. Антонин терпеть не мог эту свою реакцию. Стоит только коснуться пальцем – и его всего скручивает просто. И при этом, если кто-то устраивал на боку ладонь, ничего не происходило. Ничего! А вот пальцем… черт! – Га-ад!

Риддл прекратил. Про себя засмеялся. Да, боли его любовник не боится, а вот щекотки!..

– Сволочь, – смог нормально произнести Пожиратель.

– Прости, – довольно фыркает  Том и целует мужчину. Тот несколько секунд делает вид, что он бревно, самое что ни есть настоящее, но потом сдается и отвечает. – Ум-м, – тянет Лорд, отстраняясь. – И что это значит? – спрашивает маг, слизывая кровь с нижней губы.

Антонин широко ухмыльнулся, откинул голову назад. Правда, осторожно, чтобы не заехать затылком в стену. Облизнулся медленно, разжигая пламя желания. И произнес:

– Хочу массаж.

– Что?

– Массаж, тогда прощу.

Том окинул визави подозрительным взглядом. Хмыкнул.

– Хорошо.

– Правда? – Долохов, который хотел немного отомстить и за игнорирование, и за щекотку, согласия не ожидал. Особенно такого быстрого.

– Одевайся – и в мою комнату. Я скоро подойду, – сказал Лорд, направившись к столу.

Пожиратель застегнул рубашку. Подождал пару минут, желая обратить на себя внимание Тома, но тот сделал вид, что ничего не замечает. Мужчина вздохнул, взъерошил волосы и, пожав плечами, направился в спальню Волдеморта.

Риддл появился через три минуты. Да, Антонин следил. Часы удобно расположены и за время ожидания он от них только изредка отрывал взгляд.

– Снимай одежду и устраивайся, – махнул рукой в сторону кровати Лорд.

– Интересные у тебя представлении о массаже, – пробормотал Пожиратель, стаскивая рубашку. Может, нужно было сюда полуголым идти, чтобы не повторять некоторые действия по несколько раз?

– Кто о чем думает. – Насмешливо улыбнулся Том, направившись в ванную комнату. Долохов проводил его взглядом, нервно повел плечами и стащил штаны. Аккуратно сложил их и разместил на стуле. – Ложись, – сказал мужчина, возвращаясь в спальню. В руках он нес бутылочку с чем-то. – Нижнее белье тоже снимай. – Антонин, который уже стал левым коленом на постель, недовольно посмотрел на милорда. – Или ты хочешь, чтобы я помог?

– Сам справлюсь, – буркнул Пожиратель. Стащил трусы и быстро устроился на кровати, предоставив Лорду на обозрение свой тыл.

Риддл зрелище оценил, почти облизнулся. Вот бы сейчас… но сначала массаж.

Том скинул рубашку, оставив брюки. Залез на кровать, перекинул через Долохова ногу, и сел чуть ниже пятой точки подчиненного, на которую у темного мага есть определенные планы, но их пока можно отложить.

Бутылочка с маслянистым зельем стояла на тумбочке у кровати, потому Волдеморту пришлось наклониться вперед, упереться рукой рядом с плечом Антонина, чтобы взять снадобье. Одно из редких творений Северуса с приятным запахом. Аромат розмарина едва уловим, так что не раздражает и не провоцирует желание швырнуть сосуд куда-нибудь подальше. Вытащив пробку, маг вылил немного содержимого на ладонь. Густое маслянистое вещество было прохладным и его нужно немного нагреть в руках, чтобы напряженному любовнику не показалось, будто на него опустили кусок подтаявшего льда. Поставив бутылочку подальше, почти на краю кровати, чтобы случайно не зацепить и не приходилось бы каждый раз тянуться за ней к тумбочке, Риддл опустил ладонь с все еще прохладной жидкостью на спину Антонину. Тот дернулся, буркнул что-то и замычал, когда Лорд провел руками по его коже, размазывая зелье.

Над ними поплыл ненавязчивый запах розмарина. Том улыбнулся и пробежался пальцами по хребту, быстрые, почти мимолетные прикосновения. Опустившись к ягодицам, он замер на секунду, потом, решив, что еще рано, растер поясницу и, когда закончил с ней, сметил руки на бока, чтобы проверить реакцию. Не дергается. Хорошо. А если провести ладонями вверх, к подмышкам? Антонин не скорчился от смеха и не попытался скинуть мужчину. Отлично! Но с пальцами здесь надо быть осторожным, а то весь план насмарку.

Медленно. Вверх-вниз, прощупывая каждый сантиметр в поисках точек, которые будут пускать волны сладких мурашек по телу. Лаская мышцы спины до состояния податливой глины, а не скрученных металлических жгутов. Вот они начали «течь», а Долохов тихонько застонал.

Лорд довольно улыбнулся, пересел и, налив немного жидкости из бутылочки, принялся за левую руку Пожирателя. Сначала пальцы, ладонь, запястье, теперь выше, к локтю. Тут тщательнее. Еще выше, о плече не забыть. Тоже повторилось с другой рукой. А теперь ноги. Пальцы, ступня, лодыжка, икра, коснуться под коленом… Антонин дернулся, когда чужая ладонь огладила внутреннюю сторону бедра, потихонечку подбираясь к паху. И недовольно застонал, когда Риддл занялся другой ногой, повторяя тот же маршрут. Снова внутренняя сторона бедра – и снова Том останавливается, так и не прикоснувшись к паху.

– Х-ха-ах, – тяжело выдохнул Долохов и попытался сдвинуться, но Лорд снова устроился у него на ногах, растирая по рукам зелье, подождал немного, может любовник хочет что-то сказать. Но тот молчал. Ладони опустились на ягодицы – Антонин дернулся. – Оу-у, – протянул Пожиратель. – То-о-ом, а может обойдемся без массажа?

– Тебе не нравится? – спросил Риддл, жадно оглаживая половинки.

– Н-нравится, – едва вымолвил Долохов. – Н-н…

Лорд уткнулся лбом в его спину, зелье уже впиталось в кожу, но едва уловимый запах розмарина остался. Он потерся щекой, затем поцеловал, еще раз и еще, поднимаясь по линии хребта вверх, к шее. Прикусил у основания черепа, повел руками по плечам лежащего под ним мага, и помог тому перевернуться.

Взгляд Антонина плыл, мужчина шумно сглотнул, и Волдеморт проследил, как двинулся его кадык под кожей. Том ладоней провел по шее Пожирателя, спускаясь по груди, животу к паху, где колом стоял возбужденный орган. Обхватил член пальцами и мучительно медленно начал двигать рукой. Вверх-вниз. Вверх-вниз.

Риддл умел получать быстрое удовольствие. Как и дарить его. Но больше ему нравилось постепенно доводить своего любовника или любовницу до вершины блаженства. Тщательно изучив его или ее тело. Он мастер в причинении боли, однако в постели темный маг жаждал, чтобы партнер содрогался от наслаждения. Срывал голос от удовольствия. Изгибался всем телом в блаженстве. Ярком и ослепляющем или медленном, накатывающим волнами, оставляя по себе сладкую негу и томление во всем теле.

Лорд наклонился, приблизив лицо к лицу партнера, ловя его дыхание, наслаждаясь вздохами и стонами.

– А ты? – выдохнул Антонин, пользуясь тем, что Том соприкоснулся с ним, огладил бока мужчины, даже пробежался пальцами, но тот не дрогнул. Долохов скользнул ладонями на спину Риддла и шепнул ему прямо в губы: – Так и будешь только ласкать?

– Одно удовольствие на тебя смотреть, – ответил любовнику Лорд.

Проникающего секса он не планировал. Для этого нужна хорошая подготовка. На которую у него сейчас не хватило бы ни времени, ни терпения.

Поцеловав Антонина, Том сдвинулся немного.

– Сменим позицию? – поинтересовался он, отстранившись.

Долохов кивнул. Лорд помог ему подняться – и опрокинул на себя. Пожиратель недоуменно моргнул, но, ощутив, как между его ног протиснулась чужая, приподнялся, чтобы посмотреть в лицо Риддлу. Темный маг одарил любовника довольным взглядом и потерся об него всем телом.

– Оу-у… м-ма… а-ах! – Антонину пришлось потратить немного времени, чтобы поймать нужный ритм и подстроиться под движения Лорда.

Том крепко обхватил руками задницу мага, помогая подстроиться и не позволяя сдвинуться в сторону. Учитывая, что на нем брюки, если головка пениса случайно попадет на ширинку, будет очень неприятно. Потому Волдеморт старался удерживать любовника так, чтобы тот толкался ему в бедро или живот, ближе к боку. И сам старался действовать мягче. Брюки, конечно, не джинсы, но ткань по голой коже может пройтись не хуже наждачной бумаги.

Антонин часто дышал, жадно хватал воздух ртом, убыстряясь. Том тоже ощутил, что оргазм близок, и, прежде чем его накрыло обжигающей волной наслаждения, прижался к шее Долохова губами.

Как у Пожирателя сердце быстро стучит! Или это кровь в ушах самого Лорда? Маг старался дышать медленно и глубоко, успокаиваясь. Антонин сполз с него на кровать, лег на спину – и зацепил что-то. Флакон с остатками зелья упал на пол и разбился.

– Упс.

– Ничего, – лениво отозвался Риддл, на миг прикрыв глаза. – Домовые эльфы уберут. Впрочем, – маг тряхнул головой, отгоняя сонливость, и потянулся за палочкой, – можно и так. – Быстро пробормотал заклинание, и осколки вместе с пятнами исчезли. – Надо сходить в душ.

Долохов фыркнул, посмотрел в сторону ванной и покачал головой.

– Лень.

Том усмехнулся, встал – и поднял Пожирателя на руки. Тот сначала дернулся от неожиданности, потом засмеялся.

– Давай, рыцарь мой, неси меня!

– Я, вообще-то, твой господин, – ответил Лорд, дотащив Антонина до двери в ванную и опустив его на ноги, – или ты забыл?

– Помню. Давай я тебя завтра на руках таскать буду?

– Жестокий, разбил мою хрустальную мечту, – фыркнул Том, пропуская Долохова вперед.

– Простите, мой повелитель, я исправлюсь, – усмехнулся Пожиратель, отрегулировав температуру воды. – Прошу! Вы первый, мой господин.

Риддл ничего не сказал, стащил брюки и ступил под теплые струи. Посмотрел на замершего Антонина, усмехнулся и дернул того на себя.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Добавить комментарий