Познать себя

Авторка: Silver Raven

Соавтор: LordDemon (когда у человека было настроение)

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Персонажи: Гарри Поттер, Том Риддл, Северус Снейп и другие

Рейтинг: NC-17

Жанры: гет, слэш (яой), романтика, ангст, AU

Предупреждения: OOC, нецензурная лексика, Underage

Дисклеймер: герои книги мне не принадлежат

Статус: в процессе

Публикация на других ресурсах: стучите, там разберемся

Описание: Гарри Поттер… С самого рождения его окружают тайны, о которых мало кто знает и не подозревает сам Гарри. Хотя он не совсем Гарри и совсем не Поттер. Умный Гарри, Дамбигад и прочее.

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.


Глава 25

Ноэль вжался лицом в подушку и разочарованно застонал. Его тело явно решило, что пора устраивать гормональные бури и порадовать подростка всей прелестью переходного возраста. Ну, а кроме того, фантазия и воображение преподнесли парню подарок в виде очень яркого сна. И очень… ух! Лорд Эванс засмеялся, перевернулся на спину и раскинул руки. Он был бы не против, чтобы такое произошло и в реальности. Но, увы, увы…

Ноэль сел, немного поморщился от того, как болезненно заныло в паху. О да, сон был ярким. Настолько, что подростку казалось, будто это происходит на самом деле. И да его несколько огорчило пробуждение и осознание того, что это был всего лишь сон.

– Надо в душ, – пробормотал парень, поднявшись. – Это всё Северус виноват, – проворчал Байрон и довольно улыбнулся. Раз уж зельевар и так виноват, то потом можно будет получить компенсацию. С процентами.

Главное окончательно не озвереть к тому времени, когда можно будет получить и компенсацию, и проценты.

Вернувшись в комнату после долгого и прохладного душа, парень удивленно посмотрел на отца. Тот редко появлялся с самого утра, да и без стука в спальню сына не заходил.

Том прекратил смотреть в окно, обратил внимание на подростка и хмыкнул. Ноэль недовольно закатил глаза и порадовался тому, что одежду взял с собой в ванную, а то сейчас бы он начал торопливо искать штаны и рубашку, потом бы долго и мучительно их натягивал на себя, и всё это время отец бы следил за ним, ухмыляясь. Хотя он и так улыбается, аж сияет весь. Младший волшебник окинул Лорда внимательным взглядом и сдержался от громкого: я так и знал! Кому-то вчера повезло намного больше. Мужчине не снились яркие сны, и он не просыпался разочарованным от того, что подобного не происходило в реальности.

– Доброе утро, отец. – Решил разорвать молчание парень.

– Доброе, Ноэль. Извини, что вошел, не дождавшись твоего разрешения, но мне нужно кое-что обсудить с тобой. И чем раньше, тем лучше.

Зеленоглазый лениво кивнул. Разговор его интересовал, но не так уж и сильно.

– Ко мне приходил Северус, – парень встрепенулся и с любопытством посмотрел на отца. – Он попросил у меня разрешения с тобой встречаться.

– И? – поторопил старшего волшебника Ноэль, когда пауза затянулась.

– Ты согласен с ним встречаться?

– Да.

– Это осознанное решение?

– Да!

– Он на тебя не давил? Не шантажировал? Не принудил к согласию?

– Отец, что за дикие вопросы?

– Ответь.

– Нет, не принудил, не давил и не шантажировал. Я этого хочу.

– Что ж, – смерив сына взглядом, протянул Том Риддл, – если таково твое желание, то так и быть.

– Ура!

– Рано радуешься.

– Отец!

Волдеморт насмешливо ухмыльнулся сыну и произнес:

– Сейчас мы поговорим о сексе.

И Ноэль насторожено уставился на отца, не ожидая ничего хорошего.

 

***

Северус оперся бедром о стол и задумчиво листал журнал с записями. Экспериментальные зелья. Некоторые уже пробовали готовить, но большинство существовали только в теории и ни разу не воплотились в реальность. Пока. Возможно, у мага найдется минутка или две для опытов, пока Магический Мир переварит новости, утихнет и, возможно, упадет в обморок, когда Лорд и Пожиратели воплотят в реальность свои планы.

Мужчина лениво скосил взгляд на котел, где варилось экспериментальное успокоительное, и снова вернулся к записям. Пока ничто не зацепило. Ничего ин…

Дверь грохотнула так, словно ее заклинанием попытались открыть. Бомбардой почему-то. Снейп вскинул голову, убедился, что дверь просто резко и с силой открыли, и удивленно поднял бровь, когда в лабораторию влетел взъерошенный и злой Байрон.

– Ноэ…

– Почему всё считают, что я дурак?! – Гневно спросил юный маг, приближаясь к зельевару. – Я, дементор всех поцелуй, провел в закрытой школе четыре года. Четыре, дракон их дери, года! В закрытой школе, где полно парней и девушек! Я что, похож на невинный цветочек? Вокруг меня витает аура жителя сказочной страны, где есть чудные изумрудные лужайки, единороги и куча бабочек?!

– Нет.

Ноэль сбился с мысли и раздраженно уставился на мужчину.

– Что «нет»?

– Всё нет. – Произнес зельевар, снова покосился на котел с успокоительным, и посмотрел на парня. – Ты разговаривал с Томом?

– Да.

– Надеюсь, он пытался просветить тебя только о пестиках и тычинках?

– Да. А что? – подозрительно сощурился Байрон и напрягся, когда Северус облегченно вздохнул. – Что такое?

– Ну, он тебе хотя бы не рассказывал о нефритовых жезлах и пещерках наслаждения. – Пробормотал Снейп и направился к котлу с успокоительным. Зелье закипело, осталось его охладить и можно использовать по прямому назначению.

– Нефритовые жезлы? – спросил лорд Эванс.

– Это как волшебные палочки, которые студенты Хогвартса так любят полировать, только нефритовые жезлы.

– Очередные эвфемизмы, – вздохнул Ноэль. – А пещерка наслаждения – это влагалище?

– Если вы обсуждали секс между мужчиной и женщиной, да.

– Почему нельзя всё нормально объяснить, без этого… – Парень повел рукой не в силах подобрать нужное слово.

– Чтобы не ранить хрупкую детскую психику. – Явно повторяя чьи-то слова, произнес Северус.

– Да-а, – протянул подросток, – хрупкая детская психика. Как видеть кровь, драки и смерть, то она вполне нормальная, а как объяснить ребенку, что такое секс и как все происходит, то она вдруг становить хрупкой.

Зельевар выразительно пожал плечами, мол, не я это придумал, так что вопросы не ко мне. И претензии тоже. Маг снял котел с огня и оставил его остывать, пока сам собирает флакончики для успокоительного. Ноэль мрачно следил за этим, затем вздохнул, осмотрелся и, увидев стул, упал на него, дожидаясь, когда Снейп закончит свои дела.

– А ты своим студентам тоже о тычинках и пестиках рассказывал? – не выдержал лорд Эванс. – Или к тебе подходить боялись?

– Боялись, – рассеяно ответил Северус, – но подходили. И нет никаких растений, насекомых и животных я не использовал, чтобы объяснить храбрецам в чем суть дела. Даже если они понимали, что значат эвфемизмы.

– И много их было?

– Не считал. – Мужчина выставил пустую тару на стол рядом с котлом и повернулся к парню. – Не ожидал, что Том сразу же приступит к разговору, не поинтересовавшись, что ты сам знаешь о сексе.

Ноэль раздраженно фыркнул и скрестил руки на груди, словно желая отгородиться от всего.

– Я, видимо, выгляжу слишком наивным, – проворчал юный лорд.

– Возможно.

– Ну, спасибо.

Северус улыбнулся.

– Твой отец не владел мантией-невидимкой, чтобы ночью шастать по школе, потому большей частью все его интересы и планы строились вокруг знаний, которые мало относились к этой стороне жизни. Разве, что это было бы важно для какого-то мощного колдовства. И о твоих знаниях он скорее судил по себе.

– Ладно, я это могу понять. Но почему пестики и тычинки? Что такого страшного в словах «член» и «влагалище»?

– Некоторых они смущают. Ладно, вру. Большинство людей эти слова почему-то смущают, и они предпочитают говорить что-нибудь другое. А возможно сила привычки.

– Но ты ведь так не говоришь.

– Конечно. Я просто помню тот ужас, когда нам с Люциусом пытались объяснить что такое секс и как всё происходит. Описания разных растений и животных меня настолько поразили, что желание интересоваться этой темой отпало надолго. И, серьезно, с реальностью поэтические описания вроде нефритового жезла имеют мало общего, а если честно, то вводят в заблуждение. К тому же, люди частенько пытаются всё приукрасить или упростить, из чего первый раз может быть не просто неудачным, а отвратительным и даже травматическим.

– Ты меня сейчас запугать пытаешься?

– Нет, делюсь опытом. – Ноэль изумленно рассматривал мужчину, тот пожал плечами. – Повезло, обошлось без травм, но было неприятно, так что я студентам и студенткам, которые ко мне подходили с вопросами, касающимися темы секса, старался рассказать всё максимально правдиво. А вот у Тома опыт подобных разговоров мал, оттого он так себя и повел.

– Мне от этого не легче. Я не настолько маленький, чтобы…

– Успокоительного хочешь?

– Что? – недоуменно спросил парень.

– Сюда идет Том. Вы оба разражены и можете наделать глупостей.

– Ты и его напоишь?

– Обязательно.

– Давай.

Зелье пахло остро чем-то не особо приятным, но на вкус оказалось не настолько паршивым, как подросток ожидал.

– Какое-то оно странное.

– Новый рецепт.

– Неплохо получилось.

– Да, я тоже так думаю. Жди здесь, нужно поговорить с Лордом до того, как он сюда зайдет. – Снейп налил успокоительного зелья в другую бутылочку и вышел из лаборатории.

Тома он перехватил почти, что перед дверью комнаты, всего-то несколько шагов старшему магу осталось сделать – и вышла бы очередная ссора.

– Ты-то как раз и нужен.

– Северус, не сейчас. – Риддл попробовал отмахнуться и обойти мужчину, но тот преградил ему путь и сунул под нос бутылочку с зельем. – Что это?

– Успокоительное.

– Мне оно не нужно.

– Том.

– Северус.

– Ты никуда не пойдешь, пока не выпьешь зелье.

– Упрямый.

– Было с кого брать пример.

Лорд окинул Снейпа мрачным взглядом, однако ничего на это не сказал, взял зелье и выпил. Северус действительно упрямый, а уж если у него возникнет желание кому-то влить в глотку успокоительное, то он и насильно это сделать может.

– Доволен?

– Безумно.

– Теперь можно идти?

– Еще пара секунд.

– Кого из нас ты так защищаешь?

– Обоих.

– Это… утешает. – Пробормотал Риддл. – Может оставишь нас одних?

– В моей лаборатории? Вас? Да ни за что!

– А-а, – заулыбался Том, – я понял, ты так рьяно защищаясь свою лабораторию.

– Такой догадливый, – хмыкнул Снейп. – И слишком веселий.

– Разве?

– Видимо на тебя зелье действует не так, как я предполагал. Или на вас обоих? – Северус схватил улыбающегося Лорда за руку и втащил в лабораторию. Ноэль сидел на месте. Не улыбался и не хихикал. Когда увидел довольного отца, парень удивленно уставился на зельевара. – Ты как себя чувствуешь?

– Нормально, – ответил Эванс, присматриваясь к веселящемуся отцу. – Что с ним?

– Зелье выпил, – ответил Северус, задумчивым взглядом окинув друга. Тот широко улыбался, довольно щурился и… хихикал. Едва слышно. – И у него странная реакция. Том, сядь здесь.

Риддл устроился рядом с сыном, на соседний стул и насмешливо хмыкнул, когда Снейп направился к журналу, где был записан рецепт зелья, его действие и многое другое.

– Вот что ты в нем нашел? – лениво протянул Том, устроив локти на стол и переплетя пальцы под подбородком, следя глазами за зельеваром. – Не красив, у него паршивый характер и он влюблен в зелья. Видишь, даже сейчас о них думает.

– Что б ты знал, думаю я сейчас больше о тебе, чем о зелье, – произнес Северус, быстро листая страницы журнала.

– А еще ему нравятся мужчины. – Пропустив мимо ушей реплику друга, вел дальше Лорд.

– Мне тоже, – настороженно отозвался Ноэль, на всякий случай отодвигаясь подальше от отца.

– Ты и сам не исключение в этом плане, – добавил зельевар, не отрываясь от записей.

– Он состоит в тайной организации, которая желает изменить мир.

– К лучшему. И ты ее возглавляешь.

– Он учитель зельеварения в Хогвартсе. И злой декан Слизерина.

– Бывший.

– А теперь станет директором.

– Широкая общественность об этом пока еще не осведомлена.

– И владеет могущественным артефактом.

– Да я завидный жених. Ноэль, будешь моим супругом?

– Эм… да. – Произнес ошарашенный подросток.

– Отлично. Свадьба будет попозже. – Кивнул каким-то своим мыслям Северус, внимательно изучая ингредиенты зелья, попутно вспоминая их воздействие на человека.

– Свадьба. – Мечтательно протянул Риддл.

Снейп и Эванс посмотрели на глупо улыбающегося Лорда.

– Боюсь даже представить о чем он сейчас думает, – вздохнул зельевар.

– Это точно из-за зелья? – спросил парень.

– Да.

– А почему на меня так не подействовало?

– Индивидуальная реакция. Надеюсь. О, нашел. Не ожидал такого странного воздействия от смешивания подобных ингредиентов. Тому больше это зелье давать не буду. – Снейп побарабанил пальцами по столу. – Придется отложить ваш разговор.

– Я не против. Просто мне казалось, что разговор о сексе не настолько срочное дело, чтобы врываться ко мне с самого утра.

– Хм… – Северус посмотрел на друга, склонившего голову. Кажется, Том собирается спать. – Возможно, он хотел поговорить об артефакте Эвансов. Он перебирал бумаги Дамблдора и нашел там любопытную запись, из-за которой бывший директор и заинтересовался твоей матерью. У нас возникла теория, что дом, где ты живешь, на самом деле не простое здание, а часть составного артефакта. Меньшая часть хранилась в банке и Лили ее забрала, чтобы использовать.

– Мама об этом не упоминала.

Зельевар пожал плечами.

– Может сначала она не знала, что это. Или просто не захотела об этом писать. Не знаю. Но думаю, лучше проверить.

– А меньшая часть артефакта что собой представляет?

– Понятия не имею. Но эта вещь должна помещаться в руке. Возможно, камень, брошка или даже кулон.

– Дамблдор мог забрать эту вещь.

– Сомневаюсь, что в тот момент он помнил об артефакте.

– Тогда нужно обыскать дом в Годриковой Лощине.

– Хорошая идея. Скажем о ней Тому позже, когда он придет в себя. А пока можешь мне помочь? Нужно довести его до спальни.

Они Лорда не только довели, но еще и в кровать уложили. Уже покинув комнату друга, Северус кое-что вспомнил.

– Ноэль! – окликнул зельевар парня, торопящегося к себе.

– Да?

– По поводу свадьбы я не шутил.

Эванс улыбнулся:

– Замечательно. Если бы было иначе, я бы сказал отцу, что ты не выполняешь свои обещания.

Северус засмеялся.

 

***

Ноэль сидел снаружи и наблюдал за жизнью городка. За его спиной в доме Поттеров отец и Пожиратели обшаривали каждый уголок в поисках второй части артефакта. Парень не знал, верит ли он в это или нет. Скорее просто хотел проверить возможно ли подобное. Неужели все беды Эвансов из-за какого-то артефакта? Пусть даже очень мощного.

Подросток посмотрел на небо. Синее-синее, с редкими белыми мазками.

Удивительно, как все изменилось. Лучшие друзья оказались совсем не лучшими и даже не друзьями. Тетя-маггл – волшебницей и обладательницей огненной стихии. Пожиратели не такие уж ублюдки и твари, но определенно странные типы. Школьный враг вполне приятный в общении и с ним можно дружить. А чудаковатая девушка не настолько уж и чудаковатая.  Маг, чье имя боялись произносить, ему родной отец. Мама была сильной, умной и хитрой женщиной. А он сам наконец-то начал жить. Для этого, правда, пришлось поворошить прошлое, узнать свое настоящее имя и вернуть себе истинную внешность. А еще разрушить чужие планы. Так, маленький пустячок.

Ноэль вздохнул, опустил голову и с любопытством оглянулся, услышав шаги. К нему неспешно приближался Северус.

Ах, точно. Он еще умудрился влюбиться в самого злобного декана (бывшего!) и это оказалось не настолько безнадежно, как подросток раньше думал.

Зельевар сел рядом с парнем.

– Ну как?

– Пока ничего подходящего не нашли.

– И если не найдут?

– Возможно, это к лучшему. – Снейп посмотрел на парня и протянул к нему ладонь. – Дай мне руку.

– Зачем? – спросил Ноэль, но просьбу выполнил.

Северус потянул ладонь парня на себя, мазнул губами по пальцам лорда Эванса и быстро надел на безымянный палец кольцо.

– Это?..

– Я не шутил. Это не значит, что мы станем супругами сразу же после твоего совершеннолетия. Поживем-увидим. Если не захочешь – помолвку можно расторгнуть в любой момент.

– Ага. – Ноэль поднес руку к лицу, чтобы получше рассмотреть кольцо.

Простой золотой ободок. Никаких камней и узоров. Не узкий и не широкий.

– Обычно маги предпочитают преподносить в таком случае фамильные украшения и вещи с историей, я подумал, что второго и так хватает, а первыми лучше не пользоваться для укрепления здоровья. Потому купил новое.

– Мне нравится, – Эванс улыбнулся и поддался вперед к Снейпу.

– Северус!

– И что ему стоило выйти немного позже? – простонал Ноэль.

– У тебя такая строгая дуэнья, любовь моя, – усмехнулся зельевар, быстро чмокнул парня в щеку и резко поднялся, пока Том не начал рычать. Спустя пару минут мужчина вернулся. – Уходим.

– Не нашли?

– Нет.

– Ты огорчен?

– Есть немного. Куда хочешь отправиться?

– А строгая дуэнья не будет против?

– Я на Тома Долохова натравил. И им весело, и у нас время есть.

– Хорошо. Только я немного устал.

– Ладно, тогда домой.

– Нет-нет. Я не против прогулки, только не в людном месте. Давай я покажу тебе свой дом. Посмотришь на тайное убежище Эвансов.

– У строгой дуэньи удар будет.

– Мы ему не скажем. Согласен?

– Конечно.

Ноэль обнял Северуса и, пока Долохов старательно отвлекал Риддла, аппарировал.

После перемещения зельевар не торопился выпутываться из рук парня, даже более того сам прижал юношу ближе к себе, устроив ладони на его спине. Впрочем, это не отменяло пристального внимания мужчины к окружающей среде. Возможно, он волновался, что Антонин не удержит Риддла на месте и тот аппарирует вслед за ними, чтобы оторвать чью-то черногривую и темноглазую голову. Или это дань привычке – всегда быть настороже?

– Красивое место выбрали. И хорошо защищенное. Координаты знаешь? Можно сделать несколько портключей, чтобы не сообщать никому чужому и лично их не перетаскивать. Или для особых случаев.

– Портключ? – задумчиво повторил. Что-то царапнуло его память. Что-то связанное с портключом и домом. Только не этим.

– Ноэль? – старший маг обратил внимание на задумчивость парня.

– Хочу кое-что проверить. – Подросток выпутался из объятий и сам убрал руки, направившись к дому. Снейп еще раз осмотрелся и направился следом за ним. Лорд Эванс не останавливался, целенаправленно шагал к кабинету. Кажется, он там оставил кулон. На столе? В шкафу? – Где же он? – лорд быстро обшаривал стол, заглядывая в каждый ящик. – Ведь где-то здесь был… А, вот, нашел. Портключ, – объяснил Ноэль, помахивая кулоном.

– Сюда?

– Нет. – Покачал головой парень. – Его сделала мама для тети Петунии.

Северус коснулся кулона. Ничем не примечательная вещица. Ну, змея, подумаешь. Он не чувствовал в ней никакой силы.

– Хочешь узнать может ли эта вещь быть второй частью артефакта?

– Да.

– Капни на него своей кровью.

– А менее болезненный способ есть?

– Тогда нам нужен твой отец.

– Нет, не надо. – Подросток вздохнул, осмотрелся, нашел взглядом нож и потянулся к нему. Уколол палец, уронил каплю крови на кулон – и ничего. – Ошибся.

Здание содрогнулось. Снейп среагировал первым, схватил парня в охапку и, пока не начались изменения, успел выскочить из дома. Зельевар не знал какое здесь безопасное расстояние потому предпочел отойти так далеко, как только можно.

Странно это было. Здание дрожало и дергалось, как изображение в старом телевизоре, неприятно и даже больно оказалось смотреть на подобное. Ноэль предпочел уткнуться в грудь мужчины, а зельевар отвел взгляд, ожидая когда артефакт вернет себе первоначальный вид.

Удивительно, но ждать пришлось не так уж и долго. Всего-то минут тридцать.

Когда артефакт вернул себе обычный вид, пару окатила мощная волна магии. И только после этого Северус посмотрел на здание. Увеличилось раза в два, наверное. И сила. Маг только головой качает, есть у него подозрение, что как только он окажется рядом с Хогвартсом у него будут похожие ощущения. Тепло, радость и безопасность.

– Ноэль, тебя можно поздравить. – Улыбается мужчина, ероша парню волосы, тот удивленно поднимает голову и смотрит прямо в черные глаза. – Ты владеешь одним из сильнейших артефактов на земле. Учитывая, что у меня такой же, с нами будут связываться только самоубийцы.

– О! Да мы идеальная пара, – засмеялся Эванс.

Эпилог

Казалось, что воздух потрескивает от напряжения, словно по комнате пробегали маленькие молнии, и это действие сопровождалось едва слышными раскатами грома. Маги ждали, но глава Визенгамота не торопился. Он цветасто и с упоением рассказывал историю магической Британии, то ли намерено, то ли невольно упустив из внимания, что волшебники и волшебницы пришли сюда не для того, чтобы освежить память. У них была совершенно другая цель, однако старый и мудрый, конечно же, маг имел другое мнение.

Северус Снейп, директор лучшей магической школы в Европе, не вслушивался в слова главы Визенгамота. Что-нибудь новое волшебник сообщит где-то в конце, когда дойдет в своем рассказе до современности, а самое важное будет уже после длительного экскурса в историю. Длительного и утомительного. Будь на то воля зельевара, он бы занимался своими делами, но, увы, директор Хогвартса обязан быть здесь от самого начала и до победного конца. За это отдельное «спасибо» Люциусу. Да и за столь красочное и долгое путешествие по истории надо тоже Малфоя благодарить.

– Сегодня он разошелся, – тихо произнес глава Аврората, опустившись на пустой стул рядом с зельеваром.

– Уже закончил? – равнодушно поинтересовался Северус.

– Нет. Белла решила проявить сознательность, ведь она моя заместительница и правая рука, и не дело это главе бегать за какими-то преступниками. Лучше бы она так рвалась отчеты авроров читать, – раздраженно проворчал Том Риддл.

– Ужасно, – невозмутимо кивнул Снейп. – Будем уповать на то, что новый Министр отменит подобное расшаркивания и мы больше не услышим, как глава Визенгамота читает лекцию по истории.

– Вот скажи мне, чем Люциус думал, когда выдумал подобную церемонию?

– Месть. Правда, он не учел подобного, – зельевар кивнул в сторону сцены, где, кроме старого мага и любителя истории, стояло еще два человека.

– Точно, – улыбнулся Том. – Как сейчас помню, как он клялся, что больше ни он, ни кто-нибудь из его семьи подобным заниматься не будут.

– Ему попалось интересное время. Столько перемен и все на его голову.

– О да-а! – со смешком протянул Риддл. – Было весело.

– Да и теперь не скучно будет. Особенно Люциусу.

Глава Аврората посмотрел на светловолосого друга и насмешливо хмыкнул.

– Он ведь надеется на другой результат.

– Многих достал столь обширный экскурс в историю, что в любом случае его отменят. Хотя я уверен в победе Нарциссы.

– Наслышан. Беллатриса искренне делилась радостью от того, как ты поддерживаешь ее сестру. Даже обмолвилась, что вы с Люциусом заключили пари.

– Любопытство снедает?

– Самую малость.

Северус хмыкнул.

– Если Нарцисса победит, наш общий друг и бывший Министр Магии, отдаст мне свою волшебную палочку и лучшего жеребца из своих конюшен.

– Как ты можешь быть таким жестоким, Северус? – в притворном возмущении покачал головой Волдеморт.

– А нечего было вламываться на педсовет со словами «Дорогой, я так соскучился!» и целовать меня. Мартин был очень возмущен, он мне прямо там и заявил, что я редкостный мерзавец и как я смею изменять супругу. Хорошо, хоть за палочку не схватился.

Том ухмыльнулся.

– Смейся-смейся, и я не забуду спросить Антонина о близняшках.

– Сволочь. – Враз помрачнел глава Аврората.

– Не договорились? Или ты просто сбегаешь всякий раз, когда он поднимает тему удочерения малышек?

– Ну какой из меня отец, Северус? – устало спросил Том.

– Могу уточнить этот вопрос у Ноэля.

– И он подтвердит, что я совершенно не гожусь для воспитания детей.

– Если ты о просвещении юного поколения в таинства секса, то да, у тебя плохо получается. Но здесь сказывается недостаток опыта и некоторая закостенелость.

– А в остальном я идеальный отец? – насмешливо поинтересовался Риддл.

– Том, – Снейп внимательно посмотрел на друга, – идеальность – это мечта, которую в большинстве случаев лучше не воплощать в реальность. Ты – хороший отец. Не идеал, но и не глупый.

– Вы сговорились, да? – получилось у старшего мага на удивление жалобно. – Петуния мне тоже что-то подобное говорила.

– Этот вопрос я с ней не обсуждал. – Пожал плечами директор Хогвартса. – Том, поговори с Антонином. Если мысль стать отцом для двух девочек тебя не привлекает, скажи ему об этом. Он поймет.

Глава Аврората покачал головой:

– Эта мысль не кажется мне ужасной, я просто сомневаюсь в себе.

– Сомнения это нормально.

– Иногда ты меня бесишь.

Северус коротко улыбнулся другу.

Сомнений у них было предостаточно. Выйдет ли? Послушают ли? Поймут ли? Люциусу было тяжелее других. Он выступил первым. Ему пришлось стать Министром и нырнуть с головой во все проблемы Магического Мира. Вторым на сцену вышел Снейп. Хогвартс восстановил свой первоначальный вид, поднял щиты – и никого не пускал, пока директор не вернулся в замок. Конечно, бывшему декану Слизерина не обрадовались, но выступать против никто не рискнул. Ну еще бы, кроме видимой поддержки Министра Магии, была еще и невидимая для широкой общественности от Волдеморта и Пожирателей. Малфой с радостью перебросил проблемы касающиеся образования юных волшебников и волшебниц на плечи друга. Так что зельевар стал не только директор школы, но еще занялся отделом Министерства, отвечающим за обучение. Третьим выступил Том. Сразу получить место главного аврора у него не вышло, зато он смог доказать, что достойный столь важного поста и обеспечил себе уважение со стороны большинства магов.

Беллатриса место заместительницы главы Аврората заняла через семь лет. Сначала она исполнила свою мечту. У них с Рудольфусом родилась дочь – Лили, крестным отцом стал Снейп.

Петуния четвертая в их теплой и дружной компании, решившей изменить Магический Мир к лучшему. Леди Эванс добилась создания нового отдела и возглавила его. Теперь все вопросы относящиеся к магглам и магглорожденным в ее руках. Рабастан супругу в начинаниях поддержал, но в новом отделе работать не стал, предпочел заняться поместьями Лестрейнджев, пока Рудольфус увлечено возился с дочкой.

Мартин прекратил работать в банке, сначала пошел в Аврорат, а два года назад решил, что это не его и подал документы директору Хогвартса, чтобы начать преподавать Защиту от Темных искусств. Северус устроил проверку и только после этого утвердил светлого мага на пост преподавателя ЗОТС и позволил проводить факультативные занятия по рисованию.

Ремус и Регулус вплотную занялись защитой магических существ, благодаря чему и стали известными на весь мир. У них, с легкой руки Петунии, трое сыновей, все приемные и магглорожденные. Леди Эванс учла события произошедшие с ее племянником и Томом, поэтому организовала группу магов, что занималась поисками детей-волшебников в маггловских приютах, забирала их оттуда и перемещала в безопасное место, где за ними присматривали и обучали. Регулус и Ремус помогали в поисках, когда не были заняты, именно они нашли троих мальчишек, сначала отправили их под крыло леди Эванс и ее заместителя – Антонина Долохова, а затем усыновили. Петуния не забыла и о магглах, для них женщина придумала службу поддержки, помогающая понять и принять детей с магическими способностями. Правда, помогало не всем. Некоторые от детей отказались, а некоторые особенно фанатические настроенные люди пытались совершить ритуальное сожжение «дьявольских тварей». У семьи из второй категории группа авроров, возглавляемая Волдемортом, и забрала близняшек. Точнее вытащила из огня. А если совсем точно, то именно Том спас девочек. Шестилетние Кейт и Мэри очень привязались к своему спасателю, а Долохов неожиданно осознал, что хочет стать отцом двух дочерей.

Драко, Луна и Ноэль закончили обучение в обновленном Хогвартсе. Младший Малфой заинтересовался правом и после выпуска направился в Визенгамот. Кстати, именно его наставник сейчас красочно читает лекцию по истории. Видящая занялась журналистикой. Журнал «Придира» стал довольно популярным, не смотря на чудные статьи. Драко и Луна поженились, когда ведьме исполнилось двадцать пять. Детей пока не планируют, хотя Люциус не раз намекал, что готов стать дедушкой.

Ноэль Байрон, предпочетший скрыть свою принадлежность к роду Эванс, на последнем году обучения в школе обнаружил способность видеть способы снятия родовых проклятий. Парнем заинтересовался Отдел Тайн. И не будь у Ноэля желания туда попасть, Том бы сделал так, чтобы ОТ больше не существовало. Впрочем, Байрон не хотел работать простым сотрудником, он нацелился на место главы и к тридцати годам достиг своей цели, став главой Отдела Тайн.

– Двадцать лет прошло, – вздохнул Риддл и покосился на друга, тот вынырнул из своих мыслей и кивнул. – Скоро запрет на изменение церемонии назначения нового Министра Магии прекратит свое действие.

– Жду с нетерпением. – Кивнул Северус.

Люциус придумал церемонию ради мести. В основном он нацелился на главу Аврората и директора Хогвартса, которым предписывалось быть от начала и до конца. Покинуть церемонию они могли, но только по очень важному делу, да, к тому же, только после того как прибудут их заместители. Последние совершенно не рвались сюда, так что большую часть времени Том и Северус страдали вдвоем. Остальные же были вынуждены слушать длинный экскурс в историю, но они хотя бы могли уходить.

– Скоро закончится.

Снейп посмотрел на друга, заметил, что он смотрит на вход, перевел взгляд туда и хмыкнул. Да, точно закончится. Раз уж главы других отделов начали возвращаться, значит, до конца церемонии осталось недолго. Вместе с ними шли и остальные зрители, что не отличались терпением.

Глава Отдела Тайн шел первым. Ноэль стал весьма привлекательным мужчиной. Мощный, хищный и ревнивый.

Байрон опустился на пустой стул рядом с Северусом. Места для важных и почетных гостей (главы отделов и их заместители) находились немного в стороне, так волшебники и волшебницы могли быстро покинуть зал, когда возникало срочное дело, не помешав другим наблюдать за сценой. Хотя особо срочных дел почти ни у кого не было (Том не считается, Белла со всем отлично справляется), после начала церемонии, выждав ради приличия минут двадцать, все почетные гости ушли, кроме Снейпа и Риддла.

Ноэль кивнул отцу и быстро поцеловал супруга в щеку. Том кинул на сына недобрый взгляд, но тот невозмутимо пожал плечами и на несколько секунд переплел пальцы с Северусом. Директор Хогварста сделал вид, что не заметил злости друга. Риддла почему-то дико смущало и раздражало когда его сын проявлял свою любовь к супругу на людях. При этом на остальных глава Аврората так не реагировал. Снейп был уверен, что это стихия виновата, потому и обеими руками за удочерение близняшек. Пусть их растит, воспитывает и любит, чтобы Ноэля не ревновал к супругу. Северус не собирался сгребать мужа в охапку и увозить за тридевять земель, но тьма не давала Тому забыть, что однажды он потерял своего сына на долгое время.

– Устал? – поинтересовался Байрон, он лениво крутил кольцо на безымянном пальце супруга.

– Немного.

Привычка Ноэля касаться кольца немного раздражала Северуса, но он догадывался о причине такого поведения. Пока зеленоглазый маг учился в Хогвартсе, Снейп не позволил себе ни одного лишнего движения или слова. После восемнадцати Ноэль компенсировал это, однако со свадьбой директор торопиться не стал. И умудрился затянуть дело так, что Байрон разозлился, подключил родственников и друзей, дабы это радостное событие таки случилось. А случилось оно всего-то год назад – и золотое кольцо доказательство того, что главе Отдела Тайн свадьба не приснилась. К тому же, украшение самое яркое свидетельство их уз, ведь Северус не пожелал менять фамилию, Ноэль предпочел остаться Байроном, а целоваться перед каждым не привлекало супругов.

– Закончил с делами? – спросил директор Хогвартса.

– Почти. Осталась парочка, но с ними можно повременить. А у тебя как?

– Перебросил всё на заместителей. Невилл и Поппи отлично работают в паре.

– Я слышал мадам Помфри снова предлагали перейти в Св. Мунго.

– Она отказалась, предпочла не оставлять свою работу в школе и продолжить исследования по пробуждению стихий у магов.

– Отличная мысль. – Ноэль улыбнулся и посмотрел на супруга. – Значит, свободный вечер? Как насчет прогулки, ужина и…

– Сын!

Байрон вздохнул, закатил глаза и слегка отодвинулся от Северуса.

– Строгая дуэнья, – едва слышно шепнул Снейп.

– Пап, я поговорю с тетей. Думаю, Антонину нужно несколько выходных. Да и тебе отдых не помешает, я обсужу с крестной этот вопрос. Может вам съездить к морю, обещаю, вас никто не побеспокоить?

– Ноэль…

– Да? – невинная улыбка.

– Хорошая идея, – вмешался Северус, – можете с собой и девочек взять. Побудете все вместе, возможно это подтолкнет тебя к какому-то решению.

Том задумался.

– Кейт и Мэри? – шепотом спросил глава ОТ. Снейп кивнул в ответ.

– …победила Нарцисса Малфой! – громко произнес любитель истории со сцены и те зрители, что отвлеклись на свои дела, вздрогнули и наконец обратили внимание на происходящее.

Леди Малфой выступила вперед, широко улыбнулась зрителям и поблагодарили за доверие и за выбор.

Северус же следил за сменой эмоций на лице Люциуса. Удивление, недоверие и смирение. Нарцисса не сразу решила заняться политической карьерой. Сначала она наверстывала упущенное, проклятие основательно по ней прошлось. Много общалась с сыном и его девушкой, помогала супругу во время его пребывание на посту Министра. И, наверное, тогда заинтересовалась политикой. Волшебница не стала торопиться, сначала подготовила почву, дала людям понять, что словами она не бросается, а редкие обещания исполняет с точностью до буквы. Ждала до этого года, ни разу не выдвинув свою кандидатуру на пост Министра, чтобы сегодня получить свое.

Снейп, когда Нарцисса закончила говорить, поднялся и зааплодировал, за ним и другие начали вставать. Большинство здесь ждало именно победы леди Малфой, так что после длинной лекции были безумно счастливы, услышав имя женщины, показавшей себя в лучшем свете.

Северус, Том и Ноэль решили подождать пока толпа схлынет и только потом подойти с поздравлениями к Нарциссе.

– Как думаете, Люциус будет на себе волосы рвать? – спросил глава Аврората, наблюдая за светловолосым магом, который натянуто улыбался окружающим.

– Может быть, – пожал плечами Снейп.

Ноэль обнял супруга за пояс, прижался к нему и уже собирался поцеловать, когда Том зашипел:

– О Тьма, не здесь! Идите домой, я поздравлю Нарциссу вместо вас. – Зельевар кивком поблагодарил, выскользнул из объятий супруга и направился к двери. Байрон улыбнулся отцу, хлопнул его по плечу и собирался уйти, когда Риддл заговорил: – Сын, поговори с Беллой и Петунией, идея отдохнуть на море вместе Антонином и девочками мне понравилась.

– Будет сделано, мой господин.

– Иди уже.

Ноэль в несколько быстрых шагов догнал супруга, зал мужчины покинули вместе, всем видом показывая, что они никуда не торопятся. Как только маги ушли из-под зоны действия антиаппарационного щита, глава Отдела Тайн обнял Снейпа и переместился.

– Значит, вечер свободный? – повторил вопрос Байрон, как только они оказались дома, скользя руками по бокам мужа.

– И ночь тоже. – Улыбнулся Северус, притягивая зеленоглазого еще ближе и жадно целуя.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

Добавить комментарий